Скамеечка

Прошлое нас не отпускает. Виталий Шевченко

- Все, дальше ехать нельзя! – чертыхнулся водитель и съехал на обочину. "Рафик" вильнул задом, грозя в последний момент свалиться в кювет, но каким то чудом задержался на краю и замер. «Дворники» споро бегали по смотровому стеклу, открывая до самого горизонта унылую осеннюю дорогу. Дождь моросил скучно и неумолимо, и не видно было ему конца.
Все в машине приуныли, перспектива ночевать вот здесь, в поле, никого не устраивала, да и перед гостями было неловко. Те, двое немцев из ГДР, приехали по обмену опыта, внимательно уставились на руководителя группы, плотного крепыша с наметившейся плешинкой, Артемия Ивановича, из профсоюзных кадров и тот счел нужным пояснить через переводчика.
- Скажи, Василий, что, мол, техническая остановка. Все хорошо, пусть не волнуются.
Переводчик старательно перевел все, что сказал Артемий Иванович и от себя добавил, мол, до города, всего шестьдесят километров и через час будут дома, в гостинице, не волнуйтесь.
Немцы дружно закивали головами, мол, зер гут, очень хорошо, можно выйти поснимать природу? Получив разрешение, вышли из "рафика" и в своих прорезиновых регланах сразу стали походить на грачей, важно вышагивающих в поле.
- Вот незадача, - дал волю своим чувствам Артемий Иванович, - теперь всыплют нам всем по первое число.
- А все ты, - обратился он к мрачному водителю, копавшемуся в моторе. – Не мог подготовиться к поездке!
- А причем здесь я? – буркнул тот. – Я давно говорил Миронову посмотреть тягу. А он все волынил…
- Выгоню Миронова вместе с тобой, растяпы! – негодовал Артемий Иванович.
Немцы, вдоволь сфотографировав все вокруг, сняли и "рафик" на обочине, и унылую дорогу, и желтую лесопосадку, что начиналась метрах в ста от них, вернулись вновь в машину.
- А-а-а, - сказал один из них, помоложе, Крюгер, какой-то деятель из Лейпцига, - очень карашо, польомка!
- Хорошего мало, - вздохнул Артемий Иванович.
Через полчаса стемнеет, что тогда делать? Не загорать же на дороге.
- Артемий Иванович, - пришел к нему на помощь переводчик, - тут недалеко деревня есть, Семеновка, за посадкой, километра полтора всего, можно на худой конец переночевать там.
И на недоуменный взгляд руководителя группы, разъяснил:
- Я там отрабатывал в школе… после университета…
- Да? – обрадовался Артемий Иванович, - очень хорошо! Там что, колхоз или совхоз?
- Колхоз, - ответил переводчик.
- Значит так, ты, Федор, остаешься, - оживился Артемий Иванович, возвращаясь в свою стихию, - мы тебе из села пришлем подмогу, а все остальные – вперед, пока не стемнело.
Переводчик коротко сообщил немцам, что, мол, так и так, идем в ближайшее село, передовой колхоз, на предмет налаживания контактов.
Немцам, порядком надоевшим сидеть без дела, предложение крайне понравилось.
И второй, постарше, статистик из Берлина, одобрительно отреагировал:
- Зер гут… Контакты… как это по - русски? Большая польза…
К обоюдному удовольствию на этом все сошлись и, выбравшись из "рафика", торопливо зашагали за переводчиком. Один Федор остался сиротливо сидеть в машине и с завистью смотреть на удалявшихся спутников.
Артемий Иванович прикидывал, как получше обставить эту неожиданно свалившуюся спасительную оказию – «культпоход по местам трудовой славы» или, например, «посещение маяка, достойно представляющего в округе свою важную отрасль».
- Колхоз-то хоть не отстающий? – деловито поинтересовался он у переводчика.
- Нет, - усмехнулся тот, - Семен Петрович человек думающий.
- Порядочек, - совсем успокоился Артемий Иванович, - переночуем, а потом поводим гостей по хозяйству, покажем достижения…
И уперся в спину внезапно остановившегося Крюгера. Тот стоял перед указателем, на котором было написано – «Семеновка – 1км».
- Шеменовка? – переспросил он, старательно вчитываясь в незнакомый текст.
- Я, я, - с готовностью подтвердил переводчик, - Дизер наме ист дорф Семеновка…
- О, майн Готт, - схватился тот за сердце, - Шеменовка. – И что-то быстро-быстро стал говорить своему спутнику.
Переводчик, посерьезнев лицом, молча прислушивался.
- Чего он там? – заволновался Артемий Иванович.
- Говорит, что в сорок третьем здесь погиб его отец, – ответил переводчик.
- Ну и ну! – вспотел Артемий Иванович. Дело принимало нежелательный оборот, даже с оттенком международного скандала.
- Этого еще не хватало?! – сказал он, лихорадочно ища выход. И нашел.
- Скажи им, Василий, что такую Семеновку у нас можно найти в каждом районе. Нажимай на то, что они что-то перепутали. – И добавил:
- Ты смотри, а раньше молчал, вот… - и вовремя остановился. Чуть не ляпнул лишнее.
Переводчик подробно, с комментариями, перевел, мол, погибло в прошедшую войну у вас и у нас тридцать миллионов, война велась на тысячи километров от Баренцова моря и до Африки(упомянул, чтобы показать свою эрудицию, и корпус Роммеля), зацепила сотни, если не тысячи, населенных пунктов, что там одна ваша Семеновка, можно что-то и перепутать.
Немцы кивали головами, но было видно, что сказанное их не убедило.
Пошли дальше. Семен Петрович и вправду был толковый председатель. Дорога, соединяющая село с большаком, была укрыта плотным слоем щебенки, по-хозяйски, и по ней идти одно удовольствие, ни луж тебе, ни грязи. Слева и справа дороги открывались до самого горизонта озимые и немцы не вытерпели и вновь стали фотографировать, то вырываясь вперед, то отставая, чем привели Артемия Ивановича в отличное расположение духа.
