Поэзия Владимира Карлова

      
 

Владимир Васильевич Карлов, г. Дзержинск Донецкой обл.
Родился в 1952 г. в Дзержинске, образование
среднетехническое, шахтёр. Лауреат международного
литературно-музыкального фестиваля «Звезда Рождества-
-2016» (Запорожье). Публиковался в периодике, в
альманахах «На семи ветрах» и «Вольные стражи
весны» (Горловка), в литературном журнале «Пять
стихий» (Харьков), в коллективном сборнике «Рыцари
слова» (Дебальцево).

Тематическая подборка стихов 
из книги Владимира Карлова «Я родом с Тополей» 
(Библиотека журнала «Пять стихий», г. Горловка, 2015).



Стихи про Афган:


* * *
Мне говорят о том, что время лечит,
Что всё забудется с теченьем лет.
Но до сих пор оттягивает плечи
И душит по ночам бронежилет.

Как наяву увижу вдруг дорогу,
Где, вспыхнув ослепительно, погас,
Перемолов машину и Серёгу,
Преподнесённый «духами» фугас.

Сопротивляюсь случаю слепому,
Тому, что через миг погубит нас,
И Толяну, тогда ещё живому,
Последний отдаю боезапас.

Пылает обречённая колонна,
Горами, как стеной окружена,
И вздрогнула с испуге полусонном
Разбуженная криками жена.

Не говорите мне, что время лечит,
Вы, кто скрывался за чужой спиной!
Тот, кто душой и телом искалечен,
Всё измеряет мерою иной.

* * *
Закат такие милые черты
Окрашивает траурной каймою.
Сегодня, мама, этот вечер ты,
Я знаю, проведёшь вдвоём со мною...

И вспомнишь, как я, сделав первый шаг,
Тянул к тебе испуганно ручонки,
Как в первый раз, волнуясь, чуть дыша,
Пошёл я на свидание к девчонке.

Ты говоришь, а в голосе слеза,
И часто ослабевшею рукою
Ты крестишься, взглянув на образа.
С годами стала набожной такою!

Совсем уже истлела вся душой,
Ведь так давно в разлуке мы с тобою.
И хочется, забыв, что я большой,
Приникнуть к маме нежно головою.

А мама мокрый комкает платок,
И судорожно вздрагивают плечи.
«Ну что ж ты не ответишь мне, сынок?»
Ну да, я ничего ей не отвечу.

Звучит любимый голос в тишине.
Душа моя теплом его согрета.
А я убит в Афгане на войне,
И мама говорит с моим портретом.

* * *
Мы уже никому не обязаны
На развалинах бывшей страны.
Лишь кровавою памятью связаны
Искалечившей судьбы войны,

Где, с трудом поборов чувства рвотные,
Среди чуждых нам гор и песков,
Собирали мы грузы двухсотые
Из разбросанных взрывом кусков.

Где, сойдясь как противники лютые
В исполненье химерных долгов,
Убивали, в кроссовки обутые,
Мы обутых в галоши врагов.

И, в избе ли, в украинской хате ли,
В кишлаках среди горных цепей,
Одинаково плакали матери
На врагов разделённых детей.

Пусть навечно останутся в памяти
Непохожестью – каждый своей –
В городской обобщённые памятник
Лица каменных их сыновей.

ОТЦАМ

Я днём в реальности живу,
А по ночам, такая штука,
В тревожных снах, как наяву,
Я мимолётно вижу внука.

Мой внук проходит стороной,
И так досадно, так обидно –
Ко мне повёрнут он спиной,
И мне лица его не видно.

Ну на кого же он похож,
На мать, отца или на деда,
И почему в мой дом не вхож,
Куда уходит он бесследно?

Я в первый класс бы с ним пошёл,
Учился прыгать на скакалке,
Я с ним сходил бы на футбол
И посидел с ним на рыбалке.

Кричу вдогонку я: «Постой!»
Внук ожидать меня не станет,
Уйдёт...
Мой сын был холостой,
Юнцом погиб в Афганистане.

Вот так теперь я и живу,
Такая вот со мною штука,
Встречаю в снах, как наяву,
Я не родившегося внука.

Стихи о Великой Отечественной войне:


* * *
Каркал чёрною вороной
Репродуктор на столбе
О войне и обороне,
О негаданной беде –

Той большой и страшной самой,
Что постигла наш народ.
Помню, как с сестрой и мамой
Провожал отца на фронт.

Паровозный дым стелился.
Всюду люди, как в кино:
Кто сквозь слёзы веселился,
Кто мрачнея пил вино.

И мелодией одною,
Заглушая всё окрест,
Под вокзальною стеною
Духовой гремел оркестр.

Был оркестр не для гулянья
И не к празднику вино –
Все прощались: «До свиданья»,
Но не всем оно дано.

Крик протяжный «По вагонам!»
Как ножом провёл черту,
Разделив тревожным стоном
Жизнь на эту – и на ту.

Помню мамины рыданья,
Как отец глядел в окно...
Мы простились: «До свиданья»...
Если б знать что суждено.

