О «разнузданности» поэтической речи

Статья об авторских неологизмах, о развитии поэзии с помощью словотворчества, о логичности в поэзии и глагольной рифме. Михаил Перченко.


1. Изобретатель слов, естественный, как воздух.
И не подав заявки на патент,
Он мимоходом слово создал
Без гонораров и без рент.  
И поверяя словарём наличье,
Лингвист поэта мордой тычет
И, распаляясь, стонет над строкой,
По мнению лингвиста, не такой.  
Пристал ко мне с законом пристав –
Законный брат законников-лингвистов.
А речь – она всех воль вольнее,
Всех многотонных словарей полнее.  
Филологам, учёным в этих строчках вздор.
Пусть вздор – зато каков задор!  
Не надо кислых лиц, Мозгов не надо кислых.
Задор, как блиц, Летит по краю мысли.  
Соль истины не вся в селёдке, Хотя, конечно же, в серёдке.  
И что поэт? Весь из мечты и бреда,
И бесполезно чтобы перестал.
В нём 20 миллиардов нервных клеток,
И в каждой клетке арестант.  
Поэзии божественен острог.
Поэтов лично Бог теснит и пестит.
И истинный поэт – он тоже бог,
И стих он сочиняет с Богом вместе.

 
     Поэзия, которую поверяют алгеброй, а то и арифметикой, вообще любой наукой, в том числе и науками стихосложения и словообразования, сначала превращается в прозу, потом и вовсе исчезает в результате сократительных и упрощающих операций. Задача поэтической речи – в получении эмоционального урока от чуда красоты и необычности слова, но не от урока трезвости и педантизма. Если правильность сложения, равенства и вычитания становится синонимом поэтического совершенства, поэзия разлагается на составляющие, где сумма не зависит от перемены мест слагаемых, где рациональность исключает неопределённость иррационального  и реальность мнимого. Глубокое знание предмета предполагает возможность развития этого предмета самым естественным способом, предполагает возможность творчества и особенно словотворчества, которое и является предметом данной статьи. Слова – живые зёрна, которые прорастают с каждым новым засевом. Важно рассмотреть здесь же правомерность требования к логичности поэзии, а также понятие моветона в отношении к глагольной рифме. Рассмотрим для этого несколько примеров из  стихов, стоящих в её начале.
     Неологизм «пестит» возникает здесь естественно, как движение души к нужному слову «вместе», помогая идее единства, выраженного этим словом. Рождается крепкая, точная строфа. Есть ли здесь что-нибудь крамольное, есть ли оправдание для появления неологизма, и нужно ли это оправдание? Ещё В. И. Даль в слове на заседании Общества любителей российской словесности утверждал: «Всякий глагол способен принять все изменения, отвечающие разуму, смыслу, значению его: сумейте употребить его, и вы удачным применением в новом смысле мигом создали целый ряд новых для него переходов».
     Но и в этом случае, оказывается,  нужны ещё доказательства, опирающиеся на абсолютные авторитеты. Из  С. Есенина: звань, звень, бредь, по сту раз, острожничал, тысчи, сабль, проболтнётся, влакал, вербенят, взбыстрим (как великолепное к «выстрел»), с озиркой. И это, в основном, всё  из одной поэмы – «Пугачёв». Наверное, хватит, ибо такого словотворческого обилия полна настоящая поэзия. Именно поэты являются основными словотворцами, и только поэзия обладает таким уровнем знания языка, который позволяет творчество, расширяющее границы профессии. Острейшее чувство языка, свобода, рождаемая знанием и величайшей увлечённостью чудом человеческой речи, и есть Поэзия. Сегодня, когда язык распухает от инъекций иностранных слов, молодёжных сленгов, блатной фени и прочей ненормативной лексики, нормальное, естественное развитие речи заторможено, не актуально, не востребовано, и с этим явлением частично связана и невостребованность обществом самой Поэзии.
     Без Поэзии грубеют нравы, крепчает невежество и жлобство, немеет язык, иссякает источник глубинного народного талантливейшего словотворчества, мелеет речь, народу не хватает нужных слов для разговора с землёй и небом. Если бы не Поэты, интересно, сколько было бы страничек в жалкой, примитивной брошюре «Словарь общеупотребительных слов русской речи», если ещё и исключить из  него всю ненормативную лексику. Именно к такому убожеству и ведёт народ сегодня безответственное пренебрежение поэзией властьпредержащих невежд, держиморд и чинуш.
 
