Блаватская: мифы о плагиате и личной жизни

Жизненная миссия Блаватской. Разоблачения спиритов в Америке. Организация Теософского общества и его цели. «Разоблачённая Изида». Блаватская и знаменитые учёные. Сергей Витте о Блаватской: миф о личной жизни. Часть 4 биографии Блаватской.


Блаватская: жизнь и мифы. Мифы о плагиате и личной жизни

ЧАСТЬ 4

  1. Жизненная миссия Блаватской
  2. Разоблачения спиритов в Америке
  3. Организация Теософского общества и его цели
  4. «Разоблачённая Изида»: миф о плагиате
  5. Блаватская и знаменитые учёные
  6. Сергей Витте о Блаватской: миф о личной жизни
  1. Жизненная миссия Блаватской

    Елена Блаватская

    В марте 1873 года Елена Петровна, получив письмо от учителя, навсегда покидает родину и уезжает в сначала в Париж, а чуть позже в Нью-Йорк. К этому же времени относится начало её общественной деятельности. Ей исполнилось 42 года, она обладала удивительными психическими и эзотерическими способностями, которые полностью контролировала, и, по мнению Учителей, занимавшихся её обучением, стала наиболее подходящей кандидатурой для выполнения важнейшей миссии – напомнить миру, хотя бы в общих чертах, о существовании древней мудрости (позже получившей распространённое название «теософии», под которым её теперь и знают). На самом деле, это всего лишь новая форма, под ней им было удобно показать европейцам забытое, древнее, ещё «допотопное», исходное знание, которое накапливалось и развивалось тысячелетиями, уточнялось и проверялось поколениями мудрецов разных стран и религий, но оставалось единым древом истины, чьи многочисленные ветви и побеги в виде вероисповеданий всё-таки шли от общего корня и питались одними и теми же соками. Это была мудрость, служившая духовной основой для многих великих философских систем прошлого, таких как неоплатонизм и античные школы мистерий; тайное учение, что золотой нитью проходит через века, проявляясь время от времени в виде различных мистических движений. Таким образом, перед Еленой Петровной стояла двойственная задача – опровергнуть как вульгарный материализм, так и догматы скомпрометировавшей себя в глазах думающих людей официальной теологии.
  2. Разоблачения спиритов в Америке

    И начала она выполнять эту миссию с Америки, воспользовавшись тем, что благодаря Юму страну тогда буквально захлестнула волна спиритизма. Она пишет одну за другой статьи в американские журналы, указывая на опасность медиумизма, борясь против злоупотреблений спиритов силами и здоровьем медиумов и людским суеверием. Она обличает вызывание потусторонних сил как чёрную магию, «как одну из опаснейших нервных болезней», являющуюся заразительной и побуждающую «к убийству, пьянству, аморальности»:
    «Термин "медиум”... предполагает некую личность, через которую проявляется или передаётся действие другой личности или существа... Бледные, лишённые души трупы... кажутся ему живыми образами дорогих умерших; обрывки эха человеческих голосов, проходящие через его сознание, внушают ему хорошо сформулированные фразы, которые он повторяет, не ведая того, что их окончательная форма и полировка произведены в самых глубинах его собственной мозговой фабрики. Вид и звук того, что в естественных условиях наполнило бы сердце медиума ужасом, теперь наполняет его чувством блаженства... Лично пройдя, к сожалению, в одном из периодов жизни через такие опыты, мы считаем, что медиумизм в целом исключительно опасен...» [Блаватская Е. П. Сб. «Карма судьбы». – Москва, «Издательство АСТ», 1998, с.310–312].
    Те, мягко скажем, недобросовестные люди, которые заносят её имя в издающиеся сейчас научные словари и энциклопедии в качестве выдающейся представительницы спиритизма (а не теософии), занимаются самым настоящим подлогом. Е. И. Рерих, философ, переводчик «Тайной Доктрины» Блаватской на русский язык, отмечает крайне негативное отношение Е. П. Блаватской к медиумам и спиритизму:
    «Пусть никто... не рассматривает медиумизм как дар, наоборот, это есть величайшая опасность и камень преткновения для роста духа. Медиум есть постоялый двор, есть одержание... Запомним одно правило – нельзя получать никаких Учений через медиумов. Е. П. Бл. всю свою жизнь боролась против невежественного отношения к медиумам» [1].

