Георгий Николаев – неспешная магия слова

Статья о запорожском писателе Георгие Николаеве. К урокам литературного краеведения. Павел Баулин.


(дополнение к статье «Запорізькі письменники»)

 

Август 2010-го.  Почти сорокоградусная жара и  неподвижно висящий дым горящих в округе лесов превратили Москву в отчаянную душегубку для сердечников, астматиков, гипертоников... Интернет регулярно выдавал имена жертв этого природного катаклизма и чиновничьего бездействия, граничащего с произволом. «Жора – мужик крепкий, – почему-то подумал я о Николаеве, – не такое переживал». И тут пришла «электронка» от Анны Лупинос: «9 августа в Москве скончался Георгий Ильич...»

Так закончился земной путь нашего земляка, уникального русского писателя и общественного деятеля, моего доброго товарища Георгия Николаева.

 

Георгий Ильич родился в Запорожье через месяц после начала Великой Отечественной войны – 21 июля 1941 года. Закончив десятилетку, поступил в Московский госуниверситет им. М. Ломоносова на факультет журналистики. Окончив учёбу, вернулся в Запорожье. Работал на телевидении. Красавец-Николаев (о, сколько было воздыхательниц!) стал одним из первых дикторов Запорожского телевидения (вместе с легендарной Натальей Больных). Его узнавали на улице, шептались за спиной: «Смотри, Жора Николаев!»

В 70-е гг. Георгий Ильич перешёл на работу в отдел научно-технической информации Института титана. Написал и издал несколько научно-популярных книг, среди которых «Магний служит человеку» (1978) и «Титан – металл века» (1982). В это же время начинает работу над романом «Астапово», посвящённом последним дням жизни Льва Николаевича Толстого, работает в музеях, архивах, переписывается с потомками великого писателя.

В 1983 г. Георгий Николаев подаёт рукопись романа «Астапово» в издательство «Советский писатель» (Москва). Несмотря на позитивные внутренние рецензии, роман Николаева так и не попадает в издательские планы. Проходит год, два, пять, а рукопись остаётся без движения! Доведённый до отчаяния писатель обращается за помощью к Евгению Евтушенко. Надо отдать должное Евгению Александровичу: оценив по достоинству труд Георгия Николаева, он, употребив личный авторитет и влияние, добивается включения романа «Астапово» в план выпуска издательства на 1990 г.

 Роман Николаева вышёл тиражом 30 тысяч экземпляров, но сразу же стал библиографической редкостью. Шёл нарасхват. Успех был грандиозный. Николаева сразу же принимают в Союз писателей СССР (ну, и естественно, в Союз писателей Украины).

У самого писателя был всего один экземпляр книги! А ведь хотелось кому-то подписать, подарить...  Помню, я собирался в Киев, звоню Георгию Ильичу (он тогда работал редактором в Центре научно-технического творчества молодёжи), говорю, что могу зайти в «Сяйво» – книжную писательскую лавку, где вроде бы его книга ещё есть.

– Павел Борисович, буду вам крайне обязан, если привезёте хотя бы несколько штук, – говорит Николаев.

Кстати, Георгий Ильич, «рафинированный» интеллигент, даже с младшими по возрасту, даже с близкими друзьями всегда был «на Вы».

В «Сяйве» я выкупил последние пять или шесть экземпляров книги и привёз Николаеву.

 

Говоря о стилистике и манере письма Георгия Николаева, сошлюсь на очень точную, на мой взгляд, характеристику Виталия Челышева, известного запорожского, а затем московского журналиста и политика.

«Его собственные тексты, – пишет Челышев, – казались столь же неспешными, затягивающими, превращающими чтение в подобие жизни. В наш быстрый век он казался немного архаичным, – но только до прочтения первых двух глав. А дальше ты принимал его темп, его ритм.

Книга о последних днях Толстого «Астапово» была очень хорошо воспринята наследниками Льва Николаевича... Он вёл переписку. И я знаю, что этой книгой многие потом пользовались при подготовке киносценариев, для поиска документов, хотя это была чисто художественная вещь. Фильм Герасимова о Толстом был полностью сделан в стилистике Николаева. Не знаю, может, они одинаково восприняли и это время, и этого человека. Хотя книга вышла намного раньше».

 

С 1991 г. мы работали с Георгием Ильичём в одной редакции – в газете «Наш город» («Суббота»). Там работали сильные журналисты, главный редактор Анатолий Пивненко, по сути, собрал журналистскую «сборную города». Газета долгое время держала тиражный рекорд – более 200 тысяч в субботние выпуски. Георгий Ильич был литературным редакторам, но и сам часто публиковал свои материалы. Он успешно переводил с немецкого, английского, и это были оригинальные публикации.

Его неспешная, рассудительная аналитика внушала уважение и даже некое благоговение. Его советов и рекомендаций испрашивали практически все наши журналисты, включая даже фотокорреспондентов!

Ну, а мы с Георгием Ильичём были не только коллегами-журналистами. Совместно включились в общественную, политическую деятельность: создавали и развивали Запорожское общество русской культуры «Русь», проводили резонансные конференции, стояли вместе в пикетах, выпускали листовки... Я часто бывал у Георгия Ильича дома, читал ему свои новые стихи, делился проблемами.

