Заметка о статье С. Скорик «Религиозная и метафизическая поэзия»

Краткий семантический обзор статьи С. Скорик «Религиозная и метафизическая поэзия». Классификация духовной и философской поэзии с точки зрения Божьей Истины. Сергей Петров.


 

(См. статью "Релегиозная и метафизическая поэзия")

 

Эта заметка носит больше общефилософский и семантический характер, нежели литературоведческий.

Думается, совершенно справедливо С. Скорик считает духовной – поэзию религиозную. Именно проникновение в суть Божьих Истин обеспечивает и Истинную поэзию (или поэзию Истины). Формальное же описание на эту тему даёт такую же формальную поэзию.

Видимо, даже в обозначениях этих направлений произошла (в некоторых умах, не слишком чувствующих значения слов) прямо противоположная перестановка смыслов. Представляется, то, что определено термином «духовная», как раз и включает в себя поиск, рассмотрение сущности Божьего мира, Веры, Надежды, Любви и отношения человека к ним. Т.е. содержательную сторону. А слово «религиозный» и «религиозность» всегда ассоциировались с культовой – формальной стороной веры: обрядами, ритуалами, Таинствами и т.п., т.е. со всей материальной атрибутикой, присущей «обрядовым» конфессиям. Естественно, что и определение «религиозная поэзия» также больше ассоциируется с этими предметами, всё, что написано о которых, признаётся православными священниками (по не вполне убедительным причинам) духовной поэзией.

С. Скорик, правда, считает (скорее всего, по доброте души своей и чтоб не обидеть авторов таких стихов), что: «слегка зарифмованное плоское и неумелое виршевание (на тему вопросов вероисповедания), вероятно, можно назвать духовным. Но зато назвать поэзией – нельзя». Последнее утверждение, конечно, однозначно. Но, думается, что и называть неумелое виршевание на тему Бога и веры «духовным» – всё-таки некоторый аванс литературоведческой толерантности, именно потому, что понятие духовности принципиально шире простой газетной описательности на эту тему. Шире, потому что  по самой своей природе состояние духовности выше состояния фактологичности в душе пишущего. Уместнее было бы такое виршевание отнести как раз к религиозному (в узком смысле слова).

Однако в общем, широком смысле термин «религиозная поэзия» – как поэзия, связанная с Божьим миром, миром духовности – вполне приемлем и не вызывает сомнений. По большому счёту, духовная поэзия = религиозная поэзия (и наоборот), что и утверждает автор исследования. Действительно, это по сути одно и то же. Дело не в словах, которые в общем плане близки по смыслу, и спорить о данных вариантах словесных обозначений жанра – практически нецелесообразно. Даже если мы придумаем новый термин – «духовно-религиозная», – это тоже будет приемлемо. Дело в том, чтобы сама поэзия была хороша, а назвать её можно любым из этих слов.

Поэзия, видящая сущность Божьего мира и Истин и раскрывающая её через систему художественно-литературных средств, делает для Божественного мира больше, чем простое описание Правил, Канонов и материально-культовых предметов веры.

Когда мы добавляем слово «философско» к религиозной поэзии, тогда это, разумеется, обретает дополнительный смысл, предполагающий рассуждения на данную тему, мировоззренческий анализ и т.д. «Философско-религиозная поэзия» означает, видимо, свободное, душевное размышление о вере, о духовном мире. (Слово «религиозная», поставленное рядом с «философско» звучит не в смысле «имеющая отношение к культу», а как «имеющая отношение к вере вообще». Узкий смысл слова «религиозный» нивелируется, и оно уже звучит как «духовный».)

Наверное, кто-то из православных священников лично ощущает значение слова «духовный» как «относящийся исключительно к православной вере», но такое понимание слова «духовная» в приложении к поэзии можно назвать также и эгрегорно-конфессиально-православным. Оно, видимо, во многом является конвенциальным (договорным, принятым в этой среде), не вытекает из непосредственного ощущения смысла слова «духовный». Берётся только узкое значение его, установленное априори. В словарях мы нигде не находим такого определения. (Википедия: Духовность – это совокупность качеств человеческой личности, обозначающих наличие высоконравственных Божественных принципов в человеке.) И тому подобное – есть только общий смысл, иногда связываемый с верой во Христа, но никогда не привязываемый сугубо к православию или другим конфессиям (католицизм и т.д.).

 

В отличие от «религиозной», поэзию «философско-религиозную» С. Скорик не относит к «духовной» поэзии. С точки зрения формальной логики, вроде бы получается противоречие. Тогда, значит, «философско-духовная» поэзия не есть духовная. Но это только формально-логическое противоречие. Диалектического – нет. Почему?

Да, поэты этого направления есть в-суть-ходоки, как справедливо замечает автор статьи. Но – и это надо подчеркнуть –  таковыми же ходоками-в-суть являются и поэты «религиозного», «духовного» направлений (во всяком случае, лучшие из них). Разница лишь в том, что последние входят в суть, смотрят на веру, мир Бога изнутри этого мира – со стороны самого духовного мира, сверху; а первые – снаружи, снизу, со стороны мира душевного.  (Душевный человек не сможет рассуждать о Боге так, как духовный, ибо «о сем надобно судить духовно», как сказано в Библии.)

