Тургенев о любви

Тургенев и любовь. Тургеневские девушки, женщины и мужчины. Слюбовью о любви.

Тургенев о любви
(К приближающемуся 200-летию гениального писателя)
Я люблю русскую литературу. Со школьной скамьи и до сегодняшнего дня читаю и перечитываю ее лучшие произведения. Мне комфортно в живой и подвижной компании классиков. Неизменной и недосягаемой глыбой возвышается Лев Толстой. Другие перемещаются. Кто с высоты моего сегодняшнего опыта, смело поднимается вверх, иные потихонечку спускаются с юношеского пьедестала. Это естественно и закономерно. Изменяется жизнь, меняются наши взгляды, идеи, представления. Грустно видеть стариков, защищающих внушенные в юности и давно отжившие и смешные идеалы. Далеко не все модное и популярное выдерживает испытание временем.
Тем приятнее видеть тех, которые остались дорогими и неизменными со школьной скамьи. Для меня это Блок и Тургенев. Об Иване Сергеевиче я и хочу поразмышлять. Интересно, что «тургеневский» для меня 2010 год – системного перечитывания классика – совпал с таким же годом у детей. Отцы и дети оказались едины в оценке событий 150-летней давности.
Мы не говорим обо всем многогранном творчестве писателя, нас интересует, в первую очередь то, где он остается великим и непревзойденным Мастером. Мастером любовной повести и романа. Если попытаться двумя словами передать содержание почти всех произведений Тургенева, то они окажутся одинаковыми: он, она, зарождается любовь, неблагоприятные обстоятельства, разлука. Но какое бесконечное разнообразие человеческих отношений вмещает автор в эти «схемы».
Прелесть, красота и «изюминка» произведений Ивана Сергеевича в галерее великолепных образов знаменитых «тургеневских барышень». Это они своей чистотой, свежестью, непосредственностью, готовностью к самопожертвованию обеспечили популярность и бессмертие романам Тургенева. Впервые с юными и чистыми героинями мы соприкасаемся в 16 летнем возрасте, но, в отличии от нас, они останутся такими навсегда.
В основе произведений классика отношения между мужчиной и женщиной, зарождение чуда любви. Для девушек, как правило, первой. Все его произведения – это всплеск эмоций, наблюдения за тончайшими изменениями в природе и чувствах. «Тургенев мастерски плетет тонкие любовные кружева», - заметил Станиславский. Он ничего не выдумывает, он видит, слышит, чувствует, осязает. И мы этому верим. У Тургенева, как и у Чехова, зоркий глаз. Он внимательно наблюдает и изображает жизнь. В тоже время он сам признается, что у него слабое воображение и нет фантазии. Иван Сергеевич не претендует на философское осмысление жизни тем более на пропаганду каких-то идей. В этом смысл его трагических расхождений с любимым и высоко ценимым Львом Толстым.
У Тургенева безукоризненное чутье и чувство меры, в том числе, и на возможности своего таланта. Он не хочет, не может и не умеет осмысливать – он музыкант. Он дышит. Он играет. Это не «слабый ум Гоголя»* - это ум хорошо чувствующий свои размеры и грандиозно-гениален, в том числе, в умении не выходить за эти размеры. . «Как это, вечно писавши о любви, рисовавши сотни любовных сцен, вы в романах и повестях никогда не дошли до изображения страсти?» - спросил у писателя В.А.Стасов. Тот ответил: «Всякий делает что может. Видно я больше не мог». Я думаю в пылу полемики, Стасов перегнул палку, а мягкий и покладистый Тургенев немного слукавил.
Несомненно, что описание Тургеневым внезапно налетевшей на некоторых из его героев любви, вырвавшей подобно буре их слабые ростки других чувств, – и те скорбные меланхолические ноты, которые звучат в описаниях душевного состояния этих героев в «Вешних водах», «Дыме» и «Переписке» имеют автобиографический источник, - писал юрист и тонких психолог А.Ф.Кони. Об Ирине в «Дыме» Тургенев говорил: «Я знал эту женщину».