Отвлёкся!

...У Николаева на рабочем столе лежало ещё два готовых романа – «Загадка Есенина» и «Детская вера». Первый из них был издан лишь после смерти писателя, второй не вышел до сих пор. Но тогда мне, отвечающему в газете за литературно-художественные публикации, не составило труда уговорить главного редактора опубликовать несколько «есенинских» глав Николаева в выпусках «Субботы».

 

В конце девяностых Георгий Ильич разводится с женой, перебирается в крохотную квартирку-хрущёвку под самой крышей на улице Сталеваров. Редакция теряет своих учредителей, меняет статус, а он лишается работы. Николаев уезжает в Москву, работает в газете одной из патриотических российских партий. Женится в третий раз, и, по-моему, наконец-то, очень удачно.

В 2001 г. мы виделись в здании Российской Госдумы, выпили немного, поговорили. Георгий Ильич, в отличие о подавленности последних месяцев пребывания в Запорожье, был чрезвычайно оживлён, настроен оптимистически, полон творческих планов.

Таким он и остался в моей памяти.

 

Год спустя после смерти Георгия Николаева в московском издательстве «Зебра Е» небольшим тиражом вышел его роман «Загадка Есенина». В предисловии к произведению Виталий Челышев пишет:

«Он (Николаев – П.Б.) анатомирует стихи и сравнивает их с другими. Он анатомирует взгляды разных философов и поэтов. Он ведёт спор о сути поэзии, науки, религии, идеологии. О материальном и духовном. О женщине и её роли в мире. О жизни и смерти. О сочетании мифов и реальности. 

Да, это роман о Есенине. Но это роман и о самом Георгии Николаеве, никогда и нигде не скрывавшем своих взглядов. В тексте, как в проявителе, сквозь все события, сквозь всю вселенную мыслей, грубо и зримо прорисовывается трагическая фигура самого автора. 

Когда вы дочитаете эту книгу, вы обретёте друга».

И это воистину так.

Избранное: запорізькі письменники
Свидетельство о публикации № 3104 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. Георгий Николаев – неспешная магия слова.

Статья о запорожском писателе Георгие Николаеве. К урокам литературного краеведения. Павел Баулин.


Краткое описание и ключевые слова для: Георгий Николаев – неспешная магия слова

(голосов:6) рейтинг: 60 из 100
    Произведения по теме:
  • Полная биография Павла Баулина – поэта и политика
  • Полная биография Павла Баулина – поэта и политика. Павел Баулин как поэт, политик и человек. Подробная биография и воспоминания.
  • Тайна Святослава Футоровича
  • Воспоминания о запорожском поэте последней трети XX в. Святославе Футоровиче. Дополнение к статье «Запорізькі письменники».
  • Уроки Альберта Путинцева
  • Статья о запорожском писателе 60-70-х годов Альберте Путинцеве. К урокам литературного краеведения. Павел Баулин.
  • Поэт Иван Кашпуров
  • Статья о запорожском и ставропольском поэте 60-х Иване Кашпурове. К урокам литературного краеведения. Павел Баулин.
  • Завещание Гоголя
  • Статья о Гоголе, о его духовном завещании. О малороссийстве, русском духе и политико-конъюнктурных интересах. Павел Баулин.

  • Михаил Перченко Автор offline 2-05-2012
Я знал и общался с Г. И. Николаевым. Он был предельно прост, внимателен и доброжелателен к моим предложениям и работам. Для Запорожья это просто уникальный человек. Его занимала книга о Л. Н. Толстом, и он и на мне пробовал свои идеи и своё видение. Наверное потому, что и я преклоняюсь перед мощью Толстовского гения. Большое дело делает Павел Баулин, воскрешая для нас выдающихся запорожских авторов Николаева, Кашпурова. Иван Кашпуров вообще мог быть для каждого, даже начинающего, поэта самым бережным, самым доброжелательным коллегой. Их мы должны знать и помнить.
  • Ольга Лебединская Автор offline 3-05-2012
Спасибо, Павел, за хорошую статью! Тоже знала Николаева. Добрый и умный был человек. Таких немного - истинных интеллигентов, служителей родине и Искусству.
  • Валерий Кузнецов Автор на сайте 14-06-2014
Нет ничего труднее такого естественного дела: отложить все свои срочные дела и посвятить душевные силы размышлению о другом - человеке, художнике, личности. Подумал об этом, Павел Борисович, перечитывая Ваш очерк о Николаеве. Я не знал ничего о нём, но теперь постараюсь найти книги о Толстом и Есенине. Спасибо за эту общественную отзывчивость!
  • Павел Баулин Автор offline 26-06-2014
Спасибо, Валерий Николаевич, за Ваш комментарий. Даже не знаю, найдёте ли Вы книги Георгия Николаева, выходили-то они небольшими тиражами. А заниматься архивом, литературным наследием писателя, по-моему, некому.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Георгий Николаев – неспешная магия слова