Игра без правил

Современный любовный роман. Современный роман читать. Отрывок из романа. Становление личности. Переоценка ценностей. Исполнение фантастических грёз. Наталья Сидоренко.


Все мы обмануты счастьем…

Сергей Есенин

 

Незамысловатый треугольный потолок приземистой брезентовой палатки неуклонно напоминал Никите собачью будку. Теснота жилища давит на нервы, хочется выть, но в мыслях потекла искренняя зависть к существу из выражения «побитая собака». Собаке что? Она не наслышана о тонких материях. Ей не надо стать человеком с большой буквы, и даже куча «баксов» ради личной финансовой империи не нужна… Поскулила, раны зализала и виляет хвостом в ожидании очередной похлёбки. Для полного счастья псу надо, чтоб хозяин погладил, да белокурая болонка подвернулась в нужном месте и в удобный момент… А у совсем ещё недавно беззаботного денди нынче кости ломит, спина не разгибается, ноги судорога сводит, мозоли на руках, а язык не лечебный, да и к душевным ранам ним не дотянешься… 

Вот и состояние упадничества (валишься с ног и нерукотворных свай духа) чудесным летним утром! Это ж надо так вляпаться в распрекрасные двадцать три года от собственного рождества: жить в лесопосадке, кормиться борщом из общепита, вкалывать до посинения… Как же тупо изменил всем прелестям областного центра – родимого до боли в чутком и ранимом сердце вообще-то остроумного паренька! Оправдается ли риск, благородно ли дело?..
Вспомнилось, как мама из холодильника разные яства предлагает, угождает сыночку десертом пооригинальней, папа по выходным вывозит на природу на шашлыки, оба делают ремонт в берлоге сынишки, довольным видом говоря: «Ну что – красота?.. Живи и радуйся в уютном гнёздышке!» Мама всегда погладит одежду, постирает её. Папа – пропылесосит полы, натрёт паркет… Шик и блеск!
Вспомнились яркие моменты студенческих лет, любимая дискотечка, во время каникул – пляж в Ялте, прыжки с парашюта… Высоко летал! И куда (в результате) приземлился? В колхоз! Нет, это не относительное сравнение с чем-то отсталым от жизни. Колхоз на самом деле! Даже хуже – стойбище наёмной бригады находится в угодьях, принадлежащих архаической «Заре коммунизма». До сих пор переименовать не сподобились, и есть сельсовет, попахивающий совдепией! Мировое сообщество откупорило ХХI век, делает первый пьянящий глоток Нового Времени, все цивилизованные страны по дороге в Европейский Союз перешли на галоп, а тут закат коммунизма не наступает – всё ещё заря…
Ник истошно завыл по-собачьи, но тихонечко, дабы эту «заутреннюю» на все лады не расслышали непомерно стойкие особи в соседних «хоромах». Хотя, в одну из палаток сейчас он бы охотно ворвался с диким воплем индейца, устроил там симфонию для фортепиано – с гранатой, и таким образом выяснил отношения со своим другом-Сусаниным. Например, так:
– Ты куда меня затащил? Какого чёрта?!
– Приятель, ты же сам был не прочь увидеть жизнь во всей её самобытности, – напомнит Генка.
– Это ты натолкнул меня на столь пагубную мысль. Лучше б я написал роман о жизни миллионеров!
– А как бы ты попал в среду зашифрованных толстосумов?.. Путёвка в «низы» ровным счётом ничего не стоит, а туда – кишка тонка… Неудобно здесь? Зато дёшево! К тому же простые люди тоже заслуживают внимания будущего писателя. Дно заждалось нового Горького! И что немаловажно, здесь реально копеечку заработать, а отхватишь ли куш за роман о миллионерах – вилами по воде писано…
– О чём я здесь напишу, если котелок уже не варит?.. Труд из обезьяны сделал человека, а тяжёлый труд из человека делает безмозглое существо, мучающееся единственным вопросом – зачем сонмы мозговых клеток, если хочется лишь отдохнуть и больше ничего?!

