Время Харькова

Поэты Харькова Поэты Харькова в альманахе «Время Визбора», вып.2 (2002). Сборник современных поэтов Харькова. Светлана Скорик.

(Из старых статей, в 2000-е публиковавшихся во всеукраинской литературной газете
 «Отражение» /Донецк/, где я вела раздел литературной учёбы)

На карте современной поэзии Украины бывшая столица – Харьков – по-прежнему занимает одно из самых заметных мест. Недаром некоторых харьковских поэтов из НСПУ охотно и постоянно публикуют в толстых московских журналах /на тот момент, т.е. на 2008 г./. Но круг ярких, очень интересных поэтов в этом городе вовсе не ограничивается теми, кого публикуют в Москве, он гораздо шире! И самое наглядное свидетельство тому – альманах клуба песенной поэзии им. Ю. Визбора и литературной студии «Третий цех», который называется «Время Визбора» (Вып.2, Харьков, 2002).
Я, как и все читатели «Отражения», слежу за публикациями авторов из Харькова. Кто-то из них был представлен в нашей литературной газете больше, кто-то меньше, но это не столь важно, основное видно и так – литобъединение сильное, активное и ведёт большую, интересную работу в плане поэзии и музыки.
«Время Визбора» привлекает и тем, что здесь нет случайных в литературе авторов, напечатанных из чувства корпоративной солидарности; и тем, что, несмотря на название «клуб песенной поэзии», в альманахе этого клуба не только тексты песен, их поэзия подлинная, живая, глубокая. Голоса эти самобытны и не сливаются в общем хоре, поэтому и под одной обложкой не теряются среди других. Как я могу, например, выделить по-твардовски уверенную и крепкую, с долей сочного народного юмора поэзию Олега Бондаря (чего стоит хотя бы его поэма «Об отце», о которой литературоведам стоило бы писать отдельные статьи!) – и не отметить творчество Михаила Ежова и Владислава Малиса, авторов новаторских и неординарных? Как остановиться на великолепной, отточенной и душевной женской лирике Ольги Беды и Ирины Фёдоровой, чьи произведения порой берут за живое ничуть не меньше, чем поэзия Вероники Тушновой, – и проигнорировать Елену Оленину, Марину Ракивненко и других поэтесс звучания высокого, тонкого и хрустального? Очень сложно остановиться на двух-трёх именах, произвольно взяв их из общего ряда. Поэтому пусть простят меня авторы, даже не упомянутые в данной статье, но от чьего творчества я получила ничуть не меньшее удовольствие!

Главное, что подкупает при чтении альманаха, – афористичность. Строчки и целые строфы сразу ложатся на память. Ироничные или наблюдательные и мудрые, они звучат по-пушкински легко и крылато. Хорошая афористика – целебное искусство. Именно запоминающимися строчками (т.е. афоризмами), в которых заключена вся боль и радость поколений, мы порой мысленно подводим итог ситуации, в которую «вляпались» с самыми лучшими намерениями, или положению, в котором оказалась страна (не без нашего, кстати сказать, участия).

«Ах, все мы идолопоклонницы / И молимся своим божкам»,
«Всміхаються до мене очі сині: / – Є сенс в житті! Зійшло твоє насіння!»
(Ольга Беда);

«У юности – осанка знатока, повадки мудреца с коротким стажем».
(Ирина Барабаш);

«Намного легче нам простить чужого,/ Чем перестать топтать своих любимых»,
«– Мы рады встретиться...», а в мыслях вертится: «Пошли б вы все!»,
«Есть любовь, да некому отдать».
(Олег Буртасов);

«Пройдя в любви сквозь боль и стыд,/ Мы верим радостям простым».
(Михаил Ежов);

«Любить поэта – боже сохрани…/ Ведь с ним все сорок градусов в тени».
(Виталий Ковальчук);

«А за углом стоит весна в пальтишке красненьком,/ А нам сегодня не до сна – запахло праздником».
(Владимир Крастошевский);

