Сравнительный анализ стихов на примере Б. Чичибабина и А. Кабанова

 Сравнительный анализ стиховСравнительный анализ стихов на примере Б. Чичибабина и А. Кабанова. Сравнительный анализ классической поэзии и современного модернизма на примере стихов Александра Кабанова и Бориса Чичибабина. Статья о современных поэтических приёмах, которые усиливают выразительность приёмов классических.

ДВЕ ШКОЛЫ: ОБРАЗЕЦ ПОЭТИЧЕСКОГО РАЗБОРА


 

Сравнительный анализ: стих Бориса Чичибабина "Ночью черниговской..." и Александра Кабанова «Мой милый друг! Такая ночь в Крыму...»

Далеко не всем оказались понятны мои принципы подхода к современной поэзии в статье «Образец оценки стихотворений» и «Как оценить поэтическое произведение». Я исходила из того, что авторы-современники должны оцениваться по одним и тем же критериям, независимо от их литературных направлений. Пушкин для своего времени тоже был ярко выраженным новатором, т.е. «модернистом» (в переносном значении этого слова). Современником Пушкина был некто Иван Мятлев, которого мы бы и не знали, если б не памятная строчка «...и Ишки Мятлева стихи». Мятлев писал так и то, как и что тогда было принято, – весёлую светскую «галиматью». Условно говоря, это был салонный поэт, поэт литературных гостиных светских дам, остряк и пародист. Своей среде и своему времени он вполне соответствовал и мог считаться «классическим» автором (в смысле – таким, как надо). Почему же его не рассматривать с тех же позиций, с каких мы глядим на поэтические вершины Пушкина и Лермонтова?
Но в предыдущей статье, желая показать различные современные приёмы, я выбрала для анализа «модернистского» стиха, возможно, не самое подходящее с точки зрения обычного читателя произведение. Лучше анализировать то, что понятно и близко как можно большему числу людей. Вот почему на этот раз я специально подобрала стихотворение в стиле неомодернизма, лишённое иронии, чтобы тон всех подвергаемых сравнительному анализу произведений был одинаково серьёзен, задушевен и мог вызвать сопереживание.
Пусть сравнительный анализ нескольких авторов, каждый из которых придерживается своего литературного направления, – сравнительный анализ поэтов разного, к тому же, уровня – выявит их сильные и слабые стороны и послужит доказательной обоснованности методики оценки стихотворений.
Давайте попробуем сначала сделать анализ стихотворения киевлянина

Александра Кабанова:

Мой милый друг! Такая ночь в Крыму,
Что я – не сторож сердцу своему.

Рай переполнен. Небеса провисли,
Ночую в перевёрнутой арбе,
И если перед сном приходят мысли,
То как заснуть при мысли о тебе?

Такая ночь токайского разлива,
Сквозь щели в потолке, неторопливо
Струится и густеет, августев...
Так нежно пахнут звёздные глубины
Подмышками твоими голубыми;
Уже, наполовину опустев,

К речной воде, на корточках, с откосов –
Сползает сад – шершав и абрикосов!
В консервной банке плавает звезда...
О, женщина, – сожжённое огниво:
Так тяжело, так страшно, так счастливо!
И жить всегда – так мало, как всегда.