Спор с предполагаемым оппонентом не прекращается. Нытьё берёт верх. Ой, скукотище кругом: ни сенсации, ни почвы для удачной на редкость мысли. Неужели тяготы жизни простого непритязательного парня-колхозника ни к чему путному не ведут?.. Хотя, если честно, то в первую очередь соблазнился репликой Генки: «За один сезон на полмашины из магазина зарабатывают или на классную подержанную тачку». Этим и увлёкся…
Но звал же Кирюха в Москву. Эх, столица содружества бывших социалистических республик!.. А с уклоном капитализма современная жизнюшка и вовсе «форэва»… Зайдёшь в крутое заведение, а там Жанна Фриске. Вторым сапогом для этой дивы, ясный пень, не станешь – не тот «сапог», но подмигнула бы, а взгляд в самый пульсирующий комочек меж рёбер!.. Воспоминаний – на все долгие лета хватит… Нет, маловато будет! Можно и так: в день приезда станешь на перроне, вдохнёшь гламурный воздух, а в нём частицы конфетти, фейерверков, песен Пугачёвой и Киркорова, шуток Петросяна и Галкина. Кивнёт златокупольная: «Привет, Никита!» Многоэтажки под козырёк: «Рады служить!» Красная дорожка у мавзолея, но мимо Ленина – к своему бессмертию, интересные предложения финансовых воротил, грандиозное воплощение фантастических замыслов, и – весь мир у твоих ног, сошедшего с космического корабля «Успешность». Жанна Фриске встречает с хлебом-солью, кланяется и говорит: «Возьмите меня замуж, не побрезгуйте!»
Дух захватывает! Ах, рыбка золотая!.. Да реальность всё ещё кукишем у носа крутит… Орловская область недалеко от Украины, и утащил Генка в братскую Хохляндию, да не к украинкам писаным, а в глухомань беспросветную. Но, с другой стороны, лучше прибыть к первопрестольной хоть с малым запасом деньжат, а не спать, как Киррил, первое время на вокзале… И почему так нелегко в люди выбиваться – сначала пройди через все трудности?.. Ну да ладно – пройду огонь, воду и медные трубы! Получите непотопляемый дудящий продукт несгорания – современного человека…
А касательно нынешнего нытья… Так ныл везде, где начинал работать. После окончания финансового колледжа устроиться по специальности, но с достойной зарплатой, не удалось; менеджер по продаже сомнительных товаров – унизительно; пыльная работа за копейки тоже не привлекала. Сидеть на шее у родителей, конечно, удобно, но иногда они поглядывают с немым вопросом: «Когда слезешь, сыночек?» Неприятный довесок – оброс долгами, а вернуть не получается. Удой с родительского бюджета не всегда офигенный… Напрягает! И как, скажите, в дерзких мечтах не стать писателем, хлебнув жизненного опыта, скрытого от наблюдательного современника? То есть здесь – у чёрта на куличках. Вот и напишу с долей выстраданного шока, в общем, интересно и полезно для общества. А не послужу человечеству, так вытащу из глубинки чудище не морское, незнамо какое, но удивлю народ честной необъятной Родины…
А пока суть да дело, с выращенных арбузов навар получится огогенный – сравнительно со средней зарплатой среднестатистического гражданина. К тому же, работёнка сезонная: округлённых полгода вкалываешь, столько же – отдыхай, парниша!.. Или крапай роман с узнавабельными героями в нетипичных ситуациях, меняй ракурс жизни, обостряй восприятие общественности. В общем, пусть души снимают паранджу – обнажаются, характеры – проявляются без прикрас и мишуры, мифические образы приземляются, раз уж это среда обитания писателя и его персонажей…
И всё же досадно, что колхозники отсталые, как динозавры, не устроили Рио-де-Жанейро посреди широких степей. Скушно, господа! И пусть теперь трудовой люд увидит себя глазами городского непредвзятого плейбоя. Поделом им… Как бы назвать роман? Ага! «Всего один день». Именно так! Потому что всего за один день жизни в столь «продуманных» бригадиром условиях можно свихнуться раз и навсегда. Какое там мыслить о завтрашнем дне?! До него дожить надо после пятнадцатичасового рабочего дня. То июньское солнце долбанёт так, что и быка свалит, то ночью гром лупит по палатке прицельным огнём. А ложе в ней – матрас на матушке-земле. Только в данном случае она не очень-то матушка, ведь не печётся о здоровье сына, а наоборот – того и гляди, воспаление лёгких схватишь. Однажды холода наступят… Опять-таки, ещё дожить надо…
Просыпаешься на жёстком ложе неизменно от кошмара. В нём одно и тоже: полол рядок кормовой проклятой свеклы, истово думая, что за горкой закончится этот ад. А за горкой рядку ни конца ни края!.. Поспать бы, пока есть время, так стонешь в холодном поту оттого, что знаешь – сон вещий. В суровой реальности всё в точности – рядки, как бесконечные рельсы, на которых сгинешь, так и не совершив свой овощеводческий подвиг. Вот и хочется «под крышу дома своего, под крышу дома своего»… Ах, карету мне, карету! Хотя бы в гости съездить в прекрасную действительность. «Мы к вам заехали на чай. Привет, бонжур, хэлло!..» Бременские музыканты и бренности немузыкальные… Кому-то странствия, а кто-то прикован к колхозу. Но временно. Главное – не забывать, что рабство сезонное.