Слово «философско» данному сочетанию (философско-религиозная) придаёт значение «душевных рассуждений по поводу веры». Т.е. если «духовная поэзия» и «религиозная поэзия» – «поэзия духовных рассуждений по поводу веры», то «философско-религиозная поэзия» – «поэзия душевных рассуждений по поводу веры».

Сделаем маленький вывод: суть Божьего мира, мира веры выражать могут оба эти направления поэзии – «религиозная» (=«духовная») и «философско-религиозная». Но разница лишь в том, что первая это делает духовными средствами, а вторая – душевными.

Кроме того, оба направления могут представлять собой и виршевание, и настоящую поэзию. (Так же как и упомянутый ниже жанр.) Это уже вопрос мастерства, высоты и эстетической ценности самих произведений.

 

Если вышеперечисленные направления автор относит к поэзии сердца, то «метафизическую» – к поэзии ума. С. Скорик принципиально (и справедливо) её отграничивает от перечисленных.

Признаком «метафизической поэзии» обязательно должна являться «посвящённость», наличие магического предмета в стихах. Т.е. это понятие близко к понятию «эзотерическое», хотя второе имеет свою специфику. В стихах непременно присутствует так называемый «эзотерический разрыв» – подняться до уровня «посвящённых» простой смертный не может, ему не дано постичь их сверхценное «знание» и достичь их «высшего», «непостижимого» состояния.

В поэзии метафизической не прослеживается ни духовных рассуждений по поводу веры, ни даже рассуждений душевных на эту тему. Есть только рассуждения о сверхъестественном. Вера, Божья Истина в ней отсутствуют.

Автор говорит: «Если рассматривать библейскую поэзию в данном ключе, сгребая всё в одну кучу под названием «метафизическая поэзия», тогда в сборники и антологии по духовной тематике может угодить любое достаточно профессионально написанное произведение, основанное на библейских мотивах, но не соответствующее критериям, предъявляемым к духовной поэзии церковными иерархами».

В этом правильном высказывании, представляется, чтоб оно звучало ещё более точно, можно заменить выражение «церковными иерархами» выражением «Божьей Истиной». Ибо не человек определяет и устанавливает природу и суть всего – в том числе и духовно-поэтических жанров, – а Бог. И духовная поэзия работает не на церковных иерархов, а на Господа.

Ведь, например, католические священники дают несколько иные канонические установки, чем православные. Тогда православным священникам и верующим придётся не признавать католическую поэзию духовной (религиозной). И наоборот. Если же устанавливается всё «церковными иерархами», тогда лучше было бы духовную (религиозную) поэзию классифицировать как «православная поэзия». Это было бы ещё точнее. (Кстати, так уже и делается достаточно часто в разных изданиях.) А католикам – «католическая поэзия».

Ещё цитата о метафизической поэзии: «...уснащение ткани стиха якобы-эзотерическими (а на деле – просто туманными) разглагольствованиями, ничего не дающими ни сердцу, ни разуму, не способны побудить читателя ни вспомнить о душе, ни задуматься над проблемами морали и мироустройства, если их церковное рассмотрение его не удовлетворяет».

Также верная фраза. И, думается, для её ещё большей точности тоже лучше было бы подкорректировать один оборот: вместо «церковное рассмотрение» употребить «рассмотрение в плане Божьей истины».  И приблизительно по той же причине: мораль и мироустройство могут пониматься несколько по-разному у разных конфессий – например,  хотя бы в плане самой внутрицерковной этики и догматики, что так или иначе будет отражаться в стихах.   

 

Предложенная автором классификация жанров поэзии, связанных с миром христианской веры, представляется удачной, очень хорошей, выражающей суть этих направлений, и они могут быть для литературоведов (и не только) наиболее удобными в употреблении.

 

Выразить благодарность автору можно нажав на кнопочки ниже
http://stihi.pro/2504-o-state-skorik-religioznaya-i-metafizicheskaya-poeziya.html
Избранное: статьи о поэзии
Свидетельство о публикации № 2504 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. Заметка о статье С. Скорик «Религиозная и метафизическая поэзия».
Краткое описание и ключевые слова для Заметка о статье С. Скорик «Религиозная и метафизическая поэзия»:

  • 60


  • Лео 5-02-2012
Хотелось бы уточнить мнение уважаемого Сергея Петрова о том, существует ли духовное художественное мусульманское произведение, например? Имеют ли право на "высокую духовность" произведения, отражающие сугубо атеистические темы или взгляды? Спасибо.
  • Сергей Петров 9-02-2012
Уважаемый Лео, извините, что пока нет времени ответить на вопрос.
  • Светлана Скорик 13-02-2012
"Наверное, кто-то из православных священников лично ощущает значение слова «духовный» как «относящийся исключительно к православной вере», но такое понимание слова «духовная» в приложении к поэзии можно назвать также и эгрегорно-конфессиально-православным".
"Если же устанавливается всё «церковными иерархами», тогда лучше было бы духовную (религиозную) поэзию классифицировать как «православная поэзия». Это было бы ещё точнее. (Кстати, так уже и делается достаточно часто в разных изданиях.) А католикам – «католическая поэзия»".
Мне думается, эти два абзаца говорят сами за себя: автор ничем не ущемляет другие конфессии и вероисповедания, в том числе, конечно, и ислам. Попутно отвечу Сергею, что именно оттого, что моя статья первоначально была написана для православных верующих (и, как я надеялась, в том числе для священников, если кто-то из них интересуется критическими статьями), именно по этой причине я употребляла те или иные выражения (с которыми не вполне согласен Сергей) и ограничила свой обзор только Православием. Ведь никто не будет спорить о том, можно ли отнести рубаи Омара Хайяма к философско-религиозной поэзии. Не просто можно, а нужно, по праву!
  • Сергей Петров 14-02-2012
Спасибо, уважаемая Светлана Ивановна, за интеллигентный и корректный ответ уважаемому Лео и разъяснение мне.
Ответ ему всё же помещаю.
  • Сергей Петров 14-02-2012
Уважаемый Лео, спасибо Вам за интересные и важные вопросы. Вы умный человек.
Тема эта философская и достаточно глубокая, её бы лучше отдельно рассмотреть, поэтому здесь отвечу лишь экспромтом, не раскладывая всё «по полочкам».
Можно начать с понятия. Всё зависит, опять-таки, от широты понимания значения слова «духовный». Многие православные, например, не признают духовной даже поэзию христиан, которые не относятся к их конфессии. Трактуют значение этого слова довольно узко.
Всегда был противником узко-деноминативного понимания этого слова.
Кстати, не все православные трактуют узко это понятие. Есть сайты, где в разряд духовной отнесена даже поэзия простых мирских поэтов, не слишком воцерковлённых, например Пушкина, Лермонтова, Фета, Есенина и т.д. Это, по-моему, хорошо, подход правильный. Всё зависит от содержания стиха. И нужно понимать шире этот термин, ведь он действительно шире – по определению. И духовных людей намного больше, чем православных верующих.

Насчёт атеистических тем. Я бы сказал, что не темы, а сами авторы-атеисты имеют право на высокую духовность, но смогут ли они реализовать это право? Ведь понятие «духовность» (в общепринятом на основании многих определений духовности смысле) всегда связано с понятием Божественного начала. Кто ни во что не верит, того трудно называть духовным. Ведь вера – духовный дар, а не какой-либо другой.
Да, можно написать на атеистическую тему (как и на любую тему вообще!) высокохудожественное произведение с высокой эстетической ценностью, но при этом оно не будет высокодуховным. Произведение атеиста может быть «говорящим о силе человеческого духа» и иметь большую эстетическую ценность благодаря этой же силе. Но это будет проявлением человеческого духа, а не Божьего в человеческом творении.
В большой степени аналогию здесь можно провести с творчеством Маяковского. Ведь та идеология (безбожная), о которой он писал в своих стихах, уже отвергнута людьми и сдана на свалку истории. Но художественная ценность его стихов нисколько не уменьшилась. Он писал об ошибочной идеологии, но как он писал об этом! С какой силой человеческого духа – в данном случае авторско-творческого! И о какой силе человеческого духа, выраженного в содержании и тематике! Но разве можем мы назвать его произведения духовными в общепринятом смысле? При всей силе заложенного в них человеческого духа.)

В конце отвечу коротко и конкретно на Ваши вопросы:
1. однозначно да;
2. право на высокую духовность имеют не атеистические произведения, а художники-атеисты, но они не смогут реализовать это право, если в их произведениях не появится Божественное начало. А относиться их произведения к духовным не могут без такого начала.

С уважением, Сергей Петров.

(Расширенную версию ответа дам в материале «Заметка к статье Лео «О духовности»», посвящённом Вашему очерку. Если, конечно, главный редактор не будет возражать. Возможно, в чём-то повторюсь, но напишу более детально, так как сама тема хорошая и интересная.)
  • Лео 14-02-2012
Спасибо за непомерно высокий "аванс" в мой адрес. Даже неловко - когда смогу отдать? А насчёт "свалки истории" сказано сильно, но может оказаться, что "ещё не вечер". С интересом открою Вашу "расширенную" версию - не скрою, меня очень интересует, как мыслят верующие люди, поскольку ни с одним из них я лично не знаком. При этом никаких намерений ПЕРЕубеждать кого либо или ПЕРЕубеждаться самому у меня нет. Это данность для каждого человека.
  • Сергей Петров 14-02-2012
Упаси Боже! Лео, я и близко не ставлю задачей кого-либо переубеждать, это было бы глупо. Вот это и было бы как раз противобожественно – отнимать у человека право свободного выбора. Точно так же, как и не иметь человеку своего убеждения. Божий принцип – это полная демократия («Что не по вере – то грех»).
Это просто обмен мнениями и взглядами на мир, в котором обе стороны сохраняют высочайшее уважение друг к другу.

С.П.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Заметка о статье С. Скорик «Религиозная и метафизическая поэзия»