Змея-измена

      
 



ЗМЕЯ-ИЗМЕНА

Никогда не прощайте измен.
Любая измена – это сравнение,
поиск лучшего, чем имеешь.
Тот, кто ищет лучшее, никогда
не будет ценить то, что имеет.
            (Народная мудрость)


По ниточкам – нервам, венам, –
по косточкам-позвонкам
струится змея-измена,
втираясь в доверье к вам.

Фанданго. Уже обласкан,
от страсти горит рояль,
и лгут кастаньеты в пляске,
что прежней семьи не жаль.

В порыве ожесточенья,
события торопя,
мы судим – за увлеченье.
А если б начать – с себя?

Хотя бы за то, что судишь
фанданго чужих страстей.
Ведь если взаправду любишь,
прощаешь душою всей.

И пусть напрягает возраст
и взрывы измен горчат, –
порою ещё не поздно
всё снова вернуть назад.

...Не тщетно ль? Уже заласкан,
он видит тебя едва ль,
но лгут кастаньеты в пляске,
что им ничего не жаль...

2003 г.
 

У КОГО ЧТО БОЛИТ

Редкая возможность творчески отгородиться
от проблемной действительности...
                   (Из комментариев на сайте)


У кого что болит, лишь об этом он и говорит,
лишь о том, что волнует, зовёт, из петли вынимает
иль тихонько под сердцем смертельною раной горит,
но о том, что ты смертен, – похоже, не подозревают...

У тебя что болит – ты молчишь, но я знаю сама:
амазонка в юбчонке, душистый и розовый чёртик,
и по чётным душа посещает её терема,
ну а тело томится в темнице моей по нечётным.

Потому я пропащее пропасти в нашей стране,
я – сама эта пропасть, пропасть мне – настолько же светит.
Пусть другие озлобленно строчат в диванной войне –
я ж отчаянно мёрзну в таком обжигающем лете...

Ни в постельной войне, ни в диванной – сражаться не мне.
Непонятно самой, как пока умудряюсь светить я
тихим словом небесным, что всё ещё слышу во сне.
Что так нежно оно, вы, мои дорогие, простите...

 

ПОЗДНЯЯ ЛЮБОВЬ

Назвал он меня родной
по духу – считай, сестрой,
а я пудовою гирей
вишу на шее – женой.
Да, он не бросит меня,
но жить не может и дня
без страстного зова в трубке...
едва выносит меня.

Не женщина я, а мать
ребёнка его. Поймать
осталось «с тобой постыло» –
и можно с моста нырять.
Боится, что я прижмусь,
что вся к нему потянусь:
ко мне в нём лишь стыд и жалость,
досада, и боль, и грусть.

Ещё я живу – но как!
Ведь я поневоле враг
любви его поздней – страсти,
что зреет в душе, как злак.
Что делать, как жить и чем,
когда не семья, а тлен?
Всё в ней догорает, гаснет
в петле затяжных измен.

 

ПОДЛОСТЬ В ЦЕНЕ

Живо и здравствует подлости буйное древо,
да и могло ли б случиться в сем мире иначе?
Подлость доходит до самых последних размеров.
Врёт человек – и глаза под очками не прячет.

Походя предал, и походя выжал улыбку,
и по пути приобнял или деланно чмокнул
в щёчку – и вроде как ласка! Но смотришь – улитка
скользкая, склизкая в шаткой улыбочке мокнет.

А ведь неплох человек, и, бывало, не раз он
рядом был, выручил, в чём-то помог добровольно –
только измену изгонишь из памяти разве?
От благодарности разве вам менее больно?

Ходят налево и врут вам направо без нужды,
мол, мы пушисты, и, право, пред вами мы правы.
Лучше б смолчали иль бросили – не было б хуже,
ведь всё равно этим кончится, поздно ли, рано...

Подлость в цене – ныне так наловчились в народе
плавать в ней рыбкой для выгоды или комфорта,
ради успеха иль страсти распущенной ради.
Ходят павлинами жалкими, пыжатся гордо.

