Еврейские стихи

      
 

* * *

Был врагами народ разбит,
Он замешивал кровью глину,
Груз египетских пирамид
Поднимал на согбенных спинах.

Рим ногами попрал раба,
На посмешище толпам выдал,
Выпадала ему судьба
Шляться по миру Вечным Жидом.

Он забыл, что такое дом.
От Гренады до русских градов
На кострах его жгли живьём,
Угощали плетьми и ядом.

Как вгрызался он в горло недр,
В глухомани, в таёжной чаще!
Или нашего пепла нет
В бухенвальдовой смертной чаше?!

В чём же, в чём же виновен он –
В том, что выстрадал, вынес вдоволь?
Мы стыдимся родных имён
И не знаем родного слова.

Ха! Зачем? Проживем и без!
Мы забыли, мудрые внуки:
Альфа-бета – от алеф-бейз,
А потом уже аз и буки.

1957

* * *

Туже стягивает петлю
Тьма татарская вкруг стен.
Гордый град тысячелетний
Выбирает смерть – не плен.

Пламя наплясалось вдосталь,
Выедает очи мгла.
Там орда квартал Жидовский
Вместе с городом сожгла.

Ювелир, меняла, лекарь –
Под копытами коня,
Колченого калеку
Пожирает Бог огня.

Перед ликом смерти меркнут
Распри глупые людей,
В Десятинной тесной церкви
Прячет чадо иудей.

Жизнь едина, смерть едина,
И единый вздыбил вихрь
Пепел церкви Десятинной
С пеплом пращуров моих.

Нагл кочевник – жжём и грабим,
А расплата далека!..
Бабьим стоном – Яром Бабьим
Откликаются века.

Догорают брёвна кровель,
Воют псы, скулят ветра.
От притока слёз и крови
Солона вода Днепра.

Я иную воду не пил,
То же небо надо мной, –
Так смешались кровь и пепел
С древней киевской землей.

МОЛИТВА РАВВИНА ВАРШАВСКОГО ГЕТТО

Чёрная гроздь обрушившейся стены,
Путаных проводов обожжённые жилы.
Боже единый, я знаю, что мы грешны.
Но разве такую кару мы заслужили?..

Сколько пришлось сменить мне дорог и вех,
Скоро душа покинет пустую тару...
Господи, ты покараешь виновных – всех...
Но где найдёшь ты такую кару?

ДЕСЯТАЯ КАЗНЬ ЕГИПЕТСКАЯ

О первенцах египетских скорблю,
Века прошли, а я их всех люблю.
Отцовским сердцем можно всё суметь
Преодолеть – и тьму, и мор, и язвы
На загорелом мускулистом теле, –
Но отпрыска возлюбленного смерть?..
Ответь мне, Господи, ответь мне, разве
Виновен в чём-то несмышлёныш сей
В убогой тростниковой колыбели?..

А, может, это будущий Мойсей?..

* * *

Слышите шум? Это снова шаманит зима,
Души, дома и деревья в одной круговерти.
Только б хватило дыхания выдохнуть: «Шма1,
Шма, Исраэль!» –
и не страшно встречаться со смертью.

Птица не может взлететь и ложится плашмя,
Тело своё прижимает к спасительной тверди.
Только б хватило дыхания выдохнуть: «Шма,
Шма, Исраэль!» –
и не страшно встречаться со смертью.

Звёздные хлопья опять меня сводят с ума,
Белая мгла роковую окружность очертит.
Только б хватило дыхания выдохнуть: «Шма,
Шма, Исраэль!» –
и не страшно встречаться со смертью.

Знаю и сам, что душа перед Небом грешна,
Всё, что положено, мне по заслугам отмерьте.
Только б хватило дыхания выдохнуть: «Шма,
Шма, Исраэль!» –
и не страшно встречаться со смертью.