* * *
Довелось проводить нам и встретить,
И пожить по стандартам двойным.
Пусть по сути давно мы не дети,
По закону мы – дети войны.

Мы в окопах играли в войнушку,
В партизанский играли отряд.
Вместо редкой в ту пору игрушки
Был игрушкой для нас автомат.

У форсивших в отцовских погонах
Босоногой, голодной шпаны
От набитых в карманы патронов
Постоянно сползали штаны.

Были карточки, чай из малины
И ворованный в поле овёс.
Чёрный хлеб из жмыха и мякины
Был солёным от мамкиных слёз.

Нашу дружбу вовек не нарушу.
С пожелтевших альбомных листков
Мне из прошлого в самую душу
Смотрят лица детей-стариков.

* * *

Пока не будет предан земле
последний погибший солдат –
война не окончена!
А. В. Суворов


Стоят безмолвно обелиски
Как поколениям урок.
В граните выбитые списки,
Порою в сотни скорбных строк.

Ничто, никто не позабыты.
Ряды фамилий, званий, дат.
Из бронзы воины отлиты,
На нас из прошлого глядят.

Ценою жизней долг исполнен.
Венки у каменной плиты.
Бессмертны, кто здесь похоронен,
Для них несут сюда цветы.

Речей торжественных раскаты
Сыновней памятью полны.
В лесах черёд свой ждут солдаты
Из неоконченной войны.

Стихи о войне на Украине:


* * *
С христианскими схожими верами,
Мы сыны нашей общей земли.
На востоке зовут нас бандерами,
А на западе мы москали.

Наши судьбы во многом похожие,
И в часы испытаний, невзгод,
Нужно помнить: мы все – дети Божии,
Христианский единый народ.

* * *
Неустанно, предательски – в спины,
В преисподнюю с адским огнём
Превращают снаряды и мины
Нашу родину ночью и днём.

Начинаю безмолвный молебен,
Но срываюсь невольно на крик.
Я в расколотом залпами небе
Вижу скорбно склонившийся лик.

Слышу, как отдаётся набатом
Стук, наполненный злобой сердец.
Брат сегодня сражается с братом.
Примири нас, Всевышний Отец!

Не позволь захлебнуться нам кровью,
Новым Каином с Авелем стать.
Не для этого в муках, с любовью
Родила и вскормила нас мать.

Социальные стихи:


* * *
Засыпает снегом колким
Обезлюдевший базар.
Под забором мёрзнут ёлки,
Превращённые в товар.

Мимо – женщина с мальчишкой
Проходила по пути.
Попросил её сынишка:
«Мама, ёлочку купи!»

Но в ответ вздохнула мама
И, качая головой,
Дальше двинулась упрямо,
Уводя мальца с собой.

Полились ребячьи слёзы
Под капризное «хочу» –
И посыпались угрозы:
«Перестань, поколочу!»

Продавец сказал с издёвкой:
«Не смотрите на цену.
Что же Вы, купите ёлку,
Будет радость пацану!»

Мама в стареньком пальтишке
Не смотря на шум и гам
Тянут в сторону сынишку:
Радость им не по деньгам.

* * *
Много на свете бездомных кошек,
Много бездомных собак,
Тех, кто когда-то был всеми брошен,
Тех, кто живёт абы как.

Гулом набатным пронзает уши,
Чуть различимый на слух,
И безысходной тоской своей душит
Ропот голодных старух.

Вижу я, как, отогнав собаку,
Сам, как собака, приник,
Роется крюком в мусорном баке
Сгорбленный, мрачный старик.

Жалко мне очень и тех и этих,
Прямо порою невмочь:
Жить с ними рядом на этом свете
И не согреть, не помочь.

И за себя мне порой тревожно:
Как ни суди ни ряди,
Что-то плохое, вполне возможно,
Ждёт и меня впереди.

* * *
Дождливый полдень непогожий,
Домов намокших длинный ряд.
Случайный, в общем-то, прохожий,
Я уронил случайный взгляд

На то, что раньше было домом,
Тот двор, где пару лет назад
Стояли, пусть и не хоромы,
Но всё же – дом, беседка, сад.

Здесь, овдовевшая до срока,
Похоронившая детей,
Жила старушка одиноко,
Хотя жила среди людей.

Седая, небольшого роста,
С рассветом выходя во двор,
Крестилась в сторону погоста,
Ведя безмолвный разговор.

Порой, промокшая до нитки,
И в холода, и в летний зной
Стояла днями у калитки,
Всегда здороваясь со мной.

В её глазах тоска сквозила
И безысходности печать.
Кого так часто выходила
Она на улицу встречать?

Увы, все бренны в этом мире.
Перекрестив, вздыхая, лоб,
Открыли в доме дверь пошире
И сколотили наспех гроб.

Снесли старушку в путь последний,
Похоронили, а потом
Бомжи и бывшие соседи
За месяц разорили дом.

Сейчас в нём вместо пола лужи
И квартиранты – стая крыс.
Он никому уже не нужен,
Весь покосился и раскис.

