Живое небо. Из Федерико Гарсиа Лорки

      
 
Посвящается Эдуардо Угарте

Очень жаль, что найти
не сумел я того, что искал.
Среди пыльных камней
и когда-то живых насекомых
не увидеть мне больше
созданий из плоти живой,
тех, которых зовёт на дуэль
беспощадное солнце.

Но к пейзажу озёр,
шумных рек и конфликтов намерен
в мир начальный идти я,
где должен родиться ребёнок,
где поверхность любая,
где каждая грань разумеет,
что ищу я любовь
и стремление к радостной цели.

Не достигнет пейзажей
ни иней потухших очей,
ни рыдание дерева,
взятого в плен червяками.
Там единым стремленьем
движения только вперёд
все наполнены формы
и переплелись силуэты.

Ты не ступишь ни шагу вперёд
через рой лепестков:
растворятся в озоне
твои рафинадные зубы.
Пальцы папоротник не погладят,
слоновая кость
не охватит ужасным испугом
безгрешную душу.

Под сплетеньем корней,
в сердцевине воздушных
слоёв
постигается, думаю,
истина лжи и обмана,
где пловец, весь из никеля,
нежность волны подстерёг,
где буреют бурёнок
изящные женские ножки.

Очень жаль, что найти
не сумел я того, что искал.
Но к пейзажу ударов кнута
и трепещущей влаги
я намерен идти,чтоб понять,
отвергая пески,
что ищу я любовь
и стремление к радостной цели.

Пролетаю я, свеж, как всегда,
над пустотами рек,
над ватагою бризов,
где сели на мель пароходы.
Там я с вечностью встречусь,
с её постоянной твердыней
и с безумной любовью,
которую вижу уже!
 
Берег озера Эдем-Миллс, штат Вермонт, 24 августа 1929 г.

Перевёл с испанского Анатолий ЯНИ
 
 
Перевод стихотворения из книги "Поэт в Нью-Йорке".  
 
Поэзия Лорки существенно меняется, он открывает для себя неограниченные возможности свободных напевов. Время, проведенное в Америке (девять месяцев в США и три месяца на Кубе), стало самым плодотворным в его творчестве. В 1929—1930 годах он создал цикл поэм, названных позже «Поэт в Нью-Йорке», написал две самые смелые пьесы: «Публика» и «Когда пройдет пять лет» — это будет его «невозможный театр». Тогда же Федерико дописал пьесу «Чудесная башмачница». Кроме этого, он читал платные публичные лекции и вполне в этом преуспел.

За год до поездки, в Мадриде, Лорка познакомился с молодым поэтом Филипом Каммингсом, живущим в Вермонте. Почувствовав, что Нью-Йорк начинает его угнетать, Федерико написал письмо Филипу, и тот пригласил его погостить. После окончания курса английского языка (16 августа 1929 года), но так и не явившись на экзамен, Лорка отправляется в гости к своему другу. Для человека, не знающего языка, путешествие на поезде в штат Вермонт было довольно рискованным мероприятием. Благополучно добравшись до друга, который снял для него домик на весь август в горах на берегу озера Эден, Федерико окунулся в безмятежную тишину живописного пейзажа, нарушаемую разве что постукиванием зеленых дятлов. В компании Филипа он провел здесь десять дней. Камингс решил заняться переводом стихов Лорки на английский язык. «Песни» в переводе будут изданы только в 1976 году. Филип Камингс оставил дневник, в котором есть воспоминания о Лорке и три эссе о нем. Он называет Лорку мечтателем: «Если ему случалось увидеть знакомый куст или дерево — его сразу охватывала ностальгия, которая остро ощущалась всеми нами; и вот он уже грустно смотрит вдаль и видит что-то свое, очень далекое от окружающего пейзажа». Известно, что Федерико в какой-то степени доверял своему юному другу (тот был младше Лорки на 18 лет). Перед отъездом Он оставил Филипу небольшой пакет с личными бумагами попросив хранить его в надежном месте. Филип вскрыл пакет через 25 лет после смерти Лорки, в 1961 году. В нем были 53 рукописных листка, в которых рассказывалось, в частности, о предательстве некоторых друзей. Заканчивались записи просьбой сжечь их если с Федерико что-нибудь случится в ближайшие десять лет. Верный друг сжег их. За время, проведенное в Вермонте, Лорка написал две «Поэмы озера Эден Миллс», которые составят четвертую часть его «Поэта в Нью-Йорке».