Грамотность стиля – 4 балла. Как ни странно, но на оценку повлиял в принципе очень удачный авторский неологизм «августеть», к сожалению, употреблённый в виде деепричастия «августеВ» (т.е. и не совершенная, и не несовершенная форма, нечто не вписывающееся в нормы грамматики) там, где по правилам должно быть «ЗАавгустеВ» или хотя бы «августеЯ», – явление солецизма.
Метафоричность вполне убедительная, но без перенасыщенности. К реке, с откосов, сползает сад. Женщина, когда-то подарившая немало приятных мгновений лирическому герою и вызывающая эмоциональные воспоминания, сравнивается с сожжённым огнивом. Сквозь щели в потолке струится и загустевает дурманящая южная ночь «токайского разлива» (токайское – сорт вина). Метафоры развёрнутые, яркие, своеобразные, способствующие раскрытию темы и употреблённые вполне к месту.
Однако единство образной системы разрушено. Да, один образ плавно перетекает в другой, всё построено на едином стержне – на описании ночи. Если бы не сравнение, очень сильно «опускающее планку»... К сожалению, в данном случае один из приёмов – ассоциативность – не помог, а, напротив, оказал автору медвежью услугу. Я имею в виду то, что звёздные глубины пахнут голубыми женскими подмышками. Ассоциация возникает тоже благодаря теме ночи: вечереет, сгущается синева «звёздных глубин». Происходит сближение неоднородных понятий (звёздные глубины пахнут женским телом), основанное на сближении образов ночи и женщины. Это, конечно, хороший приём, сам по себе. Но не в данном случае. В предложении нет ничего неправильного, ничего неприятного. Здесь всё дело в контексте. В таких случаях лучше не называть конкретные части тела. Фраза просто идёт вразнобой с предыдущими и последующими, находится на другом уровне понятий и ощущений. Ну, всё равно как от молитвы перейти к физиологии. Поэтому, увы, несмотря на красоту и единство остальных образов невозможно по этому критерию поставить больше 3-х баллов.
Точность рифм в данном случае не абсолютная. Я бы назвала такие рифмы, как «проВИсли–МЫсли», «огНиво–счастЛива», «глубИны–голубЫми», не совсем полными. Но поскольку остальные рифмы совпадают идеально, да и названные не коробят даже придирчивый слух, думаю, 4 балла за точность будет достаточно справедливо.
Стройность ритма хорошая и соответствует элегичному звучанию произведения. Однако несовпадение окончания строки с окончанием смысловой конструкции (см. «Уже, наполовину опустев...») слегка понижает оценку: 4,8 баллов.
Глубина раскрытия темы очень хорошая, на 5 баллов.
Классические приёмы (т.е. те, которыми пользовались и до ХХ в.) автор применяет умело и уместно, они очень разнообразны. Метонимия («В консервной банке – плавает звезда» вместо «отражения звезды»). Гиперболы («рай переполнен», «небеса провисли» и даже философский трюизм, звучащий гиперболически «И жить всегда – так мало, как всегда»). Олицетворение («сползает сад»). Свежие, незатёртые эпитеты («сад – шершав и абрикосов»). Афористичность («Мой милый друг! Такая ночь в Крыму, / Что я не сторож сердцу своему», «И жить всегда – так мало, как всегда»). Повторение грамматических конструкций, т.е. анафора («так тяжело, так страшно, так счастливо»). Заслуженные 5 баллов.
Задушевность и эмоциональность не вызывают замечаний, они достаточно убедительны, хотя автор не бьёт себя в грудь, тоскуя, как иной раз делают непосредственные, неискушённые авторы, считающие, что чем больше надрыва, тем лучше. Надрыв тоже желательно подавать не вагонетками на гора. В данном случае Кабанов достигает нужного эффекта вполне мирными средствами и... – тут же одним-единственным сравнением разрушает тот душевный катарсис, который создаётся благодаря прекрасному описанию крымской ночи и эмоциональным воспоминаниям о близкой женщине. В результате – читательское отторжение. Поэтому оценка ставится не за эмоциональное воздействие, а за отрицательный фактор неуместности: 1.
Нестандартность освещения темы присутствует, поскольку мысли о далёкой любимой раскрываются тонко, намёком, через описание крымской ночи и на фоне философских мыслей о жизни и смерти. 5 баллов.
Неожиданность, свежесть рифм именно в этом стихотворении Александра Кабанова не очень сильная, не выше 3,5 баллов. Грамматических рифм почти нет, но в целом автор не выходил за рамки традиционной рифмы. Я нашла только одну попытку отойти от классического правила совпадения окончаний после ударного слога («глубиНЫ–голубыМИ»). Впрочем, автор компенсирует это совпадением предударного пространства («глуб–голуб»). Не призываю к оригинальничанию рифмами в ущерб смыслу, это совсем не нужно. Просто пытаюсь объективно посмотреть на стихотворение, оценивая именно неожиданность в рифмовке. Рифма вряд ли может быть одновременно и точная, и неожиданная, приходится выбирать одно из двух.
Мелодичность проговаривания – без вопросов. Предложения построены чётко, плавно, музыкально, катятся, как волны. 5 баллов.
Современные приёмы разнообразны и интересны точно так же, как приёмы классические. Это каламбуры, основанные на аллитерации («ГУСТеет, авГУСТев»). Авторские неологизмы (глагол «августеть», образованный от существительного «август»; краткое прилагательное «абрикосов», образованное от обычного прилагательного «абрикосовый»). Аллюзия на Библию («я – не сторож сердцу своему» от библейского «не сторож брату моему»). 5 баллов.
Чем не доказательство, что современные приёмы способны лишь усилить выразительность и убедительность приёмов классических? Разумеется, лишь для такого читателя, который способен мыслить ассоциативно и свободно, не лобовыми понятиями и образами. Но автор не обязан нравиться каждому читателю, а вот критик обязан понимать и правильно оценивать любого автора, независимо от личных вкусов и предпочтений.
Ещё хочу обратить внимание на то, что некоторые из названных «современными» приёмы использовались и ранее, просто тогда они употреблялись от случая к случаю, а сейчас являются излюбленными приёмами авторов-неомодернистов.
Ритм чёткий, два раза намеренно меняется при соблюдении общей гармонии. Две строки с параллельной рифмовкой переходят в строфу с перекрёстной рифмой, а потом в два сонетных шестистрочия. Вполне оригинально, на 4 балла.
Переплетение мыслей и рассмотрение темы намёками даёт основание считать авторский подход не лобовым и достаточно неожиданным, по крайней мере, на 4 балла.
Тема актуальная и близкая многим людям. Многие находятся в разлуке с любимыми и думают о них, кому-то не чужды и размышления о философских вопросах жизни и смерти. 5 баллов.
Итого около 3,4. Оценка получается не слишком высокая в основном из-за «фактора неуместности», который снимает баллы. Нет нужды описывать достоинства поэзии Александра Кабанова, которая и без того широко известна и у которой многому можно поучиться не только начинающим авторам. Просто некоторые промахи иногда случаются и у сильных поэтов.
Поскольку были подозрения, что данная методика неприменима к классическим стихотворениям, что при её использовании невозможно по справедливости оценить хорошее произведение известного автора-традиционалиста, давайте теперь рассмотрим знаменитое стихотворение «Ночью черниговской...» 
Ночью черниговской с гор араратских,
Шёрсткой ушей доставая до неба,
Чад упасая от милостынь братских,
Скачут лошадки Бориса и Глеба.