Набухли трещины, как вены,
В них дождь стекает, словно яд.
Немым укором эти стены
Нам в назидание стоят.

Стихи про детский дом:


* * *
У взрослой жизни на пороге
Стоим с тревогою в груди.
Такие разные дороги
Нас ожидают впереди.

Так мало – для, так много – кроме...
Услышать в жизни суждено
Тем, кто воспитан в детском доме.
Как будто некое клеймо

Лежит, полученное нами,
И нам не смыть его вовек.
И мы несли обиды маме,
Одной на двадцать человек.

Порой слезу глотая с кашей,
Утратив свой геройский вид,
Мы доверяли маме нашей
Всю боль полученных обид.

И ночью чутко и устало
Ловила мама каждый звук.
Кому поправит одеяло,
Кому – разлёт бессонных рук.

Но вот безусыми юнцами
Стоим. Что было, то сплыло.
Мы неокрепшими птенцами
Несмело пробуем крыло.

Постигли мы гранит науки.
И на пороге перемен
Навстречу нам подайте руки –
Сердца мы выложим взамен.

Гражданская поэзия:


* * *
Порой берёт меня досада –
Взамен дешёвой суеты
Мне ничего уже не надо,
Живу без цели, без мечты.

Сопротивляюсь злу и фальши
И сам, бывает, всё кляня,
Пошлю кого-нибудь подальше –
Пошлют туда же и меня.

Осознаю с тоской и болью,
Что скоро сам пополню строй
Тех, кто уже живёт невольно
За крайней бедности чертой.

И с каждым днём всё хуже, хуже.
Теперь, как выжатый лимон,
Я не востребован, ненужен,
Ненужен ты, ненужен он,

Такой же нищий и бесправный,
Хоть нам твердят, что все равны.
Над нами реет флаг державный
Врагами преданной страны.

* * *
Мрак, несмолкающий топот.
Уже ко всему привык,
Я молча бреду под ропот
Попутчиков-горемык.

Ночью бреду по пустыне?
Нет, просто я как слепой
В мире, что так опостылел.
Вместе с покорной толпой

Таких же, как я, незрячих,
Не видящих, что навсегда
Как манекенов ходячих
Нас повели никуда.

Бит ты или избалован,
Праведник ты или льстец,
Знай, что уже уготован
Всем нам терновый венец.

Всех нас как стадо баранов
Блеющей, глупой гурьбой
Во исполнение планов
Могут погнать на убой.

* * *
«Нет приёма против лома», –
Так, смирившись, говорят.
Если нет – сидите дома
И трусливо прячьте взгляд.

Так привычно у корыта
Жить с протянутой рукой,
Жить с побоями покрытой
Левой, правою щекой.

Ну, а я – шагну к барьеру.
Или пан, или пропал.
Перейду черту и меру.
Нарываясь на скандал.

И на подлые вопросы
И бандитам, и тварью –
«Не найдётся ль папиросы?» –
Смело брошу: «Не курю!»

Тёмной улицей пустынной
В гулком топоте шагов
Не спеша иду с волыной,
Провоцирую врагов.

* * *
Слова – как железо,
До боли в мозгу.
Сказал – как отрезал.
Я врать не могу

И льстить не умею,
По фразам скользя
Мифическим змеем.
А может быть, зря?

А может, смириться
В раскладе любом
И в стену не биться
Израненным лбом?

В лихую годину
Где надо – лизнуть,
Избитую спину
Где надо – согнуть?

Но есть кодекс чести:
Таков уж мой «бзык» –
Иголками мести
Изранен язык.

* * *
Плавится купол неба,
Солнечный льётся дождь.
Край, где так долго не был,
Вызвал невольно дрожь.

Сердце, устав в разлуке,
Как камертон в тисках,
Радостно ловит звуки,
Бьётся в ответ в висках.

Здравствуй, земля родная,
Гордость страны моей –
Пёстрая шаль степная
И вышиванки полей!

Мне бесконечно дорог
Каждый твой уголок,
Верб придорожных шорох,
Речка, над ней – мосток.

Мальвы и шмель мохнатый,
В детство зовущий тын,
Яблони возле хаты...
Родина, я твой сын!

Стихи о шахтёрах:


* * *
Ну да, с природой мы не ровня –
Суфляр* вдруг выбил молоток,
А тут закол пошёл по кровле –
Ну, ничего, держись, браток!

И я вгрызаюсь в пласт упрямо,
Так беззащитен и раним.
Храни Господь, старушка-мама
И ангел мой меня храни.

А устоят сегодня, нет ли
Те сотни метров надо мной,
Я ощущаю в этом пекле
Похолодевшею спиной.

Мой труд – частица общей битвы,
И славы общей, и вины.
Услышь, Господь, мои молитвы
Из этой адской глубины!

___________________________
* Суфлярное выделение метана,
внезапное, с выбросом угля,
а иногда и породы.

Стихи о детстве:


* * *
В моё окошко дождь стучится,
Как нищий странник на поклон.
Теней причудливые лица
Теснятся хмуро за окном –

И вдруг безудержной толпою
Ко мне метнутся по стене.
Я шторы наглухо закрою.
Ползут мурашки по спине.

