Поэтический урок

Поэтический урокПоэтический урок. Уроки поэзии: самые простые и обязательные основы стихосложения и распространённые ошибки у современных авторов. 

Небольшой поэтический урок в помощь молодым авторам.


(в продолжение к статье «Начинающие поэты»)

     Поднимая тему непоэтичной поэзии, принципиально не употребляю термин «графомания», поскольку графомания – это не поэзия, а своего рода одержание рифмой без смысла и толка, т.е. болезнь. Такие случаи есть, но они крайне редки.
     В большинстве же своём мы имеем дело или с начинающими авторами, или с людьми пожилыми, с богатым жизненным опытом и даже с пониманием красоты слова, но которые, будучи специалистами в области, далёкой от литературы (зачастую очень уважаемыми, с большими достижениями и званиями), считают, что, раз им есть что сказать, этого достаточно. Это так же распространено, как и то, что каждый родитель считает себя педагогом и каждый просто здравомыслящий и немного начитанный человек – философом. Между тем стихийное пользование родным языком не обеспечивает литературно грамотного его употребления, а обычная рассудочная деятельность не защищает в бытовом споре от логических ошибок, спутанности мыслей и подмены понятий. Необходимо осмысливать, прежде чем говорить; необходимо обучение законным приёмам полемики (как в древнегреческих школах), прежде чем ввязываться в серьёзную научную дискуссию, в том числе литературную. Так же и в поэзии. Необходимо выучить поэтический  урок. Если вывалить на бумагу свои мысли в том виде, в каком они пришли в голову, это будет неоформленный поток сознания, а не искусство. Крайне низкая степень культуры – печатать такое без доработки, без проверки у опытного, профессионального редактора. Всё равно как демонстрировать чужим людям своё белье.
     Особенно это относится к случаям действительно настоящей графомании, когда каждое стихотворение – набор патетических слов на важные для общества темы, а каждая строка – лозунг, шаблон, призыв, обличение, посвящение, проповедь, всё что угодно, только не лирика. Всё по случаю, к дате, к какому-нибудь празднику, ради воспевания общепринятых приоритетов или ради морализаторства.


Тебе, Украина, – все лучшие песни.
К тебе, Украина, любовь велика.
Тебя, Украина, не знаю чудесней:
Ты мать, ты Отчизна моя на века!


     Подставьте вместо этих лозунгов любое географическое понятие, от Молдавии до Техаса, от Кривоколенного переулка до Бродвея, ничего не изменится. А вот всё тот же автор, уже о родном городе: «Дружны все в городе родном,/ Ведь Марганец – наш общий дом». А ещё – о женщине: «Нежная, милая, страстная, – / Дороже тебя в мире нет». Поменяйте на  «Украину» – вполне будет к месту, всё взаимозаменяемо, – вот почему как раз такое и есть не просто поэзия начинающих, но диагноз.


Глумились над славянами фашисты,
Стреляли, зарывали в никуда,
Чтоб не могли поставить обелиски
Безвременно ушедшим навсегда.


     Здесь «замечателен» канцеляризм «безвременно ушедшие», больше всего годящийся для официального некролога и сухого, но витиеватого надгробного слова. Я уж не говорю о «зарывали в никуда»!
     А вот бичующая гражданская тема (язык не поднимается сказать «поэзия»):


За что правительство так глухо,
За что безвыходность, грабёж?
За что богатый с толстым брюхом
Вонзает в спину острый нож?