Плачет Господь с высоты осиянной.
Церкви горят золочёной извёсткой.
Меч навострил Святополк Окаянный.
Дышат убивцы за каждой берёзкой.

Еле касаясь камений Синая,
Тёмного бора, воздушного хлеба,
Беглою рысью кормильцев спасая,
Скачут лошадки Бориса и Глеба.

Путают путь им лукавые черти.
Даль просыпается в россыпях солнца.
Бог не повинен ни в жизни, ни в смерти.
Мук не приявший вовек не спасётся.

Киев поникнет, расплещется Волга,
Глянет Царьград обречённо и слепо,
Как от кровавых очей Святополка
Скачут лошадки Бориса и Глеба.

Смертынька ждёт их на выжженных пожнях,
Нет им пристанища, будет им плохо,
Коль не спасёт их бездомный художник,
Бражник и плужник по имени Лёха.

Пусть же вершится весёлое чудо,
Служится красками звонкая треба,
В райские кущи от здешнего худа
Скачут лошадки Бориса и Глеба.

Бог-Вседержитель с лазоревой тверди
Ласково стелет под ноженьки путь им.
Бог не повинен ни в жизни, ни в смерти.
Чад убиенных волшбою разбудим.

Ныне и присно по кручам Синая,
По полю русскому в русское небо,
Ни колоска под собой не сминая,
Скачут лошадки Бориса и Глеба.
Грамотность стиля и лексического подбора – без вопросов, 5 баллов. Если кому-то не нравится обилие возвышенной и устаревшей лексики, к правильному употреблению слов и словосочетаний это отношения не имеет. К тому же здесь лексика полностью соответствует теме стихотворения.
Метафоры яркие, разнообразные: даль просыпается в россыпях солнца; треба служится красками; небо – это и высота осиянная, и лазоревая твердь, и воздушный хлеб; спасают рысью и др. Их достаточно, но нет переизбытка. Единство образной системы – тоже прекрасное. Удачен лексический подбор церковнославянизмов, устаревших слов и выражений (чада, убивцы, упасать от чего-либо, камения, приявший, очи, коль, кущи, твердь, убиенный, волшба, ныне и присно), создающий историческую панораму и не вызывающий впечатления переигрывания. 5 баллов.
Точность рифм – где-то на уровне 3,8. Рифмы не слишком ассонансные, но все-таки достаточно отличаются от точных, поскольку встречается несовпадение согласных и лишние согласные в ударном слоге: «изВёСТкой–беРёзкой», «СиНая–спаСая», «соЛНца–спасётся», «Пожнях–хуДожник». Автор больше заботился не о классической точности, а о подборе нужных для впечатления слов, что, кстати, не так уж редко присуще сильным, оригинальным поэтам – проанализируйте, например, рифмы Есенина. Опять же, прошу не считать это замечание призывом к отходу от точности рифмы. Я лишь хотела сказать, что в тех случаях, когда надо выбирать между смыслом и точностью, – поскольку в каких-то конкретных случаях невозможно подобрать рифму достаточно точную, не исказив замысла, – автор вправе предпочесть смысл.
Стройность ритма просто великолепна. Стихотворение льётся, выпевается, так и просится в песню. Такие стихи просто обречены быть положенными на музыку. 5 баллов.
Глубина подачи содержания – полная, на 5 баллов, тема очень хорошо и логично раскрыта.
Классические приёмы очень разнообразны: гиперболы («дышат убивцы за каждой берёзкой», «шёрсткой ушей доставая до неба», «еле касаясь камений Синая», «расплещется Волга»); иносказание («скачут в райские кущи», «здешнее худо»); интересные, неожиданные эпитеты («весёлое чудо», «звонкая треба»); последовательная инверсия («ночью черниговской с гор араратских», а позже в одной строке обратный и прямой порядок слов при совпадении эпитета: «по полю русскому в русское небо»); эпистрофа (через каждую строфу повторяется «скачут лошадки Бориса и Глеба», дважды встречается «Бог не повинен ни в жизни, ни в смерти»); первый пример гиперболы и последний пример эпистрофы  можно рассматривать ещё и в качестве афоризмов. 5 баллов.
Задушевность, искренность автора полная и вызывает сильный читательский отклик. 5 баллов.