Тот, кто двуличен, способен убить – благородно,
ранить смертельно – любя и, конечно, во благо.
Главное – что предаёт он вас слишком свободно,
в сердце – стирает, как кляксу с чистейшей бумаги.

 

ОТВЕРЖЕННАЯ

Мне бы воздуха, но...
                        Перекрыт кислород.
Плотно заперты двери, и окна закрыты.
И небесный обрушился на плечи свод,
отторгая ненужные выше молитвы.

В плотном коконе-клетке дышать – что сдыхать,
задыхаясь ненужностью. Лишним балластом.
Лишь ободранный кустик простого стиха
втихомолку, без пользы врачует Прекрасным.

Этот век, этот город отвергли без слов,
но зачем-то ещё ты слоняешься вживе,
хоть забрали уже и друзей, и любовь,
и призвание –
                  боги ножа и наживы.

И в очах полыхают лишь секс и война,
всё святое похерено до основанья,
и безумьем страна, как стена, снесена,
и в родных тебе водах резвятся пираньи.

То не люди – манкурты, трансформеры, тля
без стыда и без совести, в новеньких масках,
идеалы отвергли – спокойствия для, –
на открытые лица взирая с опаской.

И к чему продолжаю по времени бег
вот такой – от которой отпрянули резво
все уставшие званье нести – «Человек»?
В этом вакууме и гореть – бесполезно.

 

СТИХИ О КРАСОТЕ

– Подруга-подруга, скажи мне на ухо,
как преданный твой и надёжный по духу?

– Мой преданный предал, надёжный не сдюжил,
изверился верный и с честью не дружит,
и всё, чем вчера ему были святыни,
теперь заменили корысть и гордыня.

– Не он ли казался всем самым достойным?
Не вместе ли слушали звон колокольный?

– Достала достойного скудость смиренья,
очам своим ищет теперь услажденья –
достойную форму в достойной оправе, –
меня ж в той оправе он видит едва ли.

– Какая корысть и гордыня какая,
коль участь его ожидала благая?!
Он рыцарем был безупречным и чистым,
и ласкою очи светились лучисто.

– Он большего жаждал, был лучшим из лучших,
ему улыбнулся невиданный случай,
мажору ж нужна и подружка в мажоре...
позволь обойтись без пустых аллегорий.
Всё просто: нужна красота идеала,
чего мне с рождения не доставало.
Ему я теперь показалась дурнушкой,
во мне увидал он чудную зверушку –
не ласку и нежность, не верность с любовью.
Красу идеала кладёт в изголовье.

– Но жить ведь ему не с красой, а с душою –
подружка ж едва ли владеет такою...

– Он душу утратил, и жить ему – с формой,
красивой и глупой, живой и задорной,
мечтать о земном, суетливом и лживом.
Моя же душа ему – непостижима:
что в духе – не внятно гордыне очей.
Был рыцарь тот – мой, а теперь он – ничей.

Достойна «достойного» – дымка, мираж,
раз в честном достоинстве видится блажь.

 

* * *

Ты сказал, что у меня – морщины...
Вот и всё, что ты во мне посмел
рассмотреть! Умеете ж, мужчины,
и любить – как бить! Служенью тел –

новую любовь! Душа – без нужды.
Для таких любовь – как ремесло.
Злой любовью ослеплён ты, взнуздан.
Тем, кто любит злее, повезло:

покорят. И выжгут всё, в чём сила,
чем высок был ты, орёл... А я
и морщинами тебе – светила,
так любила душенька моя!

У любви НЕТ возраста. У страсти –
есть предел, и ей – сгорать дотла,
выжигая подлинное счастье –
чем светилась, верила, жила...

...Нет – живу. Цвету на всю округу –
столько до сих пор во мне огня!
Хватит и на недруга и друга,
ведь в морщинах – нежность у меня,

песенная нежность, солнце, ласка.
Я дарю – и этим я цвету
бесконечно озорною сказкой,
в чём не рассмотрел ты красоту.
____________________________

Столько лет прожили мы с тобой,
чтоб иную встретил ты любовь!..
Ты и сам немолод, полусед –
проживи теперь с ней столько лет...