     Не хочу сказать, что тот, кто сочинил такое, не чувствует того, что пишет, что он неискренен. Однако буквально что ни слово, то штамп, ни промелька живой нестандартной мысли. «За то, что люди к предкам очерствели, – / Я бью, я бью во все колокола!» Да-а... «в колокола за то, что» – это «круто» сказано... Столько пафоса, а впечатления никакого. Мы и в обычный житейский разговор ох сколько чувства можем вложить – не называть же от этого каждую беседу на кухне поэзией!
     Почему бы автору не написать на эти темы полемическую статью или письмо в газету, без рифмоплётства? Разве рифма придаёт красоту? Ни в коем случае, она – всего лишь техническая сторона дела и обеспечить ни малейшего намёка на поэтичность не может. Поэтичность заключается в образном видении мира.
     Берясь за поэтический урок, я хочу подчеркнуть, что, кроме случаев явного одержания «бесом рифмоплётства», как у вышеприведённого автора,  всякая поэзия для пишущего человека, для его духовного развития полезна. А значит, полезна и для общества в целом. В самодеятельной поэзии обычно есть и жизненный опыт, нелишний для сограждан (правда, который, безусловно, только выиграл бы от прозаического изложения), и своеобразные, не лишённые рационального зерна,  мысли, и даже, хотя и редко, отдельные удачные, образные строки с достаточно шаблонными, но всё-таки метафорами. Правда, при игнорировании законов стихосложения, т.е. без технического мастерства. Я бы назвала авторов непоэтичной поэзии старым добрым и совершенно не обидным словом «виршевик»: раньше самодеятельных авторов именно так и называли, ничуть не отказывая им в праве считать свою поэзию литературой, заслуживающей общественного внимания. Она имеет право быть и помогает не столько развитию поэзии в целом и осознанию обществом своих проблем, сколько духовному росту самого автора. Однако разве это не может быть целью – с помощью поэзии совершенствоваться как личность?
     И всё-таки давайте посмотрим на этот вопрос под другим углом – с точки зрения правомерности претензий автора (в принципе, пока начинающего, даже если он немолод) на публикацию его произведений.
     Я понимаю, если самодеятельный автор хочет публиковаться в районных и областных газетах. Газеты для того и созданы, чтобы отражать современность, а что такое поэзия виршевиков, если не зарифмованное и даже отчасти образное отражение действительности: чувств, проблем, надежд и взглядов населения на окружающую жизнь? Безусловно, с такой же целью выходят и общегородские сборники многочисленных литературных студий при ДК или при редакциях местных газет. Уверяю, почти в каждом таком сборнике вы найдёте и настоящую интересную поэзию, чтение которой подарит вам немало приятных минут. И это несмотря на то, что зачастую они составляются без ущемления чьих-либо самолюбий и включают любую поэзию. В том числе самодеятельные произведения людей от власти, слегка пишущих и поэтому считающих себя поэтами (без них или хотя бы их предисловий подобные сборники выходят редко). Городские сборники – это литературная история города, поэтому нет смысла исключать из них виршевиков. Хочу заметить, что эти люди искренне преданны поэзии, на них, собственно, и держится литературная жизнь местного уровня, это подлинные энтузиасты, которые и передают творческую эстафету молодёжи. А вот явных графоманов я бы всё-таки посоветовала не поощрять – думаю, таких может отличить любой редактор газеты и любой руководитель самой обычной литстудии (если, конечно, не побоится связываться со скандалистами).
     Есть ещё и такой вид журналов и альманахов, как коммерческие литературные издания. Они способны размахнуться на очень большой тираж, на яркую, дорогую по качеству обложку, на массовую рекламу, но тоже не ставят себе целью отбор лучших образцов поэзии. Здесь печатают всех авторов, способных заплатить сколько скажут. Главное, чтобы среди массы попадалась пара-тройка с титулами и лауреатствами. Обычно этого достаточно для привлечения потенциальных участников сборника. Иногда делают даже проще – бесплатно печатают сильные вещи, взятые из Интернета или из книги какого-нибудь известного поэта, а большинство страниц заполняют произведениями, годящимися лишь на газетную полосу. Своего рода «ловля на живца». Для самодеятельных поэтов такие журналы с географическим размахом на всю страну (а то и на несколько) являются уникальной возможностью донести свою поэзию до очень большого числа людей.
     Говоря о коммерческих сборниках, я не имею в виду абсолютно все издания,  выходящие на коллективные средства участников: в моей стране это единственный выход из ситуации. До сих пор не разработан закон о меценатстве, и нет потенциальным меценатам от своей альтруистической помощи никаких скидок от государства. А печататься на средства спонсоров, рекламирующих в альманахах продукцию или политическую партию, – это означает поставить поэзию в один ряд с рекламой товаров и политических сил и превратить её в такой же товар, поступаясь – в угоду рыночному спросу и низкому культурному уровню населения – качеством и глубиной лирики. Да, всё имеет свою рыночную стоимость, в том числе книги. Но – хочу заметить – книги широкого спроса, развлекательные или душещипательные, и вовсе не обязательно обладающие литературными достоинствами. У этих книг просто другая цель – развлекать или вызывать разгружающие, сопереживательные эмоции (для «выпуска пара»). Поэзия же с высокими профессиональными достоинствами, которую может оценить далеко не каждый случайный прохожий, заглянувший в книжный киоск, не способна выживать иначе, как при содействии государства. Т.е. или путём выработки и применения на практике закона о меценатстве, или напрямую на государственные дотации всем профессиональным писательским союзам страны (а у нас ни население, ни власти пока не осознали, что существует не один профессиональный союз писателей – «Спилка письменников», – есть несколько таких же профессиональных союзов, но с другой литературной, национальной и политической ориентацией).
     Профессиональным изданиям, не относящимся к «Спилке» и существующим на коллективные средства участников, конкурировать с коммерческими журналами очень трудно. Остаётся делать своё дело, отбирая способных остаться в литературе будущего, и выпускать качественные по уровню поэзии сборники, но без громкой рекламы и большого тиража. Это мало известные, но очень сильные издания, с избирательным подходом даже к мастерам поэтического искусства. Цель таких изданий – не просто выявить и опубликовать под одной обложкой лучшие образцы современной высокой поэзии, но ещё и сказать новое слово в литературе. Эти альманахи и журналы фактически являются попыткой предварительного анализа и синтеза. Они разграничивают и вводят в отдельные русла всю авторскую стихию, с тем чтобы – как бы забегая вперёд Истории, которая, конечно, вынесет своё независимое окончательное решение, – показать, как видятся различные этажи литературной башни конца ХХ – начала ХХI века редакторам, критикам и литературоведам, специализирующимся на современной поэзии.  Т.е. занимаются тем, чем в начале прошлого века занимались журналы «Аполлон», «Весы», а ещё веком раньше – «Современник».
     Таким профессиональным международным альманахом является, например, «Провинция», выходящая в Украине. Ей, как и другим подобным изданиям, приходится часто сталкиваться с амбициями виршевиков, не соответствующими достигнутому на данном этапе уровню этих авторов. Самодеятельные поэты, как правило, не видят никакой разницы между сборниками современной высокой поэзии и коммерческими журналами, поскольку у тех и у других один принцип финансирования. Не понимают, что не в оплате дело, а в качественном подборе, в уровне мастерства.
     В связи с коммерческими изданиями можно вспомнить историю литературы периода декадентства. Сколько авторов из различных городов государства Российского гремели у себя на местах, выпуская сборники и собирая овации на поэтических вечерах! И где они все сейчас? Нет их имён даже в специальных литературных антологиях, выпущенных для филологов, хотя такие антологии считаются наиболее полными, расширенными изданиями декадентской поэзии. И нет именно потому, что от модных в то время, но на самом деле шаблонных поэтов не осталось ни одного талантливого, своеобразного, нешаблонного произведения, которое бы не было просто подражанием, эпигонством.
     Я неоднократно замечала, что у современных авторов нормального среднего уровня обязательно найдётся среди шаблонного и поверхностного несколько удачных, сильных стихотворений, годных для профессиональных изданий. И такие произведения обязательно надо печатать, поощряя у поэта его сильные стороны и отвергая его же подражательное, давно затёртое до него. Но авторы-виршевики абсолютно незнакомы с тем, что должен знать каждый начинающий свой путь в поэзию, они не получали поэтических уроков совсем! Их отдельные удачные строки никак не могут замаскировать шатающийся, негармоничный ритм, полный разброд в размерах внутри стихотворения, отсутствие оригинальных, незатёртых рифм и метафор и, увы, бедность содержания. Однако, несмотря на это, некоторые из них не могут сложить себе цену, обижаются, если их не берут в международные альманахи, и выставляют вперёд – как пропускной билет – батарею своей «печатной продукции» (трудно в данном случае выразиться деликатнее), достижения в гражданской профессии или тёплый приём в среде детей и пенсионеров.
     Самая распространённая ошибка – рифмование вторых и четвертых строк при почти полном игнорировании первых и третьих. Так, как это принято в частушках, народных песнях и т.д. Например, так:


Память, ты друг мой и недруг,
Демон ты злой и судья.
В дождь вспоминается скорбью
Горькая доля моя.


     Сказать, что «недруг» и «скорбью» являются рифмами, думаю, не сможет никто, и «рифмуют» так только потому, что никогда не посещали областных литературных объединений при профессиональных союзах писателей и их стихи никогда не подвергались критическому разбору профессиональных литературоведов, редакторов и литературных критиков. Такие люди, будучи не без таланта, зачастую просто не знают об этом первейшем правиле поэзии, первом поэтическом уроке, обязательном для всех.
     Но ещё чаще встречается рифмовка слишком ассонансная, основанная на грубом несовпадении согласных в ударных рифмующихся слогах.


Поле заснежено, всюду проталины.
Лес у реки в нагоТе.
Речи прощальные, мысли печальные
Снова пригрезились МНе.


     Здесь автор выдаёт за рифму слоги «те» и «мне», что извинительно только тому, кто пока просто пробует свои силы и не выработал поэтического слуха. А слух у поэта должен быть ничуть не хуже музыкального слуха пианистов и певцов. Поэтому, даже если в стихотворениях такого автора есть поэтическое видение мира, его поэзия остаётся виршевой, для выступлений и публикаций местного масштаба. Кстати, такие тексты часто поют, и при удачной музыке они воспринимаются весьма и весьма!.. Но если читать глазами, увы...
     Но и это ещё не всё. Совершенно в духе виршевиков рифма грамматическая, когда на одно четверостишие приходится четвёрка рифмующихся между собой одинаковых частей речи:


Видно, номер не тот я набрала.
Может, станция вновь барахлит?
Вот абсурд! А ведь кстати попала
Голос в трубке легонько дрожит.


     За редким исключением (когда глагольной рифмой пользуются осторожно, в малых дозах, грамотно и с душой)  подобная рифмовка годится для стенгазет и поздравлений на дни рождения, а не для публикации в современном литературном журнале. Ведь в изданиях такого плана ценится не только что сказано, но и как. Идёт развитие, совершенствование традиционной поэзии, ищутся новые подходы, предъявляются усложнённые требования к пишущему. То, что раньше допускалось повсеместно и до сих пор в ходу в глубинке, на самом деле давно устарело и не выражает сегодняшний день. Раньше можно было ограничиваться требованиями, обязательными для поколения Державина и Жуковского, т.е. ещё для учителей Пушкина. Теперь тот, кто глубоко не осмыслил и не оценил, не принял в душу поэзию Блока, Мандельштама, Цветаевой, Маяковского, Пастернака, Бродского, Кушнера, Сосноры, рискует остаться «поэтом» для себя, для детсадов и для своего узкого трудового коллектива. Для того и нужны журналы современной поэзии, чтобы искать и отбирать для публикаций поэтические находки, а не тиражировать шаблон. Рифмовка тоже должна быть по возможности интересной, а не грамматической: глагол с глаголом, наречие с наречием («высоко-легко»), абстрактное существительное с абстрактным существительным («вечность-бесконечность-млечность», «время-бремя-племя»), местоимение с местоимением («мои-твои-свои»). К сожалению, у виршевиков, если началось с «розы», то жди слова «морозы» (можно другой тип непогоды – «грозы» или «слёзы»), после «счастья» обязательно наступит «ненастье», а «окошко» закономерно увенчает «кошка». Они смело рифмуют однокоренные слова («пришёл-ушёл», «видеть-увидят», «ветках-ветви»), названия месяцев («октября-декабря»), цвета («алеет-голубеет»), сравнительные степени наречий или прилагательных («полнее-сильнее»). И так во всех стихотворениях и у всех самодеятельных авторов. Попробуйте прочитать целый коллективный сборник, выдержанный в этом духе. Неужели не станет плохо?
     Ещё один обычный недостаток – сбой ритма. Виршевик, не обладая музыкальным слухом, не слышит такты, на которые распадается строка. А ведь каждый такт, т.е. определённое сочетание ударных и безударных слогов, в рифмующихся строках обязан совпадать, к тому же строки должны быть равной длины, с равным числом тактов. Давайте обозначим безударные слоги буквой «а», ударные – буквой «б». Возьмём такой пример:


Я одиночество сдавлю руками,
От боли скорчится оно
И лопнет, и незаметными кругами
В пустое разойдётся окно...