«Расхожий суржик и крылатый мат».
(Владислав Малис);

«Вся страна от МВД и до бурсы / Рекламирует валютные курсы».
(Сергей Отводенко);

«Зачем ты борешься со мной / И видишь в этом смысл?/ Мы равноценны под Луной,/ Как плечи коромысл»,
«Всё кривое сходит ровным / На страницы дневника».
(Лариса Реус);

«Моя любовь попала в чью-то жизнь»,
«Нам глазки строить и жить помогают!»,
«Сказали как-то: «Прошлое мертво»./ А почему же помнится так живо?»
(Валентина Рощина);

«Быть – самый радующий из глаголов!»,
«Я – хотя бы фамилией дерзкой – сильна!»
(Лидия Силина);

«Любой из нас отчаянью обучен».
(Алла Сыса);

«Молчанье – милость./ Милостив ты, Боже»,
«Мы все одна семья: и воровьё, и вороньё./ Жизнь – птицелов. И мы – её».
(Ирина Фёдорова);

«По секрету скажу:/ Для меня нет дороже подарка,/ Чем возможность друзьям / Безвозмездно себя подарить!»
(Николай Чернов);

«Я мальчишка в амплуа старика».
(Сергей Шинкаренко);

«Тебе не станут угрожать икоткой / Мои воспоминания, поверь».
(Ирина Юрчук);

«Если жить, как надо, не дано,/ То не жить хотя бы, как не надо».
(Виктор Шендрик).

Последний автор из процитированных хоть и помещён в этом сборнике, но сам не из Харькова. Однако к Харькову и к клубу песенной поэзии отношение имеет, поскольку с творческими людьми этого клуба его уже давно связывают совместные выступления, он является представителем клуба самодеятельной песни из Артёмовска и, кроме того, Виктор даже свой роман выпускал именно в Харькове.
Вообще говоря, харьковский клуб отличает редкое гостеприимство. Харьковчане не просто приглашают приезжать к ним в клуб понравившихся авторов из других городов, но даже организовывают специальные концерты-встречи. – А что может быть лучше, чем возможность показать свое творчество не только в своём городе! Да ещё если тебе не приходится самому заботиться о помещении и нахождении слушателей.
То, что клубу в немаленьком объёме присуща именно песенная поэзия, причём, очень высокого уровня, даёт ему возможность привлекать дополнительных слушателей музыкой и исполнительским мастерством, артистизмом. Да и если просто проводить литературные занятия в студии без участия гитары, будет совсем другая атмосфера, не такая тёплая и раскованная. И, наконец, поэты, положа руку на сердце, скажите, кому бы не хотелось, чтобы его стихотворения стали песнями? А когда барды и поэты встречаются в одном клубе, у них есть прекрасная возможность услышать друг друга и выбрать то (и того), что (и чьё) больше всего по душе. – Конечно, если барды не поют почти исключительно только свои тексты, как это, увы, принято.
Артистизм харьковчан проявляется ещё и в очень профессиональном чтении со сцены. При такой подаче и самая расхожая поэзия покажется зрителю настоящей, а когда она действительно заслуживает внимания, с актерским мастерством можно горы свернуть...

Но я отвлеклась от сборника, о котором мне хотелось рассказать.
«Время Визбора» производит прекрасное впечатление не в малой степени благодаря метафорам и другим художественным тропам, которые для поэзии то же, что соль для пищи.
Вот озорные и доступные, близкие сердцу каждого, метафоры Ольги Беды:
«Зонтик, чёрный от тоски,/ Спрячем в старый шкаф»,
«Пусть на нас глазеет дом и почетным строем / Старожилы-тополя стынут на ветру»,
«Бойко мелькают в лапках паучьих / Злобных словечек острые спицы»,
«Вновь любопытной соседкою жалость / С жадным участием тиснется в щёлку».
Это очень сильная, нежная и чувственная женская поэзия. В любой аудитории она будет принята одинаково хорошо.
«Ханжа-мораль! Закатывай глаза!/ Да кто сказал: привычка – это плохо?/ Я только привыкаю страстно охать / И не желаю знать, где тормоза»,
«Растаять или дальше жить,/ От нетерпенья хорошея?/ Ну, как сдержать себя, скажи,/ Не кинуться тебе на шею?».
А сколько живого, народного юмора: «Горобці п’ють насіння із соняхів,/ А ведмедка картоплю гризе./ Баба Валя волає: – Безсовісні!/ Геть поїли та вигризли все!».