Да сколь ни утешай себя-касатика, настигает кручина окаянная. Два месяца на лоне природы без компа и «телепузиков» – это хуже каторги. Как же там без любимого зрителя: вестерны, блокбастеры, Маклауд, Гари Потер? Кто их так замечательно поймёт и оценит?.. А сколько кибер-жён изменит пропавшему без вести кибер-мужу… Осиротел любимый ночной клуб. Со стопудовыми слезами реальные девчонки-подружки утопают в скорби по далёкому, но очень дорогому их сердцу Нику Яровому – двоюродному брату Ники на Олимпе. Ещё месячишко непосильного труда, и богочеловек навсегда потеряет чувство юмора на одном из необъятных полей Руси – безвозвратно! А кто восполнит такую утрату?.. Малышки зовут: «Приди к нам! Приди!» А у Ника рученьки-ноженьки крепко связаны неумолимым супостатом – дурацким договором с колхозом… Движение транспорта в стране прекратилось, остановились заводы и фабрики – гудят во скорби. Город плачет! Какая жизнь без драгоценного Ника?.. Эх, хорошо переживают сердешные, аж дух у меня захватывает!
Но в безапелляционной действительности это Нику никакой жизни без города. А каменному глобалисту что? Колбасится! Челы в Инете зависают, рыбачат в «Одноклассниках» – таких щук вытаскивают(!), а тут, как выкидыш на обочине цивилизации… Познакомился намедни с местной красавицей, начал перекидываться витиеватыми фразами, а у неё «компа» нет, в сленг не врубается, мигает выгоревшими от солнца ресницами, будто клон овечки Долли, и молчит. Дар блеянья потеряла…
Светским хроникёром в Москве работалось бы куда лучше, общаясь с первыми лицами державы и шоубизнеса. Завёл бы нужные связи, проблемы Никиты – хорошего парня с периферии – решались бы на правительственном уровне!.. Да злые демоны так и норовят замуровать в зелёной стене сорняков – не пущают из дикой природы в цивилизованную столицу… Никто не ведёт к заветной цели, не поёт умильным слащавым голосом на пути к уютному офису: «Вот эта улица, вот этот дом. Вот это кресло, что ты влюблён…»
Луч восходящего солнца пробился в палатку и озорно попытался нащупать вечно возмущённого по утрам белобрысого обитателя лесной полосы. Ник недовольно отвернулся. Рассвело, значит, пора вкалывать. Сопи в две дырки, помалкивая об усталости. Кому нужны чьи-то сопли? Все устали. О тяготах жизни не заикайся. Бугор говорит, что жизнь – игра без правил, а это ещё хуже, чем бой без них. На ринге всегда готов к удару, а с якобы хорошей жизнью играешь вслепую, получая удары то со стороны противника, то от союзников, а то и от друзей… Одним словом – без комментариев…
В огромной луже после очередного дождя весело переквакивались лягушки. Под их многоголосое пенье из своей палатки вышла повар овощеводческой бригады. Надо накормить овощеводов завтраком и сразу думать об обеде. В конце сезона получит заслуженную долю от бахчи, выращенной новоявленными «буряководами», как написали в трудовой книжке. Тяжело зарабатывать – бригада просыпается чуть свет, а повару надо встать ещё раньше. Но кому на Руси жить хорошо?..
Тишину нарушил звон будильника в одной из палаток. Через пять минут в предрассветной мгле замаячили две фигуры с тяпками в руках. Это молодожёны Саша и Галя. В городе глава семьи работал в горгазе, а Галя – воспитатель детского сада. Типичные горожане. Без привычки прополка им даётся с трудом. Отстали от всех, а это недопустимо. Поле разбито на участки, всё разделено поровну. Обрабатывать наделы положено в срок, потому что после прополки поле сразу поливают. Ждать одного никто не станет, и никто не поможет, ведь в это время зарастают травой свои участки на других полях.
– Опять раньше всех в поле? – спросила повар, сочувствуя.
– Пошли в «наёмники», надо отработать, – кисло пошутил овощевод. – Когда бригадир говорил, что для заработка каждый берёт втрое больше реального объёма для колхозника, мне и в голову не пришло, что и для нас столько прополоть будет нереально.
– Колхозники в поле не живут, работают намного меньше – из этого исходили, рассчитывали на титанический труд. К тому же бригада работает без выходных. Да не титаны впряглись – обычные люди… Жалко смотреть на всех!
– Но не будем о грустном! – остановил причитания.
– Нет, не будем! – взбодрилась пожилая женщина. – Всё вынесем геройски!
Ник тоже сравнительно отстал, но, работая за двоих, не мог представить, как работать ещё и за третьего. Нереально! Искал выход, то есть помощников из села (за померную плату). Однако у всех колхозников своей работы по горло, а те, кто ходит на заработки, все у корейцев – конкурирующая фирма. В налаженную систему конкуренты не дают вносить хаос, а именно – перебивать рынок труда «левыми» заказами. Однако упрямый Ник решил, что с ним этот номер не пройдёт. Он не из тех, кто легко сдаётся и трусливо отступает. Не горбатиться же до потери пульса… Изобретательность – вот его конёк! Обязательно что-то придумает…
А сейчас вышел овощевод из палатки, жаворонок обдал слух просветлённым пением, по-настоящему свежий июньский воздух хлынул в раздутые ноздри, и случайный человек в этих местах улыбнулся аборигену-кузнечику, произнёс эпохально:
– Эх, брат, благодать! Если б не работать…