     «Я о-ди-но-чест-во (ааабаа), сдав-лю (аб) ру-ка-ми (аба)». Эта строка рифмуется с «И лоп-нет (аба), и не-за-мет-ны-ми (ааабаа) кру-га-ми (аба).
     Ааабаа аб аба в одном случае (11 слогов).
     Аба ааабаа аба – в другом (12 слогов).
     Мало того, что ааабаа не совпадает с аба, так ещё и количество слогов разное!
     Хорошо людям с музыкальным слухом, им не надо напрягаться, каждый раз после написания стихотворения на всякий случай пересчитывая количество слогов в строчках. Да и мелодия стиха у них льётся сама собой, не сбиваясь. Остальным я бы очень рекомендовала пересчитывать слоги и согласовывать ритм в парных строках. До тех пор, пока не выработается внутренний слух – собственный цензор.
     Особенно часто происходит сбой ритма, когда автор позволяет себе ставить рядом два слова, одно из которых заканчивается, а другое начинается ударным слогом:
Я упал, как подкошенный, под ноги трав,
Словно сбросив с себя своЁ ТЕло.
     Сво-ё те-ло, рядом два ударения: «ё» и «те». В соответствии с музыкальным ритмом это словосочетание читается с ударением на «о»: свОё тело. Но это неграмотно, а с ударением на «ё» получается сбой (ведь при чтении глазами невозможно подправить голосом интонацию и скорость чтения и как бы проскочить данное место вообще без ударения). В случаях с двумя соседними ударными слогами лучше полностью переделать строку (так, чтобы не нарушался смысл), а не надеяться на то, что вывезет хорошая образность.
     Обычно виршевики стараются отстоять свои ошибки с помощью довода мистического характера: я пишу, как Бог на душу положит, и Его не правлю. Чувствуете? Это святое, это исправлять нельзя, человеку диктуют строчки «сверху»! А то, что такие ляпсусы не могут диктоваться  сверху, т.к. Вселенная основана на гармонии; то, что их выдают автору его память и шаблонное мышление, он понять не желает. Он выше этого, выше законов поэзии и законов той же Вселенной. Гордыня чистейшей воды.
     И наконец, автологический подход к поэзии, т.е. преобладание констатации фактов, перечисления событий, описания действий над поэтическими образами – метафорами, сравнениями, метонимией. Используются разве что эпитеты (образные прилагательные), да и то затасканные.


Хочу сказать, что подчиняться
Я не привыкла ни-ко-му!
Ну что ж, мы можем и расстаться!
Всё это, право, ни к чему...
И вот полна я восхищенья
Собой! Подумать, как горда!
Есть шанс – пришла минута мщенья!
Права я буду, как всегда!
А вместо этого я плачу,
В безгрешности тебе клянусь,
Хочу, но не могу иначе –
Любя, нельзя уйти. Вернусь...


     И так до конца, на целых семь четверостиший. Здесь даже ни одного эпитета нет, хотя бы самого шаблонного, вроде «белого облака», «багрового заката», «жемчужных слёз» и «безумных поцелуев». И это называется любовной лирикой?
     А у Фета «И, как пьяных гигантов столпившийся хор, / Покраснев, зашатается ельник» (правда, хор раскрасневшихся пьяных гигантов лучше, чем просто «багровый закат»?). А у Пушкина «Пчела за данью полевой / Летит из кельи восковой», где «восковая келья» – поэтический образ сот. И «как весело, обув железом острым ноги, / Скользить по зеркалу стоячих, ровных рек!», где «железо острое» – коньки, а реки не «синие» (вариант: «широкие»), а стоячие и ровные.
     Но, увы, в стихотворениях виршевиков коньки так и будут коньками, соты – сотами, а реки останутся широкими и синими. Всё в лоб, прямолинейно, без игры смыслов и  образов. Зачастую – со спутанной логикой и неожиданными скачками мысли. Недаром говорят: «Кто ясно мыслит, ясно излагает» – и говорится это не обязательно о традиционной, реалистической поэзии, но обо всём, что написано логично и связно. Имеется в виду именно прозрачность, доходчивость содержания (порой довольно сложного по философской глубине), непротиворечивость в построении произведения, отсутствие резких, неожиданных, необоснованных переходов от мысли к мысли, а вовсе не какое-то одно из множества литературных направлений.
     Что уж говорить об оригинальности поэтического голоса и глубине подачи выбранной темы у самодеятельных авторов! Если взять для примера изображение ими природы, вся «глубина» обычно состоит в плаксивости (или скандальности) стареющей Осени и в жестокости и сварливости старухи-Зимы. Это – широко, повсеместно, с незначительными вариациями, в любом стихотворении на данную тему. Если же изображается не время года, а, скажем, группа деревьев, уверяю вас: их обязательно будет два, причем разного пола, и они будут либо обниматься и ласкаться ветвями («Дивно и нежно качаются ветки,/ Словно обняться хотят поутру»), либо на расстоянии мечтать о встрече («Да, где ж тот дуб, чтобы к рябине перебрался,/ Чтобы весной она во всей красе цвела»). В крайнем случае, деревья поплачут или посмеются, сопереживая вам, соответственно именно вашему (авторскому) настроению («О, если б деревья узнали,/ Как мне тяжело на душе,/ От горя они б застонали,/ Поняв, что живу на меже»). Всё. Это предел мысли.
     Начинают сравнивать – держись за стул: хорошо, если традиционно, росу – с алмазами, рябину с рубинами. «Да, вот опять одна, одна грустит рябина / И льёт алмазы слёз утрами под окном». Это уже приелось, но хоть сопоставимо. Куда чаще сравнивают несопоставимые понятия, чтобы угодить рифме. Но ведь это не может быть оправданием!
     А сколько стилистически неграмотно построенных фраз, сколько несочетаемых конструкций, слепленных из обрывков устойчивых словосочетаний («играть важное место» и «занимать первую скрипку»), сколько канцеляризмов и технических терминов (вроде «процесса любви») в лирических произведениях! А перепевы классиков – о чете берёз, о непонимаемой умом стране, о жизни-театре и судьбах-ролях, о дороге к храму, о вышибаемых клиньях любви, о лживости всего произнесённого вслух, о собственном кресте, несомом к Голгофе, о беге по острой бритве или по лезвию ножа – бесчисленные, чудовищно самоуверенные и самодовольные, претендующие на причастность к философии. Это уже добровольная слепота, если люди позволяют себе опускаться до неосознанного воровства чужих идей.
     Для начинающих поэтесс особенно характерно во что-то превращаться, причём сразу в несколько образов в течение одного стихотворения:


Я хочу раствориться в закате,
Плакать серым холодным дождём.
И, шепнув своим бедам: «Прощайте» –
Догореть незнакомым огнём.
Я хочу в небе птицей кружиться –
Там, где солнце и пух облаков,
Чтоб к тебе на рассвете явиться
Из прекрасных таинственных снов.