 

ВЗРОСЛЫЕ ИГРЫ

1

Мальчик играл в машинки
и разводил собачек,
мальчик любил пластинки,
да и не мог иначе –

всё, как у всех: киношка,
велосипед, транзистор...
Он и студент – немножко,
он и атлет плечистый.

Юным – играл в гитару,
взрослым – кадрил девчонок,
двигался – поэтапно.
Был разбитной, весёлый.

В саде развёл розарий,
дом перестроил прочно.
Светится взглядом карим.
Мудрость достигнуть хочет.

Вот философий недра
мыслями измеряет,
борется с жизни ветром...
Так он живёт – играя.

Бросит – начнёт другое.
Заново – интересней.
Горы сменяют море,
вера сменяет песни.

Долго в семью играл он,
впрочем, жена приелась –
брошенной куклой стала.
Новую просит тело!

Будет играть в «Тойоту»,
в теннис и в мачо в майке
и покорять природу
в Гаграх и на Ямайке.

Всё, как у всех – играя
в моду и в идеалы,
станет в шальном угаре
низким – помалу-мало.

Мальчик играет в куклы,
мальчик ломает куклу,
мальчик бросает куклу,
новую ищет куклу
богоподобный мальчик...

2

Любить – и бросить, привязаться прочно –
и всё порвать, и вдруг пойти в разнос,
и быть святым, и стать совсем порочным,
жизнь покорить – и прыгнуть под откос,

начать по-новой, утешаясь старой
своей семьёй, – и затоптать тот цвет,
и примириться, и затеять свары,
и потерять, и не оставить след...

И всё в одном пространстве и сюжете,
с одним героем и с одной бедой,
коль в голове – лишь свежий лёгкий ветер
летает вольно с песенкой простой.

На что ему мудрить и умудряться,
и стать сложней, и вырасти душой?
Согласен он на игры и на танцы.
Он только мальчик, хоть давно – большой.

 

ВСЕЛЕНСКАЯ ЛЮБОВЬ

В этом веке целоваться модно
где и как угодно, принародно,
тискаться напропалую – с каждой –
с неземной любви вселенской жаждой,
будучи охвачен жарким чувством,
дорастать до страстного искусства,
и чем больших ты любвей причина,
тем ты круче, и вообще – Мужчина.
Так зачем стесняться и неволить,
про измену и развод глаголить?! –
То любви ты возжигаешь искры,
чтоб сердца стучали близко-близко.
То ты сердце раздаёшь всем людям,
и они, сгорая, тоже любят.
Вот такой обмен любвей в природе
в развитом, продвинутом народе,
потому делитесь мужем с каждой,
кто охвачен любоносной жаждой.
Но тогда делитесь и женой –
пусть она найдёт объект иной
для внушенья неземного чувства,
для любви вселенского искусства.

 

ВСЁ МЕНЯЕТСЯ, ВСЁ ТЕЧЁТ

Быстротечный век. Скоростной.
Не сводимый к любви одной.
Нет единственной навсегда.
Утекает любовь-вода.

Вся-то жизнь – как вода, и в ней
ты потонешь в глубинах дней,
ведь возносит волна – на миг.
Вечна только любовь из книг.

Одноразовый век жесток.
Знай, подружка, про свой шесток
и не пикни, не голоси,
счастья вечного не проси.

Здесь меняют марки машин.
Разжигают костры из шин,
чтоб по-новому жить в стране.
Чтоб страдать и тебе, и мне.

Поменяют и честь, и власть.
Будут нагло и врать, и красть.
И менять и язык, и пол.
Так и брак был – да весь ушёл.

И времён распадалась связь,
ведь твой муж уходил, смеясь,
и распался весь мир вокруг,
да и друг был уже не друг.