У Михаила Ежова сам строй стихотворений не классический, как у О. Беды, а авангардный, поэтому и метафоры у него усложненные, а несколько метафор подряд зачастую очень удачно складываются в единую образную картину. Другие типичные для М. Ежова приёмы – аллитерация и внутренняя рифма:
«Зачем нам пастырь или пластырь», «тоска, чувствуешь себя затасканно», «Это дачное небо и есть страна Синих гор./ Пусть не Южная, так завьюженная,/ В крайнем случае – навьюченная облаками».

Не менее современный и интересный автор – Владислав Малис, которому, кроме
развёрнутых метафор
« – С ивритом – налево! – взревели моторы.
А РОЗА УПАЛА НА ЛАПУ АЗОРА.
– Ивриту – налево, кириллице – вправо.
Мы враз онемели, застыв у заставы.
Стоим, безъязыкие внуки Иакова,
Приставка и корень, разъятые знаком
"Ер ", флагом сигнальным на скатерть-дорожку»
и аллитераций («Уцепилась вслед, косая»), присущи и каламбуры («Сорвилепесток ТУрбулентно закручен,/ Метнулся в погоне под самые тучи»).

Очень непосредственна и при этом неожиданна Виктория Нестерова:
«Глаза открывшая едва,
Я словно слышу от кого-то:
"Тебе сегодня двадцать два ",
А мне всего четыре года!
Я только начинаю жить,
И ты – мой самый первый мальчик»,

«Сейчас на табуретку стану
И самый первый поцелуй
Отдам тебе, куда достану».

А как свежа и колоритна тонкая лирика Елены Олениной! «Где соком истекает пласт / Земли слепой, сомлевшей, сладкой,/ Где Вечность делает закладки / На переносице у нас». Звучание её поэзии подлинно серебряное. Вслушайтесь в эти строчки из стихотворения «Я не хочу быть идолом твоим»:
«Я бабой рождена, а не богиней!/ И я должна постичь за краткий век / Всю сласть стыда и трепетанье век / Пред чудом опороченной святыни» и «Смотри! Лицо твоей единственной иконы / От исповедей чёрное, как смоль./ И вместо света проступает боль / На зацелованных губах твоей Мадонны».
Это классически ясный и утонченно-прозрачный строй поэзии, к которой трудно остаться глухим.

Сергей Отводенко и на этом фоне звучит по-особому, отличаясь мужественностью и обоострённостью стиха. Ему удается передавать пульс «горячих точек» планеты кратко и выразительно, боль поколения обнажена, но не надрывно, не напоказ, а с разговорной, естественной интонацией:
«Почему я не свихнулся сейчас?/ Потому что ты не сгинул в Афгане!»,
«А очнулся на руках у чеченки./ И кормила, и поила меня,/ Укрывала – от своих и от наших./ Сколько было в ней чужого огня,/ На котором я сгорал, как барашек!»,
«Там намешано такое в земле / Копанёшь – отыщешь руку с Кораном.../ Там оставшееся небо – в золе,/ А оставшаяся правда – с изъяном»,

«Кто рядовой? Да я ж рядовой!
Кто дезертир? Да я ж дезертир!
...И меня берут под конвой
И ведут в заоблачный мир.
Старый Бог почесал во лбу:
"Заменить расстрел на губу!"
Дезертиры со всей безутешной Руси
Отбывают небесные сроки.
Так молитесь, молитесь, молитесь: «Комендант, иже еси на небеси!»
Ибо он есть любовь, ибо люди жестоки».
Нет патетики и высокопарности – есть горькая реальность и приятие её – через боль, через непонимание, через насмешку над собственной попыткой всё объяснить и примирить.