Огромный молот в наковальню
Бьёт за стеной, а я молюсь,
Бегу в родительскую спальню.
Ой, мама, мама, я боюсь!

В ночи царит теней засилье
И мне грозит через стекло,
Но руки мамы, словно крылья,
Дают защиту и тепло.

ЛЕТО

Уже позабыт, и не раз,
Звучавший страшнее грома
Родительский строгий наказ –
Ни шага ногой из дома.

Расхлябанный старый забор,
Ну, разве он мне преграда?
Прощай, опостылевший двор,
Здравствуй, речная прохлада

И детством разбуженный лес,
Ауканье, смех и визги!
Мне кажется, прямо с небес
Летят золотые брызги.

Блестят, рассыпаясь слюдой.
Мы в салки играем и прятки.
Мелькают весь день над водой
Ребячьи носы и пятки.

Но вот пробирает озноб,
И с синими я губами
Сижу – барабанную дробь
Вовсю выбиваю зубами.

Коленки дрожат, не унять,
Всё тело моё застыло.
Родители скажут опять:
«Дорвался Мартын до мыла».

Как дома поступят со мной,
Пока ещё под вопросом.
Под вечер вернусь я домой
С облупленным красным носом.

БЕДЛАМ

Весенней радуясь поре,
С утра в горластой перепалке
Кричат задорно во дворе
Распоясавшиеся галки,

Звучат признания в любви.
В разноголосом пылком хоре
Болтливой стайкой воробьи
Твердят о том же на заборе.

Перекрывая птичий гам,
В репертуаре голосистом
Усугубляю я бедлам
Своим лихим, разбойным свистом.

Он прозвучал для них, как гром,
Как в выходной звенит будильник,
И был воспринят всем двором,
Как в ложе оперы мобильник.

Певцы взлетают надо мной,
Ругаясь, носятся кругами.
Машу шестом над головой,
Машу и топаю ногами.

* * *
Недосягаемо где-то,
В мире реалий и грёз
Ливнем умытое лето
Сохнет на кронах берёз.

Солнечный прыгает зайчик,
Весь в золотой пелене.
Ловит ладошкою мальчик
Блики его на стене

И, с ненаглядною самой,
Самой красивой такой,
Делится солнышком с мамой
Щедрой своею рукой.

Мчится в счастливое детство
Прямо по лужам босой.
Дружит, живя по соседству,
С девочкой с русой косой.

Вырос давно этот мальчик,
Но погоди-ка, постой,
Кто же по лужам тут скачет,
Русый такой и босой?

И никакого нет средства,
Чтобы унять его прыть.
С ним беззаботное детство
Мне суждено повторить.

Иронические стихи:


N.N.

Ваш пёс – исчадье сатаны:
Он подстерёг меня в лазейке,
Порвал и куртку, и штаны.
Любовь – не вздохи на скамейке.

* * *
Вороны, голуби, синички
Летят над клетками дворов.
Отрадно, что размером птички
Не дорастают до коров.

Стихи о семье:


* * *
Ах, как важно бывает успеть,
Пусть в последние даже мгновенья,
Долюбить, досказать, доглядеть,
Попросить у кого-то прощенья,

Чтобы, каясь, потом не скорбеть
О покинутой в старости маме.
Слишком поздно бывает любить
Тех, кого уже нет больше с нами.

И становится просто невмочь
Оправданий выслушивать речи,
Если кто-то согреть и помочь
Не успел, не сумел, да и нечем.

* * *
Зубки, памперсы, пелёнки,
Аллергическая сыпь...
У родителей силёнки
Отбирает недосып.

Это всё пока цветочки
В раннем детстве золотом.
Подрастут сыночки-дочки –
Ждите ягодки потом.

ОТ АЛЬФЫ ДО ОМЕГИ

Ещё не видна омега,
Но всё-таки нужно признать –
Как прошлогоднего снега,
Нам альфы уже не видать.

И в зеркало ты с тревогой
Посмотришь, конечно, не раз,
Заметив, что очень много
Собралось морщинок у глаз.

И сам я уже не прежний,
Не красит нас прошлого груз.
Но с возрастом всё надёжней
И крепче наш вечный союз.

Во взглядах твоих грустинки.
Мне больно от них и светло.
Мне милы твои морщинки,
И рук твоих нежных тепло,

И волосы цвета снега.
Всё поровну, радость и боль.
Туда, где царит Омега,
Ведёт нас по жизни любовь.

Любовная лирика:


* * *
Фальшивая любовь,
Фальшивая блондинка
Мне не волнуют кровь:
Она уже как льдинка.

Холодною водой
Ты окатила первой.
Была ты молодой,
Но опытною стервой.

Не страшен твой обман,
Я никому не верю.
Недолгим был роман,
Невелика потеря.

* * *
Разлёт изогнутых бровей,
Такие чувственные губы...
В порыве ярости своей
Напрасно Вы со мною грубы.

И никакой я не осёл,
Все обвинения напрасны:
Я специально Вас «завёл».
Поверьте, в гневе Вы – прекрасны.

