Поэзия Влада Клёна

      
 

Влад Клён

     28.08.10 г. умер Влад Клён – лидер запорожского авангардного литературного движения, создатель литературной группы «Водоворот». Как будто предчувствуя, что судьба отпустит ему немного, он очень спешил жить и успел сделать себе громкое имя в литературе. Влад Клён Родился в 1981 г. в Каменко-Днепровском районе Запорожской области, окончил Запорожский Национальный Университет, магистр русской филологии. Активно участвовал во всеукраинских и международных поэтических фестивалях, вёл мастер-классы, организовывал музыкально-поэтические концерты в городах Украины, публиковался в журналах, альманахах, поэтических сборниках, в сети Интернет, объединял поэтов разных направлений и мечтал составить Литературную карту Украины. Те, кто хочет поддерживать о нём память, могут дополнять эту страничку с его стихами своими воспоминаниями, посвящениями ему...

(См. воспоминания после подборки стихов Влада.)



 


ВЛАД КЛЁН: КАКИМ МЫ ЕГО ЗНАЛИ

 
     Очень горько, когда умирает человек, которого ты очень ценишь, и ничем нельзя помочь. Литературное Запорожье понесло большую утрату – совсем молодым, в 29 лет, умер Влад Клён (Владимир Кандауров), дорогой для всех нас, пишущих, человек. Он был светлой, целеустремлённой и деятельной личностью всеукраинского масштаба и, честное слово, мог бы стать не последним не только в молодёжном авангардном движении Украины, но и на более широких просторах. По крайней мере, у него для этого хватало и таланта, и организаторских способностей, и времени... Не хватило только здоровья.
     Проблемы с сосудами головного мозга у Влада были врождёнными, он всё знал, потому и спешил так жадно, неуёмно, горячо сделать то-то значительное, состояться. Поэт необыкновенно широкого для нашего времени кругозора, начитанный, энциклопедически образованный, мыслящий, он был не просто магистром русской филологии, одним из. Всё говорило о том, что со временем он обязательно состоялся бы и как «вершитель дум» своего поколения. Недаром его ценил при жизни и посвятил ему своё известное стихотворение после смерти Александр Кабанов («Облака под землёй»). 
     Десять лет назад, когда он впервые появился в запорожских литературных кругах, он поражал несоответствием своего юного возраста и силы творческого взлёта. Он писал так, как пишут пожившие и много испытавшие люди – стихи пронзительные, жёсткие и душевные одновременно, стих-исповеди и стихи-выстрелы. Со свойственным ему задором и энергией Влад быстро стал своим человеком во всех литературных группах Запорожья и буквально за несколько лет уже глубоко разбирался в ситуации. А ситуация была не внушающей никаких перспектив в родном городе. Чтобы стать значительной фигурой в официальном литобъединении при Союзе писателей Украины, необходимо было либо так же талантливо, как писал он по-русски, писать по-украински, только немного сбавить «хлебниковские» обороты в творческих поисках и стать чуть «попроще», «попонятнее», прислушиваясь к тем, кто не признаёт никаких отступлений от «единственно правильной» линии в поэзии. Либо долго и упорно быть «мальчиком на побегушках», помогая в организационных вопросах и не имея особого мнения по важным вопросам. Но он не мог ни того, ни другого. И потому, что свои мнения всё-таки имел, и потому, что хотел назло болезни всё успеть, а времени много она ему не обещала. 