     Им почему-то кажется, что чем необычнее, непредставимее, тем лучше. Это дурновкусие, к сожалению, встречается и у немолодых виршевиков и говорит (в их случае) уже об отсутствии не вкуса, а таланта, раз человек за всю жизнь не успел научиться мыслить.
     Кроме того, самодеятельные поэты обычно «делают» что-то совершенно непредставимым образом: «Потому что ни одной минутой / Зачеркнуть любовь не в силах мне», «Плавно ляжет унылая строчка / На туманную девичью шаль», «И взгляд, положенный на плечи». Как можно зачеркнуть минутой? А как строчка может лечь на шаль, а взгляд – «быть положенным» куда-либо? Почему «мне не в силах» вместо «не под силу»?
Испиваются тосты до дна
Пожеланий потоком бравурным.
     Тосты, оказывается, «выпиваются», а не поднимаются и не провозглашаются.  Да ещё и выпиваются не празднующими людьми, а «потоком»!
     Хочу заметить, что я вовсе не считаю авторов процитированных ошибок людьми безнадёжными. Они не глухи к развитию и не потрясают томами своих «сочинений», хвалебными рецензиями каких-нибудь кандидатов наук (вообще-то специализирующихся не на современной поэзии) или одобрением почтенных и известных (у себя в городе) поэтов, душою и строем стиха оставшихся в позапрошлом веке. Просто на их материале, не называя имён, мне было удобно провести поэтический урок и показать, из-за каких именно ошибок стихотворения, подобные процитированным, не могут быть опубликованы в профессиональных изданиях, несмотря ни на какие достоинства другого характера.
     Самые простые и обязательные законы поэзии – это как правила ходьбы (переступать попеременно то одной, то другой ногой) или танцевальные па в вальсе с определённым чередованием движений. Переступишь иначе – вот и сбой, и твоё выступление на конкурсе бальных танцев получает низкую оценку. А чрезмерно затянешь строку по сравнению с той, с которой она рифмуется, – как борщ пересолил, и вкус испорчен, несмотря  на свежие помидоры и ароматный укроп. Всё сказанное относится и к бардам (авторам песенных текстов), ведь при выступлениях свои недочёты они умело скрывают красивой мелодией и профессиональным владением гитарой, а там, где в тексте сбой, голосом искусно протягивают или укорачивают музыкальную фразу. Уверяю, что если такие тексты читать, а не слушать, недостатки не скрыть, и неважно, что в качестве песен эти произведения могли уже получить какие-то награды.
     Я бы посоветовала всем, кто отсылает свои произведения в издания неместного уровня, сначала выверить их на предмет соответствия простейшим требованиям поэзии (даже в том случае, если они в этом виде уже где-то печатались), чтобы не загружать редакторов перепиской с подробным разбором каждой ошибки, которых на одно стихотворение приходится иногда по 15, а на всю подборку – считайте сами... Конечно, оно проще – не утруждая себя, послать, как есть, и ждать, что тебя подправят. Но один раз подправят, а на второй обязательно скажут: а попробуй-ка, дорогой друг, поработать сам, правила ты теперь уже знаешь. Поэзия – тоже труд, пускай и вдохновенный. И не только в плане техники стиха. Свободы мыслить по-своему, оригинально, у авторов ещё никто не отбирал. Наоборот, приходится просить: ну возьмите пример с Тютчева, если тянет к позапрошлому веку, – попробуйте совмещать образность с собственной философией! Хватит штамповать «душевные раны» и «смятенья страсти», проливать литры «горьких слёз» и просыпать километры «унылой грусти», плодить «улетающих журавлей», «печальные берёзы», «сладостные мечты» и не менее ванильные «воспоминанья».


     Цветы и травка в неге солнца млеют,
     Но, чу – близнёхонька журавушек тоска.


     Если ничего более глубокого, чем это, придумать не получается, а рифмы так и лезут из головы, записывать и издавать, конечно, стоит – для душевного равновесия, ради передачи своих эмоций и взглядов, для собственного внутреннего развития, наконец. А вот предлагать вниманию сразу всей страны – нужно ли?

 

© Светлана Скорик

Статья опубликована, защищена авторским правом. Распространение в Интернете запрещается. 

Избранное: статьи о поэзии литературная учёба ошибки в стихах
Свидетельство о публикации № 138 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Светлана Скорик :
  • Статьи о поэзии
  • Уникальных читателей: 8 078
  • Комментариев: 19
  • 2010-05-26

Проголосуйте. Поэтический урок.
Краткое описание и ключевые слова для Поэтический урок:

(голосов:7) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Для чего нужна поэзия
  • Для чего нужна поэзия, чем поэзия обогащает человечество. Основные задачи поэзии, которые она выполняет в обществе. Поэт не должен ограничивать себя только созданием поэзии. Светлана Скорик
  • Слагаемые художественно-эстетической ценности поэзии
  • Заметка-размышление о том, из чего состоит хорошая поэзия. Сергей Петров.
  • Заметка о статье С. Скорик «Религиозная и метафизическая поэзия»
  • Краткий семантический обзор статьи С. Скорик «Религиозная и метафизическая поэзия». Классификация духовной и философской поэзии с точки зрения Божьей Истины. Сергей Петров.
  • Вот какие бывают «поэты»
  • Статья о поэзии. Форум молодых писателей России под Москвой. Современные молодые поэты: взгляд со стороны. В чём опасность для молодых и для уже состояшихся. Марина Матвеева.
  • Начинающие поэты
  • Статья о начинающих поэтах и о графоманах. Начинающие поэты. Можно ли считать большинство пишущих стихи графоманами. Проблемы начинающих поэтов. Поэзия как один из способов достижения гармонии.

