Наша родословная

Виталий Шевченко.

 

     Один погиб на броненосце «Потемкине», двое во время турбаевского восстания, ещё двое погибло вместе с Андреем Журбой во время Колиивщины, двадцать семь угнано в Кафу на турецкие галеры и в гаремы, трое погибло в битве под Берестечком, и ещё четверо сложили свои головы на поле Куликовом. Да, ещё семеро умерли во время строительства Санкт-Петербурга, их кости лежат там, где сейчас возвышается Исаакиевский собор, прямо под ним.


     Волею Судьбы и Провидения мы оказались на этой земле современниками. И даже работаем вместе. Разные привычки, воспитание, взгляды. Объединяет то, что за нашими спинами – те, кто был до нас, и тоже с разными привычками, думами, желаниями. Мы даже не догадываемся, что у нас от них. Может быть, взгляд, грустная улыбка или умение настоять на своём…

     Просто вот так придти домой и устало прислониться к шкафчику на кухне, посидеть немного, отдыхая, как прабабушка когда-то, тянувшая на своих слабых плечах весь семейный воз после гибели мужа на Кавказе, в стычках с лицами кавказской национальности, не согласными входить в пределы единой и неделимой.

     Господи, сколько их по всей земле великой? И единое оправдание их существования – то, что мы есть в этом мире, что растут дети и будут внуки топтать эту вечную землю под ногами.

     Объединяет нас и то, о чём мы даже не догадываемся, занятые ежедневными проблемами.

     На всех нас убитыми в Великой Отечественной – отцов, братьев, дедушек и дядьев – приходится сорок пять, целых сорок пять душ. Один из них, раненный под Корсунь–Шевченковским, потом, после госпиталя, был в запасном полку, там встретил свою любовь, только успел подарить букетик полевых цветов. Она сидела на скамеечке на вокзале, чинно держа на коленях букетик, а он всё смотрел и смотрел на неё, прощаясь… Да, ещё убили у нас двух сестер, они по ошибке одели пальто с чужими документами, еврейскими, и попали в облаву на Анголенко, немцы их тут же забрали и расстреляли. Как они ни оправдывались, не поверили… Значит, сорок семь…

     О тридцать седьмом годе все молчат и сейчас, боятся, а вдруг вернётся? Но если подсчитать, то на всех выйдет тоже не маленькая цифра… Восемьдесят, кажется… точно и не подсчитаешь… теперь… Как считать тех двоих, что умерли в детском доме, когда родителей в одну декабрьскую ночь увели, а их – в детдом, ему пять лет, а ей – семь? Вроде бы и не расстреляли, а убили… болезнью… и равнодушием…

     И тридцать третий год – вот он, рядом с нами, и там наши с вами потери, всего семнадцать душ… Повезло… в других коллективах больше. Только что-то не радостно от этого. Среди них – музыкальный гений, двенадцати лет, уже музыка рвалась из его души, ведь в таком крае родился: ставок замер, а на нём лебеди тихо плывут, деревья шепчут в такт ветру, ещё немного – и он бы подарил миру не одно гениальное творение. И всё это рухнуло в один момент – не хватило горбушки хлеба… одной горбушки…

     Революция обошлась нам в пятьдесят три души…

     Среди них есть все, даже один белый офицер, тщательно скрываемый до сих пор от подробных анкетных опросов. И всё-таки он был – Андрей Семёнович.  А фамилию не сообщу, чтобы не докопались.

     Правда, неизвестно что делать с теми восемью эмигрантами, что умерли на чужбине? Пятьдесят три плюс восемь? Или всё-таки пятьдесят три? Наверное, ближе плюс восемь…

     Дальше исследовать родословные корни коллектива становится труднее, поэтому сообщу, что знаю.

     Один погиб на броненосце «Потемкине», двое во время турбаевского восстания, ещё двое погибло вместе с Андреем Журбой во время Колиивщины, двадцать семь угнано в Кафу на турецкие галеры и в гаремы, трое погибло в битве под Берестечком, и ещё четверо сложили свои головы на поле Куликовом. Да, ещё семеро умерли во время строительства Санкт-Петербурга, их кости лежат там, где сейчас возвышается Исаакиевский собор, прямо под ним.

     Представляете, сколько нас здесь собралось бы, если их тогда никто не замучил?

     Давайте, посидим молча, поскорбим, помянем всех добрым словом…

Свидетельство о публикации № 382 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © shevchenko :
  • Рассказы
  • Читателей: 2 685
  • Комментариев: 0
  • 2010-11-27

Виталий Шевченко.

 

     Один погиб на броненосце «Потемкине», двое во время турбаевского восстания, ещё двое погибло вместе с Андреем Журбой во время Колиивщины, двадцать семь угнано в Кафу на турецкие галеры и в гаремы, трое погибло в битве под Берестечком, и ещё четверо сложили свои головы на поле Куликовом. Да, ещё семеро умерли во время строительства Санкт-Петербурга, их кости лежат там, где сейчас возвышается Исаакиевский собор, прямо под ним.


Краткое описание и ключевые слова для: Наша родословная

Проголосуйте за: Наша родословная

(голосов:2) рейтинг: 60 из 100

    Произведения по теме:
  • Цепочка жизни
  • Цепочка жизни на бескрайних дорогах Жизни. Виталий Шевченко
  • Ты пришёл за мной?
  • Ты пришёл за мной? Виталий Шевченко
  • Сын двух матерей
  • История из жизни. Кукушки тоже бывают разными... Иногда ими становятся в глазах общественности, чтобы спасти своего безнадёжно больного ребёнка.
  • История одного примирения
  • Меня всегда поражала способность хемингуэевских героев примиряться со своим прошлым, каким бы оно ни было. Данная миниатюра - мысленный эксперимент, попытка нащупать возможный механизм этого явления,
  • Осенние аккорды
  • Юмористические рассказы из жизни тех, кому "за тридцать". Забавные рассказы о пожилых. А жизнь, между прочим, только тогда и начинается, когда дети выросли. 
  • И если ты всё-таки существуешь...
  • Короткий романтический рассказ о потерянной любви, о предательском равнодушии и бесполезном раскаянии. Павел Баулин.
  • Синяя ваза
  • Весёлый рассказ о маленьких детях, о страшных сказках, о внучках и о бабушках. Александр Шипицын.
  • Пушкинская справедливость
  • Юмористический рассказ о школе. Случай на уроке. 
  • Цепочка жизни
  • А вот неуступчивость, даже точнее сказать, упорство, была от того далёкого предка, уже трудно определить, какого именно колена, который стоял под Берестечком и с длинной пикой отбивался от наседавших

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Наша родословная