* * *

Вечером Никита принарядился – в белую рубашку с чёрным орлом на спине, разгладив её края руками (приходится обходиться без утюга). В мечтах деревня виделась кладезью необходимой подмоги. Авось удастся переманить работниц, отбить у хватких корейцев. Да и не помешает в магазине сладостей прикупить. В меню столовки овощеводов «кондитерка» не входит…
Немного покрутился возле магазина, и вот вознаграждён сюрпризом – встречей с мисс-село или клоном Долли (как недавно окрестил). Удивительное рядом… Ник ещё раз охватил приближающуюся Олесю оценивающим взглядом. Преграждая вход в магазин, пришёл к сакраментальному выводу – неважно, говорящая женщина или немая, главное – её волнующая грудь! Да и с ног до головы девчушка симпатишная… У молчаливой леди даже есть свои преимущества – меньше глупостей скажет… Наверняка и другие достоинства имеются, просто она их слишком тщательно скрывает под широким платьем. Надо тесно подружиться с особью противоположного пола, по ходу и гормональный баланс восстановить…
Олеся невольно зарделась от столь откровенно похотливого взгляда.
– Привет! – поздоровался Ник как ни в чём не бывало. – Ты вечером свободна?
– Уже вечер, – напомнила девушка, смущаясь.
– Ах да… Что-то я разволновался. Женская красота лишает мужчину разума. Не врут мудрецы!
Олеся смутилась ещё больше.
– Я тебе хотел предложить погулять.
– Где?
– По деревне, наверное. Я не знаю, где у вас гуляют.
– Не столько погуляем, сколько разговоров будет, – сморщила миленькое личико Олеся. – И побьют тебя наши хлопцы.
– Обычаи дремучих предков ещё бытуют в украинских селеньях?
– Бытуют… Наши друг друга бьют, а если появляется чужак, гуртом нападают.
– Дикость какая! Ну и били бы друг друга дальше… Зачем отвлекаться?.. Нехорошо – все на новенького! Я бы даже сказал – не интеллигентно.
– Всему причиной пьянки, – говорила Олеся так серьёзно и наивно, что городской франт невольно улыбнулся не к месту.
– Ну да. Чем тут ещё заниматься? Клуб развалился. Одно кафе на всех – питейное заведение, и вся культура…
– Из-за пьянок домой идти не хочется, – разоткровенничалась девушка пред чужим человеком, сама от себя не ожидая. – Сейчас батя пьёт со своими дружками, а потом будет мамку по селу гонять. Как мне всё надоело! В детстве прикрывала её собой, он останавливался, не бил. А теперь меня отшвыривает и лупит её, как собаку. Если зову соседей на помощь, набрасывается на меня. Мама просит, чтоб я уходила и не смотрела на них. Всё чаще ночую у соседей. Уйти б вообще из этой бойни! Так мамку жалко. Помогаю ей по хозяйству. Из-за этого не поехала в город. Могла б поступить в училище, как другие…
Никите стало искренне жаль прекрасную «незнакомку» – по красоте (как ни крути) достойную царских одежд и светского лоска. Такая отпадная кареглазая шатенка, а жизнь – не фонтан… Свои проблемы в сравненье с её трагическими реалиями показались Нику смешными, но сейчас не до смеха. Что-то ёкнуло в сердце, захотелось защитить хрупкую красавицу, чем-то помочь.
– А ты совершеннолетняя? – интерес отчасти из меркантильных соображений.
– Да.
– Тогда переходи жить ко мне! У меня матрац двуспальный! – звучало так, будто говорил – у меня роскошный дворец, бросаю к твоим ногам полцарства!
Олеся испугалась. Как это – жить с незнакомым человеком, чего ради?.. Дон Жуан широких полей успокоил:
– Приставать с интимом не буду. Если сама захочешь, если возникнут взаимные чувства, тогда… В общем, ребёночка заведём с твоего согласия. Шучу насчёт дитя! Чего ты боишься? Я не Серый Волк!