Что интересно, в данном стихотворении общему впечатлению задушевности помогают,  в том числе, и уменьшительно-ласкательные суффиксы (шёрстка, лошадки, Смертынька, ноженьки, колосок). Это как раз то, что напрочь убивает всякое доверие в выспренных, слащавых стихотворениях авторов с низким уровнем. Парадокс? Вероятно, дело в уместности, в контексте, в общей выдержанности нужного тона, без перехода границ. У Чичибабина всё произведение – народная песня («Господь плачет», «высота осиянная»), простая деревенская икона, в чём-то даже русский лубок, вероятно отсюда и уместность уменьшительных суффиксов. Когда же подобные слова встречаются в современном контексте, они могут вызвать отторжение. К тому же, здесь у Чичибабина присутствует незаметная, неявная ироничность – малая доля её, слабый налёт. Как раз то, что и нужно для снятия излишней стилизации под народность.
Неожиданность подачи материала тоже на 5, поскольку при раскрытии темы автор избегал плакатной прямолинейности, пользовался не только обилием поэтических приёмов, классических и современных, но и обилием интересных персонажей, живых и олицетворённых, создающих полную панораму исторического среза (лошадки, Господь, Смертынька, лукавые черти, художник Лёха, Киев, Волга, Царьград), а также необычными поворотами мысли. См., например, переход «коль не спасёт их бездомный художник» или всю строфу «Киев поникнет...».
Неожиданность, свежесть рифм – не выше четырёх баллов. Одна составная рифма «путь им – разбудим». Грамматических рифм не много, к тому же среди них нет глагольных. Но в основном неожиданность достигается путём отхода от точности, а не применением современных «новых рифм», просто используются не часто встречающиеся рифменные пары, являющиеся ассонансами.
Мелодичность проговаривания – 5 баллов.
Современных поэтических приёмов немало. Ирония («милостыни братские» – подсылание наёмных убийц; «бражник и плужник Лёха», спасающий своим искусством святых и лошадок). Ассоциативность («золочёная извёстка», возникающая от смешения образов золотых куполов и белых церковных стен). Аллитерации («ПУТают ПУТь»; «гоР аРаРатских»; «худоЖНИК–браЖНИК–плуЖНИК»; «ноЧью Черниговской» и далее «плаЧет», «золоЧёной», «меЧ», «скаЧут», «Черти», «обреЧённо», «Чудо», «Чада», «круЧи»). Аллюзия (если не прямая цитата из православных текстов) «Мук не приявший вовек не спасётся». 5 баллов.
Обратите внимание: то, что невольно сыграло злую шутку с Александром Кабановым (неуместная лексика), помогает Анне Минаковой (см. статью «Образец оценки стихотворений») избежать надрыва в произведении о разлуке, а Борису Чичибабину – слащавости (благодаря приведённым примерам иронии, да и возведению в главные герои «лошадок», что ироничнее «коней», хотя и само по себе в данном контексте весело). Таким образом, сравнительный анализ доказывает, что портят впечатление не просто слова, принадлежащие к другому слою лексики, а их неуместность в каком-то конкретном случае.
Неожиданность ритма. Дактиль – очень хорошо известный, но не часто встречающийся сейчас поэтический ритм, к тому же здесь он равностопный: каждая строка имеет 11 слогов. По крайней мере, 3,5 это заслуживает.
Неожиданность темы существенная. Не припоминаю, чтобы в русской поэзии было так уж много поэтического освещения картин и икон, это одна из очень редких тем, особенно у современных поэтов. Тем более что у Чичибабина главными героями выступают не сами святые, а их лошадки, и всё это на пространстве, где он помещает сразу и Синай, и русское поле, и Киев, и Волгу, и даже Царьград. 5 баллов.
Тема достаточно актуальна и созвучна большому числу людей, очень близкая и мне: вопросы веры и морали. Но немалому числу читателей это будет не слишком интересно. Поставим четвёрку.
Итого чуть более 4,7. Таким образом, дело не в поэтическом направлении (классичность или модернизм), а в уровне мастерства каждого конкретного произведения. Чтобы подкрепить эту мысль, сделаю сравнительный анализ на примере ещё одного стихотворения традиционного направления, но принадлежащее более слабому автору.

На Чернобыльскую трагедию


Днепр глубокий, широкий, могучий,
Ты ведь красавец какой!
А проплываешь под берега кручей,
Словно убитый тоской.

Не потому ль, что луч солнца не светит
И не ласкает любя?
Нет, оттого ты, мой милый, не весел,
Что отравили тебя.

У Енисея в Сибири есть Лена,
С Волгою – Дон обручён,
Припять была твоя главная вена –
С ней ты навек обречён.