    Уильям Джадж

    В американских газетах начали появляться похвальные отзывы о статьях Елены Петровны. Большой шум наделала её публичная полемика с профессором Гексли, проповедником материализма. В Нью-Йорке Блаватская знакомится с юристом Генрихом Олькоттом, в прошлом полковником республиканской армии, сражавшимся против рабства, человеком высоких нравственных качеств. Его, в то время склонявшегося к спиритизму, Елена Петровна быстро обратила в своего единоверца и обрела в его лице настоящего друга и надёжного помощника. Вскоре к ним присоединяется Уильям Джадж, молодой ирландский адвокат, и в сентябре 1875 года, с присоединением ещё нескольких человек, было создано Теософское общество.
    «Какие мы спириты, Бог с вами! – писала она своим родным. – Если я примкнула к создающемуся здесь Теософскому обществу – ветви индийского Арийского братства, – то именно потому, что они честно борются с предрассудками... и с бреднями спиритов» [2].
  3. Организация Теософского общества и его цели

    Теософское обшество

    Объявив целью Общества «собирание и распространение знаний о законах, управляющих Вселенной», основатели заявили о трёх основных задачах:
    • 1. Создание ядра Вселенского Братства Человечества без различия рас, вероисповедания, пола, касты или цвета кожи, члены которого должны постоянно стремиться к нравственному самоусовершенствованию и посильной помощи своим ближним – как духовной, так и материальной.
    • 2. Содействие в изучении сравнительной религии, философии и науки, в распространении арийских и других восточных языков, наук и знаний.
    • 3. Исследование необъяснённых законов природы и сил, сокрытых в человеке.
    Из трёх этих задач лишь первая обязательна для всех; выполнение же второй и третьей предоставляется на добрую волю членов.
  4. «Разоблачённая Изида»: миф о плагиате

    В это время Блаватская начинает писать свой знаменитый учёный труд «Разоблачённая Изида». В. Желиховская свидетельствует, что в её письмах стали:

    «всё чаще и решительнее появляться намеки, что не ей принадлежит то, что она пишет; что сама она не понимает, что с ней творится. Для неё вполне очевидно, что говорит она и пишет об учёных и отвлечённых предметах не сама от себя – потому, что она в них "ни бельмеса не понимает”, – но внушает ей и "диктует некто знающий всё”» [2].
    Этот монументальный труд вышел в сентябре 1877 года, и уже первый тираж разошёлся в рекордный срок двух дней и оказал вскоре большое влияние на умы читающей и мыслящей публики. Американские газеты признали книгу «выдающимся творением века», позже появились сотни одобрительных откликов в европейской прессе. В России первым, кто внимательно изучил книгу и публично отозвался о ней самым восторженным образом, был архиепископ Армянской Церкви, Айвазовский, брат знаменитого живописца (умерший в 1880 г. в Тифлисе). В «Разоблачённой Изиде» говорится о происхождении мистики, исследуются корни христианства, ошибки католического богословия и заблуждения научных авторитетов того времени. Конечно, не обошлось без недоброжелателей. Спиритуалист Уильям Коулмэн, ярый противник Блаватской, опубликовавший о ней в разных спиритуалистических изданиях ряд критических статей, заявил о наличии в книге более двух тысяч отрывков, заимствованных из оккультных трудов XIX века. Однако историк Майкл Гомес, решивший проверить обоснованность обвинения, пришёл к выводу, что почти все отрывки являются на самом деле не плагиатом, а цитатами и снабжены необходимыми ссылками на источники. А то совершенно незначительное количество, где ссылки отсутствуют, вполне могли оказаться, – как это постоянно и бывает в подобных трудоёмких изданиях, – ошибками тех, кто набирал рукопись [3].
  5. Блаватская и знаменитые учёные