______________________________________


1 Шма, Исраэль! (Слушай, Израиль!) –
библейская молитва. В средние века евреи
произносили её перед мученической
смертью на кострах инквизиции.

* * *

Я был сплошным пятёрочником с детства
И тем гордился, не предвидя драму.
Ведь цифра «5» досталась мне в наследство
По паспорту, ещё от папы с мамой.

А наши патриоты непреклонны,
Чем правоверней, тем «богоугодней».
То «пятая графа»1, то «пятая колонна» –
Мне дарят комплименты и сегодня.

Ах, патриоты, славные ребята.
Флажки в петлицах так легко меняют.
Раз-этакий, я стал уже рас-пятым.
...Вам это что-нибудь напоминает?
__________________________________

1 Пятая графа, или пятый пункт – выражение,
употребляемое в переносном смысле,
означающее указание в советских документах
национальности. Обычно употребляется как
иносказание для слова «еврей». В СССР
существовало ограничение на приём в вуз
евреев (кроме технических специальностей).

* * *

        Там, на реках вавилонских
        сидели мы и плакали...
                               Псалом

Подсобив слезой вавилонским рекам,
Подкормив насекомых в чужих кутузках,
Я был Ветхим Заветом для древних греков
И воскресным чтивом для новых русских.

Мы ведь вместе росли, палачи и жертвы,
То, что стало былью, казалось игрою.
Глубоки и банальны мои сюжеты.
Высоки и наивны мои герои.

Широка моя родина – кровь, рутина.
Из какого колодца теперь напиться?
Я прочёл эту книгу до середины
Иордана-Днепра, как редкая птица.

Мою плоть предвкушал ясный сокол в небе,
Мне пропели псалом соловьи злословья,
А мой вечный учитель, подольский ребе,
Сочинял талмуды средневековья.

Что учитель? – не знаю, кем был мой прадед,
В сорок первом прошлись по архивам танки,
Но мой дед на пленном немецком параде
Посадил меня на копки-баранки.

– Ведь такое не повторяется дважды,
Сиди смирно, Юрась, но смотри в оба...
И я видел угрюмые лица сограждан
И глаза, в которых не было злобы.

Надо мною без спросу клубятся тучи,
Но, как рыба, к истоку вернусь на нерест,
И приток Иордана Днипро-Славутич
Отнесёт мои строки к тебе, Киннерет.

ЗАКАЗ

Не хватает гамме
Тяжести ранимой.
Привези мне камень
Из Йерусалима.

Перелет нервозный.
Непривычный климат.
Привези мне воздух
Из Йерусалима.

Вряд ли время лечит.
Вряд ли чудо зримо.
Привези мне свечи
Из Йерусалима.

ИДИ СЮДА

Лучи удачи осенят мой лоб,
Я проживу полжизни, не старея,
Одной из твердокаменных реликвий.
– Иди сюда, – мне юный эфиоп
Вопит, узнав советского еврея
В привычной суматохе Петах-Тыквы.

Зверёныш мой восторженный, тода1,
Ты вызубрил два тарабарских слова
И счастлив повторять их вновь к вновь.
А я всю жизнь искал тебя, любовь,
Едва услышав крик: «иди сюда»,
Душа моя откликнуться готова.

Ну что ж, душа свободна ото льда,
Но я печалюсь ночи напролёт,
Закатом небывалым обагрённый.
Не поздно ль звать меня: «иди сюда»?
Ведь ждёт нетерпеливый самолёт
На взлётной полосе Бен-Гуриона2.

Там ждут меня. Там ранняя зима.
Пути так белоснежно непорочны,
Что не пройдёшь по жизни без следа.
Там снится мне котёл ближневосточный,
Сама обетованная земля
Зовёт меня во сне: «Иди сюда!»
_________________________________

1 Тода (иврит) – спасибо.
2 Бен-Гурион – аэропорт Тель-Авива.