Дайте речь площадям и «майданам»,
Точных слов для хвалы и брани!
Где он тот, кто над толпами встанет,
Справедливый, стремительный, гениальный?!
 
Завершим эти мысли строками В. Маяковского о роли и обязанностях поэта в формировании речи народа:

И пока поэт выкипячивает, рифмами пиликая,
Из роз и соловьёв какое-то варево,
Улица корчится безъязыкая –
Ей нечем кричать и разговаривать.
 
     К теме здесь и неологизм «выкипячивает». Так и оказываются неологизм «пестит» рядом с «пестует», «пешком» рядом с «пёхом», «оборванец» с «ободранцем», «плесень» с «плеснь». Киевский большой поэт, председатель Земного Шара Юрий Каплан декларативно заявляет: «Мне тоже приелось пастись в словарях». Великолепный эпиграф  ко всему мною до этого сказанному.
     И давайте перед этим фактом без инфарктов. Свобода – первая характеристика таланта. Удивление собой – начало творчества.
     Не могу здесь не процитировать запорожского поэта Андрея Ковтуна:


Не став ідею вище, бо коли
За нею підеш ти в вогонь і в воду,
То що тоді лишиться для народу?
А він без тебе – наче без молитв.

 

     И об этом же Светлана Скорик:
Я всё тебе прощаю незаметно
За ягодку родного языка.

 

     Из Ежи Леца: «Каждый язык в данный момент должен творить такие каламбуры, какие необходимы его народу». «Свободу нельзя симулировать».


     Приведу хотя бы небольшую часть общеизвестных неологизмов – в час их создания всегда лишних для блюстителей незыблемой чистоты родного языка.
     Кроме С. Есенина, цитируемого выше, наиболее плодовитыми в естественном для их таланта словотворчестве проявили себя следующие поэты-новаторы: Велимир Хлебников, В. Маяковский, С. Кирсанов, Б. Пастернак, М. Цветаева, И. Бродский. Подробное рассмотрение вклада этих замечательных поэтов не позволяет объём данной статьи. Нет ни одного значительного поэта, не обогатившего свой родной язык  новыми словами, не понимающего всей важности вечного движения, развития языка. Насколько это оказывается удачным и  необходимым, – судить времени, самому языку.
     Помимо географической прописки (местные диалекты), конечно же, присутствует здесь и неудержимая игровая составляющая рождения  полных синонимов. И это многообразие нельзя свести только к порождениям новых слов от дремучего невежества и нечистоплотности в отношениях с уличным словом, наивному дилетантству словотворцев-самородков. Сколько манер художественной  росписи (вариантов Хохломы), сколько приёмов рубки деревянных домов и др. добрых дел, столько и синонимов. Едино и многообразно деяние человека. Словари буквально распухают от обилия синонимов. Особенно поражают словари украинской «мовы». Из скромнейшего словаря составителей Д. І. Ганича и І. С. Олійника скромный пример: умник – розумний, розумаха, розумака, мудрагель, мудрій.
     Сделаем главный вывод: развитие речи, фиксируемое впоследствии в словарях, это неудержимое, необходимое развитие является следствием поэтического словотворчества народа, уникального дара его талантливейших представителей. Отбор наиболее ценного производит только время. Так все профессиональные построения Владимира Даля благополучно умерли во младенчестве, а наиболее живучими оказались естественные неологизмы Сергея Есенина. Так непрерывно развивается речь, всяк сущий в мире язык. Само богатство языка есть посрамление  всех, кто глуп настолько, чтобы отрицать с умным видом совершенно необходимое вечное совершенствование речи, словотворчества, основным источником которого во все века являлась поэзия.