Тургенев в молодости много общался с семьей Бакуниных. Бакунин, «поразительный говорун и замечательный дилетант» послужил прообразом Рудина и Базарова. С его сестрой Татьяной Александровной с октября 1841 по март 1842 у писателя был классический тургеневский роман. В итоге он испугался страстной любви к нему Бакуниной. Расставаясь, Тургенев ей писал: «…Я никогда ни одной женщины не любил более Вас – хотя не люблю и Вас полной и прочной любовью».
Также и Рудин не выдержал испытания любовью. Он спасовал перед глубоким и чистым чувством Натальи. «Боязнь решительного дела, решительного поступка во всем, а не только в любви, это неспособность идти до конца в своих прекрасных побуждениях…» - писал Чернышевский.
Санин у «Вешних водах» бежит от любви-ответственности, которой он подсознательно боится. Для него рабская покорная, то есть безответственная любовь, все-таки лучше волшебной любви, где придется пахать, зарабатывая на кусок хлеба и хоть за что-то отвечать.
«Первая любовь – та же революция: однообразно-правильный строй сложившейся жизни разбит и разрушен в одно мгновение» - констатирует Тургенев у «Вешних водах»
«Такова сила большой любви, - она всегда ослепляет человека», - повторяет писатель.
У Тургенева мужчины всегда слабее женщин. Они инфантильны. Исключением кажется «Накануне», там герои равны. Но мужчина спринтер, он быстро, плохо ли хорошо, сделал свое дело и выдохся. Женщина стайер. Ее должно хватить на детей, да еще желательно дождаться и внуков, или хотя бы продолжить и довести до конца начатое дело. Мужчина панически боится ответственности, как же так, он – герой и вдруг пеленки. Не только герои Тургенева, но очевидно и сам автор, не понимают, что любовь-страсть это лишь раствор для фундамента. Дальше должна идти любовь-ответственность, любовь-труд, любовь-самоотверженность и в чем-то (особенно для женщин) любовь самоотречения. Все то, что необходимо для превращения, растворения одного Я в семьЯ. Не случайно все герои Тургенева, кроме Базарова лишены семьи. «Сверхчеловек» Базаров сам себя ее лишил. У них нет связи с прошлым, им не на что опереться, и поэтому у них нет будущего – практически все они бесплодны. А у Джемы героини «Вешних вод» пять детей да еще муж, который их может обеспечить.
В отличии от других произведений, где герои жертвы собственного характера, в «Дворянском гнезде» они жертвы обстоятельств. Хотя истоки этих обстоятельств кроются в прежних ошибках Лаврецкого.
В произведениях Тургенева мы видим типы прекраснодушных страдающих эгоистов, не способных к решительным действиям и принятию окончательного решения. Потенциально это идеальные чиновники, добросовестные, безпринцыпные и безинициативные исполнители, панически боящиеся любых перемен. В том и сила классика, что он показал реальный, действительно существующий и не такой уж редкий, особенно у славян, тип мужчин. Похожие черты проскальзывают и в Пьера Безухова. Крайним выражением этого типа стал Обломов Гончарова. Таким Обломовым может быть как соня и тихоня, так и эдакий безмерно активный «герой» ничего на самом деле не делающий для семьи, скрывающийся от домашних забот на охоте, рыбалке, кабаке, в бане и даже … на работе.
Целую галерею, этих с позволения сказать мужчин, мы уже четверть века наблюдаем на киевском Олимпе. Этот же тип нерешительных интеллигентов обыгрывался в советской литературе, но там «героя» выручал и наставлял на путь истинный друг – решительный пролетарий.
Весомый вклад И.С.Тургенева в образы «львиц» - женщин, в противоположность мужчинам, сильних, хищных, расчетливых и … по своему несчастных. Они чувствуют извечную женскую потребность любви, но или боятся ее, как Образцова в романе «Отцы и дети», или заменяют обладанием без отдачи. «Дым», «Вешние воды». Хищницы и охотницы, своеобразные Донжуаны в юбках они любят держать свою прирученную добычу под рукой, вдруг понадобится.
