Знак неба

Ссыльная и лейтенант из спецкомендатуры. История о встрече. Пути Господни неисповедимы! Виталий Шевченко.


Посвящается Евгении Афанасьевне
Главчевой


Дверь визгливо заскрипела давно несмазанными петлями, и лейтенант недовольно поднял голову. Кто это его там отвлекает от работы?
С порога несмело заглядывала в кабинет девушка в серой фуфайке и стиранной-перестиранной синей юбчонке. Увидев недовольное лицо лейтенанта, нерешительно остановилась:
- К вам можно?
Он помолчал, разглядывая её, великоватые сапоги со стоптанными каблуками, узелок в руках, большие настороженные глаза и кивнул:
- Проходите.
Она закрыла за собой вновь заскрипевшую дверь и робко подошла к столу.
Лейтенант выжидательно уставился на вошедшую. Та поспешно стала копаться в узелке и, не находя того, что искала, занервничала и от этого большие глаза ее стали еще большими. Наконец, протянув извлеченное из узелка удостоверение, облегченно вздохнула. Слава Богу, нашла!
Лейтенант взял беленький листочек тоненького картона, сложенный вдвое, развернул его и громко прочёл:
- Анна Владимировна Кекис. Из немцев, что-ли?
Его лицо покрылось гримасой враждебности, и он с неприязнью уставился на вошедшую. Та испуганно покосилась на огромный портрет вождя, висевший за спиной лейтенанта, он тоже враждебно рассматривал непрошеную гостью, сглотнула набежавшую слюну и охрипшим голосом ответила:
- Украинка я… с Коломыи…
- Та-а-ак, - протянул лейтенант, доставая из верхнего ящика стола толстый гроссбух, куда были записаны все ссыльные, раскрыл его и стал искать страницу на букву «к». Нашел, долго и придирчиво рассматривал, изучая страницу, убедился, что все в порядке, и протянул девушке, пододвигая к ней ручку с чернильницей. Смотрел, как та старательно, даже кончик языка высунула от усердия, расписалась в книге. Но отдавать удостоверение не спешил.
- Как получилось так, что вы живете в этом, как его… - он заглянул снова в гроссбух, - …Нижнекаменске, а отмечаетесь у нас в Лобве?
- Я закончила здесь техникум, хотела перевестись туда, где живёт моя мама, там и работу нашла, - робко ответила девушка, - да гражданин майор не открепил. «Не нахожу нужным!» - сказал.
- Ну, не нашёл так не нашёл, - этими словами лейтенант как бы поставил точку в разговоре и, отдав удостоверение девушке, отпустил ее.
Лейтенант вновь склонился над бумагами, но вскоре почувствовал, что работа не идет, что-то мешает. Он встал, прошёлся по кабинету, посмотрел в окно, там на пустыре сидели две кошки с поджатыми хвостами и смотрели друг на друга.
Теперь вновь приедет через месяц. Туда полтора часа езды, да оттуда столько же и здесь часов шесть, вот тебе, считай, и целый день.
Вождь испытующе смотрел на него со стены, отставив в сторону свою знаменитую трубку. В спецкомендатуре лейтенант работал недавно, всего месяца три, не больше. И поэтому еще не привык. Он тяжело вздохнул, подошёл к вешалке, снял фуражку, одел её по уставу, насунув на самый лоб, и вышел, решив прогуляться и тем самым вернуть себя в рабочее состояние.
До этой станции он служил в Германии, его выпустили из училища в мае сорок пятого и на фронт они не успели. Но всё равно считал себя фронтовиком и готов был к самой важной государственной службе. А тут вот сиди целый день в душном помещении да отмечай ссыльных. Было отчего огорчиться.
На пустыре кошек уже не было. Через него трусцой бежал известный станционный пёс Капут. Увидев офицера, из осторожности отбежал подальше. Этот Капут целыми сутками носился вокруг в поисках пищи и поэтому никто уже не обращал на него никакого внимания.
На перроне было безлюдно. Ближайший поезд, которым должна уехать та, с удостоверением, будет через четыре часа. К приходу поезда начнёт потихоньку собираться люд. Тогда можно снова выйти, понаблюдать, кто уедет, а кто сойдет с поезда. Все развлечение.
Медленно прогуливаясь, он миновал небольшой скверик в центре площади и оказался возле местного кинотеатра. С афиши, висевшей у входа, призывно улыбалась Любовь Орлова, но он этот фильм уже смотрел и поэтому собирался пройти мимо. Да заметил, что у входа стоит та, в фуфайке. Мимо проходили редкие зрители, сеанс должен был вот-вот начаться, и она за каждым заглядывала в раскрытую дверь.
Он подошёл и незаметно стал за её спиной. В одной руке она держала уже знакомый узелок, а в другой книжку и лейтенант, слегка наклонившись, сумел прочесть фамилию автора. Буало. Ишь ты!
И тут она оглянулась и, увидев лейтенанта, сразу сгорбилась, и хотела было прошмыгнуть мимо. Но он успел раньше спросить:
- Что, в кино хотите? – и этим заставив её остановиться.
- Да нет, - делая безразличное лицо, ответила она, - мне совсем без интереса.