Рекомендуйте стихотворение друзьям
http://stihi.pro/10549-zhivoe-nebo-iz-federiko-garsia-lorki.html
Свидетельство о публикации № 10549
Избранное: перевод поэзии стихи о вечности
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Живое небо. Из Федерико Гарсиа Лорки : Поэтический перевод из Лорки о стремлении к цели как движении к Вечности. Ищу я любовь и стремление к радостной цели. Там я с вечностью встречусь. Проголосуйте за стихотворение: Живое небо. Из Федерико Гарсиа Лорки
(голосов:2) рейтинг: 100 из 100
Поэтический перевод из Лорки о стремлении к цели как движении к Вечности. Ищу я любовь и стремление к радостной цели. Там я с вечностью встречусь.
  • Натали Автор offline 24-02-2016
Анатолий, как же я люблю Ваши переводы Лорки!
Вам удаётся передать удивительную лёгкость его строк и одновременный драматизм поэтических образов. Просто удивительный у Вас талант вживаться в личность творящего и говорить о мире чувств поэта языком, не знакомым автору, но так, как если бы этот язык был ему родным.

И огромное спасибо за маленький батискаф - комментарий к стихотворению, позволяющий погрузиться в обстановку, где какое-то время творил Лорка. Мне всегда интересны окружение и обстановка, в которой пишут поэты свои стихи. Знание мат. части позволяет лучше понять образы и метафоры, отражённые в стихотворении.

Цитата: Анатолий ЯНИ
"...окунулся в безмятежную тишину живописного пейзажа, нарушаемую разве что постукиванием зеленых дятлов

Зелёные дятлы - какая прелесть! :))

Цитата: Анатолий ЯНИ
Он оставил Филипу небольшой пакет с личными бумагами попросив хранить его в надежном месте. Филип вскрыл пакет через 25 лет после смерти Лорки, в 1961 году. В нем были 53 рукописных листка, в которых рассказывалось, в частности, о предательстве некоторых друзей. Заканчивались записи просьбой сжечь их если с Федерико что-нибудь случится в ближайшие десять лет. Верный друг сжег их.

Порядочность и умение держать слово - замечательные качества. Лорка не ошибся в друге. И всё же мысль мелькнула: "Как жаль, что исполнил просьбу Лорки и сжёг!" Это как понимать? Как то, что иногда желание узнать больше о талантливом человеке, сильнее чувства долга? Знаю, что выполнила бы аналогичную просьбу 100%, но ведь Филипп прочёл, а мы нет :(
Какие иногда разные, а подчас прямо противоположные чувства гнездятся в сердце исследователя.

Прежде, чем зажигать звёзды, хочу рассказать забавную историю. У моей знакомой была пятилетняя дочь. Когда она что-либо просила, а взрослые интересовались, сколько она чего-то хочет (например, конфет, печенья, или сколько раз прокатиться на карусели и т.д.), она неизменно отвечала: "Много, восемь!". Так и вошло это выражение в анналы всех посвящённых в эту историю :))

И как тут не вспомнить "Дом Астерия" Борхеса и рассуждения Минотавра:
"Все части дома повторяются много раз, одна часть совсем как другая. Нет одного водоема, двора, водопоя, кормушки, а есть четырнадцать (бесконечное число) кормушек, водопоев, дворов, водоемов. Дом подобен миру, вернее сказать, он и есть мир. Однако, когда надоедают дворы с водоемом и пыльные галереи из серого камня, я выхожу на улицу и смотрю на храм Двойной секиры и на море. Я не мог этого понять, пока однажды ночью мне не привиделось, что существует четырнадцать (бесконечное число) морей и храмов. Все повторяется много раз, четырнадцать раз, но две вещи в мире неповторимы: наверху – непонятное солнце; внизу – я, Астерий. Возможно, звезды, и солнце, и этот огромный дом созданы мной, но я не уверен в этом."


Бесчисленное число звёзд зажигаю Вам за Ваш талант и труд, Анатолий.
На страничке же могу отметить только бесконечное число звёзд, которых много - пять ! Зато все они, самой что ни на есть первой космической величины! :)))
  • Анатолий Яни Автор offline 25-02-2016
Спасибо за потрясающие комментарии. Сведения с зелёными дятлами есть в книге Альбера Бенсуссана.