     Пробовал он свои силы и у нас, сначала в молодёжной творческой ассоциации «Кольцо», а потом в только начинающем организовываться вокруг остатков «Кольца» областном отделении Межрегионального Союза писателей (позднее – и в областном отделении Конгресса литераторов). И как раз здесь сразу «пришёлся ко двору» и был понят. Но что мы могли ему предложить, сами только становившиеся на ноги и не имеющие прочного положения? Разве что какие-то мелочи вроде публикации в периодических изданиях и – крайне редко и мало – в каких-нибудь коллективных антологиях. Ждать он не мог. И потому, в общем-то, поступил правильно, не войдя ни в какую официальную структуру, а сколотив свою молодёжную литературную группу «Водоворот» и ринувшись покорять подмостки всех возможных в Украине литературных фестивалей. 
     За несколько лет, которые ему оставались, с 2005-го по 2010 год, Клён сделал очень много, он всю душу вложил в нашу литературную молодёжь, благодаря чему она стала заметным явлением в культурной жизни Запорожья, начала выезжать на различные фестивали и даже занимать на них места среди победителей. А сам Влад очень быстро из лауреатов фестивалей дорос до ведущего мастер-классов на них и организовал первый в нашем городе международный поэтический фестиваль «Свободный доступ». Он собирал вокруг себя всех ярких, заметных личностей из альтернативной поэтической тусовки и всегда приходил на помощь тем, кому нужна была его братская поддержка. Его уважали, к его мнению прислушивались очень многие современные авангардные поэты, и не только Украины. Его напечатали и назвали восходящей звездой украинского авангарда в московском «толстом журнале» «Дружба народов» (№ 4, 2010 г.). Влад публиковался на десятках самых разнообразных поэтических сайтах в сети Интернет, был основателем и администратором сайта Литфест.ру, большим поклонником и пропагандистом поэтического слэма – и в то же время Блока и Бродского, глубоко знал и ценил поэтов серебряного века и усердно будоражил наше городское замкнутое «литературное болотце», «просвещая» всех вокруг себя и насчёт принципов авангарда и слэма, и насчёт своих любимых поэтов ХХ века. Мы с ним постоянно обменивались информацией о современной литературной жизни, изданиях и мероприятиях, новыми приобретёнными сборниками.
     Что теперь будет с его неизданным творчеством, останется ли оно достоянием только литературных сайтов, поможет ли в сохранении памяти о нём его родной город, пока трудно сказать. Но мы, все, кому повезло хорошо знать его и общаться с ним в течение нескольких лет, конечно, всегда будем с благодарностью вспоминать этого удивительного, неуёмного человека.
Удивительно: умер он в светлый праздник Успения...
 