Но даже когда писатель изображает женщину хищницу, у него нет того пренебрежения, которое проскакивает у того же Толстого или Шолохова. У него только восторг: «Экая силища, экая стихия, что хочет, то с нами и делает». Это на вершине творчества в «Дыме» и «Вешних водах». И если разум автора на стороне положительных героинь, то чувства?.. Безусловно, писатель отобразил то, что он сам хорошо знал, чем он жил и что подсказывал ему жизненный опыт.
Если сила женщины направлена не на создание семьи, а на покорение, то это гибель и для этой женщины. Нам трудно судить настолько понимал это Тургенев, но как всякий гениальный художник он в своих произведениях выше самого себя, и инстинктивно, подсознательно все это показывает. Мастер изображения женщины нервной, томной, страстной, дремлющей, трагической, Тургенев так и не дорос до понимания созидающей силы любви. Сохранились воспоминания, что он совершенно не понимал, как страстно влюбленный Левин из «Анны Карениной» тут же начинает строить совместные с Кити планы по преобразованию своего хозяйства, устройству быта. Левин для Тургенева антипатичен: «Любовь есть одна из тех страстей, которая надламывает наше «я», заставляет, как бы забыть о себе и своих интересах. Ни одна любовь, всякая сильная страсть, религиозная, политическая, общественная, даже страсть к науке надламывает наш эгоизм».
То, что совершенно естественно для Толстого, и думаю для большинства из нас, совершенно непонятно Тургеневу. Существует предположение, что гениальность это не только и даже не столько гипертрофия одних качеств, сколько атрофия других. Инфантилизм героев Ивана Сергеевича очевиден.
С возрастом, как известно, усиливаются, иногда до гротеска, ранее присущие человеку качества. В поздних произведениях Тургенева, слабость, мечтательность и безволие его героев только возрастают. И если герой, столь нелюбимого советской критикой, «Дыма» все-таки нашел мужество порвать рабскую зависимость и, в конце концов, (единственный случай) вернулся к истинной любви, то Санин из «Вешних вод» попался безвозвратно.
В последнем романе «Новь» Тургенев в чем-то возвращается к первому – «Рудину». И там и здесь герой нестандартен, ярок и …слаб. Он сам, как и Тургенев, возносит женщину на такую высоту, что боится ее тронуть. И так же, как Рудин с тупой саблей идет под пули, не имея сил бороться за жизнь, так и Нежданов кончает жизнь самоубийством, не желая быть «обузой» для любимой. Да и любимой ли?
Недаром сказано: «Не сотвори себе кумира». Великий мечтатель Михаил Пришвин вознес свою первую любовь на такой недосягаемый пьедестал, что, испугавшись, она вынуждена была ему отказать.
В своих произведениях Тургенев невольно противоставляет духовную и плотскую составляющую любви. Кстати, «барышни» в отличии от «кавалеров» этим раздвоением не страдают, они готовы идти до конца, за исключением глубоковерующей Лизы из «Дворянского гнезда».
И все-таки после прочтения таких произведений, говоря словами Салтыкова-Щедрина: «легко дышится, легко верится, тепло чувствуется». Произведениям и героям Тургенева не грозит забвение.
Истинные герои Тургенева – женщины. Это его опыт и точка зрения. И мы благодарны ему за этот достаточно оригинальный и не совсем обычный взгляд. Взгляд, в общем, слава Богу, далекий от реальной жизни, потому что от романтической любви рождаются стихи и романы, но не дети. А Господь не уставал повторять: «Плодитесь и размножайтесь».
Жизнь продолжается.
А я предоставляю слово Леониду Мартынову:
Допустимо ли
Средь бела дня
Звезд пыланье?