- Этот твой Семен Петрович, - сказал он Василию, - видать, и вправду толковый мужик.
- Еще какой! – подтвердил переводчик. - Сами увидите.
Село перед ними возникло неожиданно. Как-то так само собой дорога споткнулась и завалилась куда-то вниз, открывая огромный овраг, по обе стороны которого тянулись беленькие хатки в обрамлении серых, приготовившихся зимовать, деревьев.
Решили идти к правлению колхоза.
- Обычно Семен Петрович засиживается допоздна, - сообщил Василий Артемию Ивановичу и тут же перевел немцам. И все согласно закивали головами, мол, конечно, а как же иначе, хозяйство, за ним надо глаз да глаз.
И вправду, председательское окошко еще светилось, бросая скупой свет в
сумерки, когда они подошли к правлению колхоза.
Семен Петрович, по-видимому, привык к неожиданным гостям и пока все знакомились, он уже отдал команду идти к Федору на выручку и послал домой к жене сообщить, что придет с гостями.
- Как надои? – деловито осведомился Артемий Иванович, всем своим видом показывая государственную важность спрашиваемого.
Семен Петрович невозмутимо порылся в сводках и рапортах, которые лежали у него грудой на столе, и тут же отрапортовал, мол, надои у нас с каждой фуражной коровы неплохие, выше средних по району. А, кстати, в закрома Родины сдали столько-то зерна, на трудодни колхозникам выдали столько-то, подготовились к зиме, ждем ее, матушку, во всеоружии, и делал он все это так ловко и красиво, что Артемий Иванович изумленно на него воззрился и подумал, куда они все там в профсоюзе смотрели до сих пор, надо к нему возить делегации по обмену опытом и всего остального.
«Хорош мужик!» - совсем размягчаясь, умилился Артемий Иванович.
И тут все вздрогнули от гортанного крика Крюгера. Он стоял возле какого-то планшета, висевшего на стене сбоку от кресла Семена Петровича, и указывал пальцем на карту, прилепившуюся снизу от него.
- Дойче карте! Дойче карте! – только и повторял, как заведенный.
Все растерянно сгрудились вокруг Крюгера, не понимая, что с ним происходит.
Не растерялся один Василий. Он коротко спросил что-то Крюгера и пояснил всем остальным:
- Говорит, что у немецких офицеров во время войны были именно такие карты.
- Да, - вступил в разговор Семен Петрович, - это немецкая километровка, на ней хорошо помечен наш район, вот и пользуемся ею, наших таких нет, - растерянно заключил он, слишком уж неожиданно все развернулось, даже он не знал, как быть.
Крюгер вновь что-то спросил, обращаясь к Василию. Тот кивнул и перевел:
- Как она к вам попала?
Семен Иванович развел руками:
- Я еще в школу ходил а она уже здесь висела. Надо спросить у бабы Ивги. Она должна знать, после войны работала в правлении.
Все растерянно потоптались вокруг Крюгера, понимая, что теперь он не отступится. Надо было идти к бабе Ивге. Артемий Иванович вздохнул, мирясь с неизбежным. А так все хорошо намечалось…
Баба Ивга уже готовилась в е ч е р я т ь и поэтому не слыхала, как они подошли к воротам и долго выкликали ее из хаты. Большая черная собака, Жучка, кидалась на них, бегая по двору на цепи, но и ее лай не нарушал покоя хозяйки. На старости лет она стала глуховатой и надо было сто раз повторить, чтобы она услыхала.
Так и сейчас, когда они уже отчаялись и замолчали, не зная, что дальше делать, отворилась дверь в хату и на пороге появилась баба Ивга.
- Цить дурний, розгавкався! – крикнула она на собаку и та сразу же завиляла хвостом и с чувством исполненного долга мирно удалилась в будку.
- Бабо Ївго! – крикнул Семен Петрович, - до вас гості!
- Що? – баба Ивга долго рассматривала в темноте пришедших, особенно недоверчиво пялилась на немцев, слишком непохожи они были на тех, кто шнырял взад и вперед всю жизнь мимо нее. Но раз с ними сам Семен Петрович, то тогда все в порядке, и успокоившись, спросила:
- Шо треба? – выставляя вперед ухо.
- Звідки взялась у моєму кабінеті ота німецька карта? – спросил Семен Петрович.
- Яка карта? – переспросила баба Ивга, - а ота, це в мене забрав голова колгоспу Іван Данилович. Зразу, як наші прийшли, брали село, тоді вони побили отих німців, охвіцера і трьох солдатів, таких молоденьких, царство їм небесне, - баба Ивга перекрестилась, - їх як раз побили ось там, - баба Ивга показала рукой куда-то в темноту, - я їх поховала в кінці городу, документи були з ними, отоді Іван Данилович прийшов, кричав на мене, що це я самодіяльність розвела, документи забрав і сказав, що б я нікому не розказувала про це, я і мовчала, бо Іван Данилович, самі знаєте, який був у нас сердитий, царство йому небесне, - баба Ивга снова перекрестилась.
- О, майн Готт! – только и сказал Крюгер, когда ему скупо перевел Василий.
Уже было совсем темно, только горели редкие фонари по селу, когда они вышли на край огорода, и баба Ивга показала, где именно похоронены немецкие солдаты.
- Ось тут, - сказала она. Перед ними оказался маленький холмик земли, если не знать, то и не обратишь внимания, на нем лежал букетик засохших цветов.
- Я тут буваю на всі празники, - продолжала баба Ивга, - доглядаю… може й мого чоловіка могилку теж десь доглядають…
Неподалеку, в шагах пяти, находилась скамеечка.
- Я її вкопала ще в п`ятдесяті, коли Хрущов був, спасибі куму, допоміг… прийду, посидю, помолюся…
Крюгер глянул на скамейку и заплакал.
Свидетельство о публикации № 10364 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © shevchenko :
  • Рассказы
  • Читателей: 1 307
  • Комментариев: 4
  • 2016-01-17