Стронций убил светло-серую воду,
Атом живое сгубил,
Но без тебя нет продления роду.
Как я хочу, чтоб ты жил!
1. Слова и словосочетания употреблялись правильно, нарушений норм стилистики не было. 5 баллов.
2. Есть шесть подобий метафор, одни из которых затёрты поколениями поэтов и являются теперь штампами, а другие, наоборот, портят всё впечатление, и лучше б их не было. Смотрите сами: «словно убитый тоской» вы наверняка встречали в каждом втором стихотворении, которое попадалось вам на глаза. В данном случае, применительно к реке, эта «метафора» звучит вообще издевательски, о чем автор не подумал, когда писал. Получается, что река – это плывущий труп, причём, плывущий по самому себе. «Отравлять реки» – это просто обычный штамп, но хотя бы без неожиданно смешного эффекта, как в предыдущем случае. Дальше, конечно пошли «обручения» рек (у нас народ любит обручать и посвящать в невесты леса и реки). Приём, которому столько лет, сколько русскому народу, ничего, кроме смешков и улыбок, крайне нежелательных при такой трагичной теме, вызвать не может. И действительно: а почему именно Дон с Волгою, почему не тот же Енисей или Днепр? Названия, вроде как, тоже мужские. «Вены» здесь так же раздражают, как «подмышки» в стихотворении Кабанова, хотя и являются метафорой. «Убить воду» – попытка метафоры, однако неловкая и нелепая. «Отравить» хотя бы можно себе представить, но «убить»?! Юмористический эффект. «Сгубил» звучит вполне нормально, однако теперь дело в том, кто это сделал. А сделал это «атом»! Для автора данное слово почему-то является метафорой, хотя на самом деле это ходячий газетный штамп, а употреблять газетные, публицистические штампы в поэзии – дурной вкус. Впрочем, дурной вкус – всё это стихотворение в целом.
Единство образной системы не соблюдено из-за отвлечения на «обручение рек». Образы Енисея, Лены, Волги и Дона здесь абсолютно неуместны.
По данному критерию в целом – 0 баллов.
3. В основном рифмы точные, кроме «сгуБил–Жил» и «свеТит–веСел» (в последнем случае ещё и заударное пространство не совпадает: ит–ел). 4 балла.
4. Ритм безукоризненный, 5 баллов.
5. Приём олицетворения, использованный несколько раз: луч солнца ласкает любя, Днепр – милый и красавец, обручение рек, стронций и атом – убийцы. Лучше бы этого приёма в таком неумелом, комическом исполнении вовсе не было. А поскольку других приёмов нет, 0 баллов.
6. Глубина подачи чернобыльской темы не соответствует важности темы. Что хотел выразить автор? Свою обеспокоенность, тоску и желание как-то поправить ситуацию. Удачно ли выразил? Без сомнения, нет. Ставить хоть один балл, как говорится, «за старание», дело индивидуальное. Мне лично кажется, что здесь больше уместна нулевая оценка.
7. О какой задушевности, проникновенности может идти речь, когда над каждым образом хочется смеяться? Днепру-трупу сообщается о том, что он, оказывается, невесел не потому, что его солнышко не ласкает (представляете, как было бы мило, если бы труп хотя бы ласкало солнышко?), а потому что его отравили. А то он сам не знает! Общее эмоциональное воздействие от такого тупо прямолинейного, недалёкого по глубине изложения, слащаво стилизованного «под народность» стихотворения, профанирующего трагическую тему Чернобыля, совершенно обратен актуальности данного «творения», хотя подобные этому произведения обожают награждать на различных конкурсах (за тему) и публиковать «к датам». Впечатление сильно негативное, раздражающее, портящее настроение. Поэтому за задушевность 0, а за отрицательное эмоциональное воздействие 2 балла.
8. Стандартность, трафаретность подачи – полная. 0 баллов.
9. Рифмы не то чтобы неожиданные, но хотя бы не грамматические (кроме «сгубил–жил» и «обручён–обречён»), и то хорошо. За это старание уже можно поставить 3,5.
10. Мелодичность проговаривания вслух – 3 балла из-за скопления согласных на концах-началах рядом стоящих слов: «ДнеПР ГЛубокий» и «ЛЬ ЧТо».
11. Современных приёмов нет. 0 баллов.
12. Ритм не то чтобы оригинален, но не навязший в ушах. Троечку можно поставить.
13. Тема не неожиданная, однако, несмотря на всю её важность, не часто появляющаяся в стихах. Вероятно, потому что её вообще трудно передать поэтическими средствами. Хотя я читала чернобыльца Михаила Уманца – никакого сравнения, на порядок выше. Ещё одно подтверждение того, что трудно передавать трагизм ситуации, в которой сам не был. За редкость – 2 балла.
14. Актуальность и созвучность – 5 баллов, без вопросов. Во всяком случае, для нас, для Украины.
Итого около 2-х. Хотя стихотворение классическое, с чётким и даже напевным ритмом, неплохими рифмами и ясностью изложения.
Как видите, методикой можно пользоваться для оценки любых современных стихотворений (естественно, кроме стихов для детей, там своя специфика). Эффекта некоторой субъективности, конечно, избежать нельзя, но благодаря методике с этой самой субъективностью особо не разгуляешься, она ограничена рамками подробного разбора. Оценивающий, придерживаясь методики, будет хотя бы понимать, что в стихотворении есть, а чего в нём нет, внимательно отнесётся к анализу и уже поэтому будет руководствоваться не просто поверхностным ощущением «в целом».
И последний маленький эксперимент. Чтобы проверить, насколько соответствует первое впечатление конечному результату, давайте проведём сравнительный анализ следующего стихотворения. Оно не могло не попасть в сферу моего внимания, поскольку было опубликовано в международном журнале. Вообще отдавая свои произведения в печать автор должен быть готов услышать мнения по их поводу не только своих сослуживцев и родственников. Хотя бы просто потому, что эти произведения будут не только им поднимать настроение своим мастерством  или портить неумелостью.
 