     Светлана Скорик
 
     29.08.10 г.
 
    
     Очень горько, когда умирает человек, которого ты очень ценишь, и ничем нельзя помочь. Литературное Запорожье понесло большую утрату – совсем молодым, в 29 лет, умер Влад Клён (Владимир Кандауров), дорогой для всех нас, пишущих, человек. Он был светлой, целеустремлённой и деятельной личностью всеукраинского масштаба и, честное слово, мог бы стать не последним не только в молодёжном авангардном движении Украины, но и на более широких просторах. По крайней мере, у него для этого хватало и таланта, и организаторских способностей, и времени... Не хватило только здоровья.    
     Проблемы с сосудами головного мозга у Влада были врождёнными, он всё знал, потому и спешил так жадно, неуёмно, горячо сделать что-то значительное, состояться. Поэт необыкновенно широкого для нашего времени кругозора, начитанный, энциклопедически образованный, мыслящий, он был не просто магистром русской филологии, одним из. Всё говорило о том, что со временем он обязательно состоялся бы и как «вершитель дум» своего поколения. Недаром его ценил при жизни и посвятил ему своё известное стихотворение после смерти Александр Кабанов («Облака под землёй»).     
     Десять лет назад, когда он впервые появился в запорожских литературных кругах, он поражал несоответствием своего юного возраста и силы творческого взлёта. Он писал так, как пишут пожившие и много испытавшие люди – стихи пронзительные, жёсткие и душевные одновременно, стих-исповеди и стихи-выстрелы. Со свойственным ему задором и энергией Влад быстро стал своим человеком во всех литературных группах Запорожья и буквально за несколько лет уже глубоко разбирался в ситуации. А ситуация была не внушающей никаких перспектив в родном городе. Чтобы стать значительной фигурой в официальном литобъединении при Союзе писателей Украины, необходимо было либо так же талантливо, как писал он по-русски, писать по-украински, только немного сбавить «хлебниковские» обороты в творческих поисках и стать чуть «попроще», «попонятнее», прислушиваясь к тем, кто не признаёт никаких отступлений от «единственно правильной» линии в поэзии. Либо долго и упорно быть «мальчиком на побегушках», помогая в организационных вопросах и не имея особого мнения по важным вопросам. Но он не мог ни того, ни другого. И потому, что свои мнения всё-таки имел, и потому, что хотел назло болезни всё успеть, а времени много она ему не обещала.     
     Пробовал он свои силы и у нас, сначала в молодёжной творческой ассоциации «Кольцо», а потом в только начинающем организовываться вокруг остатков «Кольца» областном отделении Межрегионального Союза писателей (позднее – и в областном отделении Конгресса литераторов). И как раз здесь сразу «пришёлся ко двору» и был понят. Но что мы могли ему предложить, сами только становившиеся на ноги и не имеющие прочного положения? Разве что какие-то мелочи вроде публикации в периодических изданиях и – крайне редко и мало – в каких-нибудь коллективных антологиях. Ждать он не мог. И потому, в общем-то, поступил правильно, не войдя ни в какую официальную структуру, а сколотив свою молодёжную литературную группу «Водоворот» и ринувшись покорять подмостки всех возможных в Украине литературных фестивалей.     
     За несколько лет, которые ему оставались, с 2005-го по 2010 год, Клён сделал очень много, он всю душу вложил в нашу литературную молодёжь, благодаря чему она стала заметным явлением в культурной жизни Запорожья, начала выезжать на различные фестивали и даже занимать на них места среди победителей. А сам Влад очень быстро из лауреатов фестивалей дорос до ведущего мастер-классов на них и организовал первый в нашем городе международный поэтический фестиваль «Свободный доступ». Он собирал вокруг себя всех ярких, заметных личностей из альтернативной поэтической тусовки и всегда приходил на помощь тем, кому нужна была его братская поддержка. Его уважали, к его мнению прислушивались очень многие современные авангардные поэты, и не только Украины. Его напечатали и назвали восходящей звездой украинского авангарда в московском «толстом журнале» «Дружба народов» (№ 4, 2010 г.). Влад публиковался на десятках самых разнообразных поэтических сайтах в сети Интернет, был основателем и администратором сайта Литфест.ру, большим поклонником и пропагандистом поэтического слэма – и в то же время Блока и Бродского, глубоко знал и ценил поэтов серебряного века и усердно будоражил наше городское замкнутое «литературное болотце», «просвещая» всех вокруг себя и насчёт принципов авангарда и слэма, и насчёт своих любимых поэтов ХХ века. Мы с ним постоянно обменивались информацией о современной литературной жизни, изданиях и мероприятиях, новыми приобретёнными сборниками.    
     Что теперь будет с его неизданным творчеством, останется ли оно достоянием только литературных сайтов, поможет ли в сохранении памяти о нём его родной город, пока трудно сказать. Но мы, все, кому повезло хорошо знать его и общаться с ним в течение нескольких лет, конечно, всегда будем с благодарностью вспоминать этого удивительного, неуёмного человека.
     Удивительно: умер он в светлый праздник Успения...

 

     Светлана Скорик

 

     29.08.10 г.
 

Подборка стихов Влада Клёна

 

 

Рекомендуйте стихотворение друзьям
http://stihi.pro/201-vlad-klyon.html
Избранное: авангардная поэзия Влад Клён запорожские поэты памяти поэта
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...

Проголосуйте за стихотворение: Поэзия Влада Клёна.
Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Поэзия Влада Клёна :

Воспоминания о Владе Клёне, поэте, лидере запорожского молодёжного литературного авангарда. Жизнь и смерть Влада Клёна, подборка стихов. Стихи посвящения поэтессе Алине Остафийчук.

