Быть и удивляться

Размышления о книге Павла Борисовича Баулина «Возвращение в прошлую жизнь»


Ещё, случается, я удивляюсь жизни – не всеядности зла, не засилию жлобства, но – мудрости, с которой она выбрасывает на мель пену и щепки, расчищая фарватер вере, любви и надежде. В такие минуты осознаю, как мало делал добра, как мало любил и плакал. В этот раз поводом для удивления стали стихи Павла Баулина из поэтического сборника «Возвращение в прошлую жизнь». Стихи, безусловно, «цепляют». И дело тут не только в несомненных художественных достоинствах, но в подтексте, за которым угадывается цельная личность, умудрённый жизнью Гражданин, непростой человек. Я долго размышлял над тем, что, кроме зрелого поэтического таланта, подкупает меня в Баулине, пока не понял – порядочность: то редкое качество, носители которого, как вид, поголовно исчезают с наших независимых горизонтов. Как мне близки, как понятны его нанизанные на боль строки:


Досадно за прожитый день
за пустошь, да пни вместо сада.


Я безоговорочно верю в искренность этих слов, какими бы пафосными они не казались постояльцам безумного пространства, в котором, по Юрию Визбору, «всё на продажу понеслось, и что продать, увы, нашлось». Примечательно, как сам автор характеризует истоки, социальное происхождение и суть своего поэтического ремесла:


В коммунальном каменном лесу,
Где царят скандалы и пороки,
Горний ангел уронил слезу
На мои мятущиеся строки.


Вне сомнения, строфа эта выстрадана автором и написана с какой-то светлой, возможно идеализированной грустью о тех временах, когда люди жили беднее, но были, кажется, счастливее. Я принадлежу к тому же послевоенному поколению, что и Павел Баулин, поэтому разделяю его убеждения и его веру в бесповоротность добра и справедливости. Правда, когда это ещё будет! А пока:


Народу – кнут, Отечеству – хула.
Объедки с заграничного стола,
Как манну, обещают демократы.
Державы нет – кровавые куски,
остры национальные клыки!
И еле брезжит судный час расплаты.


И если сила этого отрывка исключительно в горькой правде и неутолённой обиде обманутого патриота, то следующие строки, по глубине не уступающие этим, являются ещё и образчиком великолепной звукописи, построенной на сходном звучании различных по смыслу слов:


Лавина ленивой травы,
Равнина великой реки.
И острого острова остов.
И небо над ширью погостов.
Дороги, дворняги, дворы.
Карманы не больше дыры.
И пеночки пенное пенье.
И небо над ширью забвенья.
Столицы, станицы, столы.
Хмелеют хмыри от хулы.
Ни славы, ни смысла, ни силы.
Забыты святые могилы.


Для мастера такого уровня, как Павел Баулин, не существует «прописки» в рамках шаблонных тем: для него в одном произведении естественны переходы от гражданской к философской лирике, от философских к религиозным мотивам и наоборот. Следующие, во многих отношениях потрясающие строки, иллюстрируют сказанное:


Я – один. Я – как вихрь, неприкаян,
жизнь вмещающий в пару минут.
Мне в лицо ухмыляется Каин,
за спиной ошивается Брут.
И молвой, и глупцами судимый,
я прощаю предавших меня.
Тайны Господа исповедимы,
а моим не хватает огня.


Религиозная тема в стихах П. Баулина поражает своей глубиной и личностным восприятием. Впрочем, здесь нет ни фанатизма, ни слепого поклонения, но есть главное: благодарение Творцу. Есть ощущение мира, как проявления Всевышнего, и себя, как частицы мира:


Как фантастичен этот снег,
фосфоресцирующий лунно,
и призраков неспешный бег,
и туч, вздыхающих бесшумно.
Как фантастичен гор полёт
над бездной полночи неяркой,
и водянистый небосвод
с хвостатой звёздочкой-пиявкой.
И так присасывает взор
её напрягшееся тельце,
что разрывается простор
и поступь Бога чует сердце.


Все мы, взрослые, родом из детства. Только с возрастом начинаешь понимать, как важен этот период. В сущности, детство – исток человеческой судьбы. То, что там начинается, имеет влияние на всю дальнейшую жизнь. А ещё детство – это мама, новогодняя ёлка и праздник ожидания чего-то большого, чудесного:


Полумрак. Тишина.
Пахнет хвоей в квартире.
В целом мире мы с мамой одни.
А на ёлочке нашей волшебно светили
золотые шары,
золотые огни.


Кто не любил, тот не был счастлив – как верно подмечено! Это прекрасное чувство в изложении поэта горит спокойным, ровным огнём:


Краски лета растрачены.
Только ты не вини
эти льдисто–прозрачные,
Родниковые дни.
Время не многословия,
всё крикливое – чушь.
И какая-то новая
обозначенность чувств.
Этим строгим значением
день наполнен любой.
Что весной – увлечение,
то под осень – любовь.
И судьбы повороты
нам теперь – не беда.
Если нынче со мной ты,
то уже навсегда.
А лучи – словно спицы,
тает солнца клубок…
Воздух парка искрится,
чист и глубок.