Лейтенант понимающе усмехнулся и сказал:
- Подождите меня здесь.
А сам пошёл к кассе, купил два билета и, выходя, оценивающим взглядом окинул площадь. На ней было пусто и тихо. Оторвал один билет и, протягивая его ей, уточнил:
- Вы зайдете сейчас, а я чуть задержусь. Подойду позже.
Сомнение мелькнуло на её лице, но уж очень хотелось посмотреть фильм. Поэтому протянула руку и осторожно, как будто боясь обжечься, взяла билет:
- Спасибо! - и скользнула в дверь.
Лейтенант еще постоял у входа, осматривая площадь, но на ней по-прежнему было всё спокойно, и он шагнул следом.
Дождавшись, когда начнется фильм и потухнет свет в зале, он, пригибаясь, чтобы не мешать зрителям, пробрался на своё место. Сначала ничего разобрать нельзя было, но потом глаза привыкли к темноте, и он разглядел её.
Она сняла фуфайку и без неё оказалась совсем худенькой. А на лице сияли её глаза. Она не сводила их с экрана, сопереживая всему тому, что там происходило. По - детски полуоткрыла рот и напоминала сейчас воробышка, отогревшегося в тепле.
Лейтенант почувствовал, как что-то ранее неведомое всколыхнулось в его душе и подступило к горлу. Его рука осторожно поднялась и мягко легла на её руку. Она вся напряглась и съежилась, пытаясь высвободиться. Но он держал крепко, она дернулась раз, другой, но не освободившись, покорно вздохнула рядом. И этот покорный вздох образумил его. Он отпустил её руку и стал смотреть на экран.
Когда фильм должен был уже заканчиваться, лейтенант наклонился к девушке и прошептал:
- Я вас подожду на улице.
И тем же путем, пригибаясь, выбрался из зала. Чтобы не маячить перед входом, он перешёл улицу и остановился у сквера, мельком огляделся, нет, всё в порядке.
А уже покидала зал шумная толпа зрителей, громко обсуждая подробности фильма и Любовь Орлову. Почти последней шла среди них девушка.
Увидев лейтенанта, стала его с любопытством рассматривать, как будто увидела впервые. А подойдя, молча остановилась рядом.
- Понравился фильм? – сказал он первые пришедшие к нему слова, чтобы не молчать.
- Да, очень, - радостно кивнула она головой.
- Такая красивая жизнь! – вздохнула и затеребила свой узелок.
Лейтенант поперхнулся и не нашёлся, что ответить. Так они стояли и смотрели друг на друга.
Потом он нерешительно сказал:
- Мне надо идти на службу. – И остался стоять на месте.
Она вся съёжилась и поникла, возвращаясь в действительность.
Он ещё потоптался, потом резко козырнул и повернувшись, пошёл. Когда отошёл шагов десять, оглянулся, она продолжала смотреть ему вслед. Как воробышек на крыше в ненастную погоду.
Но в кабинете не сиделось, лейтенант походил туда-сюда, нервно похлопывая себя по галифе. Вождь со стены равнодушно смотрел куда-то мимо. Сегодня решительно не работалось. Гулкая тишина кабинета раздражала, и он вновь направился к выходу.
На перроне появились первые пассажиры, они уныло подпирали станционное здание вокзала, в ожидании поезда, но среди них, той, в фуфайке не было. Вернулся на площадь к кинотеатру, и здесь её не было видно. Прошёлся мимо магазинов, заглядывая в них, и там нет.
Вздохнул и остановился, не зная что делать. Ладно, надо выйти к поезду, она наверняка будет там. Назад возвращался через сквер, так было короче. И уже при выходе что-то остановило его. Какой-то всхлип. Прислушался. Оглянулся. И увидел на садовой скамейке, под широкой елью, ее узелок с книжкой, сиротливо лежавшие там. Широко шагнул назад. И вплотную столкнулся с девушкой, отчаянно боровшейся под елью с сержантом Глушковым, шофером из их спецкомендатуры, зажимавшем ей рот, чтобы она не кричала.
Глушков, почувствовав, что кто-то стоит за ним, оглянулся, ослабив напор, и девушка этим воспользовалась, она неожиданно скользнула под руку сержанта и кинулась к лейтенанту.
- Гражданин лейтенант… гражданин лейтенант… - только и нашлась что сказать, вцепившись в его руку. Её большие глаза застыли от ужаса.
- Лейтенант, уходи, не мешай, это же ссыльная, - лейтенант увидел налившиеся кровью глаза Глушкова.
У девушки был почти оторван рукав от фуфайки, юбка разорвана до самого пояса, открывая выше колена багровый синяк, и лейтенант, сжав кулаки, засунул их поглубже в карманы галифе, подальше от греха.
- Сержант Глушков, потрудитесь уйти, - холодно сказал он.
- Ну, ладно, лейтенант. Это я тебе так не оставлю, - прохрипел, уходя, Глушков, злобно блестя глазами.
- Я, я… собралась пообедать, села на скамейку, а тут он появился и стал приставать, я встала, чтобы уйти, а он не пускает, - губы ее дрожали, вот-вот и она разрыдается.
- Ладно, Анна Владимировна, - сказал лейтенант, принимая решение, и шагнул к скамейке, чтобы захватить забытые там узелок и книгу, и услыхал в кустах глухое рычание. Оглянулся и увидел, как Капут доедал оброненные на землю куски черствого хлеба. Весь обед девушки.