* * *
Недолюбленный был, недоласканный,
С неприкаянной головой,
С несложившейся жизнью затасканной,
Сам не свой и, в итоге, не твой.

Был не нужным тебе, но не брошенным,
И, когда умолял я: «Согрей»,
Позволяла ты гостем непрошенным
Постоять у открытых дверей.

Но, порывом внезапным охваченный,
Постучался я в двери к другой –
Той, что в силу любви нерастраченной
Назвала меня «Мой дорогой»,

Отогрела любовью и ласками.
И дорогой одной вместе с ней
В мир, насыщенный яркими красками,
Я ушёл из театра теней.

Успокоившись сердцем отчаянным,
Преисполненный жизненных сил,
Позабыл я, что был неприкаянным,
Что любовь как подачку просил.

* * *
У порога осень
Яркой пеленой.
В шевелюре проседь.
От любви хмельной,

Я шагну беспечно
В утреннюю звень.
Рад я бесконечно
Встретить новый день.

Ждут меня улыбки,
Верные друзья.
Жизни без ошибки
Нам прожить нельзя.

Здравствуй, моя радость,
Обними меня,
Горестная сладость
Позднего огня!

Глаз бездонных просинь –
Поздние цветы,
Яркие, как осень,
Мне подаришь ты.

* * *
Мы стоим между двух огней.
От горящих в ночи мостов
Обожжён твоей и моей
Неокрепшей любви остов.

Не протянешь своей руки,
И объятий моих не жди.
Разорвутся сейчас в куски
От обиды сердца в груди.

И осталось лишь сделать шаг,
Разделяющий нас двоих,
Но – как молния, слепит взмах
Задрожавших ресниц твоих.

Я слезинку твою сниму
И услышу: пусти, пусти...
Я признаю – свою вину,
Ты – свою, и – прости, прости...

* * *
Мокрые, голые ветки
Будят меня по утрам.
Бьются в стеклянные клетки
Старых причудливых рам,

И, декорируя осень,
С разных врываясь сторон,
Ветер по улице носит
Чёрные листья ворон.

Кружат они, словно воры,
Но, не смиряясь, в ответ
Я закрываю шторы,
В доме включаю свет.

Этим своим ответом,
Пусть лишь всего на миг,
Я продлеваю лето,
Лето для нас двоих.

* * *
Я окно своё отворю,
Растоплю недомолвок лёд.
Занавески навстречу дню
Сонной птицей вспорхнут в полёт.

Я рассвета открою дверь,
Я тебя обниму кружа.
Заклинаю: пойми, поверь –
Только ты мне одна нужна.

Ты сегодня в моих глазах
Самый главный прочтёшь ответ.
Всё, что я не сумел сказать,
Пусть подскажет тебе рассвет.

Стихи о поэтах и поэзии:


* * *

Памяти С. А. Есенина


Оставив нам вопросы без ответов,
Шагнули вы в бессмертие сквозь тлен,
Одни – направив дуло пистолета,
Другие обрели его в петле.

Ходили вы по лезвию, по краю
И рвались, как натянутая нить.
Все гении безвременно сгорают,
Чтоб ярче из безвременья светить.

* * *
Пришла запоздалая слава,
И я не спросить не могу:
Ну, где же ты шлялась, шалава,
Какому служила врагу?

Теперь по газетным страницам
Поспешно ты скачешь, юля,
Какой-то невзрачной синицей,
А я ведь ловил журавля.

Лежат вместо книжек на полке
Итогом бессонных ночей
В блокнотах моих недомолвки,
Как стая умолкших грачей.

ОРГАНИЗАТОРАМ ФЕСТИВАЛЯ
«ЗВЕЗДА РОЖДЕСТВА»

Сосчитав все штыки и шпалы,
Содрогаясь колёсной дрожью,
Полуночным гонцом усталым
Подошёл состав к Запорожью,

Приютился в перронных крыльях.
И, желанных таких собратьев,
Нас разбуженный город принял
В распахнувшиеся объятья.

В светлый праздник соборным клиром
Поучаствовать в фестивале
С христианской любовью, с миром
Запорожцы к себе позвали.

О бессмертном и о прекрасном
Говорили мы с чувством, с толком.
Были рады, что не напрасно
По вагонным валялись полкам.

Добирались путём окружным,
Сочиняли приветствий речи.
Это всё было ради дружбы
И такой плодотворной встречи.

Философская поэзия:


* * *
Я убеждаюсь год за годом,
И с каждым годом всё сильней:
Жизнь с пешеходным переходом
Сравнима в сущности своей.

Далёких будней отголоски
И день вчерашний предо мной
Как чёрно-белые полоски
Проходят длинной чередой.

Как будто ветреный проказник,
Распределив добро и зло,
Жизнь превращает мне то в праздник,
То – в похоронное бюро.

Ещё я твёрдо в том уверен,
Что вот от сих – и до сих пор
Мой путь заранее отмерен,
Определён, как приговор.