Скорпион вошёл в свою декаду,
Это значит, скоро мне водить…
В ежегодную осеннюю прохладу
Моего рожденья вплелась нить.

Всё уже в прошлом: дом мой, город,
Волга, предки и счастливая любовь.
Собираю камушки и часто
Осмысляю прожитое вновь.

Я не жалуюсь, хоть счастья не хватило
Дотянуться до приличного конца,
И серебряная свадьба прокатилась
Круглым блюдцем до разбитого крыльца.

Перевернётся жизнь – совсем не сладко,
Эта боль под левым, под ребром.
Существую, прячу грусть украдкой
И стараюсь больше думать не о том.

И ищу я новые ресурсы.
Вот подкинул Бог – слагаются стихи.
Ухватилась. Радость. Но при этом
Всё мечусь: «А как же? Где же ты?»

Есть тебе ли место в этом мире
Или, может, ты ушёл давно
И напрасно жду я? А в ответе
Сны немые, как любимое кино.

Всё время коробит то ритм, то отсутствие рифмы, то неудачно подобранные слова. И тройки много за такие серьёзные провалы, и в то же время из-за хорошего лирического настроя жалко ставить двойку. Приглядимся внимательнее.
1. «Дотянуться», «приличного» и «ресурсы» – неточно подобранные слова, не поэтичные, не соответствующие общему настроению стихотворения, звучащие диссонансом и снижающие впечатление. После риторических вопросов идёт «А в ответе» вместо правильного по смыслу «А в ответ». «В ответе» означает совсем другое – быть ответственным, отвечать за что-то. Это очень сильный сбой во владении нормами русского языка. «Сны» украшаются почему-то эпитетом «немые», который больше подходит к следующему словосочетанию – «любимое кино», а по отношению к снам является неуместным, избыточным определением, излишеством, ведь никто же не говорит, например, «кухонный половник» или «медицинский стетоскоп» (иначе получится, что бывают половники не кухонные и стетоскопы не медицинские). «Перевернётся жизнь – совсем не сладко,/ Эта боль под левым под ребром» – косноязычно и нелогично построенная фраза, в которой, к тому же, отсутствуют служебные слова для связки. Имелось в виду: «Перевернётся жизнь – и нам совсем не сладко, появляется боль под левым под ребром». Так было бы грамотно, но не умещалось в строку, и автор пошёл по пути наименьшего сопротивления, отсекая нужные по смыслу слова, вместо того чтобы поменять всю конструкцию. Итого, один сильный сбой, четыре неточно подобранных слова и одна неправильная конструкция. Это однозначно оценивается единицей.
2. Образы подобраны вполне соответствующие содержанию. Метафора всего одна, хотя и достаточно интересная: «И серебряная свадьба прокатилась / Круглым блюдцем до разбитого крыльца». Зато есть неудачная попытка метафоры, портящая впечатление: «В ежегодную осеннюю прохладу / Моего рожденья вплелась нить», т.е. в прохладу вплелась нить (!) – да ещё и не просто «нить», а «нить рождения» (!). Достаточно тройки.
3. «РебРом – о Том», «стиХИ–ТЫ» – рифмы неточные, ассонанс. Несколько раз автор вообще не зарифмовал строки: «город–часто», «ресурсы – при этом», «мире – в ответе». Это так называемая «холостая строка». Остальные рифмы точные. Но из-за не зарифмованных мест общее впечатление на единицу.
4. Если бы автор везде выдерживал замечательно подходящий к настроению стихотворения ритм с чередованием строк в 12 и 11 слогов, с которого начинается данное произведение, было бы прекрасное впечатление. Но то, что следует далее, нельзя назвать нормальным ритмом, он меняется, длина слогов то увеличивается, то уменьшается, в одном месте возникает даже ритмический сбой («моего рожденья вплЕлась нить»). Впечатление не настолько нулевое, чтобы поставить ниже двойки, т.к. произведение всё-таки звучит именно как стихи, а не как разбитая на четверостишия проза, но и выше оценить невозможно. 2 балла.
5. Глубина подачи материала довольно средняя. Логичность построения в основном соблюдается, и в неловко сконструированных местах читатель при усилии может догадаться о прошедших событиях. 3,5 балла.
6.  Иносказания: «Скорпион вошёл в свою декаду,/ Это значит, скоро мне водить» (т.е. автор – по гороскопу Скорпион), «Собираю камушки и... осмысляю» (т.е. подбивает итоги за десятилетия своей жизни), «Эта боль под левым под ребром» (боль в сердце). Сравнение (снов и немого кино). Риторические фигуры: «Всё мечусь: «А как же? Где же ты?». Увы, но построен вопрос неправильно и вместо сочувствия вызывает читательскую иронию: что именно «А как же»? Приёмы довольно простые, условные, иносказания несколько затёртые. 3,5 балла.
7. Автору удалось создать задушевное настроение, несмотря на то что тема грустная. «Город, Волга и счастливая любовь», «осенняя прохлада», «собираю камушки» (чувствуете авторскую гармонию, нежность? Не «камни» – «камушки»), «осмысляю прожитое», «не жалуюсь, хоть счастья не хватило», «любимое кино», «прячу грусть украдкой», «стараюсь думать не о том»... Слова и словосочетания подбираются приятные, элегичные, способствующие возникновению позитивных эмоций. Стихотворение не только вызывает сочувствие к лирической героине, но и способствует снятию душевного напряжения, успокоению, появляется лёгкая улыбка, какое-то светлое ощущение. Большая редкость для данной темы. 5 баллов.
8. Проблема освещена прозрачно, но не прямолинейно, с лёгкой самоиронией. В то же время глубоких и неожиданных поворотов мысли нет. 2 балла.
9. Какие там свежие рифмы, здесь вообще рифменных пар не хватает! 0 баллов.
10. «Скорпион вошёЛ В СВою декаду» – скопление согласных. Мелодичность проговаривания на 4 балла.
11. Небольшая доля самоиронии («Вот подкинул Бог – слагаются стихи./ Ухватилась. Радость») очень способствует приятному впечатлению. Лирическая героиня не только не жалуется, но и способна ещё улыбнуться над собой и над своей неожиданной тягой к сочинению. Но других современных приёмов нет. 2,5 баллов за общий вклад приёма в эмоциональный настрой.
12. О какой оригинальности ритма может идти речь при полной разболтанности самого ритма? 0 баллов.
13. Тема совершенно обычная. 0 баллов за неожиданность.
14. Тема «осмысление прожитой жизни» актуальна для миллионов людей на всей планете и во все времена. 5 баллов.
Итоговый балл – чуть более 2,1. Примерно соответствует внутреннему ощущению, которое появляется ещё до подробного анализа, сразу по прочтении стихотворения, но ниже, чем я думала. Вдумчивый анализ позволяет заметить не только то хорошее, что всё-таки в этом стихотворении присутствует.
Если ваша оценка приведённых здесь стихотворений по каким-то одному-двум критериям разойдётся с моей, результат получится приблизительно тот же: у поэтов, владеющих словом, оценка будет выше 3-х, у не владеющих – ниже 3-х. Сильное расхождение с методикой возможно лишь у тех, кто вообще отвергает данные критерии оценки, отдавая предпочтение каким-то своим, личным. Но это говорит не о слабости методики, а о совершенно другом подходе к поэзии. Например, о стойком отвращении к любому выходу за классические рамки (что недопустимо для профессиональных критиков!) или о предпочтении глубины содержания метафорам и поэтическим приёмам (что говорит о недостаточно развитом «чувстве языка», совершенно необходимом тому, кто, например, входит в состав жюри). Поэзия тем и отличается от прозы, что определяется не только смыслом, содержанием, но в равной мере и ощущением всех языковых богатств и их возможностей, свободным обращением со словом, всесторонней игрой с ним, как с алмазом на свету, ради раскрытия его разных граней и смыслов.