 

2.
     Перейдём  к проблеме рифмы.
     Глагольная рифма, эта основная форма однородной, грамматической рифмы, оказалась сегодня вне закона, предаётся анафеме, объявляется моветоном. В истории не только русской поэзии она, однако, сыграла основополагающую роль, позволив так быстро за счёт разнообразия клаузул овладеть стихотворной формой на самых начальных стадиях развития стихосложения. Сколько прекрасных, гениальных стихов нашли прочную, сладостную опору в глагольной рифме, такой естественной для русского языка.
     Для Пушкина глагольная рифма родная:


Идёт направо – песнь заводит.
Налево – сказки говорит.
Там чудеса, там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит.

 

Из М. Лермонтова:
Меня могила не страшит.
Там, говорят, страданье спит.
Глазами тучи я следил,
Рукою молнии ловил.

 

Из А. Фета:
С вечера всё спится,
На дворе темно.
Лист сухой валится,
Ночью ветер злится
Да стучит в окно.

 

Из Есенина:
Много песен про себя сложил.
Счастлив тем, что я дышал и жил.

 

Из М. Цветаевой:
И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились...
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!

 

Из В. Хлебникова:
Иногда глаза проколет
Нам рыбачья острогá,
И ручей несёт и холит,
И несёт сквозь берега.
 
Сегодня снова я пойду
И войско песен поведу.
 
Из Ю. Каплана:
В который раз пойду на поводу
(была бы боль, а повод нас найдёт).
Твою беду руками разведу.
Пусть только нас Господь не разведёт.
 
Сердце от боли не денется,
Жизнь без остатка не делится.
 
Из Ю. Лебедя (главный редактор литературной газеты «Отражение»):
Ещё успею время торопить,
От высоты ещё я опьянею.
И нет вопроса: быть или не быть?
Всё впереди. Я всё ещё успею.
 
И  возвышает, и бросает в пропасть.
И ты летишь. А кажется – паришь.
Незрелыми стихами говоришь.
И нет шипов – одни живые розы.
 
     Не буду далее утруждать читателя цитатами. Я не имел смешного намерения удивить наличием глагольной рифмы везде, где есть поэзия, а всего лишь хотел продемонстрировать, что с помощью этой простой труженицы написаны одни из самых прекрасных стихов мировой поэзии и, я уверен, многие ещё будут написаны.
     Глагольная рифма сегодня застенчиво защищается рядом стоящей сверхновой, сверхоригинальной рифмой.


     Из того же Ю. Лебедя:


Грозный грохот по небу катится,
Словно хохот Змея Горыныча.
Мне сегодня особенно нравится
Запах ливня и ветер порывистый.


     Защищается, потому что утратила смелость молодости, но не утратила нужности и красоты. 

Выразить благодарность автору можно нажав на кнопочки ниже
http://stihi.pro/232-o-nelogichnosti-neoshlogizmax-rifmoformax.html
Избранное: глагольная рифма авторские неологизмы
Свидетельство о публикации № 232 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Михаил Перченко :
  • Статьи о поэзии
  • Уникальных читателей: 4 985
  • Комментариев: 18
  • 2010-09-19

Проголосуйте. О «разнузданности» поэтической речи.
Краткое описание и ключевые слова для О «разнузданности» поэтической речи:

  • 40

    Произведения по теме:
  • О художественном доказательстве в поэзии
  • Три составляющие поэзии: рифма, ритм (размер) и художественный образ. Различие рифмованной поэзии с белым стихом и верлибром. Сергей Петров.
  • Эстетические заметки о поэзии
  • О структуре поэзии, о том, что является её главным достоинством, идея и содержание или художественные, эстетические ценности, о приоритетности их действия на читателя. Сергей Петров.
  • Поэты и читатели, или кому мы (не) должны
  • Поэт, читатель, автор. Статья о поэтах и читателях, о свободе самовыражения и свободе творческого роста над собой. Должен ли поэт что-то народу или у каждого есть свой читатель. И если поэзия что-то
  • Заметка о статье С. Скорик «Религиозная и метафизическая поэзия»
  • Краткий семантический обзор статьи С. Скорик «Религиозная и метафизическая поэзия». Классификация духовной и философской поэзии с точки зрения Божьей Истины. Сергей Петров.
  • Вот какие бывают «поэты»
  • Статья о поэзии. Форум молодых писателей России под Москвой. Современные молодые поэты: взгляд со стороны. В чём опасность для молодых и для уже состояшихся. Марина Матвеева.