  • Юрий Фисенко 12-05-2011
Спасибо огромное за статью.Она прояснила для меня некоторые вещи, другие же - сделала видимыми. Спасибо!
  • Татьяна Окунева 7-02-2012
Да, Светлана Ивановна, умыли вы меня своими статьями. В хорошем понимании. Вы - умница, отлично владеете темой.
  • Наталья Сидоренко 17-02-2012
Скопировала всю статью, сегодня распечатала, и будем на ближайшем заседании литстудии разбирать каждый пункт. Трудно переоценить ту помощь, которую оказывает Ваш труд. Дай Бог Вам здоровья и сил! Спасибо! Единственно, вспомнилось, что Высоцкого не принимали в Союз писателей, потому что не считали его поэтом. Если назвать эту силищу - до мурашек по коже - виршевиком, всё же обидно...
  • Лео 17-02-2012
Я прожил почти всю сознательную жизнь в русско-украинской "речевой среде". Ловлю себя на мысли, что термин "виршевик" (по контексту в негативном смысле) режет мне ухо. Если бы это был сайт Российской Федерации и я был бы её жителем - вопроса не было бы. Не хочу никого обидеть.
  • Светлана Скорик 18-02-2012
Спасибо всем за тёплые отклики!
О Высоцком я писала в другой статье, как раз-таки защищая его от тех, кто и после смерти поэта продолжает называть его только певцом и не считает его стихи профессиональными. У него есть поэзия высочайшего уровня, которую называть "текстами" - прямое оскорбление, явное лицемерие со стороны тех, кто так поступает. Ведь поэтические находки Высоцкого буквально бросаются в глаза, о чём же здесь спорить!
Уважаемый Лео, слово "виршевик" действительно перешло в русский язык из украинского, но ещё в конце 17 века, и давно там стало своим, о его украинском колорите говорить уже несколько столетий не приходится.
  • Михаил Перченко 19-01-2013
Как мы все недосягаемы порой. Виршевик совершенно определённо несёт негативную характеристику, особенно рядом с поэзией Высоцкого.
  • Светлана Скорик 19-01-2013
Виршевиков нельзя сравнивать с Высоцким. Их вклад в поэзию слишком различен по объему. Но и у виршевиков бывают иногда очень интересные стихи или мысли, к тому же, зачастую эти люди горят поэзией (не только своей) и пропагандируют лучшие образцы ее, и даже делают литературоведческие исследования о жизни поэтов. У них тоже есть своего рода миссия. Лично я в слово "виршевик" никакого негативного понятия не вкладываю. Это просто самодеятельный автор, со своими достоинствами, но и с нелепыми ошибками. "Виршевание" вполне исправимо, когда человек хочет достичь профессионального уровня. Тогда он начинает учиться и становится заметным поэтом. Все мы когда-то начинали с виршевания, хотя и на раннем этапе у всех нас случались очень удачные произведения.
  • 7-04-2013
Отлично! Может быть это кого-то вразумит! :) Посмеялся искренне, узнавая многих знакомых "поэтесс", в данных примерах.
  • Михаил Перченко 1-05-2013
Манера вместо "бездарность" произносить виршевик или несмышлёныш или начинающий часто губительна. "Батенька, матушка, бросьте писать всякую дрянь"- эти слова куда честней и полезней. Не стеснялся их говорить Пушкин, Некрасов, Твардовский, да, впрочем, все редактирующие и издающие значительные литжурналы во все времена. Иначе журналы превращаются в мусоросборники. Художественный вкус и свобода, как первостепенное в оценке любого творения были и остаются главными критериями. Светлана Ивановна, ваша статья очень уместна для школьной литстудии. Но всё, и слава Б-гу, не так просто. Не в кратком комментарии выразить весь ужас сомнений взыскательного, ищущего автора-творца по поводу всего, что чем-то не удовлетворяет догматам этой разумной статьи.
Не надо забывать, что Nascun tur poetac (поэтами рождаются), чтобы сразу об этом заявить сначала вкусом, а потом и мастерством. И всё через муки и радость творчества. Мы и так сегодня расплодили гордую гвардию графоманов, для которых питательная среда не просто невежество, а не воспитанный с детского сада вкус сопереживания, чувство прекрасного, но, не в коем случае, правильного. Прошу меня вновь не обвинять в злопыхательстве. Поэзия для меня святое место. Вот сижу сейчас и мучаюсь над одной из сокрушительных проблем поэзии. Не затрудняя читателя терминами, определю её, как прозаизм, а ещё страшней - зарифмованная проза. Вот это проблема!
  • Лео 2-05-2013
Насколько я понял смысл предыдущего комментария, речь идёт в частности о том, что у графоманов и иных выскочек от искусства слишком завышенная самооценка и в этом самая большая беда. Мне представляется всё же, что полезнее их держать "под присмотром" - ведь на их негативном примере тоже можно воспитывать вкус - читателя, по крайней мере. Мы должны видеть не только "как можно", но и "как нельзя" постоянно, в каждом таком случае, а не только во время прочтения статей о поэзии.
Куда бОльшая беда - заниженная самооценка. Сидит в своей норе (или берлоге) и носа не кажет, между тем выдаёт "в стол" такие перлы, что впору награждать престижной премией. Мир же об этом ничего не знает и несёт невосполнимые потери.
"В лесу ничего не сдохнет", если в разделе "Гостиная" промелькнёт парочка даже рифмоплётов. Они ведь тоже читатели и, по своему, почитатели, скажем, поэзии. А как по другому привлекать и воспитывать читателя. Нужно дать ему почувствовать себя если не равным, то хотя бы "своим" в литературном сообществе. Ну похвалится своим "печатным трудом" перед своим окружением - зато при этом приведёт кого то, кто станет постоянным читателем сайта (иными словами, необходимо активно выстраивать и множить свою читательскую аудиторию). И потом, лучше случайно открыть гостиную графоману, чем при "сверх_жёстком отборе" случайно же упустить юное дарование.
Хотелось бы узнать, сколько реальных конкурентов было у некрасовского журнала "Современник"? А сколько сайтов (и уважаемых, и не очень) сейчас в сети? - "Не той тепер Миргород, Хорол-річка не та". Это моё сугубо читательское впечатление.
P.S. Риторически вопрошаю: кто кому больше необходим - поэт читателю, или читатель поэту? - В принципе можно стоять перед зеркалом и самому себе декламировать и аплодировать. В крайнем случае найти для себя несколько действительно выдающихся тонких ценителей. При этом никакой открытый для всех читателей журнал и не потребуется.
  • 27-04-2014
Два года на Стихи РУ (Михаилыч). Не профи, учиться не поздно, но сложно. Поэтому и не лезу в издательства и в стихирские платные альманахи.
Ваше изложение превосходно... для тех, кто способен к самоанализу жёстко и нелицеприятно. Для себя извлёк "зерно", спасибо.
До большинства изложенных вами кратких примеров не поэзии дошёл самостоятельно, возможно потому, что не лишён музыкального слуха.
Без специальных знаний нечего делать в любой профессии (если хотите, это моё резюме вашему изложению).
Беда в том, что как ни один православный верующий не способен прочитать всю Библию, так и "поэты" всех сортов провинциального уровня и в мыслях не держат необходимость прежде учиться, а только после этого самовыражаться. А жаль...
С уважением, Александр.
  • Владислав Швец 3-08-2014
Спасибо. Очень интересно и поучительно. Сам люблю поразмышлять о профессионализме в поэзии. Приятно, что кто-то думает похоже.
  • Андрей Вахлаев-Высоцкий 20-03-2015
Цитата: Александр
Ваше изложение превосходно... для тех, кто способен к самоанализу жёстко и нелицеприятно.