Вот же выпало в этот век
здесь родиться нам! Не для нег –
для лютейших и подлых мук,
чтоб был замкнут тупик и круг.

Нет ни шанса, ни выхода.
Утекает любовь-вода.
Здесь меняют жену и жизнь.
Доживай, потерпи, держись.

Одинокой. Чужой. Зазря
прожигаешь век, не горя,
лишь чадишь из последних сил.
О надежде и не проси:

не положено. Всё течёт.
Всё меняется, и не в счёт
всё вчерашнее – вера, брак...
Не вернёшь ты любовь никак.

Идеалы здесь – предают.
На семью и любовь – плюют.
По кусочкам режут страну –
и не видят свою вину.

О жестокая сука-жизнь!
Ты мечтала, цвела, кажись,
лишь вчера, а сегодня – труп
для всего и для всех вокруг.

Одноразовая жена.
Одноразовая страна.
Одноразовые авто.
...Всем была, а теперь – никто.

Муж сменил свой иконостас.
Не нужна ты и «про запас».
Власть сменила тебе язык.
Друг не слышит твой вой и крик.

Потопай. Подыхай. Здесь всё –
как сквозь пальцы вода. Несёт
быстротечный век. Скоростной.
Не сводимый к любви одной.

 

НЕМОТА

Свобода – та же немота.
А я – нигде – свечой в оконце...
Сесть рядом – между душ – верста.


Подержу в роднике ладонь...


Екатерина Литвинова


Подержу в роднике ладошку.
Что ж, в оконце свечой – никому?
Разве птицам, щенкам и кошкам...
Тишина – тихой сапой – в дому.

Между душ верста иль поболе.
Сядем рядом – на пир немоты.
Это праздник свободы воли,
берегами здесь – я и ты.

Ни моста, ни доски, ни щепки.
Даже взгляды – чтоб развести
полюса. И любви здесь, детка,
не получится брод найти.

Оттого лишь себе и верю,
на себя опершись иду
к заповедной удачи зверю –
через муку и немоту.

 

* * *

Разбитую любовь не склеишь,
как ни прилаживай осколки.
И сколько ни осталось сзади
всего, что связывает вас
необратимо, – уж не веришь,
что сказанное – лишь обмолвки,
ведь равнодушие – во взгляде,
и жало – в мёде лживых фраз.

Напрасно ловишь отраженья
вспорхнувших звуков – мимо уха
они проносятся неслышно,
за гранью жизни и семьи.
Порвались сомкнутые звенья.
Ты для него теперь – старуха,
и ничего у вас не вышло
из патетической любви.

Не верьте давней клятве эха,
что разлетелось, повторяя
ваш вензель из имён сплетённых,
как будто вы – одна семья.
Друг другу стали вы – помехой:
в преддверье сказочного рая
он кружит уж иных влюблённых
на новых тропках бытия...

 

ИЗ ГЛУБИНЫ

Не бойся, всё выветрится, срастётся.
Дыхание восстановится, заживу.
Ничего, что пока пишу – из глубины колодца
и хочется лицом – в траву.

Ничего, я умею выживать после смерти,
я – росток упрямый, не выкорчевать никак.
А что любовь твоя мне уже не светит...
Буду жить без любви – факт.

Не имеет значения,
              сколько раз выживать пыталась
после ссор... Всё равно продолжала любить.
Ты пытаешься теперь подарить мне жалость,
о любви ж – забыть.

Спасибо. Не за жалость, конечно, –
за то, что, наверно, хоть в первые годы любил...
Я пишу пока – из глубины кромешной.
Слава Богу, хватает сил.

 

СМОТРЕТЬ И ВИДЕТЬ

Всё кончено, а я ещё живу.
И это будет длиться наяву:
мы рядом, но не вместе, а поврозь.
Стрела чужой любви прожгла насквозь.
И даже пусть союз ваш не навек,
но он упал, как на голову снег,
внутри всё выжег, как метеорит:
всё дотлевает, гаснет и болит.
Ты смотришь – сквозь меня... как на пустырь,
а сделал пустырём меня не ты ль?