Вроде бы чисто женская лирика Лидии Силиной всегда наполнена неординарным, иносказательным смыслом, это поэтесса с философским взглядом на мир и с долей здорового юмора:
«Тарелок» оттопыренные уши./ Хозяева гуляют по проспекту / К движениям созвездий равнодушны./ Коряв и радиоактивен слог их./ От слов многоэтажных и убогих / Опешил Орион, бежал поспешно»,
«Это весна: молоко дешевеет»,
«Купить мужские тапки для гостей – / Зачем? – без постоянного владельца.../ Но всё же / Так грустно женской обуви в прихожей!».

У Юлии Стовпивской – поэзия с некоторой тягой к неземному: женские переживания с намёками на иносказание, метафизичность, астрал и т.д. То, что ценится женской половиной слушателей. «Древний Ра сверху мне улыбается», «Красотой пленение радостно уму», «Где горы пристально глядят за горизонты / Твоей мечты».
Но иногда прорывается и общечеловеческое, близкое и родное каждому:
«Уходят актёры, которых мы знали,
От нас... в никогда... в безвозвратные дали...
А следом за ними уходит эпоха,
Вобрав их мечты, восклицанья и вздохи.
Не скажешь, что судьбы их были простыми.
Уходят... Места остаются пустыми».

Алла Сыса. То весёлая и непосредственная:
«Ох, и визгу – в лесу, да в ливень!»,
«Беззаботные, будто кошки./ Подставляйте дырявый ковшик – / Двух ладоней»,
«Убежим, как ручей в овражек,/ От судьбы поварих и прачек./ Бабы, девоньки, хохотушки./ Я люблю вас, мои принцессы!»,
«Ветер придёт с востока,/ Важно толкнёт в плечо,/ Прошелестит: «Дуреха!/ Что же тебе еще?»,
то по-новаторски решительная в экспериментах:
«Глинистый берег, трава и я
На самом краю, что вот-вот отломится
И плюхнется, будто пудинг в кисель
Неподвижной, розовой и солёной
Воды. Я стою – цыплёнок.
Поджимаю лапки, клюю с ладони
Диких маслин...
И ничего не боюсь...
Только любовь
Не настигла б меня...»,
«О стаканную твердь / Что зубами поклацывать!/ В адской топке гореть. / Раз надцатый». Современно, технично – и абсолютно задушевно.

Стихотворения Ольги Подлесной обладают удивительно притягательной силой духовности – тихая уверенность, спокойствие и гармония вопреки всему, что мешает: «Но – до упора – смеясь и плача,/ Сменяя метры на сантиметры,/ Давайте двигаться на удачу – / Навстречу ветру. Навстречу ветру!».
Это очень стойкая позиция: да, пусть не на метры, пусть всего лишь на сантиметры, лишь бы продвинуться вперед, лишь бы не остановиться, не опустить безвольно руки.
«И обмакнув перо в чернильницу заката,/ Писать по небесам смертельные стихи!..».
Вся разруха и разобщённость страны отражается в строчках О. Подлесной: «Я плыву со своей страной,/ И ветра, как хотят, играют / С тем, что рушится, тем, что с краю – / Украиной моей и мной».
Но она твёрдо знает: «...Услыхав, как ветра запели,/ Изловлю их все, изловчусь / и заставлю крутить пропеллер».
Проникновенно и врачующе звучит голос поэтессы: «А там – за облаками – вечно солнечно,/ И надо лишь над ними воспарить». Стихи её – как островок молитвы посреди моря хаоса.

