"Война моё не отпускает сердце..."

Единственная поэтесса на всю Украину участница Сталинградской битвы! Виталий Шевченко.


Хочу предложить вниманию читателей нашего сайта рассказ о запорожской поэтессе Наталье Михайловне Шолох. Ей 93 года, буквально на днях выходит ее уже восьмой сборник. Два она выпустила в Москве, три в Ногинске и три в Запорожье.
Я восхищаюсь Натальей Михайловной. Восхищаюсь тем, что она молоденькой девушкой в грозный час войны, когда, казалось еще мгновение и разлетится на мелкие кусочки незыблемая советская власть, подставила свое хрупкое девичье плечо, как и многие её современницы, под неповоротливую военную машину страны и тем спасла ее. Она была участницей Сталинградской битвы от первого до последнего дня. Сражалась в составе зенитной батареи, охраняла переправу через Волгу, не давая немцам приблизиться к Сталинграду.
Я думаю, что сегодня у нас в стране она одна осталась в живых, поэтесса-участница Сталинградской битвы. И ее свидетельства о том времени на вес золота.
В творчестве Натальи Михайловны есть прекрасные строки, в которых заключена квинтэссенция всей ее многогранной личности:

Мои стихи просты, как правда,
В них слов замысловатых нет.
Они – души моей отрада,
В них чистый и правдивый свет.

В моих стихах сверкает море,
Сияют красотой поля.
В них нашего народа доля,
И вместе с тем судьба моя.

Лучшие её стихотворения убедительно подтверждают эти строки поэтессы.
Как человек не может жить без куска хлеба, глотка воды, чистого воздуха, солнца над головой, любви и дружбы, так и настоящий поэт должен откликаться на каждое движение своей и чужой души.
И он находит такие слова, идущие из его сердца, чтобы выразить это в своих стихах. Сколько мы знаем таких строчек в мировой поэзии!
Каждый может вспомнить своё, потаённое, от чего сильнее бьётся сердце, открываются все тайные страницы души и… И мы стоим тогда наедине с Вечностью… Вот в этом сила поэзии, сила творчества. И ни один поэт в мире не может изменить этот избранный Богами путь во Вселенную.
Есть такие стихи и у Натальи Михайловны. Стоит только прочесть её сборники, вышедшие в Запорожье, «Запомните нас такими…» и «Пока в душе звенит струна…». А теперь и третий сборник «Моих стихов осенняя завязь», предлагаемый ныне читателю.
Мне уже приходилось писать о том, что в творчестве Натальи Михайловны лучше получаются стихи о природе. Однако в предлагаемом читателю сборнике очень интересно звучат стихи на гражданскую тематику. Наталью Михайловну волнует то, что происходит с нашей страной на востоке, - в Донбассе и в Крыму. И тут двух мнений быть не может, человек, переживший сталинградский ад, не может равнодушно относиться к тому, что происходит с нашей Украиной и с нашим народом на восточных рубежах страны.
Наталья Михайловна стоит вместе с нами, со всеми патриотами Украины в едином строю защитников родной земли.
А ведь кому, как не Наталье Михайловне доподлинно известно, что такое суровая правда войны. Она всё это перенесла на своих плечах, пережила своей душой.
Поэтому так искренне звучат её стихи о войне. Там каждое слово – правда. С высоты времени это хорошо видно.
Вот здесь я, наверное, и поставлю точку. Ибо каждому пишущему приятно, когда он в центре читательского внимания. А для этого надо просто читать. Поэтому я предлагаю Вашему вниманию стихи Натальи Михайловны. Читайте их!

13.06.2016г.
Виталий Шевченко

ВЕСНА 42 ГОДА

В тот год уже в марте засияло солнце.
И талый снег – осел, припал к земле.
Как о ведерко – цинковое донце,
Капель стучала песню о тепле.

В такие дни, отбросив назиданья
Хотелось солнцу радоваться! Жить!
И назначать заветные свиданья.
Встречаться с милым и светло любить!