Тебя всегда боготворила я,
ты был мне солнцем, смыслом бытия,
я верила в любовь, и жизнь, и мир,
во мне кипела бездна жарких сил...
Но в пыточных тисках теперь... с тех пор,
как ты меня не видишь и в упор.
Я плавлюсь, каменею и живу,
и даже сон – как пытка наяву.
Ты смотришь – сквозь... как будто на пустырь,
а сделал пустырём меня не ты ль?

...Хочу быть вместе: чтоб душа к душе,
лицо к лицу...
Неужто всё,
уже?..

Нет... суждено быть вместе навсегда...
...я, как тогда, сильна и молода...
...любима и нужна, свечу, пишу
и нашей общей радостью дышу...
...меня увидел ты и рассмотрел,
и оказалось – это не предел,
всё кончится лишь с нами, а не в нас,
коль бездны на краю ты чувство спас...

Прошу тебя, спаси его, спаси,
ведь чудесам вольготно на Руси...

 

ПОГРУЖЕНИЕ

Так и живём: то каемся, то рушим.
Боимся даже собственных глубин.
Но, если вдруг останешься один,
Придётся внутрь себя глядеть и слушать.


А если и своей души не ценишь,
То и чужой вовек не сбережёшь.


Екатерина Литвинова


Боишься собственных глубин
и заглушаешь мысли звуком.
Ведь с музыкой ты не один,
и можно вновь трусить по кругу,

не слыша голоса души,
ни разума, как в сердца коме,
не одолев своих вершин.
И – не способен по-другому.

Но если б ты себя ценил,
свои глубины и потоки,
ты бы хоть ложь остановил
и не был мрачным и жестоким,

не целил по душе моей
угрюмым, острым, резким словом.
Скорее музыкой залей
глубины памяти суровой!

...Не стоит помнить. Ни к чему
всё подлинное и родное.
Дороже сердцу твоему
интрижки чувство наносное.

Пылай, шали, гори, терзай,
кромсай, не думая, не слыша,
и наслаждению предай
себя восторженно-бесстыже.

Ты лев – так покоряй, цари,
ты Августейший – так не парься
и плоть свою чужой дари,
в ней растворись и в ней останься!

Не вынести привычки, нет,
тому, кто новому покорен.
Зачем тебе мой верный свет?
Твоих вершин он недостоин.

Пусть музыка кружит, несёт,
пусть забывается и тает
моей негромкой речи мёд
и чувства простота святая.

Переживу. Переброжу
отчаяньем и наважденьем.
И слабости себя лишу –
в свои глубины погруженьем.

 

* * *

Есть тоненькие ниточки души –
Их чинят только ангельские пальцы.
Они имеют свойство обрываться,
И боли нет сильней в ночной тиши.
Невидимые нити меж людьми, –
Они имеют свойство растяженья,
Иллюзию свободы и движенья,
Терпенья ограниченный лимит.
                  Екатерина Литвинова


На ниточке, дрожа, любовь висела
и тихо оборвалась вниз без слов.
Ты просто потерял мою любовь,
и я её хранить не захотела.

В ночной тиши она болела так
невмоготу, что был обрыв – спасеньем
от чёрной дымки душепотрясенья,
иначе было не спастись никак.

Я столько раз чинила эту нить
покорно, терпеливо, без укора,
прощая, забывая наши ссоры,
но нынешних обид не загасить:

ты слишком помнишь старое. А сам
что сотворил со мной – и не заметил.
Осталась я одна на белом свете.
Одна – душой. Уже – вся в небесах.

О, пальцев ангельских я жажду не к тому,
чтоб починили то, что износилось!
Любить, гореть – во мне нет больше силы,
и нету веры слову твоему.

Иллюзией была моя любовь,
мечтой и счастья призраком гонимым,
поруганной была, слепой и – мнимой.
Да будешь ты лишь Господом отныне
храним...
Вновь полюбить меня – слабо!