И потому такой бесстрастный
От пункта А до пункта Б
И на зелёный, и на красный
Я не спеша иду себе,

Давно смирившись безответно
С тем, что в потоке серых дней
Полоски чёрные заметно
И шире белых, и длинней.

* * *

Блонди


Я постигаю в суете,
Как этот мир двулик и сложен.
Со мною рядом есть не те,
И я не тот кому-то тоже,

И даже друг порой – злодей,
И о любви твердят мне враки.
Чем больше узнаю людей,
Тем больше нравятся собаки.

* * *
Я ещё возвращусь к вам обратно
Через сто или тысячу лет.
Верю я: суждено многократно
Было мне появляться на свет.

Верю в то, что душа моя вечна,
Что на радость или на беду
Не сюда и не прежним, конечно,
В этот мир я когда-то приду.

Жаль, и вы, мне такие родные,
Позабыв этой жизни года,
Тоже будете где-то иные,
И не встретимся мы никогда.

Духовная поэзия:


* * *
Когда-то весело-неистов,
Шальным бродягой со двора
Ушёл искать иную пристань
И от добра искать добра.

Я повидал другие страны,
Забыл вдали родной порог,
И были радости и раны,
И пыль несчитанных дорог.

Я выходил за рамки правил.
Всё это небыль или быль?
Что за спиною я оставил?
Одну лишь поднятую пыль?

Всё позади – любовь, разлука...
Бреду смиренным и босым.
Привет, мой дом, войду без стука.
К тебе вернулся блудный сын.

* * *
Наши деды всегда, бывало,
Полагали, что всем на страх
Голубых небес покрывало
На церковных лежит крестах,

И ходили на покаянье,
Если ввёл в искушенье бес,
Чтоб Господь не поверг в наказанье
Нам на головы тяжесть небес.

И за честь для себя, к примеру,
Почитали совсем не зря
Умереть за любовь и веру,
За Отечество и царя.

Но пришли времена иные,
Изменились порядки и суть,
И направили руки стальные
Нас на «светлый и правильный» путь.

Поменяв зло с добром местами,
Перевёртыши злые, круть-верть,
Повалили на нас с крестами
Голубую небесную твердь.

И, поникнув, стоят пустые,
Как над витязями без голов,
Колокольни глухонемые
Над соборами без куполов.

Мы погрязли в грехах без меры,
Но грешим, не покаясь, опять
И без совести и без веры
Поминаем какую-то мать,

Но не ту, что глядит с укором
И, страдая за нас за всех,
Затуманенным болью взором
Отпускает нам смертный грех.

Богородица Пресвятая,
Ты прощать и судить не спеши,
Ведь наивная и простая
Глубина христианской души.

Помоги нам, чтоб легче стало,
Чтоб плохое себя изжило.
Нам упавших небес покрывало
Непосильно держать тяжело.

МОЛИТВА ГРЕШНИКА

Милый Господи, дай Ты мне силы
Не убить, не отнять, не украсть.
Кто был дорог, все стали немилы.
Одолели пороки и страсть.

Сам я лгу, и другим я не верю,
Не страшусь ни молвы, ни суда.
Скоро так уподоблюсь я зверю,
Что во мраке бредёт в никуда.

На краю я, осталось немного.
Оступлюсь – и совсем пропаду.
Жду как чуда спасенья святого.
Не позволь же сгореть мне в аду!

Вознеси надо мной Свои руки,
Укажи мне мой истинный путь
И не дай мне на вечные муки
Погрузиться в кромешную жуть.

* * *
Густой щетиною заросший,
Средь суеты мирской спеша,
Ответь, прохожий, мой хороший:
Ты христианская душа?

Тебе присуще состраданье?
Готов ли ты среди сует
В такое краткое свиданье
Дать мне спасительный совет?

Ты сможешь попросить прощенья
У тех, кого обидеть смог,
Простить врагам их ухищренья,
Обидам подведя итог?

Не подрываешь ли устои?
И в жизни загнанной своей
Какую заповедь усвоил?
Одну лишь только – не убей?

Такие трудные вопросы...
Не уходи от них, постой!
Кому вдогонку я их бросил?
Ведь я на улице пустой...

* * *
Белое облако с розовым краем,
Словно паром между жизнью и раем,
Вдаль без меня не спеша уплывает.
Рад бы я в рай – тяжкий грех не пускает.
Не для меня облака, те, что рядом.
Мне – на паром между жизнью и адом.

* * *
Усталым путником смиренным
Я внемлю, ладаном дыша,
Стою коленопреклоненным.
А покаянная душа

Рыдает тёплыми слезами
Горящих восковых свечей
Перед святыми образами,
Чей взор всевидящих очей

Меня в пути призреет трудном
И по делам моим воздаст,
Когда, призвав при часе Судном,
Меня поднимет трубный глас.

Стою сумляшеся ничтоже:
Иже еси на небеси,
Прости меня, Всевышний Боже,
Прости, помилуй и спаси!

* * *
Отпущу я усы и бороду,
Брошу всё как ненужную чушь,
Отрекусь от тоски по городу
И уйду в деревенскую глушь,

Чтобы в стареньком доме расхристанном,
В тусклом свете горящей свечи
Слушать, как петухи неистово
Надрываются криком в ночи.