Голос Марины Ракивненко тоже не перепутаешь: высокая степень мастерства, точно, наблюдательно и живописно.
Энергия и напор чувства («И, собрав разноцветные юбки,/ Задыхаясь бежать к одному», «Смеяться – ветром горло полоскать», «И счастья солнечные зайчики / Ловить, пока они цветут»).
Как великолепный по подаче фон – живая, осязаемая природа («И белый метельный пожар / Раздут в поддувале оврага», «И, лишившись оков,/ Развернётся легко/ Голых веток колючая проволока,/ Снег от неба, от воли отрежет»).
А какие поэтические приёмы! Аллитерация.
«Сквозь сумятицу сумрачных снов./ Ему чудился санный скрежет»,
«Сольёт из слёз / Слюду стрекоз»,
«Ах, как кроны крошатся!»,
«Заплавилась облатка облаков»,
«Лететь вдоль длинной ленты лет»),
Метафоры: «А ей в земное месиво дорог / Пролиться бы, в весеннюю неприбранность,/ Где день и ночь неутомимый плотник – Капель – весне сколачивает сцену», «Пустеет твой дом без моей наготы,/ Вздох – без духов моих» – не правда ли, потрясающе технично!
И вместе с тем ничего иносказательно-туманного, запутанного – просто звучит живая душа наших современников, их мысли, надежды, беды и радости: «И женщина взойдёт на подоконник / И станет тряпкой солнце протирать», «Пахло смертью, разлукой, весной», «И ржавым утюжком на ножках / Скользит по стенке таракан», «И вдруг душой, как флаг, приспущенной / В своём почуешь далеке,/ Что птицы в небе Магдебургщины / Кричат на русском языке», «Где наши души, взявшись за руки,/ Парят на мушке у судьбы».

У Ирины Фёдоровой поражает неожиданность авторских неологизмов («Грусть человека и собаки одинакова./ Что человекова – что собакова») и особый угол зрения: «Твоему бесприютному взгляду / Я, как бабочке, щёку подставлю», «Нашей встречи кофе выпит,/ Видишь, горечь на дне видна», «Я – ваше фото в альбоме / Лицом к стеклу прилеплю./ Рядом – цветок ладони / И надпись гравёра: "Люблю "», «Твоё лицо, любимый из мужчин,/ Судьба поймала в сеть морщин», «Созревший виноград безумных глаз / Смерть выжмет на поминное вино», «Вот – отпускаю и тебя, и все грехи,/ Вставь в раму новую прозрачнейшую жизнь.../ Я, едучи, печально отвернусь,/ Глазами встретившись с чужим окном,/ Где занавесочкой вспорхнёт былая грусть», «Надёжны только облака – умеют плакать». Так сказать может только поэтесса с непростой судьбой и ярким талантом. Её поэзия классична – и не тривиальна; утончённа («Пусть ловит край одежды свет,/ Печаль прощальную вечери») – и достоверно, по-озорному, народна («Ты с другой меня сличал,/ Ёжа крылышком плеча», «Роняю оземь пёрышки линялые,/ Чешу в затылке мысли. Мысли – запоздалые», «С тобой поделится чинариком Харон,/ Пока друзья накроют хлебушком бокал», «От детишек мало толку./ Позовите няньку-волка.../ С-под ракитова куста,/ Осторожно взяв зубами,/ Отнеси, пожалуйста,/ Ты меня обратно к маме»).