  • Андрей Катрич 27-05-2012
Здравствуйте, Михаил!

Насчет неологизмов в поэтической речи полностью с Вами согласен, только стоит уточнить, что любой неологизм должен быть оправдан в контексте данного стихотворения. Иначе можно нагородить чуши, которую мало кто поймет и воспримет.

" Поэзия, которую поверяют алгеброй, а то и арифметикой, вообще любой наукой, в том числе и науками стихосложения и словообразования, сначала превращается в прозу, потом и вовсе исчезает в результате сократительных и упрощающих операций. " - осмелюсь несогласиться с Вашим выражением, потому как полностью убрав рамки и принципы поэзия превратится в обыденную разговорную речь - не более. Да еще и приправлена жмутком неологизмов и малоупотребляемых литературных выражений, станет неким трудно доступным сочетанием слов. Я против алгебры и арифметики в поэзии, но рамки все равно есть, потому как поэзия - особый способ организации речи, и т.д...

Стихотворений в которых нарушены все правила стихосложения и словообразования полно, но назвать это поэзией язык не поворачивается.

С ув.Катрич Андрей
  • Михаил Перченко 19-11-2013
Всё относительно, мой друг Гораций. Речь идёт не о игнорировании, а о буквоедстве и менторстве. о набитых непосильными для них знаниями дураках. Академическая наука - перпетуумтормоз именно из-за лжеучённости дураков. Всякая наука пожирает себя, но более того - себе не подобных.
  • Сергей Копин 20-11-2013
Давненько, многоуважаемый Михаил, мы с Вами не пикировались! Пора.

Создание неологизмов - шикарный поэтический прием. Но создание неологизмов - большая ответственность. Прежде, чем приступать к этому творческому действу, нужно определиться - а надо ль?

Не знаю, чей стих Вы поставили в качестве запева, но "пестит" - крайне неудачный неологизм! Во-первых, он неблагозвучен. Какой смысл создавать новые неблагозвучные слова взамен старых благозвучных? Во-вторых, если бог теснит, значит не пестует, а наоборот!!! Слово "теснить" означает - выдавливать, выталквиать, создавать проблемы, в том числе в развитии. Слово "пестовать" означает - добротно и заботливо воспитывать, выращивать с любовью. Получается, что бог одновременно толкает, создает проблемы и с любовью растит, заботливо воспитывает???!!! Все равно, что сказать - Светлана Скорик поощряет и уничтожает молодых поэтов! Или: Михаил Перченко - продвинутый поэт и любитель глагольной рифмы! НОНСЕНС! Либо - продвинутый поэт, либо - любитель глагольной рифмы.

Очень понравилась Ваша мысль о том, что "поэзия... сначала превращается в прозу, потом и вовсе исчезает в результате сократительных и упрощающих операций". Посыл немного нужно изменить, поскольку к сократительным и упрощающим операциям относится применение однородных (особенно глагольных) рифм! А в остальнома всё написано отлично, с хорошим эмоциональным зарядом! С Вами не скучно. Аплодирую. Некоторые ошибочки в P.S., чтобы в глаза не бросались.

С уважением, Сергей.