 

НЕ ВИНОВАТ

Ладонью от себя – не ви-но-ват!
Не осень. Не любовь. Лишь чашка чая.


Ах, Августейший, позабыть позволь
И никогда не говорить об этом.
Молчат и манят омуты озёр –
Меня себе оставить будут рады.


Екатерина Литвинова


Ладонью от себя – не ви-но-ват!
То не любовь и не весна – лишь шалость!
Где сердце? Где рассудок? Всё смешалось.
Опущен в чашку, тонет тёмный взгляд.

Глаза поднять не можешь – правда жжёт.
Но кто ж её познал, не обжигаясь?!
О, мальва страсти, сколько вам осталось
ещё пылать, когда потерян счёт

моим бессонным мукам? Очерствей,
лепёшка сердца, ждёт тебя пустыня.
Ты проклята и брошена отныне.
Ты неправа, ведь страсть – всегда правей.

Ах, Августейший, что ты мне вернёшь,
когда к ней отпылаешь? Кучку пепла?
От лжи твоей оглохла и ослепла,
так рдеет победительная ложь!

Позволь не думать. Позабыть. Ветрам
и волнам распахнуть все двери настежь.
Пустыня чувства – это тоже счастье
и маленькая унция добра:

ведь мне – меня оставили! Вольна
молчать, кричать и плакать королева.
Вы правы справа, неправа я слева.
Любовь прошла. И я теперь – весна.

 

* * *

1

Выйду в ночь и полёты освою
(вот и ветер, волнуясь, не спит...),
ведь меж звёздною бездной и мною
никого... ничего не стоит:

миновала стихов лихорадка,
счастья с милым сгорела сирень,
и теперь я в бесспорном порядке.
Искуси меня, бездна, скорей!

Не отвлечь ни врагу и ни другу,
нет им дела до бездны во мне,
что клубится, как хаос, упруго,
и горчит, и томится в огне.

Полетаю. С моста или с горки.
Просто выйти и крылья размять,
распахнуть своей радости створки
от возможности Вечность обнять.

Вот кто точно поймёт и оценит,
приголубит в глубинах, струясь
так едино, светло и бесцельно,
словно с миром прочнейшая связь.

Хоть кому-то нужна? Что – «кому-то»!
Богу, Вечности, ветру, горе!
Всей Вселенной волнуется смута
на души моей жадном костре.

Принимаю. Сливаюсь. Летаю.
Я – во всём, все – во мне, мы – полны
упоительным светом свиданий
и восторгами новой луны.

И качнуться на звёздных качелях,
и пригубить созвездий сквозняк...
Нет, не тварный тот свет, не вечерний –
тихий ангел грядущего дня...

2

Бывают настроения души,
когда и с близким – дальни и чужи,
не помнит и в расчёты не берёт
и может без тебя – сто лет вперёд.
Тогда освой грамматику ветров –
и ничего, что между вами ров,
будь выше рва, и рёва, и обид –
с тобой звезда о счастье говорит.
О счастье жить, но не в застенке чувств –
вне стен. Подобно свету и лучу,
всё проникать, пронизывать, внимать
всему. И всё по-новому назвать.
Пересоздать. Поняв – преобразить.
И всю себя в творения вложить.
Пусть это будет радость жить – творя.
Святая радость не бывает зря:
она тебя преобразит взамен,
и что тебе тогда змея измен...

 

ПОТЕРЯТЬ И НАЙТИ

Одиночество – лунный край,
Через небо к нему дойдёшь.


Зелень глаз на листве берёз...
А принять можно, не поняв,
Как привычку...


Потеряй меня, потеряй!
Чтоб себя я смогла найти.
И стихи успокоят грусть...


Что не вечные – так и что ж?..

     

Принимал меня, не поняв.
Обнимал меня, не ценя.
Отпустил меня без причин.
Ну и как тут понять мужчин?

