Образ войны

О героях Отечественной войны.

Когда я вспоминаю о Великой Отечественной войне, перед глазами всплывают два образа: воронки на обнажённой спине генерала Одинцова и узкоплечая фигура генерала Петрова в кителе с заложенными в карманы пустыми рукавами…
В самой середине шестидесятых я редко, но регулярно, бывал в Ростове на Дону, на том же самом Дону, что и Воронеж, где я тогда жил и работал. Оба города поддерживали дружеские отношения не только как столицы соседних областей. На базе Ростовской Высшей партийной школы функционировали зональные курсы переподготовки партработников, на которых повышали свою квалификацию и кадры Центрально-Черноземных областей. А, кроме того, в отпуск на юг мимо Ростова ни пройдёшь, не пролетишь, тем более, что прямых поездов из Воронежа не было, и в Ростове приходилось делать пересадку на проходящие поезда из Москвы. А в «пиковое» время билетов на проходящие не было, и люди иногда по нескольку часов, а то и сутками торчали на вокзале.
Вспоминаю, как однажды сам был вынужден болтаться по городу в ожидании московского поезда. Но хоть проболтался не без толку: спас своего коллегу от неприятностей. Иду я, не торопясь, по центру города, который готовится к празднику (не помню какому), смотрю по сторонам. Прохожу мимо витрин магазина, над которым на уровне второго этажа рабочие устанавливают портреты со знакомыми лицами: Подгорный, Кириленко… Готовят место для третьего. Взгляд опускается на название магазина и… волосы встают дыбом: «Три поросёнка»!!!
Почти напротив – горком партии. Перехожу улицу и прошу дежурного вызвать Земцова.
-- Он на бюро.
Еле уговорил передать записку: « Саша! Дело чрезвычайное! Выйди срочно!».
Вышел.
-- Посмотри !
Тут же побежал через дорогу, забыв про бюро. А я, по-прежнему не спеша, пошёл в сторону вокзала.
Вот этот самый Александр Земцов, секретарь Ростовского горкома партии по идеологии, мой знакомый ещё по АОН при ЦК КПСС, и пригласил меня и других воронежцев, находившихся на тех самых курсах переподготовки, на военную игру ростовских школьников «Зарница», которую проводил командующий военно-воздушными силами Северо-Кавказского военного округа дважды Герой Советского Союза генерал Одинцов Михаил Петрович.
Ради справедливости надо сказать, что ни в какой «Зарнице» мы не участвовали и, вообще, никакого отношения к ней не имели. Просто Александр помог нам провести выходной день не в задыхающемся от жары городе, а на правом, песчаном и поросшем леском, правом берегу Дона, где проводилась «Зарница», а после неё предполагался небольшой пикник, совмещённый с купанием. Вот тут-то мы и приняли активное участие, предварительно загрузившись своим «паем».
Все уже собрались под навесом, а Одинцов и Земцов задерживались на «разборе полётов». Они-то работали. Это мы отдыхали. Подошла жена генерала, молодая жизнерадостная и привлекательная особа, и сообщила, что приказано начинать:
-- Прошу к столу и наливайте по-фронтовому!
Когда закончили разливать по стаканам водку ( по-фронтовому, так по-фронтовому!), она поднялась, сжимая стакан:
-- Ну, хто с нами не пьёт, тот або хворый, або сволочь. За победу!
Отстающих за столом не оказалось. Вскоре к нам присоединились опоздавшие.
Пикник набирал темп, но жара есть жара, а прохладная влага Дона плескалась почти рядом. Генерал скомандовал:
-- Перерыв! Пойдём, окунёмся!
Михаил Петрович раздевался немного впереди меня, поближе к воде. Когда он сбросил китель и рубашку, я не увидел спины. Там, где она должна была быть, зияли две воронки, две глубокие ямы наискосок от левого плеча к правому бедру. Два перекошенные глаза войны смотрели мне прямо в глаза…
***
25-го января 1968 года Воронеж отмечал двадцать пятую годовщину своего полного освобождения от гитлеровских захватчиков. 200 дней и ночей линия фронта рассекала город, но врагу так и не удалось прорваться на его левобережную часть. По признанию немецких генералов, если бы их войска не застряли у Воронежа, по-другому могла сложиться судьба Сталинграда.