P.S. "об игнорировании", "лжеучёность"...
  • Лео 20-11-2013
Невзирая на "теснит и пестит" стихотворение 1. очень кстати. Если сможете учесть замечание Сергея Копина - хорошо бы было. В любом случае здесь есть о чём подумать. Спасибо.
  • Пугачев Евгений Валентинович 20-11-2013
По поводу превращения поэзии в прозу у Баратынского есть великолепное стихотворение: "Сначала мысль воплощена..."
  • Сергей Копин 21-11-2013
Боратынский (Баратынский)- молодец!
А Белинский, ссылаясь на этот стих, утверждал что "Переход к прозе для общества - большой шаг вперед"...
Но мы-то с Вами не согласимся с Белинским?! Иначе, зачем мы здесь?!
  • Пугачев Евгений Валентинович 21-11-2013
Не согласимся.
  • Лео 22-11-2013
Только что узнал мнение Белинского о прозе. Спасибо, Сергей. Внесу диссонанс. Получается, что Белинский (возможно совпало случайно) косвенно подтверждает, что слово <проза> могло произойти от более раннего изречения <перо за>, т.е. "после пера" - а это означает использование для запоминания появившейся письменности, тогда как поэзия легко запоминалась ранее даже в устной форме. Спасибо.
  • Сергей Копин 22-11-2013
Уважаемый Leo!

Сообщаю результаты похода за этимологией слова "проза":

ПРОЗА. Заимств. в XVIII в. из франц. яз., где prose < лат. prosa, эллипсиса prosa oratio "свободная речь" (в отличие от стихотворной, организованной, т. е. ограниченной определенным ритмом). Этимологический словарь, 2004.

Таким образом, мы тут на сайте - ограниченные людишки!!!
  • Лео 22-11-2013
Последнюю фразу Сергея пропускаю мимо ушей (сайт всё же поэтический - построен преимущественно и на эмоциях, и для выражения эмоций).
Мода на то, что русская речь в определённой мере произошла от всей Западной Европы, постепенно проходит. Западные европейцы - такие же наследники праязыка, как и все остальные этносы, входящие в общее семейство индоевропейских языков. Сначала нужно доказать, что лат. prosa не произошла от древнего <перо за>, как, впрочем, и то, что русский язык формировался напрямую, исходя непосредственно от праязыка, а не через латинян, к примеру. XVIII в. к прадавним временам не имеет отношения. Официальные этимологи, зацепившись за какое-либо якобы пришлое зрелое индоевропейское слово от Запада, с удовольствием на этом останавливаются. Дальнейший углублённый в древность анализ этого слова не производится. Впечатление такое, что жили-были такие себе древнейшие греки и молчали (в крайнем случае мычали) - и вдруг заговорили! И не просто, а сразу - гекзаметром. Дескать: а уж после них методом готового заимствования "с миру по нитке..." начали формироваться славянские языки. - Могло быть совсем не так. Вот англичане в исторически недавнем прошлом действительно вобрали в себя неисчислимую массу готовых чужеродных слов и даже не индоевропейского происхождения. Спасибо.
  • Сергей Копин 22-11-2013
Хе-хе! Последнюю фразу нельзя пропускать мимо ушей! Это - игра слов. Мы ограниченные не потому, что идиоты, а потому, что ограничены ритмом, то бишь поэты!

Что касается дальнейших изысканий, мне они импонируют. Ударим по классической этимологии этимологией славянского праязыка!!! И тут я не куражусь, а реально радуюсь. А как ещё должен реагировать славянин???