Умываться я буду росами,
Поднимаясь ещё до зари,
Заниматься с утра покосами
И с деревьями вслух говорить.

Заживу, поборов сомнения,
В этой всеми забытой глуши,
Буду в вере искать спасение
Для своей распропащей души.

Исповедуя мир и равенство,
Постараюсь стать лучше, чем есть,
И, постигнув природы таинство,
Городскую утрачу я спесь.

* * *
Разбиты в кровь душа и ноги.
С тоской смотрю за поворот.
А там – конец моей дороги
И строгий старец у ворот.

Моё смятение безбрежно.
В глазах померкнет скоро свет,
И мне придётся неизбежно
За все грехи держать ответ.

Ну да, я грешник и невежда,
В душе раскаяния плач,
Но в сердце теплится надежда:
Ведь Ты Господь, а не палач.

Мне по делам моим, о Боже,
Воздав сполна и через край,
Не тронь, что мне всего дороже, –
Моих детей не покарай.

Недаром мне теперь неймётся!
Выходит, поздно я постиг,
Что искупать им доведётся
Грехи родителей своих.

* * *
В распахнувшейся солнечной проруби,
Над бетонным колодцем двора,
Словно ангелы, кружатся голуби,
А внизу гомонит детвора.

Нависает стандартною «двушкою»
Мой приют в анфиладе домов
Над приникшею рядом церквушкою,
Отражая огни куполов.

Не святоша, не грешник – всё поровну,
На её купола и кресты
Я смотрел запрокинувши голову,
А теперь вот смотрю с высоты

С охватившим меня чувством горечи
От бездумно растраченных дней.
Если честно и если по совести –
Слишком редко бываю я в ней.

Слишком часто в житейской постылости
Жаждал к лучшему я перемен,
И взывал я к божественной милости,
Ничего не давая взамен.

Причащусь и воздам – Богу богово.
Покаянно склонюсь головой.
Ты прости меня, духом убогого,
Агнец я заблудившийся Твой.

* * *
Я счастлив тем, что вплоть до старости
Назло изменчивой судьбе
Не знаю чувства чёрной зависти
И чувства жалости к себе.

Хоть доживу я до полста пяти,
Хоть протяну я целый век,
Останусь жить я в чьей-то памяти:
Мол, неплохой был человек.

С такими мыслями спокойнее
Мириться близостью конца.
Есть люди лучше и достойнее,
Но не терял и я лица.

* * *
Словно капельки лимфы
Из открытой души,
В сумрак капают рифмы
В предрассветной тиши.

Я уснувшей аллеей
Белой птицей лечу.
Ни о чём не жалею,
Ничего не хочу,

Только самую малость –
Чтоб гордыни печать
Не пришлось, не досталось
Мне в пути повстречать.

Чтоб в родную обитель,
От напастей храня,
Добрый ангел-хранитель
Вёл по жизни меня.

* * *
В небесах канделябром бронзовым
Мне луна освещает путь.
А зима мне грозит морозами
И метелями. Ну и пусть!

Пусть позёмка волнами колкими,
Снежной пылью летит в лицо,
Голубыми небес осколками
Заметает моё крыльцо.

То грозится зима, то дразнится.
Я иду – нараспашку грудь.
А куда? Да какая разница.
А за чем? Да за чем-нибудь.

За звездой, вон за той, за первою.
Сам не знаю, чему я рад.
Восхищаюсь, люблю и верую.
Каждый встречный мне – друг и брат.

Нараспашку душа раскрытая,
Всё и всем я готов отдать,
А вокруг, как елей, разлитая
Первозданная благодать.

Пейзажная лирика:


* * *
Непогода, непогода...
Пар из уст.
Почерневшая колода.
Сучьев хруст.

Протыкая перелесок,
Солнца луч
Пробивается отвесно
Среди туч.

У обугленной осины
Ключ без дна.
Издалёка клич лосиный...
Тишина.

* * *
Зима играючи снега
Впрягла в метельные поводья.
Молочных речек берега
Залиты белым половодьем.

Иду без брода, напрямик.
Пьянит весёлая беспечность.
И с каждым шагом, каждый миг
По капле впитываю вечность.

Вот, отдыхая, дремлет лес
В многообразии великом.
Подбросив шапку до небес,
Бужу его задорным криком.

Хочу смеяться и бузить!
Готов без устали, часами,
Впрягаясь, с гиканьем возить
Зимы узорчатые сани.

* * *
Замело в феврале, запорошило.
Я с крылечка сойти не могу.
По колено в метельное крошево
Погружаюсь на каждом шагу.

Под пушистыми белыми шапками
Притаились деревья в саду
И последнего снега охапками
Осыпают меня на ходу.

С молодецкими ухами, ахами,
Раззадорившись, взял я метлу
И дорогу широкими взмахами
Расчищаю весне и теплу,

Расчищаю весенней проталинке,
Чтоб, устав от домашних хлопот,
Отдохнуть, посидеть на завалинке,
Постоять у открытых ворот.