Всем городом готовились воронежцы к знаменательному событию. По нашей просьбе Юрий Левитан заново начитал на плёнку Приказ Верховного Главнокомандующего от 25-го января 1943 года. На юбилей пригласили большую группу ветеранов, в том числе и двух представителей «Бога войны» – двух генералов-артиллеристов, бывших командиров батарей, защищавших левобережье. Один из них был сыном героя гражданской войны и носил легендарную фамилию – Чапаев и звание Героя Советского Союза. Уже перед отъездом Александр Васильевич признался мне, что все дни празднования он, видя восстановленный Воронеж, мучился мыслью: «Если бы воронежцы знали, сколько домов мне пришлось разрушить огнём своей батареи, меня бы никогда не пригласили на праздник».
Вот она – психология советского воина: ему жаль плодов человеческого труда, которые гибнут при уничтожении врага. Ведь только для фашистов разрушение – радость, цель жизни. Они, как сегодня на Украине, готовы истреблять всех и всё во имя своего господства. А Европа, похоже, забыла уроки войны. Нет, не вся, В той же Австрии чтут маршала Ф. И. Толбухина, сумевшего при освобождении Вены сохранить памятники истории культуры человечества.
Фамилия второго генерала широко распространена – просто Петров. Но судьба и личность Василия Степановича уникальны. Они больше похожи на символ героя Советской эпохи, который способен преодолеть все препятствия, пережить все тяготы, который готов жертвовать собственной жизнью ради спасения Отечества, ради свободы своего народа. Одну руку он потерял при форсировании Днепра, вторую – уже на территории Германии, но каждый раз, подлечившись, возвращался в строй и во время посещения Воронежа был командующим артиллерией Киевского военного округа.
Даже мужество не смогло стереть с лица следы неимоверных страданий. Но эти следы не требовали и не вызывали жалости. Они вызывали восхищение величием духа этого человека и осознание святости всего его облика – узкоплечей фигуры с рукавами кителя в карманах и лицом, словно высеченным из камня.
Оба они, дважды Герои Советского Союза М.П Одинцов и В.С. Петров, ещё многие годы продолжали служить Отечеству на ответственных постах, оба добавили с тех пор по две звезды на своих погонах, став генерал-полковниками, оба останутся в вечной памяти поколений.
Каждый раз, когда я вспоминаю о той войне, перед глазами всплывают два образа: воронки на спине генерала Одинцова и узкоплечая фигура генерала Петрова с рукавами в карманах кителя. И это не только символы героизма, но и символы Великой Победы! И её цены.
Свидетельство о публикации № 13208 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Евгений Тимофеев :
  • Публицистика
  • Уникальных читателей: 221
  • Комментариев: 2
  • 2017-05-07

Проголосуйте. Образ войны.
Краткое описание и ключевые слова для Образ войны:

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Митинг у памятной зенитки
  • День защиты Запорожья от фашистских оккупантов и митинг у памятной зенитки. 73-я годовщина.
  • Правда в глаза
  • Правда и свобода слова. Факты и журналисты. Такая она, свобода слова, такая правда. Бедная правда!
  • Ещё о сепаратизме: «с петлёй на шее...»
  • О сепаратизме как плане по отделению Украины от России: кто есть истинный сепаратист. О войне и Победе, патриотах и предателях.
  • Кто же здесь «сепаратист» и «каратель»?
  • Независимые Донецкая и Луганская республики, волеизъявление народа и уроки истории. Хьюстонский и Гарвардский проекты по переделу мира.
  • Кому нужна чужая удача?
  • О ситуации в поэзии: книги современных поэтов остаются на полках книжных магазинов; имена лучших поэтов Украины неизвестны в глубинке. Большинство не знают творчество даже своих товарищей по студии.

  • Валерий Кузнецов 7-05-2017
Отлично!
  • Радислав Власенко-Гуслин 8-05-2017
Вечная память!
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Образ войны