Wie heiβen Sie?

Где-то на фронтах войны. Редакционное задание. Спасение немецкой девушки. Виталий Шевченко.


Лейтенант Григоренко озабоченно рассматривал незнакомую улочку. Не знал куда идти. Перед ним были маленькие, аккуратные, старинные домики. Брусчатая мостовая заворачивала за угол. А невдалеке, справа, смотрела на него своими выбитыми окнами немецкая кирха.
- Черт, - выругался он, - куда это они все подевались?
Уже целый час колесил по этому, отбитому ночью у немцев, городку в поисках батальона Сидорчука и все никак не мог его найти.
- Напиши о них, хорошо воюют! – сказал редактор дивизионной газеты «Сталинские соколы» капитан Жихарь, отправляя его вчера на передовую.
Из дверей ближайшего дома выглянула старуха, увидела Григоренко, замерла, и тут же растаяла в дверном проеме. Григоренко уже писал о них. Когда освобождали Белоруссию.
Он к ним пришел, когда только что закончился бой за железнодорожную станцию. Это было его первое редакционное задание, и он старался запомнить все, что видел и потом написать большой, красивый очерк. Чтобы все прочитали и поразились.
Поэтому все запоминал, и разбитое здание железнодорожной станции, вверху первая буква названия обвалилась, остальные сиротливо смотрели на мир: «…айманово», и раненный немец, сидевший на перроне, тяжело опершись спиной о почерневшую кирпичную стенку станционного пакгауза, и застрявшую на путях цистерну, возле которой оживленно суетились солдаты с котелками и флягами.
Из здания выглянул незнакомый командир. В руках у него был тоже котелок.
- Серегин! – остановил он солдата, намеревавшегося прошмыгнуть мимо.
- Да, товарищ капитан, - неохотно остановился тот.
- Лей, - приказал он, подставляя свой котелок под котелок солдата.
- Ну, товарищ капитан… - начал было солдат и они в этот момент увидели Григоренко. Солдат, пользуясь заминкой, исчез со своим таинственным котелком, а капитан уставился на незнакомца черными, немного на выкате, глазами.
- Кто таков?
Григоренко представился, и подозрительность тут же улетучилась с лица капитана.
- Давай сюда! – сказал он, вовлекая Григоренко за собой в здание станции.
Там в углу на полу была расстелена шинель, на которой в центре красовался котелок, а рядом замерла в ожидании раскрытая банка тушенки.
- Пей! – приказал капитан, это был Сидорчук, протягивая Григоренко котелок. Тот нерешительно поднес его к губам и почувствовал острый запах спирта.
- Да! – утвердительно мотнул головой Сидорчук, - Спирт! Отбили у немцев целую цистерну. Пусть отдыхают! – он махнул куда-то в пространство рукой: - Зззаслужжили…
Целую ночь просидел он тогда у них на станции и только когда утренний рассвет подкрался к разбитому зданию, покинул их, нетвердо переставляя ноги и помня еще, что надо обязательно написать очерк.
Поравнявшись с кирхой, услыхал там чьи-то голоса, заглянул в окно. Несколько солдат оживленно переговаривались, рассматривая что-то в углу. Через разбитые двери зашел внутрь. Солдаты, увидев незнакомого офицера, расступились.
На полу, на немецкой шинели сидела молодая немка, лет семнадцати, не больше. Длинные волосы рассыпаны на плечах, ладони прижаты к груди, рядом растерзанная одежда. Что-то быстро говорила по-немецки.
- Nicht t?ten… nicht t?ten… - спешила сказать она.
- Вы, что, ребята? – он не узнал собственного голоса.
- Не вовремя ты пришел, лейтенант, - услыхал за спиной голос Сидорчука и оглянулся. Капитан неприязненно смотрел на Григоренко:
- Давай, уходи!
Из-за Сидорчука выглядывал какой-то солдат, держал перед собой гору толстых подушек.
- Нет, - сказал Григоренко и вытащил из кобуры пистолет, - давай, шнеллер, - крикнул он той, на полу. Немка вскочила и кинулась к Григоренко:
- Herr Offizier, Herr Offizier… - дрожали у нее губы.
Кто-то из солдат потянул за ремень автомат, висевший у него за спиной.
- Стреляю без предупреждения! – Григоренко толкнул перед собой девушку, повернулся к ней спиной и стал медленно отходить к выходу, держа стоявших перед ним на прицеле.
- Ну, лейтенант, - Сидорчук буравил своими черными на выкате глазами: - Ты меня запомнишь! Я тебя и в редакции достану!
На улице они уходили, прижимаясь к стене, чтобы их не обстреляли из кирхи, а оттуда несся яростный голос Сидорчука:
- Кто пустил сюда лейтенанта?
Повернув за угол, Григоренко остановился, остановилась и девушка, испуганно смотрела на лейтенанта.
Григоренко снял с себя шинель и неловко накинул ее на плечи девушке:
- Одень… холодно…
Посмотрел на ее ноги, босая, бежала по битому кирпичу и стеклу и не порезалась. Не заметила даже. Повернул к ближайшему дому, толкнул входную дверь, поднялся по лестнице, за ним спешила немка, боясь отстать, открыл следующую дверь, прошел по коридору, открыл еще какую-то дверь, оказался на кухне, там сидела старая женщина, изумленно смотрела на вошедших. Что-то забормотала вопросительно, ей ответила девушка, быстро – быстро говорила, кивая в сторону Григоренко. Потом заплакала, и старая немка обняла ее и стала успокаивать.
Так и стояли втроем, он с забытым пистолетом в руке, они, старая и молодая, прижавшись друг к другу, шинель сползла с плеч девушки, открывая исцарапанную спину и длинные волосы, почти до самого пояса.
Старая немка подошла к нему и стараясь говорить внятно, спросила:
- Wie hei?en Sie, Herr Offizier?
Он ничего не понял и вопросительно уставился на нее.
Она рассмеялась и добавила:
- Name… Johann… Friedrich…
- А-а, - он догадался, - имя? Павел, Павлом меня зовут.
- О-о, Sehr gut, - немка почему-то обрадовалась, - Paul… - И добавила, старательно выговаривая незнакомые слова:
- Ошен карашо…