Примеры анализа и разбора стихов

 

 © Светлана Скорик

 Статья опубликована, защищена авторским правом. Распространение в Интернете запрещается.

Избранное: анализ стихотворения как оценивать стихи статьи о поэзии
Свидетельство о публикации № 106 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. Сравнительный анализ стихов на примере Б. Чичибабина и А. Кабанова.
Краткое описание и ключевые слова для Сравнительный анализ стихов на примере Б. Чичибабина и А. Кабанова:

(голосов:10) рейтинг: 80 из 100
    Произведения по теме:
  • Метареализм: разбор стихотворения
  • Разбор стихотворения метареалистической школы современного киевского автора А. Мединского "Саблезубый монгол". Метареализм: разбор стихотворения. Разбор стихотворения на примере "Саблезубый монгол"
  • Образец оценки стихотворений
  • Сама по себе методика оценки стихов, изложенная в статье Как оценить поэтическое произведение, трудно уяснима. Чтобы лучше разобраться в процессе оценки стихотворений, давайте пошагово

  • Сергей Петров 17-06-2013
Строки «Нет, оттого ты, мой милый, не весел, Что отравили тебя» - вызывают, конечно, грусть. Не только от того, что отравили Днепр…

А строфа:

«И ищу я новые ресурсы.
Вот подкинул Бог – слагаются стихи.
Ухватилась. Радость. Но при этом
Всё мечусь: «А как же? Где же ты?»

- вообще фантастика. Вот это поэзия!..
(Бог, оказывается, картёжник, в «подкидного» играет с людьми. А люди, дураки, ухватываются за этот блеф, ещё и радуются. Качество этой поэзии – действительно результат обмана со стороны бога.)

Или: неведенье, жив любимый или ушёл из этого мира – любимое кино для автора.
Хорошая оригинальность и свежесть мысли.


Что там говорить, много хороших поэтов и разных… Но главное – чтоб человек хороший был. Это правда главное.


Уважаемая Светлана Ивановна, дай Бог Вам ещё многих нужных исследований и поисков в области поэзии, художественной литературы! В частности – категориальной систематизации её явлений. Всё это, конечно, играет известную важную роль в постижении сути литературного творчества.
Единственное, что кажется – не всегда, не во всех случаях эти наблюдения и правильные положения могут примениться пишущими к оценке собственных произведений. Почему? Всё-таки если человек не обладает чувством прекрасного (в том числе и среди попавших в судьи), он просто не сможет адекватно применить эти положения к реальному материалу оценки. Одни смысл положений поймут так, а другие – несколько иначе. А спасительным «спасательным кругом» в таком случае (и всегда) может быть только вот это чувство. Оно - фундамент, на котором в основном и возможно обеспечить функционирование данной замечательной оценочной системы.
Сугубо личное мнение.