    Альфред Рессел Уоллес

    Эзотерические способности Елены Петровны совершенно поразили учёное общество и доставили ей много новых сторонников. В учёных кругах её стали считать огромным авторитетом, удивительным гением, единственным в своём роде. Археологи и специалисты по восточным языкам, химики и зоологи, физики и ботаники, многие тогдашние светила обращались к ней с вопросами в своих областях знаний, и всем им она давала глубокие ответы и помогала разобраться в различных научных проблемах. Очень лестно отозвались о «Разоблачённой Изиде» даже такие учёные мужи, как Уильям Джон Дрейпер и Альфред Рессел Уоллес, соперник Дарвина, который в своей рецензии на труд Елены Петровны восклицает: «Я поражен вашей эрудицией, положительно, вы открыли мне новый непредвиденный мир с точки зрения, которая объяснила мне многое доныне непонятное». Она писала Н. А. Фадеевой:
    «Ведь это факт, а против факта, как и против рожна, не попрёшь!.. Я – психологическая задача, ребус и энигма для грядущих поколений, сфинкс!.. Всё, что я ни читаю, мне кажется теперь знакомым... Я нахожу ошибки в статьях учёных, в лекциях Тиндаля, Герберта Спенсера, Гексли и других... У меня толкутся с утра до вечера профессора, доктора наук, теологи. Входят в споры – и я оказываюсь права» [2].
    Следует иметь в виду, что в переписке с сестрой и тётей Елена Петровна нередко придерживалась иронического стиля: она как бы излагала связанные с ней события глазами посторонних людей и подсмеивалась над их восприятием. Именно иронически и звучат выражения «ребус», «ни бельмеса» и другие, говорящие о её якобы полной научной безграмотности. Причину этого веселья легко понять: знакомые Блаватской судили о её познаниях лишь на основании того, что она вообще могла почерпнуть из научных трудов того времени, исходя из уровня тогдашней науки. Действительно, при таком подходе возникает недоумение, откуда возьмутся у женщины, вроде как не посвящавшей свою жизнь научным исследованиям, гораздо более глубокие знания, чем у светил научного мира. Однако при этом необходимо учитывать тот факт, что Елена Петровна была теософом, и не просто теософом, а ученицей Махатм, и сама стала посвящённой. Тому же, кто обладает знаниями древних, открывается источник всего, т.е. всеведение, которое заложено в любом человеке, только проявляется оно лишь в исключительных случаях. Это то, о чём сама Блаватская писала: «"Высшее эго” как часть Универсального Разума является безусловно всезнающим», предпосылая этому оккультную аксиому: «Знание прошлого, настоящего и будущего заключено в кшетраджне (в себе самом)» [Блаватская Е. П. Сб. «Карма судьбы». – Москва, «Издательство АСТ», 1998, с.304, 300].
  6. Сергей Витте о Блаватской: миф о личной жизни

