Шерстяной платок

Не смог выстрелить...

Смотрел на белую стену хаты, там отчетливо виднелись, прошел всего месяц, желтые пятна. Мать старалась их забелить да не смогла, слезы мешали.
- Тут? – закашлялся, отчаяние свело голос.
- Да, да, сыночек, здесь убили нашу лебедоньку… - всхлипывала мать.
- А кто донес? – еле выговорил.
- Не знаю… - прижимала к лицу мать беленький платочек, мокрый от слез.
- Никто не доносил, - сказал его друг детства, секретарь сельсовета Иван Каспрук, когда он зашел к нему под вечер домой, - приехала какая-то команда из района… знущалась над людьми…
Иван осторожно дотронулся до багрового синяка, под глазом: - вот… не смог защитить…
И виновато улыбнулся односельчанину:
- Твоя сестра попросила, чтобы не забирали теплые вещи, ведь зима на носу…
У него только желваки заиграли на скулах. Когда уходил, попросил:
- Узнай, кто тогда приезжал…
Иван в ответ согласно закивал головой.
Придя домой, залез в колодец, достал из тайника немецкий вальтер, потом долго сидел под образами при свете каганца и чистил его, приводил в порядок. А ранним утром поехал в район к прокурору.
- Пока мы воюем, - сказал он прокурору, - проливаем кровь за Родину, а здесь тыловые крысы знущаються над нашими родными.
- Ну, знаете, лейтенант, - прокурор принял его слова на свой счет , и собирался вспылить, но глянув на нашивки на рукаве гимнастерки, сдержался, два ранения, как никак, и добавил:
- Хорошо, разберемся. Пишите заявление.
Написав заявление и оставив его в прокуратуре, он прошелся главной улицей местечка, потом свернул на тихую улочку, примыкавшую к железнодорожному вокзалу, медленно, не спеша, продефилировал к кирпичному зданию, утопающему в зелени, здесь до тридцать девятого года была польская гимназия, в которой он учился. Часовой у ворот равнодушно смотрел мимо, охранял местное НКВД.
Вечером к нему зашел Каспрук. Поздоровались, сели на прызьбу.
- Какие новости? – спросил Ивана.
- Узнал их фамилии. Тогда приезжали завхоз НКВД Щербаков и двое его работников Долгополов и Примаков. Щербаков сейчас в командировке во Львове, а те двое на месте. Прокурор тебе соврал, их арестовали и отпустили, мол, состава преступления нет. Одной бандеровкой больше, одной меньше, какая разница, сказали.
Подсобное хозяйство находилось на самой окраине местечка, дальше была дорога, а за нею начинался лес и горы. Профессиональным глазом разведчика отметил про себя – можно уйти незамеченным.
Долгополов как раз на конюшне подкладывал сено лошадям, как его кто-то окликнул, обернулся, рядом стоял незнакомый лейтенант, спросил:
- Примакова не видели?
- Нет, - ответил Долгополов, - заболел, дома отлеживается. А зачем он вам? – подозрительно уставился на незнакомца.
- А я с ним воевал, вот решил проведать! – он и не собирался маскироваться.
Долгополов похолодел, Примаков нигде не воевал, отсиживался в тылу. Сделал движение, чтобы обойти незнакомца. Но лейтенант загородил дорогу:
- В Сокиринцах бывал? – и Долгополов с ужасом смотрел на револьвер в руках лейтенанта. Здесь за их спиной заржали лошади в конюшне и поэтому никто не услыхал выстрела. Долгополов уронил голову на грудь и упал в сено.
А лейтенант вышел во двор и сразу повернул в лес, не стал рисковать. Долгополов сказал не всю правду. Примаков уже второй день был в запое. На столе у него на мятом газетном листе с портретом вождя внизу лежал хвост селедки, а рядом стояли кварта мутного самогона и граненый стакан.
На мятой постели лежало письмо от матери. Мать писала, что его младший брат, Семен, погиб под Берлином.
- У-у-у, сволочи, - скрипнул зубами Примаков, - всех их к ногтю… надо…
Он взял с лавки автомат и вышел на порог:
- Сейчас я им покажу!
И запустил очередь в соседский двор. Поэтому никто не услыхал одинокого выстрела от клуни. Примаков вздрогнул, удивленно всмотрелся в темнеющий сад, ничего там не увидел, и упал головой вперед.
А соседи притаились у себя в хате под окнами, боялись, чтобы пьяный постоялец ненароком их не застрелил. Поэтому только ранним утром увидели убитого.
А лейтенант, несмотря на ночь, заспешил на вокзал, чтобы успеть встретить поезд, возвращавшийся со Львова. Им должен был вернуться Щербаков.
На перроне он сел на скамеечку, так, чтобы было видно приход поезда. Народу было немного, команда солдат во главе с офицером, две старухи, семья на узлах, да вот еще он.
Появился патруль, проверил документы у солдат с офицером, потом подошел к нему. У него было все в порядке, приехал домой с фронта на побывку. Но старший патруля долго вчитывался в бумагу, переводил взгляд с фотографии на него и обратно, потом с неохотой отдал, недовольно отошел и все оглядывался.
Когда подошел поезд, все на перроне засуетились, спеша на него сесть, ведь стоит две минуты. А вышел всего один человек. Щербаков. На руках он нес закутанную в шерстяной платок девочку. Она спала, обхватив ручонками шею Щербакова.
А лейтенант не мог отвести глаз от них. Платок был его сестры. Щербаков прошел мимо скамьи с лейтенантом и исчез в здании железнодорожной станции. А лейтенант так и не выстрелил. Не смог.

01.06.1998г.
Свидетельство о публикации № 14923 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © shevchenko :
  • Рассказы
  • Читателей: 128
  • Комментариев: 2
  • 2018-03-01

Не смог выстрелить...
Краткое описание и ключевые слова для: Шерстяной платок

Проголосуйте за: Шерстяной платок

(голосов:3) рейтинг: 100 из 100


  • Ольга Лебединская Автор offline 5-03-2018
Хорошо.
  • Виталий Шевченко Автор offline 10-03-2018
Дорогая Оля, спасибо!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Шерстяной платок