С уважением, С.П.
  • Светлана Скорик 17-06-2013
Цитата: Petrov Sergey
Единственное, что кажется – не всегда, не во всех случаях эти наблюдения и правильные положения могут примениться пишущими к оценке собственных произведений.

Совершенно верно. Я об этом сама говорю в этой статье:
Эффекта некоторой субъективности, конечно, избежать нельзя, но благодаря методике с этой самой субъективностью особо не разгуляешься, она ограничена рамками подробного разбора. Оценивающий, придерживаясь методики, будет хотя бы понимать, что в стихотворении есть, а чего в нём нет, внимательно отнесётся к анализу и уже поэтому будет руководствоваться не просто поверхностным ощущением «в целом».

А в самой методике ("Как оценить поэтическое произведение") я более подробно останавливаюсь на этом вопросе в конце, в абзаце "Применение метода оценки стихотворений".
Чувство прекрасного, конечно, может отсутствовать, и тогда ничего не поможет. Но у приведённого - в качестве примера для разбора - автора в других её произведениях это чувство проявляется. И это типичный случай, когда чувство прекрасного есть, только недостаточно развитое, не хватает меры и вкуса. Именно в таких случаях (когда пишущий - не графоман) подобные статьи помогают развивать чувство прекрасного, вкус и ощущение меры. Лучше, когда помогают не только статьи, но и постоянная учеба в каком-нибудь местном лито (не в клубе, у клубов любителей поэзии совсем другие задачи). К сожалению, очень многие люди в вечном круговороте "как бы заработать" просто не имеют времени на хождение в лито, - пусть тогда хотя бы читают статьи.
А насчет того, лишь бы человек был хороший, Вы, наверное, пошутили? Пациенту, которому поставили неправильный диагноз и лечили не от того, все равно будет, хороший ли человек его осматривал и недосмотрел. В профессии важнее профессионализм. А у нас на каждом шагу во врачи идут дети врачей, не имея к тому способностей и влечения; в психологи и журналисты - те, кто вообще ни к чему творческому и интеллектуальному дара не имеют, а получать рабочие специальности не хотят; и т.д.
  • Сергей Петров 17-06-2013
Конечно, пошутил, Светлана Ивановна.
Полностью присоединяюсь к Вашему мнению о многочисленных «специалистах» в различных профессиях. Особенно впечатляют «профессионалы» в медицине. Я бы ещё к истинному профессионализму добавил чувство ответственности. Оно нужно в поэзии так же, как и в любой другой специальности. (Ведь и хороший профессионал может иногда выдать стихи «не очень». Нужно ли?)
  • Татьяна Осень 17-06-2013
Petrov Sergey. Присоединяюсь к вашим словам о чувстве ответственности!

Я перечитывала сегодня в электронном варианте "Мир как супермаркет" Мишеля Уэльбека. Он пишет: "Интеллект не помогает человеку писать хорошие стихи, но может помешать ему написать плохие". Правда, он писал эти строки в эссе о Жаке Превере. Конечно, суждения автора во многом спорны. Говоря об "омерзительном поэтическом реализме" (основателем которого М.У. называет Жака Превера), считая песни второстепенным жанром, Мишель Уэльбек всё же подчёркивает, какими оптимистами были люди той эпохи. Видимо, именно такая поэзия была тогда просто необходима. Но я отвлеклась от темы. Извините.
  • Светлана Скорик 17-06-2013
Я не совсем поняла, Сергей, что именно "нужно ли"? Нужно ли чувство ответственности поэтам? Я считаю, что да. Плохие стихи и хорошие - вопрос спорный, дело вкуса. Но безграмотными и нелепыми они быть не должны.
Речь о славе не шла, о самооценке - со стороны самокритики, а не самовозвеличивания. Зачем же "не отличать пораженья от победы" именно в подобном контексте, учитывая тему статьи. Пусть эти авторы продолжают гордиться данными произведениями, так? Это и будет сохранением живого лица? Думаю, не найдётся выступающих за сохранение тех ляпов, которые приведены в конце статьи.
  • Сергей Петров 18-06-2013
Именно это имел в виду, Светлана Ивановна.
  • Светлана Жукова 21-08-2013
Мне никогда не стать критиком, Светлана Ивановна!
Я не могу не только оценивать неудачные стихи, мне неловко дочитывать их до конца...)
Уважаю людей, умеющих сказать правду!
  • 20-05-2014
Цитата: Светлана Жукова
Мне никогда не стать критиком, Светлана Ивановна!
Я не могу не только оценивать неудачные стихи, мне неловко дочитывать их до конца...)
Уважаю людей, умеющих сказать правду!

Я люблю вас, Светочка!
Лариса
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Сравнительный анализ стихов на примере Б. Чичибабина и А. Кабанова