Олесе этот парнишка был симпатичен, но его предложение шокировало. К авантюризму она никогда не имела никакого отношения. Искуситель продолжал так, словно боялся, что золотая рыбка сорвётся с крючка:
– Если у нас слюбится, поедешь со мной в город. Увезу тебя я в тундру железобетонок и подарю неоновое русское сияние! Я – орёл из Орла.
– Возьмёшь с собой в город? – спросила, сама не зная зачем, невольно сдавая позиции благоразумия.
– Да. А чего тебе тут париться? Если хорошо устроишься, то и мать к себе заберёшь. Например, станешь моделью, поедешь в Париж! Россия – стартовая площадка покруче, чем Украина. Наш Орёл явно – не ваше село… В Москву поедем!
Олеся улыбнулась, как ребёнок. Листая глянцевый журнал, она не раз мечтала стать моделью, но совсем не представляла, как добиться заоблачных высот. А всё так просто – хороший парень увезёт в город, пристроит к модельному агентству и всё пойдёт своим чередом… Надо бы бояться, но парень настолько хороший, что не страшно. Вслух:
– Мне всё равно сегодня пришлось бы ночевать у соседей. Переночую у тебя. А завтра видно будет.
– Классно! Молодчина! – обрадовался Ник. – Смелое решение. Люблю смелых «пиплов»! Пойдём ко мне прямо сейчас?
– Да.
Ник шёл рядом с Олесей чуть ли не вприпрыжку. В одном лице и любимая женщина будет под боком, и суперпомощница с многолетним опытом прополки. Вдвоём они быстро одолеют травяного дракона… Для разрядки напряжённости озвучил казусы из школьных сочинений, публикуемые в газетах:
– Хочешь посмеяться? Слушай! Кобыла посмотрела на ямщика через плечо и заржала нечеловеческим голосом.
Олеся громко захохотала, комментируя:
– Конечно! Человеческим голосом только люди ржать могут.
Ник замолчал, внезапно ощутив разделяющую пропасть социального положения и умственного развития, что сильно огорчило, но сдержался и продолжил в том же духе:
– Ещё! Бедная Лиза рвала цветы и кормила мать… Из произведений Некрасова крестьяне узнали, как им плохо живётся… Его главная цель в жизни – есть добро ближнего… В центре города растёт парк, обсаженный нашими родителями.
Олеся смеялась до слёз. Ник уже торжествовал – с хохотушкой ему будет весело и хорошо. Олеся призналась:
– Когда я с тобой познакомилась, сразу поняла, что ты не бомж.
– Бомж? – изумился Ник.
– Так нам председатель сказал, мол, нанял бригаду бомжей из города… Поэтому вам для питьевой воды выделил бочку из-под ядохимикатов. Хорошую бочку пожалел, решил, что бомжам и так сойдёт.
– Вот сволочь!.. А мы, как ни старались её отмыть, всё равно траванулись. Благо – никто коньки не отбросил… Потом бугор вытребовал нормальную бочку. К твоему сведению, у нас в бригаде половина людей с высшим образованием. И ни одного бомжа! Упс, колхозники считают, что они выше нас… Умат!.. Не знал о таком пороке – колхозный шовинизм. Расскажу кентам – ухохочутся…
Олеся вновь рассмеялась. Такая жизнь ей нравится – весёлая… С дороги на тропинку, километры и хохот, и вот сень дерев лесополосы и строй палаток. Пожилой бригадир недовольно глянул на Никиту с кралей, но ведь в бригаде все взрослые люди, сами решают в сфере личной жизни. Как запретишь водить баб в посадку?.. Ник уведомил:
– Иван Васильевич, знакомьтесь – это Олеся. Она будет жить со мной, а потом мы уедем в город.
– Ага, – коротко ответил бригадир, не веря шалопаю насчёт серьёзных намерений, но для приличия. – Рад!