Есть разные мнения по поводу тем, затрагиваемых в стихах. В старые советские времена цензура не прощала поэтам мелкотемья. В то же время, само понятие этого неуклюжего словца трактовалось достаточно свободно. Один из почитаемых мною авторов высказал мысль, которая претендует на истину: у всех поэтов темы одинаковы – любовь, жизнь, смерть. Великая тайна смерти, как бы ни была страшна, всегда притягивала поэтов. В сборнике П. Баулина тема смерти затронута во многих стихотворениях и обусловлена, как мне кажется, обострённым авторским восприятием времени – наиболее ценного и наименее ценимого нами ресурса. Впрочем, эта тема возникает в лучших стихах сборника и как способ подчеркнуть желанность, неповторимость и торжество жизни. В этой связи привожу стихотворение «Сокровенное», две последних строки которого – не что иное, как гимн жизни:


Прозрачные лужицы,
матовый лёд,
Предзимье в наряде неброском.
Старинное солнце над миром встаёт,
над миром и нашим погостом.
Неясные тени парят от земли
сквозь день, набирающий силы.
И близкие завтрак уже принесли,
тоскуют у свежей могилы.
В пупырышках небо над ними дрожит.
и воздух – озябший и пресный.
И так оглушительно хочется жить,
что я попытаюсь воскреснуть.


Стремление жить в согласии с собой нашло отображение в следующей афористичной строфе:


Хочу, чтоб жили, никогда не ссорясь,
добром и миром всякий спор верша,
Как две сестры –
моя душа и совесть,
Как две надежды –
совесть и душа.


Удобно, наверное, шествовать по жизни тихо и незаметно. Но нельзя впоследствии не пожалеть об этом. Смысл жизни по Баулину – быть, чтобы впоследствии состояться. Единственный способ самореализации – труд: упорный, каждодневный, без которого немыслимо счастье:


Не знаю,
может быть и легче
без тягот чёрного труда.
Но видел я:
ржавеют рельсы,
когда не ходят поезда.


Две глубоких строки из другого стихотворения без обиняков подводят читателя к выводу о том, что

 

Сквозь убожества тлени и лени
не ударит огонь высоты.


Как быстротечна жизнь, как мимолётно её очарование! В гениальной заключительной строфе стихотворения «Закат» об этом говорится просто, спокойно и – пронзительно:


Подушку во сне обнимаешь.
Спит женщина, лес и жнивьё.
И ты ещё не понимаешь,
что это уже не твоё.


Мы погружены в недоброе время. В нём архисложно выживать: кто-то скатывается в забвение, кто-то ищет опорные точки, чтобы задержаться и оставить после себя чуточку света и добра. Я признателен Павлу Борисовичу Баулину за обретение дополнительной точки опоры, за то, что благодаря его стихам не перестаю удивляться жизни.
22 декабря 2013 г.

Выразить благодарность автору можно нажав на кнопочки ниже
http://stihi.pro/11686-byt-i-udivlyatsya.html
Свидетельство о публикации № 11686 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. Быть и удивляться.
Краткое описание и ключевые слова для Быть и удивляться:

  • 100


  • Любовь Березкина 15-11-2016
Спасибо Вам, Александр, за эту статью и за светлую память Павлу Борисовичу.
  • Светлана Скорик 16-11-2016
Очень благодарна Вам, Александр Владимирович, за прекрасную рецензию на книгу Павла Баулина "Возвращение в прошлую жизнь". Она достойна его поэтического сборника. И, кроме того, говорит о том, что не сказали другие. Это весомый и важный вклад в осознание того, что внёс Павел Борисович своим творчеством в поэзию конца 20 - начала 21 века.
Уверена, когда-то его поэзию ещё будут проходить - хотя бы по литературному краеведению, в школах и вузах Запорожской области, но не исключаю, что и Киевской, ведь больше десяти лет он жил и там. А если бы ещё места его детства подключились!.. Не говоря уже о том, какая это была личность, какой удивительный и светлый человек, сколько сделал он для людей (и для поэтов в частности), и какой это был яркий журналист и политик, его поэзия - всё равно вещь самодостаточная, поскольку необычайно оригинальная. Она неповторяема. Высокая, философски глубокая, экспериментирующая, вобравшая в себя все достижения и новаторство.
  • Натали 16-11-2016
Александр Владимирович, спасибо за прекрасную статью о замечательном человеке и талантливом поэте Павле Борисовиче!
  • Александр Таратайко 17-11-2016
Уважаемые Натали, Любовь Андреевна и Светлана Ивановна, спасибо Вам за тёплые слова Павлу Борисовичу Баулину.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Быть и удивляться