Спасибо, Leo! Пусть твоя точка зрения победит! Следующий тост за перо! Ну или перо за! Улыбаюсь.
  • Лео 22-11-2013
Маленькая, но принципиальная поправка. Бить не по чему не следует. А главное - речь ведь идёт лишь о равноправной, независимой индоевропейской этимологии для всех языков, включая, естественно, и вост.-слав. (которые считались в определённой мере вторичными по отношению к др.-греч., лат. и т.д. - неизвестно ещё, кто ближе к исходному праязыку). То, что я пытаюсь озвучить - всего лишь варианты, не более того. Я никаких категорических выводов сам не делаю и других не призываю. Спасибо.
  • Януш Мати 23-11-2013
Уважаемый Михаил!
Ваша статья меня несколько обескуражила. Если с первой её частью я ещё могу согласиться, за исключением некоторых моментов, то вторая часть вызвала недоумение. К чему этот лозунг о глагольной (и вообще о грамматической) рифме? В ситуации, когда 90% пишущих "стихи" используют её постоянно, такое воззвание абсолютно бессмысленно. Тем более, что характерно, именно Пушкиным неумеренное использование её весьма последовательно оправдывается.
Выскажу своё и только своё мнение. Использование грамматической рифмы (и как части её - глагольной) не считаю моветоном. Никоим образом. Но считаю признаком недостаточного развитого языка автора, нехватки сил для выхода за рамки обычности. Потому, что именно простота рифмовки приводит к ложному чувству лёгкости у стихотворца. А количество глагольных форм позволяет писать буквально километрами, если есть чем заполнить эту ёмкость из глаголов. И пишут. Пишут столько, что прочитать это всё невозможно. Да и не нужно. Как результат - культурный уровень поэтических произведений падает. С каждым годом всё ниже и ниже. И, что особенно плохо, появляются читатели, которым нравится этот полуфабрикат. Точно так же, как мир сошёл с ума по фаст-фуду. Быстро, вкусно и думать не нужно. Всё уже пережевано и удобрено. И получаем поколения умственно и телесно ожиревших людей.

Уважаемый Лев Янкелевич!
Признаком первичности языка является наличие большего количества и качества форм слова и связанности с другими словами, чем во вторичном языке. Приглядитесь к глаголу to be и Вы поймёте почему он в английском называется неправильным. И, возможно, увидите как он связан с русским "быть".
  • Лео 23-11-2013
Для Януш Мати: кроме того, что по звучанию очень близко к устар. русск. "то бишь" ничего пока добавить не могу. Спасибо.
  • Сергей Копин 25-11-2013
Уважаемый Януш!

Вы попали в точку, сравнивая поэзию без богатых рифм с фаст-фудом! Я много лет называю такие скучные стихи фаст-флудом. Надо же, как похоже иногда люди мыслят!
  • Михаил Перченко 1-07-2014
Все мальчишки одинаково думают, что мыслят. Защищать что-то от таких мыслителей бесполезно. Человек, если он не гений, умнеет после 60-ти лет.
Бог поэтов и теснит и пестит. Вот уж этот полемический жар! В вашем-то возрасте отрицать с ходу не понравившееся! Мне мой неологизм очень по душе. Вы мои обобщения сразу, слёту, с пылу, с жару и т. п. переводите (переводите в буквальном смысле) на личное. Три богатыря с подковыркой.
Между прочим, тот не еврей, кто не вносит вклад в славянскую культуру. Лео очень культурный и полезный не только для мальчишек эрудит. Он ерундой не занимается. Похоже, что вся его жизнь посвящена культуре.
Эрудит и ерундит очень близки и настолько, что для большинства не различимы. Я в статье защищаю глагольную (грамматическую) рифму от взбалмошных её хулителей, а их среди графоманов пруд пруди. Пушкину и не только ему эта сегодня шельмуемая "новаторам" глагольная рифма не стала стимулом для безудержной писанины километрами. К чему эти передёргивания. Поэзия существует сама по себе и лишь с удовольствием опирается на рифмы. В настоящей поэзии рифмы могут быть совсем не заметными, не привлекать к себе внимания. Правда, это признак стиля, манеры, пристрастий поэта. Но то, что не в этом дело, - бесспорно. Рифма, как отдельное удовольствие и как неотъемлемый признак рифмованной поэзии. Бедная рифма, новая, смысловая, звуковая и даже "неявная" спасли, расширив возможности рифмованной поэзии. Об этом я и пишу в этой статье. Вот здесь нужна серьёзность, а не юношеский полемический, поверхностный, петушиный задор с фаст-блудом.
  • Михаил Перченко 19-09-2015
Жаль, збил спесь.
  • 4-09-2016
Глагольная рифма естественна, легка и прекрасна. И, да будет она во веки веков, не взирая на ворчанье снобов!
Спасибо Михаилу Перченко за объективность.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
О «разнузданности» поэтической речи