Увы, пан Александр: статья действительно замечательная, но - для тех, кто способен к АНАЛИЗУ СВОИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ. По профессионализму своему пани Светлана заостряет внимание как раз на технике стиха и мастерстве мышления, а по доброте своей душевной, наверное - ни словом не касается тех, кому писать противопоказано в принципе. Никогда не станет литератором, тем более поэтом, плохой ЧИТАТЕЛЬ, воспитание же хорошего читателя - процесс, который возможен не в любом возрасте (а уж тем более - САМОвоспитание). Хотя, конечно, это может оказаться не единственная категория, чуждая литературному миру. Попробую дать материал для самоанализа, как я его вижу.

Вопрос 1: " Много ли у Вас авторов, которые Вам нравятся?" (не "любимых", упаси боже!) Показательны в плохом смысле имена попсовиков (дурной вкус), но ещё более показательно, когда таких авторов мало (скорее всего, человек НЕ читатель).

2: "Многих ли авторов Вы перечитываете?" Плохо - "никого": человек вряд ли чувствует эстетику художественного слова, хотя, возможно, знает, что таковая есть. Ещё хуже - "все те, которых я перечислил только что" : для человека существует только вопрос "о чём писать", и не существует вопроса "как", плюс мышление его наверняка забито сюжетными штампами под завязку. Хорошо - с десяток, "с годами они меняются, но пара-тройка, я думаю, останется со мной навсегда".

3 (с удивлением): "Господи, но ведь они все такие разные!" Единственный положительный ответ - недоуменное "ну и чо?" (ноу коммент).

4: "Как Вы относитесь к фактическим ошибкам, стилистическим огрехам и недостаточным мотивировкам в произведениях тех, кого перечитываете?" Единственный неблагоприятный ответ - "равнодушно" (человек вряд ли будет работать над собой, не говоря уже - над своими произведениями: корифей же ошибался, значит, и мне можно). Благоприятный - "с пониманием, идеал недостижим" (человек, скорее всего, будет работать над собой, будет открыт для конструктивной критики). Чуть менее благоприятный - "жутко бесит" (человек не мыслит себя без наслаждения художественным словом и, скорее всего, будет беспощаден к себе самому, но это же может тормозить его работу и стать причиной разочарования в своих способностях).

5: "Какие темы в литературе Вас более всего интересуют?" Плохо - ответ в форме явлений, событий, имён, местностей и прочей конкретики (опять-таки зацикленность на сюжете и голой информации). Хорошо - ответ в форме категорий: добро и зло, разум, личность, прогресс и т.п. (вероятно, способность к синтезу). Чуть хуже - "мне всё равно, лишь бы было хорошо написано" (эстет). Гораздо лучше - ответ в виде ряда категорий плюс вкрапления явлений, которые могут быть названы и категориями тоже (вероятно, способность увидеть океан в капле воды).