Сияло солнце! Цвенькали капели,
И каждый был весенней неге рад.
А мы, надев солдатские шинели,
Ушли на фронт, в далекий Сталинград.

Нас было сорок девушек… И город,
Не пряча слез, на фронт нас провожал.
Но мы держались, как солдаты, гордо,
Судьбы своей еще никто не знал.

СВИНЦА СИЛЬНЕЕ

Не отпускает эта битва,
Когда в смертельной той тоске
Под жуткой тенью «Мессершмита»
Висела жизнь на волоске.

И у зенитчиц глохли уши
От адской музыки боев.
И было страшно – до удушья.
И было трудно до краев.

Девчонки тонкие, как свечки,
Сгорали насмерть, до конца,
Но оказались их сердечки
Сильнее вражьего свинца.

«ТРУСИХА»

Был вызван в штаб разведчик, где сказали,
Что девушку он должен провести
Через места, где день и ночь стреляли
Фашисты, отрезая в полк пути.

К тому же деликатно намекнули,
Что за нее ответит головой,
Что, мол, от рикошетной пули
Он должен защитить ее собой…

И он повел, надеясь на сноровку, -
Сто раз одолевая этот путь.
Она же в чехле несла свою винтовку,
Была спокойна, не боясь ничуть.

Свистели пули. Била дальнобойка,
Казалось, невозможно здесь пройти:
Но он держался всю дорогу стойко
И ей не дал расслабиться в пути.

С той стороны, где залегли фашисты,
Он прикрывал ее своим плечом.
Порой ползли они под пулевые свисты,
Как будто бы под проливным дождем.

Вдруг из под листвы, лежавшей мозаично,
Зверек какой-то пробежал в камыш.
Тихонько вскрикнув, но не истерично,
К нему прижалась и шептала: мышь…

Он успокоить девушку старался,
И говорил, что, то не мышь, а крот…
Потом в овраге он взахлеб смеялся,
От хохота закрыть не в силах рот.

Она на этот смех не обижалась,
И говорила: «Да, трусиха я!
Боюсь мышей». И робко улыбалась,
И маскхалата комкала края.

Когда пришли. Он доложил, как надо,
Хотя про случай с мышью промолчал.
Снял маскхалат. И звякнули награды,
Сам генерал герою их вручал.

И девушка, освободясь от каски,
Сняла неторопливо маскхалат.
Стоял разведчик, будто в красной краске,
Взгляд отвести не в силах от наград,

Которые уселись дружным роем,
Как бабочки, укрыв девичью грудь
Под золотистой звездочкой Героя…
Застывший взгляд не в силах был моргнуть.

А генерал перед сержантом стоя,
Разведчика похлопал по плечу:
- Непревзойденный снайпер наша Зоя!
Без промаха снимает немчуру!

И ничего на свете не боится!
Ведь у нее – прицельно-точный глаз!
Надеемся, здесь Зоя приглядится
И станет поспокойнее у нас.

В ответ разведчик что-то буркнул тихо.
Со всеми попрощавшись, вышел в дверь,
Кляня себя, что обозвал трусихой
Ту, для которой мышь, как страшный зверь.



О СЧАСТЬЕ

Если б меня спросили: «В чем же счастье?»
Ответила б, душою не кривя:
Когда служила я в зенитной части,
То многое о счастье поняла.

Оно – не благ житейских отраженье,
Которые сумеешь накопить.
Оно – души внезапное движенье,
Когда осмыслишь, как прекрасно жить.

…Мы целый день атаки отражали,
Сумели сбить немецкий самолет.
Когда ж в землянке ужин завершали,
Нас обстрелял фашистский миномет.

Та пытка смертью бесконечной длилась,
И порождал в нас страх ужасный вой.
А я тихонько Господу молилась.
Хотелось жить. Была я молодой.

Гремели взрывы каждую минуту,
Любая мина смерть с собой несла.
Прошли года. Обстрел тот не забуду,
Моя молитва всех тогда спасла.