В связи с последним примером, в котором просматривается современная неравносложная рифма (кус-та – по-жа-луй-ста), хочу обратить ваше внимание на то, что данному сборнику присуща рифмовка действительно интересная, не утомительно единообразная.
«НимБы – НеБо» (Ирина Барабаш), «ХоРОШо – наКРОШу» (Лидия Силина), «стрЕЛОй – смЕЛО» (Юлия Стовпивская) – как видите, гласные ударного слога не совпадают, а в последнем примере есть ещё разноударная рифма и усечение конечной согласной.
Ещё больше несовпадения в рифмовке Натальи Новожиловой «загаРе – натуРы» и «ПеСНи – неоПаСНо» и «ТвОРеНие – потусТОРоНняя», «РоЗНо – интеРеСНей» Ларисы Реус. Не совпадают не только гласные ударного слога, но и стоящие перед ними согласные, и стоящие после них гласные; к тому же, опять неравносложность.
А вот рифма с отсечением последнего слога: «лета – свет» (Наталья Новожилова), а также «инжир – транжиры» (Елена Оленина).
У Марины Ракивненко «пронЗАю – ЗАрево»: между ударным и последним слогами вклинивается дополнительный слог (ре). А вот какие красивые, нестандартные рифмы у неё же: «полуНОчных – на НОжках», «оБИд – люБвИ», «насТОЯЩЕе – ТвОЯ ЩЕка» (читается вместе: твоящека, с ударением на -я). В этом на Марину похожа и Лариса Реус: «глаЗА Мои – экЗАМена» (читается вместе: глазамои), а также Лидия Силина: «инСтиТУТЕ – моСТУ ТЕх» (мостутех), «клЕТкАХ – цвЕТ тАК» (цветтак), Виктор Шендрик: «ТяЖЕСТЬ – Та ЖЕСТЬ» (тажесть).
Такая рифма, как у харьковчан, – прямое продолжение великолепных экспериментов Сергея Есенина.

Хочется сказать спасибо коллективу авторов во главе с редактором сборника Олегом Бондарем за живую, современную и сильную книгу поэзии. Пусть и дальше продолжается яркое время Харькова, и пусть горят и светят нам в души «времена» Донецка, Ровно, Житомира, Одессы, Запорожья и многих других поэтических городов: будет – целое созвездие!

Поэты Харькова в альманахе «Время Визбора» 2008 г.
Выразить благодарность автору можно нажав на кнопочки ниже
http://stihi.pro/10991-vremya-harkova.html
Избранное: харьковские поэты литературный альманах
Свидетельство о публикации № 10991 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Светлана Скорик :
  • Статьи о поэзии
  • Уникальных читателей: 1 271
  • Комментариев: 2
  • 2016-06-24

Проголосуйте. Время Харькова.
Краткое описание и ключевые слова для Время Харькова:

  • 100

    Произведения по теме:
  • Для чего нужна поэзия
  • Для чего нужна поэзия, чем поэзия обогащает человечество. Основные задачи поэзии, которые она выполняет в обществе. Поэт не должен ограничивать себя только созданием поэзии. Светлана Скорик
  • Соло мастера
  • Поэтесса Елена Морозова из Киева, её взгляд на мир и творческий почерк мастера по книге «Соло времени». Читайте подборку стихотворений Елены Морозовой здесь.
  • Лучший русский поэт современности
  • Лучший русский поэт современности. Русский поэт Валентин Устинов – явление уникальное и гениальное. Эссе о творчестве лучшего русского поэта XX и XXI 21 века, его место среди современных поэтов
  • Ольга Лебединская: литературный портрет
  • Литературный портрет поэтессы Ольги Лебединской (Рэны Одуванчик, Запорожье – Днепропетровск). Статья об авторе и его творчестве. Статьи о поэзии днепропетровские поэты запорожские поэты литературный
  • Вот какие бывают «поэты»
  • Статья о поэзии. Форум молодых писателей России под Москвой. Современные молодые поэты: взгляд со стороны. В чём опасность для молодых и для уже состояшихся. Марина Матвеева.

  • Наталья Азман 29-06-2016
Очень познавательно, буду перечитывать еще не один раз. Спасибо Вам.
  • Михаил Перченко 30-06-2016
Какая мощная жила - добро желать. Хорошее слово и кошке приятно. У горы руд главный рудокоп - труд. За такое осыпал лепестками спасибок.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Время Харькова