5.1: "Позвольте, но ведь А, Б, Ц, И, Ж - категории, а Д - конкретное явление!" Благоприятный ответ - возражение (способность к абстрактному мышлению и многоуровневому анализу).
  • Светлана Скорик 20-03-2015
Андрей, спасибо за очень ценное дополнение к статье. Вы правы. Я и сама часто думаю о том, что, быть может, все эти статьи без правильно поставленного государственного подхода к воспитанию юного поколения, в том числе имею в виду любовь к чтению и привитие хорошего художественного вкуса, - без всего этого никакие статьи на ситуацию не повлияют. В лучшем случае помогут нескольким десяткам способных и ищущих авторов.
Но я-то что могу в этой ситуации делать, кроме писания статей? Раньше - вела литстудию, издавала международный альманах, вела большую переписку с авторами, участвовала в собирании творческих сил в условиях развала страны (в 90-е). Крохи, но всё же реального дела. Теперь осталось только статьи писать, иногда рецензии и предисловия. Всё-таки хочется быть полезной для людей ищущих.
А вот тем, кто не ищет, и пригодилась бы широкая государственная программа, начиная от уроков внеклассного чтения, через множество литкружков при всех ДК, библиотеках и общественных организациях, и до специальных постоянных мероприятий писательских союзов. Очень нужна и некоммерческая, заказанная государством реклама настоящей литературы, и не только своей отечественной, но действительно лучшей из лучших литературы международного уровня. Чтобы читатели были в курсе не только "модного", что и так громогласно кричит о себе на всех перекрёстках, но и достойного, которое за неимением рекламы "помалчивает в тряпочку".

Вы сформулировали практически всё самое важное для оценки человека как читателя. А не будучи хорошим читателем, человек никогда не станет хорошим поэтом или писателем.
  • Андрей Вахлаев-Высоцкий 21-03-2015
Цитата: Светлана Скорик
без правильно поставленного государственного подхода к воспитанию юного поколения, в том числе имею в виду любовь к чтению и привитие хорошего художественного вкуса, - без всего этого никакие статьи на ситуацию не повлияют.

Ага… Воспитанием должны заниматься учителя-профессионалы, которым могут слепо довериться родители и государство, на основе разработок учёных, которым могут слепо довериться учителя и государство, на средства государства, которому могут слепо довериться родители и учёные, с согласия родителей, которые воспитаны сами и сами являются государством… Во-первых, Вы верите, что доживут хотя бы правнуки? Во-вторых, слепое доверие – это уже было и ни к чему хорошему не привело; в-третьих, обратите внимание: в схеме не упоминаются дети. Государство всегда ориентируется на средний уровень, подтягивая к нему слабых и опуская до него сильных. Хорошо, наверное, не будет никогда, а приемлемо – не ранее, чем идеология перестанет делиться на государственную, религиозную, политическую и т.п. и будет сведена к одной-единственной фразе: «никто, кроме нас».
Цитата: Светлана Скорик
Но я-то что могу в этой ситуации делать, кроме писания статей?

Простите, странный вопрос. Разумеется, продолжать делать хорошую поэзию! Ведь желание творить что-либо наилучшим образом рождается из зависти к чужому мастерству и/или успеху, из недовольства собой, из желания показать маститым бездарностям «как надо» и т.п., но никогда – из методического пособия. Это как в стрельбе: понаблюдать, как работает мастер спорта и что имеет в итоге, стоит десятка теоретических занятий (которые, конечно, тоже нужны).
  • Светлана Скорик 21-03-2015
Улыбнули, Андрей:)) Да меня от писания стихов за уши оттаскивать надо, наваливаются - не оторвать! :))
Свои стихи - это само собой разумеется, они вечно мешают мне писать статьи, поскольку ближе сердцу. Я о другом, о возможном личном вкладе отдельного человека, а не разветвлённой системы, включающей как можно большее число энтузиастов и профессионалов, при участии государственной поддержки и медиа-средств, в дело культурного развития населения. Так вот именно в этом я сейчас ничего и не могу, кроме писания статей. Да и те из-за стихов пишу очень редко. Хотя наблюдений и опыта для них хватает.
Будем считать, что мой вклад ещё - комментарии на чужие стихи на нашем сайте, так как я пишу не просто понравилось или не понравилось, а обычно делаю более-менее глубокий "разбор полётов".
  • 27-08-2015
"...Cогласно одной из версий, когда граф Хвостов, бывший бездарным поэтом, пришёл к умирающему Суворову попрощаться, тот сказал ему: «Митя, ведь ты хороший человек, не пиши стихов. А уж коли не можешь не писать, то, ради Бога, не печатай»." - пусть это будет эпиграфом. :)

Спасибо, за прекрасную статью, я с большим удовольствием прочитал. Ко многому из написанного здесь я пришёл сам, но статья помогла выстроить это все в один ряд и добавила новые темы для размышлений и наблюдений. Например: "Особенно часто происходит сбой ритма, когда автор позволяет себе ставить рядом два слова, одно из которых заканчивается, а другое начинается ударным слогом." было для меня открытием. Даже если я и замечал нестыковки, то чисто интуитивным способом ("режет слух"), теперь же буду обращать внимание на ударные слоги, которые стоят рядом.
  • Надежда Белугина 29-01-2016
Спасибо, Светлана Ивановна за то, что будучи нашим учителем, Вы не подрезаете крылья незрелым авторам, не намекаете, что нам лучше стать домашней птицей и не стремиться к полёту, а подсказываете, как и откуда правильней взлететь. Моя Вам личная благодарность за это.
  • Михаил Перченко 3-04-2016
Знать как надо - надо, чтобы делать всё по своему. Да, поэзия- это гармония мира, его трудновыразимая красота. Но эта красота беспредельна и равна свободе. Поэт только тогда поэт, когда он новый во всём и по форме и по содержанию. Но слово состоит из букв. Азбука гениальна и её надо знать. По ней как и по лучшим гениальным образцам мировой поэзии надо обретать речь. Учиться, но знать, что Гениальность разрушительна для любых правил.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Поэтический урок