КИННЕРЕТ

В области верхнего до
                           начала всего, перед
Временем, перед Светом, в мареве зыбком
Тивериадское море звалось Киннерет,
Что в переводе с иврита звучит, как скрипка.

Именно в этой области «по морю, аки посуху»,
Аки смычком по струнам (трение – не взлечу!),
Ибо я здесь рождённый
                          и в то же время посланный,
В каждой руке вместо посоха по солнечному лучу.

Знаю, в Твоих пространствах нету иного способа.
Встречный горячий ветер прядь уберёт со лба.
По морю, аки по миру, по морю, аки посуху,
Если доверит Киннерет и совпадёт судьба.

В области верхнего до
                           мне не хватает воздуха,
Как не хватает Слову нездешнего падежа.
По морю, аки посуху – это по струнам, Господи!
Это звучит Киннерет. Это парит душа.

* * *

Слёзка... Маленькая птаха...
Синих капелька морей...
Кровь жидов, хохлов и ляхов
В жилах дочери моей.

Вот вам символ, Богом данный,
Чтобы жить, как с братом брат,
От Днепра до Иордана,
От Эйлата до Карпат.

Лейтесь, воды! Пойте, птицы!
Мёд, густей! Пшеница, зрей!
Перечеркнуты страницы
Тьмы веков, недобрых дней.

О, народы, корни, ровни,
Древних отпрыски царей,
Породнитесь жаркой кровью
В жилах дочери моей.

Поклянитесь белым светом,
Побратайтесь на крови,
Мудрецы, цари, поэты,
Вои, рыцари любви.

Защищали честь и род вы,
Слыша шум нездешних крыл.
О Давид, не твой ли подвиг
Кожемяка повторил?

От Яворова до Яффы
Боя этого исход,
Не страшася Голиафа,
Помни, маленький народ.

Все народы, корни, ровни,
Мудрых отпрыски царей,
Породнитесь древней кровью
В жилах дочери моей.

ХОРИВ

Страничку тайны приоткрыв,
Что поражало нас в начале? –
Гора Мойсеевых скрижалей,
Хорив.

Истории секретный гриф:
С другой хоругвью перед ратью
Как звали младшего из братьев? –
Хорив.

Что видел Бог с горы Хорив,
Такое имя князю выбрав?
Ведь у божественных верлибров
Случайных не бывает рифм.

Рождённая от двух начал,
Раздваиваясь без надрыва,
От Хоревицы1 до Хорива
Душа летает по ночам.
______________________________

1 Хоревица – одна из старокиевских
возвышенностей.

ЯФФА

Библейского холма гнедая грива,
Встревоженного моря рокот львиный,
Сыпучий край багрового обрыва
Из первозданной, из Господней глины.

Испепелённый ханаанским зноем,
Обременённый тяжестью метафор,
Как Иафет, сын патриарха Ноя,
Стою на месте легендарной Яффы1.

Древнейший город праведного мира,
Вдруг, как мираж, возникший из тумана
В те времена, когда стада Хабиру2
Ещё не знали пастбищ Ханаана.

Века неторопливо пролетали,
Реликты нехотя росли на скалах,
И сам Яфет, в морские глядя дали,
Не знал, чем завершатся сериалы.

Яфет, ещё не весь сюжет рассказан,
И даже не избавлен от мучений
Твой сын, прикованный к скале Кавказа3
За то, что людям дал огонь священный.

А здесь у скал мечтательная дева
Обречена стать чудищу обедом,
Когда б Персей, дитя любви и гнева,
Не спас от лютой смерти Андромеду4.

Вот, рыцари, рецепт универсальный
На десять будущих тысячелетий:
Быть, как Персей, сын Зевса, персонально
За обречённую любовь в ответе.

Вскипают волны оловом припоя,
И пляшут, уловив крамольный тезис,
Седые патлы вечного прибоя
На ржавом и зелёном волнорезе.

Душа воспряла, сбросила вериги,
Ей тоже хочется с волной поспорить
В бродильном чане наций и религий,
В зеленоватом Средиземном море.