Из бригадной столовой, представляющей из себя навес из досок, покрытых толем, вышел друг Ника (внук бригадира). Поздоровался с незнакомкой:
– Привет! Я – крокодил Гена, друг этого Чебурашки, – кивая на «шалопая».
– Здравствуйте! – ответила красна девица, смущаясь и улыбаясь от очередной шутки.
Генка позавидовал проныре-Нику. Ох и хитрец – нашёл бесплатную рабочую силу, ещё и попользуется в плане интима. Во шустрый!... Бригадир отреагировал на блеск в глазах внука взглядом, выражающим: «Умеет! Не то, что ты…» Ник загордился безмерно и потащил Олесю за руку в палатку.
– Вот мои хоромы. Как там у классиков? С милым рай и в шалаше… Буду тебе мил, будет и рай!
Солнце, играя в жмурки с надвигающейся ночью, спряталось за макушками акаций. Ник зажёг свечу. В свете свечи красота Олеси почему-то сразу показалась неземной. Девушка ощутила вожделение, и это отразилось в её зрачках. Огонёк пошёл по телу Ника, как по фитилю. Он не сдержался, вспыхнул. По вине двухмесячного воздержания гормоны били в голову сотней железных молоточков, доводя мозг до полной отключки во имя торжества инстинктов… Ник взял Олесю за руки. Его прикосновение для неё было приятным. Она не противилась. Девушка думала: «Пусть целует, а если перейдёт границу дозволенного, я его остановлю». Самой хотелось целоваться не меньше, чем Нику. И вот он – первый поцелуй. Но боже, лавина страсти – неуправляемая! От страха пересохло в горле, от стыда утрачен дар речи. Леся попыталась оттолкнуть наглеца, но разгорячённый денди решил, что женщина сопротивляется для приличия, а на самом деле его страсть автоматически зажгла всё очаровательное тельце партнёрши, посланной ему самим небом. Он это видел в глазах! Теперь отступать не собирается. Сейчас они насладятся друг другом.
Начал задирать платье, она мешала сильными руками, он злился, отмечая излишнюю игру в неприступность, приложил больше усилий. Хотелось как можно скорей утолить страсть крупными пьянящими глотками, а тут слишком упорная борьба – глупая. Но вот миг доступности! И снова что-то не так, мешает.
– Ай! – вскрикнула Олеся.
Ник замер. Оказывается Леся – девственница. Его страсть зажгла трепетное существо и тут же испугала бешеным напором – по-хамски. Взял девчонку силой?.. У него никогда не было близкой связи с непорочной девушкой. Он даже не подумал об этом! Обещал ей совсем другое, но всё изменилось в одну секунду, и сам не заметил как… Растерялся и отпрянул.
Леся лежала в шоке. Для неё мир рухнул. Её обманули. Обманул парень, которому доверилась, на которого надеялась, в коем видела своё спасенье и уже мечтала о счастье с ним. Как же была права мама, говоря, что мужчинам нельзя верить! Поверила – и обманута, опозорена… Из глаз покатились слёзы.
– Прости! Я не думал, что ты девственница. Была, – констатировал целомудрие в прошлом, невольно травмируя ещё больше.
Это «была» окончательно добило Лесю. Она заплакала вовсю, то прикрывая колени подолом платья, то беспомощно тычась в него лицом. Не такой ей представлялась близость с этим «хорошим парнем», и не так сразу. Но, получается, захотелось городской жизни, значит, надо принимать их правила, быть современной, терпеть, если что не так… Но как же всё противно! С первого дня с ней не считаются, ни во что не ставят, распоряжаются на своё усмотрение, как вещью.
Ник оправдывался, пытаясь исправить то, что ничем не исправить:
– Паскудно получилось. Я не хотел! Планка запала… Но ты для меня теперь – близкий человек, и у нас всё впереди. Я искуплю свою вину! Сто раз искуплю! Не хотел тебя обидеть. Клянусь!