А как потом безумно ликовали,
Что наших судеб уцелела нить.
Мы истинное счастье испытали,
Что живы все! Что дальше будем жить!

Война – мое не отпускает серце,
Она со мной – во сне и наяву.
Мне никуда от памяти не деться,
Но с чувством счастья, - до сих пор живу!


НА ПОСТУ

На фронте осень холодна.
Идут осенние дожди.
Вокруг стоит сплошная тьма.
И просветления не жди.

Вокруг лесная полоса.
От нас совсем уж близко немцы,
Вдали чуть слышны голоса.
Волнуясь, гулко бьется сердце.

Я на посту стою одна:
Объекты обходила трижды.
Исчерпан сил запас до дна,
Моя шинель мокра, хоть выжми.

Вдруг слышу чьи-то я шаги:
Хрустят под сапогами ветки.
Себе твержу я: «Не дрожи»,
Нащупав пальцами гашетку.

Но невозможно рассмотреть,
Откуда «гость» шел для разведки.
Да, не один, а, верно, шесть
Идут, кроша лесные ветки.

А дождик льет, как из ведра.
Сильнее напрягаю зренье,
Но впереди лишь тьма видна,
Какое злое невезенье!

Но пронесло на этот раз,
То шли свои ребята, -
Они в ночной дождливый час
Тянули связь для медсанбата.



БАЛЛАДА О ВЛЮБЛЕННЫХ

В окопе, прислонясь к стене,
Девчонка доедала кашу.
Напротив парень, как во сне,
Смотрел с любовью на Наташу.

Как бусинки ее глаза
Сияли ярко добрым светом.
«Люблю тебя!» - хотел сказать,
Но не посмел признаться в этом.

Сбивал дыханье, в горле ком,
Волнением пылало тело.
На паренька взглянув тайком,
Она неспешно кашу ела.

Она ведь чувствует душой,
Он смотрит не случайно,
Солдат красивый и большой
В нее влюбился втайне,
Но эту тайну ей открыл
Влюбленный взгляд бойца.
И он Наташе очень мил,
В такт бьются их сердца.

Смотрела ласково она,
Он – улыбался мило.
Их познакомила война,
Друг в друга их влюбила.

Догадываясь обо всем,
Молчком она сидела, -
Им было хорошо вдвоем.
Их чувства вновь взлетели!

Вдруг молчаливый их дуэт
Оборван был тревогой!
Она, закончив свой обед,
Вновь стала очень строгой.

Шли «Юнкерсы» за валом вал,
Был Сталинград их целью.
И он снаряды подавал,
Она ж, прильнув к прицелу,
Стреляла метко по врагам.

Огнем зенитным сбит порыв, -
Враги бегут, как волки!
Последней бомбы ухнул взрыв
И звякнули осколки!

Лежали рядом – он, она,
Как лодки у причала…
Их познакомила война,
А Смерть их повенчала…



18.05.2000г.



ПУШКИН НА ВОЙНЕ

Смотрели в небо наши пушки,
А старшина окопчик роет…
Зима. Пушинки снега. Пушкин.
И «буря мглою небо кроет…»

Вдруг вспомнились вот эти строки,
Он их учил когда-то в школе.
Морозные суровы ночки,
Поземка мчится в чистом поле.

И, может быть, впервые в жизни,
Здесь на виду у батареи
Стал старшине певец Отчизны
Немного ближе и роднее.

И стало вдруг теплее вроде.
Шепча, он мерзлый грунт долбил:
- Там чудеса, там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит!

Окопчик рыл он до рассвета,
Трудясь в промерзшей тишине.
И строки дивные поэта
Сил прибавляли старшине.

А поутру с крестами танки
Шли к батарее напрямик.
Их старшина в пылу атаки
Прямой наводкой бить привык.

Когда же грозная армада
Нависла тенью роковой,
Вдруг понял старшина, что надо
Окопчик обогреть собой.