  • 100
    Стихотворения по теме:
  • Родные образы
  • Стихи про родной край и родную природу на белорусском языке с переводом. Тонкие берёзки, синева лесов, аисты над крышей – это всё мой край. Тонкія бярозкі, поле, сінь лясоў з краю ў край.
  • Родные места
  • Стихи о приезде в родные места, воспоминания о прошлом. А мой взгляд в тебе прошлое ищет. Я ведь гостем вернулся сюда. Владимир Вальков.
  • «Здесь клён да карагач...»
  • Стихи о времени военного детства, где  сердце ищет свет, как небо ищет птицу. Забудься и поплачь над тем военным детством. Валерий Кузнецов.
  • «Белесая тугая пелена...»
  • Стихи о борьбе зимы и осени. Уж очень неуверенно зима Вступает в подмосковные пенаты. Татьяна Гордиенко.
  • Высоцкий и Кобзон
  • Стихи раздумья о погибших друзьях-поэтах, о смысле жизни. Драма, трагедия, самоирония. А на братских могилах горячие барды поют, Их молитвы-гвоздики взлетают, спасая, алея.
  • 29-08-2010
Света, я только что вернулся в Москву с дачи и узнал, что Владу сделали операцию и ему нужна кровь или материальная помощь. И вдруг оказывается, что он умер! Ужасно. Я мало знал его, но он произвёл на меня впечатление очень талантливого и интересного человека. Влад пригласил меня на сайт Литфест, и мы немного пообщались с ним письменно. А познакомился с ним лично я на Каштановом Доме в прошлом году. Молодой совсем... Как жаль!
  • Юрий Якименко 31-08-2010
Влад врезался в память раз и навсегда в Балаклаве. Он читал пронзительные лирические стихотворения на фестивале "Пристань менестрелей". Очень жаль, что теперь Влад с нами только в своих неповторимых строчках...
  • Елена Сумская 14-09-2010
Год назад я отметку поставила в своей записной книжке: "Влад Клен. Найти". Не нашла...Опоздала.
.
  • Леонид Борозенцев 18-11-2010
Владу Клёну

* * *

Ангел смерти приходит стихами,
Самой важной строкой, песней лучшей,
И часами сидит над часами,
Ускоряя их ход, шепчет: «Слушай!..»

Он торопит, торопит, торопит
И зловеще трепещет бумагой,
И углём душу топит и топит,
И рифмованной потчует брагой.

И всего не запомнить, не бросить,
И зубцы в шестерёнках крошатся…

…………………………………………….
А он шепчет… и крылья заносит…
И уже не даёт отдышаться.

© Леонид Борозенцев
  • Леонид Борозенцев 18-11-2010
ИЗ ТОГО, ЧТО ОСТАЁТСЯ ВНУТРИ...