Проголосуйте. Скамеечка. Прошлое нас не отпускает. Виталий Шевченко
Краткое описание и ключевые слова для Скамеечка:

(голосов:4) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • День на всю жизнь
  • Солдат и девушка. Знакомство на всю жизнь. Виталий Шевченко.
  • Не приведи Господь!
  • Рассказ о боевых действиях в городе, битве за каждый дом, расстрел женщин и детей. Этот рассказ нашёл в своих старых рукописях. К сожалению, оказался пророческим. Виталий Шевченко.
  • Киллер
  • Рассказ о киллере 20-х годов, о расправе со своими и методах подставы. Возможность остановиться и задуматься, туда ли ведут такие методы. Виталий Шевченко.
  • Офицерская фуражка
  • Рассказ о войне 1941. Рассказ о новобранцах: первая атака. Виталий Шевченко.
  • Трудные вершины жизни
  • Виталий Шевченко.         – Что, реактор? – крикнул он, не надеясь, что та услышит.      Но женщина услыхала:      – Да, – всхлипнула она, поворачивая к нему голову и пытаясь защититься от сеявшихся

  • Геннадий Любашевский Автор offline 18-01-2016
Замечательный рассказ! Была бы возможность - ещё бы звёздочек добавил.
Спасибо, Виталий Иванович, очень важные темы поднимаете.
  • Виталий Шевченко Автор offline 18-01-2016
Спасибо, Гена! Есть еще подобные рассказы. Ветераны рассказывают, что с ними было на этой войне...
  • Валерий Кузнецов Автор на сайте 19-01-2016
Добротная проза - прежде всего, по нравственной цели... Пять звёзд!
  • Виталий Шевченко Автор offline 19-01-2016
Дорогой Валерий, спасибо!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Скамеечка