Не осквернить бы только эти воды
И не обрушить берег этот ломкий,
Да будут с миром семьдесят народов –
Все Ноя непутевые потомки5.

Яфет, я так надеюсь не обидеть
Тебя безумной вольностью метафор,
Пересказав лишь то, что смог увидеть
С библейского холма полночной Яффы.
__________________________________

1 Яффа – по преданиям основана сыном
Ноя Иафетом (Яфетом). В настоящее время
пригород Тель-Авива.
2 Хабиру – древнейшее название еврейских
племён (сравни: Хеброн).
3 Некоторые предания отождествляют Иафета
с Иапетом, отцом Прометея.
4 Согласно некоторым мифам этот эпизод
сказаний о Персее происходил у берегов Яффы.
5 Во времена царя Соломона устраивался
ежегодный праздник в честь сыновей Ноя –
Сима, Хама и Иафета, родоначальников
семидесяти библейских народов.

ЗАПАДНАЯ СТЕНА

Хрупкая грань добра.
Долгих веков вина.
Храмовая гора.
Западная Стена1.

Предков моих обет.
Скорбной судьбы цена.
С чем я пришёл к тебе,
Западная Стена?

Вечности блудный сын...
Кличут: «Давно пора» –
Шрамы твоих руин,
Храмовая гора.

Мудрость твоя со мной,
Хоть из сомнений весь:
Всех креплений прочней
Глыбы собственный вес2,

Чтобы не стал судьбой
Суетный рикошет.
Не унесёшь с собой
Больше, чем есть в душе.

Вера, как мир, стара,
Но ведь на всех одна
Храмовая гора,
Западная стена.
______________________________

1 Западная Стена – всё, что осталось
от Второго Храма у подножья Храмовой
горы в Иерусалиме (Стена Плача).
2 Камни Западной Стены не скреплены,
держатся только за счёт собственного веса.

Ещё по теме: Юрий Каплан. Бабий Яр

Еврейские стихи 

Рекомендуйте стихотворение друзьям
http://stihi.pro/14036-evreyskie-stihi.html
Свидетельство о публикации № 14036
Избранное: Поэт Юрий Каплан стихи о странах мира исторические стихи
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Еврейские стихи :

Еврейские стихи. Стихи о евреях в СССР, в ВОВ, о посещении Израиля. Был врагами народ разбит. Выпадала ему судьба шляться по миру Вечным Жидом. Прячет чадо иудей.

Проголосуйте за стихотворение: Еврейские стихи
(голосов:1) рейтинг: 100 из 100
    Стихотворения по теме:
  • Гвоздика
  • Стих гвоздики. И русских революций миг увенчан пламенем гвоздик. Букеты из гвоздик несём, живое пламя!
  • Наше время: воевавшим за Родину посвящается
  • Стихи воевавшим за Родину. Чтоб войны подвести итоги и до самой дойти границы. С нами дом и в душе – Отчизна. От солдата до офицера – воевать на полях сражений. Юрий Акимов.
  • Война одиночества
  • Стихи об отце, ушедшем на фронт добровольцем и погибшем в бою. Пой о моём отце, ушедшем на фронт добровольцем. Где обрёл и лёг в келью-могилу?
  • Юркина поэма
  • Стихи о войне 1945 и вечной памяти, о погибшем поэте. Память светлой его души. И не знали, что он – поэт. Юрка строки писал винтовкой – и убит был в бою штыком.
  • Из ада – в эмиграцию
  • Стихи о расставании в годы войны, эмиграции и потери родины. В надежды и мечты родного края, когда никто не ведал о войне. Наталья Азман.

Еврейские стихи. Стихи о евреях в СССР, в ВОВ, о посещении Израиля. Был врагами народ разбит. Выпадала ему судьба шляться по миру Вечным Жидом. Прячет чадо иудей.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Еврейские стихи