Вглубь Америки, или Итог одного приключения

"Река на заре здесь течет и поет
спящим в его предместьях,
но станет деньгами или цементом
под лживым небом Нью-Йорка."
(Федерико Гарсиа Лорка)

Как и можно было предвидеть, созревание Федерико — в контакте с дружелюбной, но слишком деловой Америкой — пошло ускоренными темпами. Он уже никогда более не будет прежним, когда через год вернется на родину. Прежде всего, он должен сам обеспечивать себя: его отец, с его расчетливой крестьянской натурой и умением считать деньги, выделяет ему лишь сто долларов в месяц, и этого явно недостаточно поэту, который вынужден тратить гораздо больше, если он хочет прилично существовать в американских условиях и извлекать пользу из своего пребывания здесь. Лорка решает организовать платные публичные чтения и преуспевает в этом — сначала в Нью-Йорке, а потом — в Гаване.

Уже спустя несколько недель после «высадки» в Америке Лорка высказывает в поэме свое разочарование... и свои надежды. Самое начало «Поэта в Нью-Йорке», которое он набрасывает, «возвращаясь с прогулки» (это и есть заглавие стихотворения), описывает его первые впечатления от Нью-Йорка: он «раздавлен небом», зажат «формами, подобными змее, и формами, что жаждут быть кристаллом»; он чувствует себя подвешенным между небом и землей посреди огромных зданий со слепящими стеклами окон. Каждый день он бродит, изумленный, по городу — и каждый день для него либо подарок, либо утрата.

Каждый день я могу столкнуться
здесь с новым своим лицом...
Ему хочется бежать — бежать, как в фильме «Manhattan Transfer»; он не собирается кончать жизнь самоубийством, как это сделал прототип одного из главных героев романа Дос Пассоса, но убежать очень хочется — и как можно дальше. Тогда он и вспоминает о своем американском друге, Филипе Каммингсе: с этим юношей, который на 11 лет моложе его, он познакомился еще в Мадриде, в прошлом году. Этот девятнадцатилетний поэт, очарованный выступлением Федерико в студенческой «Резиденции», подошел представиться ему и затем даже сочинил поэму в его честь. Федерико пригласил его к себе в Гренаду и познакомил с городом. По пути в Америку, проездом через Париж, он опять встретился там с ним, и тот настойчиво приглашал Лорку к себе в Новую Англию, предлагая даже оплатить ему проезд поездом. И вот теперь, когда Нью-Йорк так давит на него и гнетет, Федерико обращается мыслью к Филипу и пишет ему письмо, в котором просит вспомнить «поэта с юга, затерянного в этом новом вавилоне, жестоком и яростном, хотя и поражающем красотой модерна». Однако он всё же дождался окончания своего курса английского языка в университете (это было 16 августа 1929 года), но на экзамен не явился, так как знал, что не сможет связать по-английски и двух слов.

Семейство Каммингс жило в штате Вермонт, так что Федерико нужно было добираться туда на поезде. К счастью, нашлись друзья, которые смогли проводить его на Большой Центральный вокзал — при этом они бурно восхищались смелостью этого человека, который, не зная языка, отважился на такую авантюру.

Лорка беспрепятственно добрался до Montpelier Junction, где его встретили с машиной Филип и его отец. Оставив позади шумный и суетный Нью-Йорк, с его бетонными громадами, «берущими приступом небо», Федерико наконец «приземлился» посреди дивного зеленого пейзажа и тут же с восхищением узнал, что «Вермонт» означает в переводе не что иное, как «зеленая гора». Извилистыми тропами они добрались до обиталища его друзей, Eden Mills. Оказалось, что Филип снял для своего гостя на весь август домик в горах на берегу озера Эден, посреди мирного живописного пейзажа, в полной тишине, нарушаемой разве что отрывистыми постукиваниями зеленых дятлов. После удушливой нью-йоркской жары Федерико нашел здесь долгожданную свежесть. С приближением осени случались даже легкие утренние заморозки, и тогда окрестности являли собой призрачные картины: туман над озером, изморось, долгий жалобный крик нырка — всё это питало грустный душевный настрой поэта и располагало к ностальгии.