* * *
Зеркало лужи.
Пёстрый лесок.
Бабочкой кружит
Жёлтый листок.

Это, несмело
Радуя взгляд,
Осень надела
Пёстрый наряд.

Ходит кокеткой
Клён-хулиган,
Рвёт голой веткой
Её сарафан.

Ветер-гулёна,
Выпятив грудь,
Листьями клёна
Стелет ей путь,

И, улетая
В дальнюю даль,
Шумная стая
Вяжет вуаль.

* * *
Притаившись у самого донышка,
В золотом отражении вод
Оробевшее спряталось солнышко,
От осенних спасаясь невзгод.

Я спугнул его резким движением,
И, вскипая студёным ключом,
Растворённое в нём отражение
Озорным убежало ручьём,

Унеслось буреломом и кочками,
Не догнать, не вернуть, ну и пусть.
Наклонюсь к родничку и глоточками
Буду пить я осеннюю грусть.

* * *
Весенний воздух чист и светел,
Как родниковая вода.
Ведёт меня весенний ветер.
Я забываю про года.

Уже натоптаны дорожки,
И, пробуждаясь ото сна,
Свои зелёные ладошки
Мне тянет радостно сосна.

С берёзки, солнышком согретой,
Проворно – прямо из-под рук –
Блестящей маленькой кометой,
Жужжа, умчался в небо жук,

И, отражаясь в синих лужах,
Расправив белые бока,
В бездонном небе с ветром кружат
Лебяжьей стаей облака.

Ах, как люблю я пору эту,
Когда весна приходит в срок!
Люблю весь мир и всю планету,
И этот маленький мирок.

* * *
На лугу, под кудрявой берёзою,
В колыбели земной красоты
Возношусь над житейскою прозою
И на будни гляжу с высоты.

Надоели проспекты и улицы.
От забот отдыхая, смотрю,
Как скворцы из расплёсканной лужицы
Пьют непуганой стайкой зарю,

Как туман над притихшею речкою
Пробирается сквозь камыши,
Бродит сонною белой овечкою
И, как я, никуда не спешит.

Наслаждаюсь хорошей погодою.
Никакою водой не разлить
Наш союз обоюдный с природою.
До чего ж это здорово – жить!

* * *
Пришёл июнь, в горниле лета
Расплавил неба синеву,
И травы в мареве прогретом
Цветут и тянутся к нему,

Цветут, дышать – не надышаться.
В благоуханный тот настой
Хочу упасть и наслаждаться
Их первозданной красотой.

Забыть мгновений скоротечность.
Увидеть, как над головой
Стремится жаворонок в вечность
И тает в дымке голубой.

Как в золотой купели неба,
Бескрайний бороздя покров,
Пропахнув грозами и хлебом,
Плывут корветы облаков.

Хочу шагами мир измерить.
По ветру стелется пыльца.
И страстно хочется мне верить,
Что нет у вечности конца!

См. также Стихи Владимира Карлова

Владимир Карлов

Рекомендуйте стихотворение друзьям
http://stihi.pro/10758-poeziya-vladimira-karlova.html
Свидетельство о публикации № 10758
Избранное: донецкие поэты стихи о шахтёрах стихи о войне 1941 избранное
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Поэзия Владимира Карлова :

Поэзия Владимира Карлова, поэта-шахтёра из Дзержинска. Стихи про Афган, стихи про шахтёров, стихи про детский дом, стихи молитва.

Проголосуйте за стихотворение: Поэзия Владимира Карлова
(голосов:3) рейтинг: 100 из 100
    Стихотворения по теме:
  • Преемственность
  • Стихи о детях как продолжении рода. Родом свой – говорят: «Продолжение». Если сын – воспитаю в нём гения.
  • По ночам отчий дом говорит со мной
  • Стихи о старом отчем доме и прежних днях. По ночам отчий дом говорит со мной, и по дому бродит моя душа. До утра проплакать о прежних днях... Вера Агаркова.
  • Стахановское
  • Стихи про шахтёров. Шахтёр опускался к дьяволу в лапы и прятал горючие слёзы. Александр Курапцев.
  • Разности наших стихий
  • Стихи о параллельных мирах Руси и Израиля, об общей любви к поэзии. Мой мир – навсегда параллельный, но общие – наши стихи. Николай Панасенко.
  • Чтоб выплакаться...
  • Стихи о смятении чувств, переполняющих душу. Ах, как я мечтал – не повторяться В заблужденьях, чувствах и словах! Игорь Литвиненко.

Поэзия Владимира Карлова, поэта-шахтёра из Дзержинска. Стихи про Афган, стихи про шахтёров, стихи про детский дом, стихи молитва.

  • Ольга Лебединская Автор offline 21-04-2016
Прочла половину пока. Понравилось - и очень. Столько правды и души, жизни и поэзии в этих строках!
Без зауми и высокомерья, всё как есть.
  • Валерий Кузнецов Автор offline 24-04-2016
Интересный поэт, - мощные стихи о войне...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Поэзия Владимира Карлова