    Сергей Витте

    Зарубежные газеты пестрят заметками о её словесных и печатных победах над различными авторитетами. Однако «феномены» и «чудеса» доставили Блаватской вместе со славой и обвинения в шарлатанстве и обманах. Т.н. «здравомыслящие люди» из числа закоренелых атеистов и скептиков, – а таких тогда, как и сейчас, было чрезвычайно много, – отказывались верить даже подтверждаемым научными светилами необычным явлениям, исходящим от Блаватской, и презрительно отзывались о ней как о «фокуснице» и «мошеннице». Что говорить о чужих людях, если даже двоюродный её брат, Сергей Юльевич Витте, – правда, плохо и мало знавший свою сестру лично, бывший на много лет её младше и не желавший вникать в её взгляды, чувства и внутренний мир, – верил распространяемым на её счёт небылицам и в своих поздних «Воспоминаниях» зафиксировал их все, таким образом освятив своим «авторитетом родственника». Кроме того, он и от себя добавил оскорбительные и низкие слова, которые нельзя оправдать защитой Православной Церкви, поскольку наша Церковь всегда отрицала иезуитский принцип «Цель оправдывает средства», а в данном случае средством послужила явная клевета, перевирание доказанных фактов, распространение злостных сплетен и совершенно очевидная личная неприязнь, бросающаяся в глаза любому непредвзятому читателю. Тем горше видеть на страницах «Воспоминаний» – книги в целом превосходной и дающей глубокое представление о России XIX века, книги, показывающей блеск ума Сергея Юльевича, его государственную мудрость и серьёзнейшие знания в области экономики и финансов, – такие вульгарные слова как «снюхалась с англичанином», «удрала в Константинополь», «поступила в цирк наездницей, и там в неё влюбился один из известнейших в то время певцов», «со своим мнимым мужем удрала на Кавказ», «наклеенные на стенах стихотворения, очень неприятные для Дундукова-Корсакова (генерал-губернатора Киева), принадлежали Блавацкой» [4] – и это о женщине, всем учёным мужам Европы и Америки известной своим аскетизмом, многократно доказанной честностью и альтруизмом, образцом нравственного поведения и образа мышления! Да взять хотя бы совершенно очевидные сплетни – «никогда не учившись музыке, она сама выучилась играть на фортепиано» и ««делается ближайшим адептом известнейшего спирита Юма» [4]. Разве это не доказательство того, что Витте совершенно не в курсе ни того, как проходили детские годы Елены Петровны, ни её жизни за границей? Какой-то цирк, какой-то мнимый муж – оперный бас, какие-то пасквили на стенах... Не знаю, откуда в интеллигентном человеке берётся столько злости и презрения, чтобы заниматься подобными площадными анекдотами, – но особенно удивляет другое: как не стыдно современным уважаемым издателям и деятелям Интернета тиражировать эти нелепости, ссылаясь на авторитет абсолютно неосведомлённого родственника, который родился, когда Блаватская была уже совсем взрослым человеком? То, что Сергей Юльевич просто повторяет гулявшие о Блаватской сплетни и анекдоты, говорит тот факт, что приписываемый им Елене Петровне оперный бас Митрович был мужем её близкой подруги, и обоих их она похоронила ещё в Египте, до приезда на родину, поэтому никак не могла с ним ни «снюхаться», ни «удрать».
    «Мне приписывают слова, что я оставила моего мужа, полюбив и вступив в связь с каким-то мужчиной (жена которого была моей сердечнейшей подругой и которая умерла в 1870 г., с мужчиной, который умер через год после своей жены и которого я похоронила в Александрии), – пишет Елена Петровна А. П. Синнетту. – ...Агарди Митрович был моим самым преданным и верным другом после 1850 года» [5].
    Говоря о себе «униженная, оболганная, оклеветанная и забросанная грязью», Елена Петровна не грешила против истины. «Светское общество» России, да и не только, «высший свет» очень постарались, чтобы унизить во всеобщем мнении ту, которой по-чёрному завидовали, будучи умом и сердцем гораздо мельче и скуднее.
    «Я мало жила на своей родине в так называемом "обществе”, но я его знаю... ниже моего достоинства было бы отдать себя их жалости и суду. Если бы я даже была такой, какой они рисуют меня, если бы у меня были толпы любовников и детей, то кто во всём этом обществе достаточно чист, чтобы открыто, публично бросить первым в меня камень?..», – писала Елена Петровна [6].

    В. Желиховская горько сетовала в биографическом очерке о своей сестре «Радда-Бай»:

    «Воистину услужливые друзья оказались опаснее врагов. Они возбудили недоверие к своему учению и его представительнице, прославляя то, что она сама всегда презрительно называла "психологическими фокусами”, известными в Индии сотням тысяч людей... Враги, которых, понятно, у неё было множество, воспользовались неосторожностью приверженцев Блаватской, обвиняя ее в "фокусах”, тогда как если б о них никто и не знал, это нисколько не повредило бы её делу и уж никак не уменьшило бы достоинств её сочинений. О них нет двух мнений: и друзья и враги сходятся в признании их гениальности» [2].