А танк, расправившись с зениткой,
Полз, торжествующе урча.
Тут вслед ему сноровкой прыткой
Бесстрашный старшина сплеча
Гранаты, связанные кинул
И метко ворога достал.
Огромный танк был взрывом вскинут,
В горящий превратясь металл!

Клубился дым, скрывая поле,
Встал старшина там, где окоп:
- Я вам послал! Чего же боле? -
Вслух произнес и вытер пот.


К ЛИСТОВКЕ, ДРУГУ ФРОНТОВОМУ


К листовке – другу фронтовому
Склоняюсь уж в который раз,
Где крупно, четко дан приказ:
«Прочти и передай другому!»
А в той листовке говорится
Простым солдатским языком:
«Мы не отступим пред врагом!
За Сталинград мы будем биться!»

И битва оживает будто…
И холодеют пальцы рук,
Листок тот дал мне политрук,
Который был убит в то утро.

Война давно отполыхала,
Навек оставив в сердце след.
И в череде мелькнувших лет
Встреч и разлук прошло немало.

Но помнит память фронтовая
Друзей, подруг, политрука.
И вновь строку творит рука,
Дань сердца павшим отдавая.

Не в дар жеманному альбому
Стихотворенье я творю,
А словно другу говорю:
«Прочти и передай другому!»


СТУДЕНЫЙ СОРОК ТРЕТИЙ

Степь – бела и ровная, как стол.
Ветер – зол! Он вдаль поземку гонит.
Весь обледенел в землянке пол,
Только смерть нас здесь не похоронит.

От поземки стонет чернобыл.
Мерзнут у расчетов руки, спины.
Беспросветна фронтовая быль.
Снизу – стужа, сверху – бомбы, мины.

От мороза стынут пальцы рук,
К стылому металлу примерзая.
Но горят глаза моих подруг,
Нипочем им эта стужа злая.

И назло седому январю
Пробуют легонько улыбаться.
Я в душе улыбки те храню,
Сейчас они мне часто снятся.


В БЕЛОРУССИИ В ТОТ ЖАРКИЙ ДЕНЬ

В Белоруссии в тот жаркий день
Не смолкала батарея наша!
Злая пуля – срезала сирень,
И не вскрикнув, повалилась Маша.

Ксению не пощадила смерть,
И лежала Зоя с нею рядом,
Продолжая в небеса глядеть
Неподвижным, удивленным взглядом.

Тот далекий, после боя день
В память фотокарточкой впечатан.
Срезанную пулею сирень
На могилу я кладу девчатам…





Свидетельство о публикации № 11354 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. "Война моё не отпускает сердце...".

Единственная поэтесса на всю Украину участница Сталинградской битвы! Виталий Шевченко.


Краткое описание и ключевые слова для: "Война моё не отпускает сердце..."

(голосов:0) рейтинг: 0 из 100
    Произведения по теме:
  • Кошки-мышки с вождём. Булгаков и Сталин
  • Булгаков и Сталин. Михаил Булгаков сполна заплатил за свою вполне, казалось бы, извинительную слабость. Кошки-мышки с вождём. Юрий Безух.
  • "Я – дедом казак, другим – сечевик..."
  • Запорожские корни поэта Владимира Маяковского. Жизнь и творчество поэта В.В. Маяковского неразрывно связаны с Украиной. Виталий Шевченко.
  • "Добивался... узнать что-либо о Мазепе..."
  • Как Пушкин работал над своими историческими произведениями. Творческий метод гения. Неизвестное - рядом! Виталий Шевченко
  • Презентация книги Алексея Мурача
  • Вышел в свет поэтический сборник «Начало наших лет» поэта и одного из ведущих запорожских журналистов Алексея Мурача, трагически погибшего в 1973 г. (Запорожье, «Дикое поле», 2012).
  • Княгиня русского стиха
  • Статья о Каролине Павловой, русской поэтессе XIX века, первой любви великого польского поэта Адама Мицкевича, чьё творчество очень ценил Гёте. Ирина Корсунская.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
"Война моё не отпускает сердце..."