Здесь Федерико провел десять дней в компании своего юного друга Филипа, который решил заняться переводом на английский язык сборника «Песен» Лорки. Он сумеет справиться с этой работой, но «Песни» Лорки в английском переводе будут изданы только в 1976 году. Филип Каммингс (не надо путать его с известным американским поэтом Э.Э. Каммингсом) оставил после себя дневник, в котором есть воспоминания об испанском поэте и три эссе о нем. Он пишет о том, как страстно любил природу Лорка, оказавшийся вдали от родины посреди прерий, тянущихся вплоть до канадской границы. Вот Федерико, во время одной из их долгих прогулок, увидел на обочине дороги маленькие кучки сухой земли: «У каждого существа есть свой маленький мир и свое место в нем!» — восклицает он. И мы узнаем в нем того ребенка, который любовался природой андалузской Веги и немного позднее, уже юношей, поделился своим восторгом с читателями в своих «Впечатлениях и пейзажах». Вот он видит, как белокурый гигант Филип валит подгнившие деревья, и шутливо ругает его, называя циклопом, который нападает на слабых. Каммингс отмечает, что Лорка постоянно сравнивал озеро Эден, в окружении холмов, с пейзажами своего детства: сравнение этих зеленых небольших возвышенностей со снежными вершинами его родной Сьерра-Невады было явно не в пользу американского пейзажа. Филип называет Лорку мечтателем и пишет: «Если ему случалось увидеть знакомый куст или дерево — его сразу охватывала ностальгия, которая остро ощущалась всеми нами; и вот он уже грустно смотрит вдаль и видит что-то свое, очень далекое от окружающего пейзажа».

Федерико, несомненно, был иногда откровенен со своим юным другом и позволял «заглянуть через щелочку» в свою смятенную душу. Известно, что, уезжая, он оставил ему маленький запечатанный пакет со своими личными бумагами и просил хранить их в надежном месте. Гораздо позднее, в 1961 году, то есть через 25 лет после смерти Лорки, Филип вскрыл этот пакет и нашел в нем 53 рукописных листка, в которых, в частности, рассказывалось о предательстве некоторых друзей Федерико, в том числе, как утверждал Каммингс, и о Сальвадоре Дали. Эта рукопись заканчивалась припиской, в которой Федерико просил Филипа, если что-либо случится с ним, Лоркой, в ближайшие десять лет, — сжечь все эти записи. И его американский друг, верный памяти их дружбы, уничтожил их. Что ж, тем хуже для нас, потомков. Или нет? Что узнали бы мы нового о Федерико и Сальвадоре? Их расставание было решенным и окончательным, лишь иногда возникали еще между ними какие-то болезненные счеты. Так зачем лишний раз подсматривать в замочную скважину? Филип Каммингс поступил честно.

Под конец своего пребывания у озера, в письме своему другу Анжело дель Рио, с которым Федерико вскоре встретится в окрестностях Нью-Йорка, он тепло отзывается о гостеприимном семействе Каммингс: «...они полны самой очаровательной доброты», — но затем упоминает, «с понижением на бемоль», о «бесконечной грусти» Вермонта и уточняет даже: «Этот лес и озеро погружают меня в состояние поэтической безнадежности, которую трудно в себе побороть». Вечерами и даже по ночам Федерико пишет, пишет — это будут две его «Поэмы озера Эден Миллс», которые составят четвертую часть его «Поэта в Нью-Йорке». Этот пейзаж, поначалу бывший таким освежающим, хотя и немного грустным, особенно для человека с юга, теперь вызывает у поэта бесконечную меланхолию, изливающуюся в слезах:

Я плачу, когда говорю свое имя, —
я роза, дитя и печальная ель
у берега этого грустного озера —
ведь южную кровь не обманешь.
О какой «правде крови» говорит он? Поэт постоянно возвращается мыслью к своему детству, к тому невинному времени, когда он был своим на чудесном пиру природы. Он топчет эти чужие «тонкие мокрые папоротники» и слышит в себе «древний голос» родной природы, «не знающей горького вкуса». Здесь, на севере, он вспоминает себя школьником и, возможно, даже жертвой насмешек своих однокашников, которые считали его слишком деликатным и нежным, — эти воспоминания тоже вызывают у него слезы:

Я плачу: ведь сам я плакать хочу —
Так плачет ребенок на задней парте.
Ярко выражено здесь то давнее, детское его чувство глубокой отчужденности, отделенности от других людей. И теперь, посреди девственной прерии, рядом с сильным другом-защитником, он взволнован до слез и говорит о себе как о «раненом пульсе, что отражает иного мира биенье». Это всё те же его поиски правды, жажда заглянуть по ту сторону видимых вещей, по ту сторону лжи — чтобы дойти до подлинной сути жизни. Поиск правды и ведет его в творчестве начиная с самых первых его шагов, будь то «Мариана Пинеда» или первые наивные стихи, или «Поэмы канте хондо», — потребность петь всей душой, быть настоящим, сказать правду о «театре» нашей жизни.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Живое небо. Из Федерико Гарсиа Лорки