    «Мало русских людей читали эти два толстейших тома с целыми колоннами ссылок мелкого текста на писателей всех стран», – заявляет она о «Разоблачённой Изиде». Но не читают и сейчас, а и читая, всё равно не понимают и приписывают автору совсем не то, что он проповедует. Тем не менее, даже С. Ю. Витте не мог не описать те замечательные черты этой личности, которые трудно было не заметить:

    «...в сущности, она была очень незлобивым, добрым человеком. Она обладала такими громаднейшими голубыми глазами, каких я никогда в жизни ни у кого не видел... В конце концов, если нужно доказательство, что человек не есть животное, что в нём есть душа, которая не может быть объяснена каким-нибудь материальным происхождением, то Блавацкая может служить этому отличным доказательством: в ней, несомненно, был дух, совершенно независимый от её физического или физиологического существования» [4].

Блаватская: жизнь и мифы. Содержание

БИБЛИОГРАФИЯ

  • 1. Е. И. Рерих о вреде медиумизма / Сайт Благотворительного Фонда имени Е. И. Рерих.
  • 2. Желиховская В. П. Радда-Бай. – М.: СП «Интербук», 1992.
  • 3. Такара Уилл. Заметки по книге Питера Вашингтона «Бабуин мадам Блаватской».
  • 4. Витте С. Ю. Избранные воспоминания. – М., 1991.
  • 5. Богданович О. Блаватская и Одесса. – Одесса: Путь познания, 1999.
  • 6. Нэф К. Мэри. Личные мемуары Е. П. Блаватской. – М., «Сфера», 1993.

 

Георгий Максимов

Избранное: Елена Блаватская
Свидетельство о публикации № 2779 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Жизненная миссия Блаватской. Разоблачения спиритов в Америке. Организация Теософского общества и его цели. «Разоблачённая Изида». Блаватская и знаменитые учёные. Сергей Витте о Блаватской: миф о личной жизни. Часть 4 биографии Блаватской.


Краткое описание и ключевые слова для: Блаватская: мифы о плагиате и личной жизни

Проголосуйте за: Блаватская: мифы о плагиате и личной жизни

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100

    Произведения по теме:
  • Время и Вечность
  • Между тем продление свое жизни достаточно просто и доступно каждому разумному человеку.
  • В начале...
  • Эссе про семью. О возникновение мира из любви и семьи. Разве любовь не есть вечная тяга Ян к Инь? Ведь там, где есть двое, Свет и Вода, должен появиться третий. Правда, нужно маленькое "но"… – Любовь!
  • Памяти учителя. Александру Шамровскому
  •  Памяти моего Учителя Александра Дмитриевича Шамровского. Мой Учитель всегда считал, что человека нужно провожать в иную жизнь без скорби, светло и торжественно. В ночь на 14 августа 2016 г. умер
  • Общество справедливости
  • Новая мировая война – война в сознании, внутри человека. Космическое мышление и планетарное сознание – поверх барьеров границ, наций, конфессий. Задача деятелей культуры – борьба за сохранение
  • Об уважении
  • О демонстрации уважения: расхождения между формальным этикетом и реальной этикой. Лео.
  • Блаватская: мифы о масонстве и об отречении Блаватской от России
  • Патриотизм Блаватской. Миф о масонстве. Принятие американского гражданства. Публикации Блаватской в российской прессе. Часть 5 биографии Елены Блаватской.
  • Блаватская: жизнь и мифы. Медиумизм и спиритизм
  • Чудеса и таинственные способности Блаватской, медиумизм и спиритизм. Отношение к Православию. Последнее пребывание в России. Часть 3 биографии Елены Блаватской.
  • Блаватская: жизнь и мифы. Бегство из дому и Тибет
  • Замужество Блаватской и бегство из дому. Встреча с Махатмой. Обучение Блаватской в Тибете. Часть 2 биографии Блаватской. Блаватская: жизнь и мифы. Бегство из дому и Тибет
  • Блаватская: жизнь и мифы. Детство и юность Блаватской
  • Блаватская: жизнь и мифы. Детство и юность Елены Блаватской, её родословная. Бабушка, Елена Фадеева-Долгорукая. Мать, Елена Ган. 
  • Ленин. Размышления о Ленине
  • Лекция о Ленине, о его значении в мировой истории. Мудрецы Востока о Ленине. Революция или переворот? Правда об Октябрьской революции.

 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Блаватская: мифы о плагиате и личной жизни