- Идёмте, до поезда осталось совсем мало времени, - мягко сказал лейтенант. Она с готовностью, забегая вперед, заспешила рядом с ним, чтобы не отстать, придерживая рукой порванную юбку.
У себя в кабинете он достал из нижнего ящика стола толстый моток ниток с иголкой и сказал:
- Приводите себя в порядок, - вышел в коридор, плотно прикрыв за собой дверь.
- Мешков! – громко позвал он старшину, ведавшего у них хозяйственными делами.
- Ась? – выглянул тут же из своей каптерки Мешков. Он прошёл всю войну от начала до конца и повидал на ней всяких командиров и к этому лейтенанту чувствовал симпатию.
Если бы позвал майор, то Мешков сделал бы вид, что не слышит и только когда рассвирепевший майор, окончательно вышедший из себя, заорал рядом с ним, искренне удивился бы:
- Ты смотри, не услыхал!
- Идите сюда! – лейтенант не хотел кричать на весь коридор.
- Что тебе, Пантелеич? – по-крестьянски спросил Мешков, подходя к командиру.
- Надо покормить человека. Щи у вас остались?
- Нетути. Все слопали, - простодушно ответил Мешков. – Картошка есть. Остыла правда.
- Ну, придумайте что-нибудь. Яишницу. И сала побольше. Да, - добавил он, отпуская Мешкова. – там у меня две банки тушенки остались. Одну откройте и сюда, а вторую отдайте. И посмотрите, чтобы не отказалась.
- Сделаем, Пантелеич! – Мешков хитро улыбнулся и предложил:
- А может и стопочку?
- Стопочку отставить!
- Ясно, товарищ лейтенант! – Мешков засеменил к себе в каптёрку.
Лейтенант не стал входить в кабинет, чтобы не смущать девушку, и, дождавшись, когда Мешков ушёл к себе с пустой сковородкой и котелком, только лишь тогда вошёл.
Девушка чинно сидела на табуретке, явно потяжелевший узелок лежал на ее коленях.
Вождь озадаченно смотрел, ничего не понимая, на то, что происходило в кабинете. Такому вроде бы не учил! В ее больших глазах светилось радостное удивление.
Он помедлил, а потом решился, времени ведь оставалось в обрез.
- Давайте ваше удостоверение, - и увидел, как оживление сбежало с ее лица, зацепившись на мгновение в уголках глаз. Она заколебалась, но потом, вновь покопавшись в узелке, достала оттуда беленький картон удостоверения.
Открыл гроссбух, вновь перелистал страницы, нашёл её фамилию и напротив размашисто написал: «Снимается с учёта в связи с выбытием в Нижнекаменскую спецкомендатуру». Поставив печать и дату, расписался. То же проделал и в её удостоверении.
Потом еще подумал и вписал ей три дня. Сегодня суббота, завтра воскресенье, никто не работает, понедельник – день тяжёлый. Вот во вторник пусть и явится ставать на учёт. А от майора как-нибудь отделается.
Она не сразу поняла, что написал в удостоверении лейтенант и со страхом туда заглядывала. Удивление, недоверие, радость – всё было написано на её лице, когда она, наконец, сообразила, что сделал лейтенант. Даже от неожиданности не знала, что сказать.
- Я… я… - и замолчала.
До прихода поезда оставалось минут двадцать, если не опоздает. И поэтому надо было идти.
- Сейчас пройдете на перрон и с него не уходите. Я буду неподалеку, - сказал на прощанье.
Она хотела что-то сказать, но не решилась.
На перроне народу прибавилось, все в нетерпении поглядывали в ту сторону, откуда должен был появиться поезд.
Лейтенант стал под стеной вокзала так, чтобы ее видеть. Мало ли что.
Наконец появился поезд, впереди натужно пыхтел паровоз, волоча за собой длинный состав, медленно прокатился мимо, замедляя ход, наконец, остановился. И все заспешили разом, ища каждый свой вагон.
Она тоже кинулась вместе со всеми к длинному составу, вскарабкалась на ступеньки ближайшего вагона, хорошо, что не надо бежать дальше, видно было, как прошла одно окно, второе, в третьем остановилась и замерла, прижавшись к стеклу. Так и стояла, пока паровоз тонко не засвистел, отправляясь в путь.
Тогда рука её оторвалась от стекла и робко помахала ему на прощанье. Лейтенант хотел ответить, но здесь на перрон вышел Глушков и, поднявшейся было рукой, он только глубже натянул на лоб фуражку.
Вот и последний вагон скрылся вдалеке, а лейтенант всё стоял, не уходил.
Вновь опустел перрон, до следующего поезда. Скрылся и Глушков, в последний раз злобно уставясь на застывшего под стенкой лейтенанта.
Ладно, недалеко все-таки отсюда, полтора часа туда, полтора часа назад, отпросится у майора как-нибудь на денёк.
Оглянулся и увидел, что невдалеке лежит Капут. Подошёл к нему, собака встала и настороженно следила за каждым движением лейтенанта.
- Что, пёс, съел у сироты хлеб? Разве так можно? А ещё друг человека! – тихо сказал лейтенант Капуту. Тот подошёл, виляя хвостом, и лизнул сапог.