04.11.1996 г.

Избранное: рассказы о войне 1941
Свидетельство о публикации № 11342 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © shevchenko :
  • Рассказы
  • Уникальных читателей: 1 086
  • Комментариев: 9
  • 2016-09-14

Проголосуйте. Wie heiβen Sie?.
Краткое описание и ключевые слова для Wie heiβen Sie?:

(голосов:3) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Туфля на правую ногу
  • О встрече одиноких душ после войны. Виталий Шевченко
  • Не приведи Господь!
  • Рассказ о боевых действиях в городе, битве за каждый дом, расстрел женщин и детей. Этот рассказ нашёл в своих старых рукописях. К сожалению, оказался пророческим. Виталий Шевченко.
  • Киллер
  • Рассказ о киллере 20-х годов, о расправе со своими и методах подставы. Возможность остановиться и задуматься, туда ли ведут такие методы. Виталий Шевченко.
  • Синий пламень её глаз
  • Рассказ о встрече после войны с руководителем подполья. Женское одиночество и неожиданная встреча. Виталий Шевченко.
  • Офицерская фуражка
  • Рассказ о войне 1941. Рассказ о новобранцах: первая атака. Виталий Шевченко.

  • Ольга Лебединская 14-09-2016
Хорошо. Только - Sehr - вот так пишется немецкое слово "очень".
С уважением, Рэна. Филолог, учитель немецкого.
  • Виталий Шевченко 14-09-2016
Милая Оля! Спасибо Вам! Я уже исправил!
  • Светлана Скорик 15-09-2016
Виталий Иванович, а у меня вызвало непонимание "Nicht toten". Ведь это означает "Не мёртвые". Вы явно не это хотели сказать.
  • Ольга Лебединская 15-09-2016
Понятно, что имелось в виду. Но это по-другому говорилось бы.
  • Виталий Шевченко 15-09-2016
Спасибо, дорогие, за внимание. Я со своим слабым немецким пытался сформулировать фразу девушки: - Не убивайте... Не убивайте... Если Оля поправит, то я тут же исправлю!
  • Светлана Скорик 15-09-2016
Уже исправила, Виталий Иванович.
  • Виталий Шевченко 15-09-2016
Спасибо, Светлана Ивановна!

Нихт шисен переводится как не стреляйте, а мне надо, чтобы девочка говорила : не убивайте! Поэтому, наверное, ближе к тексту: нихт тоден?!
  • Светлана Скорик 15-09-2016
Тогда нихт тётен, я поставила.
  • Виталий Шевченко 15-09-2016
Большое спасибо, Светлана Ивановна! Теперь всё точно.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Wie heiβen Sie?