Не за помыслы кори меня
И не за желанья,
Не за бредни ты меня гони
И не за грезы,
И не за поэзию цени
И не за прозу,
Потому что если б стал смотреть,
Стал бы ждать я,
Только думая тебя согреть,
А в объятья
Не схватил тебя бы, грубоват,
С кровью в теле, -

Вот когда бы был я виноват
В самом деле!

Каждый из нас имеет право на своего Тургенева, Пушкина, Шевченко. Иван Степанович – певец любви. Все его произведения, за исключением «Записок охотника» и «Призраков» посвящены этому великому чувству. Всякое явление имеет две стороны, а все наши недостатки есть продолжение наших достоинств. Занимаясь одной темой, художник, с одной стороны, непрерывно совершенствуется, с другой, рискует впасть в повторение. Тургенев счастливо избежал второго. Наоборот, мы видим, как в каждом новом произведении растет мастерство писателя. Пик творчества зрелого 50-летнего И.С.Тургенева это «Вешние воды» (1872) и «Дым» (1868).
А дальше начинается неумолимый процесс увядания не только тела, но и чувств. Иван Сергеевич это хорошо понимает. Он констатирует: «Человек, как только перестает увлекаться красотой и женщиной, становится уже неспособным к художественному творчеству». «Я стар и не могу больше ни любить, ни писать» - признается он Льву Толстому. Но в том и состоит заслуга Тургенева, что он не только смог сохранить в душе память о первых юношеских чувствах, но и передать другим волшебные ощущения светлой и возвышенной любви.
Конечно любовь, в произведениях писателя не завершена. Но разве повернется в кого-то язык назвать ее несчастной. Разве может быть несчастной Любовь!
Уже в преклонном возрасте Тургенев создает такие шедевры, как «Песнь торжествующей любви» (1881) и «Клара Милич» (1883). В них сливаются мистические и любовные мотивы, явственно слышится присутствие иного, потустороннего мира.
По романам и повестям великого писателя снято множество фильмов, в которых разные режиссеры и актеры снова и снова обыгрывают такое древнее и вечно юное состояние души, как ее пробуждение и раскрытие, которое мы и зовем любовью.
В русской литературе достаточно много желчников, нытиков, страдальцев и обличителей. Мы же благодарны Тургеневу за изображение самых светлых, искренних и теплых движений человеческой души. За то тепло, которое мы испытываем при возвращении к его произведениям, за то что он воскрешает в нас забытые и чистые чувства и тем самым очищает наши души от скверны окружающего мира. Как сказал другой великий романтик, Александр Грин: «Беззащитно сердце человеческое! А защищенное – оно лишено света, и мало в нем горячих углей, не хватит даже, чтобы согреть руки».

* «Гоголь – огромный талант, прекрасное сердце и небольшой, несмелый, робкий ум».
Лев Толстой «О Гоголе»

2010, 2016


Свидетельство о публикации № 10671 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © lik :
  • Очерки
  • Уникальных читателей: 1 238
  • Комментариев: 0
  • 2016-03-25

Проголосуйте. Тургенев о любви.
Краткое описание и ключевые слова для Тургенев о любви:

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Урок женственности
  • Эдита Пьеха на гастролях в провинциальном ДК. В роли конферансье поэтесса Лариса Есина.
  • Бой в запорожском небе
  • Воспоминание о встрече с лётчиком Покрышкиным, трижды Героем Советского Союза, маршалом авиации. Геннадий Любашевский.
  • «Враги сожгли родную хату...»
  • Очерк о поколении детей войны, у которых "враги сожгли родную хату". Война 1941, эвакуация, разруха. Геннадий Любашевский.
  • «Пара гнедых»
  • Природа в жизни человека. «Ло-о-шадь!» – дошла я до своего неожиданного возгласа, так нечаянно сорвавшегося с губ. – А лошадь говорит: «Элеоно-о-ра!!!» – в тон мне с издёвочкой, ехидненько подхватила
  • И камни падут на твою голову!
  • Современный очерк. История ХХ век. Виталий Шевченко.      Она, спотыкаясь и вся сжавшись от ужаса, приближается к окошку и заглядывая туда, с надеждой в заплаканных глазах, спрашивает у

 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Тургенев о любви