В своих взглядах на стихи, на требования к ним предъявляемые мы с Владом расходились достаточно жестко, не смотря на то, что были друзьями и всегда стояли плечо к плечу на всех совместных площадках... Вот написал слово “были” и снова, как огнём полоснуло. Нет, ведь, не правильно!
В своих взглядах на стихи и требования к ним - расходились, не смотря на дружбу нас связавшую. Для поэтов такие противоречия - это нормально. Я разносил его за смазанные концовки, за “виляние” логичной стройности, за невычищенный вал стихов, стращал канцелярской вежливостью, заботой о читателе…
Теперь, перечитывая его тексты, понимаю, что они и не могли у него быть другими: они были для него – более чем стихами: камертоном, резонатором. По ним, по извлечённому из звука голосу Влад сверял свои предчувствия и торопился... Торопился писать, жить, реализовывать проекты. Все, знавшие Влада вспоминают, что без него не обходилось ни одно более-менее значимое литературное событие, фестивали, квартирники, турниры, слэмы, города, города, города… “Бегу отовсюду, боясь не успеть…”, “Целовать твои жернова…”, “…а колос и в полночь зреет”, “Разрастётся в размерах своих полынья, приучая к смиренью и ужасу…”- думаю, что не только мы все не представляли, о чём пишется Владу, но и он сам гнал от себя смутные разгадки своей “игры со звуком” (так он называл свой метод).
Последние полтора года писаться стало значительно меньше. Это жутко беспокоило Влада. Телефонный звонок.
– Привет!
– Привет!
– Как ты? Что пишется? Чем живётся?
– Не пишется. Депрессия у меня. Не потому, что не пишется, просто почитал недавно одних-других и понимаю, что ничего у меня не получается…
Влад всегда много читал и был строг к себе: своё место в поэзии оценивал без авансов. Иногда, будучи куратором площадки, сам читать свои тексты не выходил. Чтобы переключиться на что-то свежее (другую волну?) и предпринимал постоянно поездки. В интернете публиковался более чем на 40 сайтах. Это помимо того, что втроём с Полиной Городисской мы сами с нуля строили литературный сайт, который на сегодняшний день является одним из самых динамично развивающихся в Украине, продвигали его площадки. Откуда бралось столько сил и энергии?
  • Леонид Борозенцев 18-11-2010
По приезду на любой фестиваль Влад в первую очередь занимался встречей и размещением приезжающих, и только потом решением своих вопросов. Поэты – народ не особо собранный – поведёшься – намаешься, но Влада это никогда не останавливало. Сначала разместить всех, доставить до поселения (не редко за свой счёт, если требовалось), и только потом – сам. Всех встречал, всех сажал в поезд. Сам в это же время постоянно забывал в других городах свои вещи, которые потом “догоняли” его через всю страну в разных регионах. Жизнь в пути. Жизнь на колёсах… Иногда сетовал: “Пустая колыбель качается кадилом…”, иногда юродствовал: “Ни дома, ни семьи, ни Родины”, хотя знал, что и дом есть, и ждут его, и любят. Знал, но усидеть на месте не мог. Очень радовался, что последняя работа как раз и мотает его по стране: “Много езжу, много вижу, участвую…“
Снова и снова перечитываю его тексты и не могу в голове это всё уместить: неужели всё-таки всё знал наперёд (в текстах есть чуть ли не подробные описания будущих трагических событий), или наоборот, текстами притягивал, ускорял их?
Сейчас его нет среди нас – и пусто… нив строю фестивальщиков, ни на перроне, где он встречал и провожал наши поезда… пусто внутри. Пусто, как будто пошел насквозь… и больно, и не зарастает…
Лишь дальнее эхо от стекла “поющего силу ветра” звенит и звенит...

Леонид Борозенцев
6 октября, сороковины
  • Светлана Скорик 25-12-2010
Спасибо, Леон! Это очень важно – то, что о нём вспоминают. Всё-таки после поэтов должны оставаться не только их стихи, но и их жизнь, то, что они сделали для поэзии, для страны, для своего города...
Правда: «и больно, и не зарастает...»
  • Людмила Елисеева 12-05-2012
Жаль... Светлая память Владу!

А ты так меркантилен, пошлый мир,
что мы теряем лучших.
Что нам стоит!
Мы иногда лишь кажемся людьми
На постпросторе
у времён застоя.
  • 29-08-2015
***
Лучше чем может быть
быть не может
Ржавые ножницы
хруст плодят.
Сбрасывай кожу
моя хорошая
сбрасывай
в прошлое уходя.
Пьяным застольем
и сытой голью
наша поэзия хороша.
Что тебя держит?
Изволь – неволит
если ты с нежностью
на ножах.
Влад Клён (Владимир Кандауров)
(1981-2010)

Когда не станет меня – пой песни!
Ведь всё по-прежнему, всё, даже
Твои порывы вверх, до Бога,
Твоя борьба внутри себя.

И будет пахнуть вечной пылью,
Что было прежде, будет дальше,
И внешний вздор, сжимая почерк
Твоей борьбы внутри себя.

Пой песни, пой святые гимны!
Ведь кто уходит, тот счастливый,
Тебе оставив нить на память,
Поёт с тобою в унисон.

И даже если, если даже
Ты обронишь слезу, не важно,
Мотив поддержат неземные.
Знай, только жизнь. Нет похорон.

3 октября 2013 г. (Катерина Магна)
Поэзия Влада Клёна