Я привычна была, как грусть.
Что ж, любовь как привычка – пусть!
Потерял меня, потерял –
брось листочком календаря.

Заливают мне боль стихи,
затмевают мне скорбь, тихи,
как дожди на листве берёз,
зелень глаз – через реки слёз.

Одиночество – просто Путь.
Можно выжить иль утонуть.
Я ж дошла через лунный край
к лебединой руладе стай.

Через небо дошла, тиха.
Мне тропинкой – листва стиха.
Потерял, чтоб себя смогла
я найти в тростнике ствола.

Пусть не вечно звучать строке
в неба облачном молоке,
мне достаточно процвести
хоть свой век на лугу Пути.

2018 г.

 


Стихи про измену. Стих потерянный. Разбил любовь стихи
http://stihi.pro/16055-stihi-pro-izmenu.html
Свидетельство о публикации № 16055
Рекомендуйте стихотворение друзьям
Избранное: стихи о любви
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...
  • © Светлана Скорик :
  • Стихи о страсти
  • У стихотворения 82 читателей.
  • Комментариев: 5
  • 2018-12-03

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Змея-измена :

Стихи про измену. Стих потерянный. Разбил любовь стихи. Струится змея-измена, втираясь в доверье к вам. Взрывы измен горчат. Любая измена – это поиск лучшего. Не прощайте измен.

Проголосуйте за стихотворение: Змея-измена
(голосов:4) рейтинг: 100 из 100

    Стихотворения по теме:
  • Желание поэтического перевода
  • Стихи о любви и страсти к девушке. Удивлённую и красивую обнимать бы сейчас рискнул. Пусть от страсти горят мозги! Мёд из губ продолжая пить, мне хотелось её любить.
  • "И его уж нет..."
  • Стихи о страсти, поглощенной жизнью. Глубока любви тёмная вода. Между двух пустынь голосит печаль.
  • Танец отражений
  • Стихи про любовь как поединок. Волчий танец плоти и искуса, половой инстинкт. Пусть все вокруг пророчат нам любовь, а мы по нраву – оборотни-волки. От скуки, что ль, сошлись мы в поединке.
  • Шиповник
  • Стихи о диком шиповнике, о спешном утолении страсти. Спешной страсти сценарий не нов. То, как истово тлеет шиповник, распаляя инстинкт основной.
  • Заложники любви
  • Стихи о греховной любви и страсти. Заложники любви. Желаний лихорадка. Нина Хмельницкая.
  • Июньские стихи о любви
  • Стихи о любви и страсти, о любви как искусстве. С любовью, с любовью, С любовью – аминь. Ярослава Невмывако.
  • Территория Любви
  • Стихи о любви и страсти о встрече и разлуке. На территории Любви воюет армия Разлуки. Нина Хмельницкая.
  • Сонет
  • Философские стихи про страсть, про водоворот страстей, про любовную муку. У боли страсть – вернейшая подруга. Александр Корж.
  • Вишня
  • Стихи о страсти, о свидании под вишней. Под вишней – страсти карусель и губы эти жаркие. И стыд симфонии сердечной. Все вишни лишь цветут, а эта покраснела.

Стихи про измену. Стих потерянный. Разбил любовь стихи. Струится змея-измена, втираясь в доверье к вам. Взрывы измен горчат. Любая измена – это поиск лучшего. Не прощайте измен.


  • Радислав Власенко-Гуслин Автор offline 4-12-2018
Прекрасно передано
  • Павел Рыков Автор offline 5-12-2018
Глубокое, очень личное, до предела откровенное, обжигающее...
  • Валерий Кузнецов Автор на сайте 7-12-2018
Кто в эту воду не заходил!
  • Светлана Скорик Автор offline 8-12-2018
Да... но лучше не заходить. Или хотя бы вовремя остановиться. Может кончиться и крахом семьи. Бывает, по этой причине рассыпаются даже очень гармоничные и прочные семьи.
  • Татьяна Гордиенко Автор offline 8-12-2018
Великолепно! Мои 5*
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.