Олеся не могла говорить, но плакать перестала. Расстроенный Ник оделся и вышел. Он не знал, что делать. Смотреть в разочарованные и перепуганные девичьи глаза невыносимо… В лунном свете трепетали ромашки и васильки. Спонтанно нарвал их, сложил в букет. «Благодетель» с цветами вполз в палатку довольно смешно и трогательно. По нём было видно, что он и сам не рад случившемуся, искренне раскаивается. Уголки губ разочарованной девушки дрогнули в прощающей улыбке. В жизни разное случается, вот и такое…
По уши виноватый мужчина стал на колени, положил букет к ногам своей Мадонны, и кротко поцеловал её руки. Честно пообещал:
– Я тебя не трону. Спи спокойно. Только не уходи! Я хочу быть твоей второй половиной. Это серьёзно! Ты так чиста, что я тебя недостоин. Но дай мне шанс! Прости!
– Я уже простила, – тихонько ответила Олеся. – И справилась с шоком. Со мной всё в порядке. Я тебе верю и хочу, чтоб у нас всё было нормально с самого начала.
Ник почувствовал, как его сердце тает в прямом смысле – что-то тёплое обволакивает и растворяет в чём-то особенно приятном. Да. Он всей душой преклоняется пред чистотой этой женщины. Такого с ним ещё не было. Прикольный секс с ветреными Барби – вот к чему привык. А тут нечто другое, шевелящее в сердце странную нежность – необыкновенную…
Олеся смотрела на мужчину уже не наивной девочкой, а женщиной, желающей счастья, даже если за него нужно бороться с самой собой и с тем, кому доверилась. Ей захотелось поцелуев – много, нежных, светлых, как лучи солнца, и страстных – да, теперь уже и страстных. В новый день они войдут любящей парой, у которой всё хорошо. Леся потянулась к Никите. Он осторожно обнял её, ласкал, замирая, и она тоже таяла в чём-то непривычно тёплом и мягком, как облака. И вот мужская рука скользит по бедру, выше… Леся невольно сжалась – и вдруг испытала прежний шок. Чёртов шок!
Неистребимый страх возвращается, к тому же с подкожным гулом, берёт над чувствами верх, не исчезает. Руки женщины напряглись, чтобы оттолкнуть ласкающего мужчину. Захотелось кричать, бежать прочь, подальше от всего этого – в свою невинность и чистые надежды! Но ничего уже не вернуть… В голове завертелось одно – потерпеть…

***

Свидетельство о публикации № 1106 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Наталья Сидоренко :
  • Проза
  • Читателей: 3 061
  • Комментариев: 0
  • 2011-05-17

Проголосуйте. Игра без правил.

Современный любовный роман. Современный роман читать. Отрывок из романа. Становление личности. Переоценка ценностей. Исполнение фантастических грёз. Наталья Сидоренко.


Краткое описание и ключевые слова для Игра без правил:

(голосов:0) рейтинг: 0 из 100
    Произведения по теме:
  • Заметки гномоведа
  • Гномология - наука сравнительно молодая.
  • Искушение Цыганского
  • Крымская ночь
  • Крым, гражданская война, эвакуация Белой Армии, 1920 год. Как устраивались после эвакуации в Париже. Отрывок из романа «Белая карта».
  • Фонарь надежды
  • Рассказ о семейной истории с элементами детектива и сказки. Влюблённая пара, сказочный Фонарь, заказное убийство... Януш Мати, Елена Соседова.
  • По лезвию жизни
  • Современный роман. Социальный роман. Политический роман. Отрывок из романа. Казалось, правда жизни изгаляется, смеясь в лицо: «Добро пожаловать, глупцы!» Наталья Сидоренко.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Игра без правил