Избранное: современный рассказ
Свидетельство о публикации № 11171 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © shevchenko :
  • Рассказы
  • Читателей: 1 095
  • Комментариев: 4
  • 2016-08-14

Проголосуйте. Знак неба.

Ссыльная и лейтенант из спецкомендатуры. История о встрече. Пути Господни неисповедимы! Виталий Шевченко.


Краткое описание и ключевые слова для Знак неба:

(голосов:3) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Wie heiβen Sie?
  • Где-то на фронтах войны. Редакционное задание. Спасение немецкой девушки. Виталий Шевченко.
  • Лиличка
  • История медсестры. Две сестрицы-сиротинушки. Медсестра и раненый лейтенант. Любовь бессмертна! Виталий Шевченко.
  • Cтрадальцы
  • Необыкновенное - рядом с нами! Виталий Шевченко
  • Последняя лекция
  • Случай в Советской Армии. Рассказ о пограничной заставе, о лекции, о национализме, о любви к Украине. Виталий Шевченко.
  • Вечное постоянство
  •      – Тебе что попалось? – поинтересовалась высокая, с длинными стройными ногами, Мегера, испуганно пялясь на соученика.      – Гадание по небесным светилам, – ответил он.      – Вот дурак,

  • Пугачев Евгений Валентинович Автор offline 14-08-2016
Прекрасный рассказ. В Вашем стиле. Человеческое в человеке очень трудно вытравить. Даже Вождь не справился. Всего Вам доброго.
  • Виталий Шевченко Автор offline 14-08-2016
Спасибо большое, дорогой Евгений! За тёплые слова.
  • Светлана Скорик Автор offline 15-08-2016
Да, иногда и там встречались настоящие люди. Порой решавшиеся и на бОльшее. Человек (если он действительно человек, а не внешнее его подобие) остаётся человеком в любых обстоятельствах.
Рассказ прекрасно построен и написан сердцем. Мастерски и притом трогательно.
  • Виталий Шевченко Автор offline 15-08-2016
Дорогая Светлана Ивановна! Спасибо большое за добрые слова! Рассказ писался трудно, так как я хотел всё поместить в небольшую форму. Спасибо еще раз!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Знак неба