Трудные вершины жизни

Виталий Шевченко.

 

      – Что, реактор? – крикнул он, не надеясь, что та услышит.

     Но женщина услыхала:

     – Да, – всхлипнула она, поворачивая к нему голову и пытаясь защититься от сеявшихся в воздухе мелкой пыли и песка. Ещё мгновение – и она растворилась в смоге.


     Дуло, как в аэродинамической трубе. Казалось, что ещё чуть-чуть – и он не удержится и улетит вслед за листьями, которые обгоняли его и исчезали невдалеке, за поворотом. Песок и мелкие камешки больно били в затылок, и он боялся оглянуться, чтобы они не попали в глаза.

     На небо было страшно взглянуть, серое с каким-то фиолетовым оттенком по краям, оно нависло над ним, грозя сию же минуту опрокинуться вниз и раздавить всех, кто еще двигался по земле.

    Его обогнала пожилая женщина, руками она придерживала платье, чтобы оно не оторвалось и не улетело без неё.

     – Что, реактор? – крикнул он, не надеясь, что та услышит.

     Но женщина услыхала:

     – Да, – всхлипнула она, поворачивая к нему голову и пытаясь защититься от сеявшихся в воздухе мелкой пыли и песка. Ещё мгновение – и она растворилась в смоге. Дальше десяти шагов ничего не было видно.

     Он скользнул за поворот, надеясь хотя бы на время укрыться за бетонной стеной. Всё, что осталось от роскошного красавца – девятиэтажного дома, сверкавшего когда-то на перекрестке во все стороны своими светлыми огнями. Но и здесь стоять было невмоготу, пробирало насквозь, и он неожиданно для себя лязгнул зубами. Мимо мелькнуло две или три тени, спеша и не оглядываясь, – трудно было разобрать, кто это.

     Он поднял воротник куртки, глубоко засунул руки в карманы и замер. Рука его натолкнулась на ключ от квартиры. Почувствовал, как покрылся холодным потом.

    Значит, она не сможет попасть в квартиру и не уйдет о т т у д а. Боже, как это он забыл оставить его?!

     Ветер колотил о стену полуразрушенного дома напротив полузабытым транспарантом. На нём ядовито-красными буквами было выведено: «Верной дорогой идете, товарищи!» И у него кольнуло сердце. Ведь они когда-то здесь, под этим транспарантом, объяснились.

     Тогда был яркий солнечный день. Ветерок ласково обвивал их разгоряченные лица. У неё счастливо сверкали глаза:

     – Да, – шепнула она, склоняя голову набок. И сверху, со стены, им ласково кивал полузабытый вождь.

     Он постоял, дожидаясь неизвестно чего, но ветер не утихал. Вздохнул, решаясь на обратный путь, и, наклонившись, чтобы не свалил ветер, выскочил из-за стены.

     Ветер, обрадовавшись, что есть с кем поспорить, яростно взялся за него. Но он, зажмурив глаза, – всё равно ничего не видно – медленно и упорно стал делать шаг за шагом по знакомой дороге.

     Ходил здесь сотни раз, мог теперь идти с закрытыми глазами. Сильно доставал песок, забивал ноздри, глаза и рот, приходилось идти боком, так было легче.

     Когда дошёл до зоны, вновь замигал и запел зелёный глазок дозиметра. Остановился: может, всё-таки повернуть назад? Но представил себе, что где-то там впереди находится она – и волна сомнения и неуверенности исчезла.

     Шагов через десять он чуть не столкнулся с внезапно возникшей на его пути странной фигурой. Вместо головы виднелась противогазная маска, руки прятались в больших, по самый локоть, резиновых рукавицах. Она, стараясь перекричать ветер, крикнула:

     – Возвращайтесь назад! Немедленно!

     –  Хорошо! Вернусь, только на минутку зайду домой! – ответил он, согласно кивая головой патрульному.

     Фигура сделала шаг назад и тут же растворилась в пыли и темени. Как будто её и не было.

     Он машинально втянул голову в плечи и завернул за угол. Здесь, казалось, дуло послабее, всё-таки закрывали дома. Идти было ещё минут пять, не больше.

     Кажется, все началось с той истории.

     – Как ты мог такое говорить? – возмущенно сказала она тогда. – Ведь ты не читал!

     – Ну и что? – простодушно удивился он.  – Все не читали.

     – Это их дело, – не согласилась она. – А ты не должен был.

     – Есть вещи, которые нельзя делать ни под каким видом! – добавила она, став внимательно его рассматривать. Хорошо помнит, как от этого взгляда ему стало не по себе.

     Завернул во двор. В угловом окне на втором этаже хлопала на ветру забытая всеми ставня. «Теперь будет полная комната пыли», – огорчился он. Возле уха растерянно пищал дозиметр.

     Взобрался на крыльцо; дверь, как и предполагал, была закрыта. Постоял, не зная, что делать. Было так холодно, что зуб на зуб не попадал.

     Обошёл дом, но серая мгла, что привычно маячила перед глазами, мешала разглядеть всё вокруг.

     «Неужели ушла? – удивился он. – Не может быть».

     И здесь к нему, сквозь завывание ветра, донёсся чей-то плач. Остановился, прислушался. Во дворе, сбоку, возле деревьев, была скамейка. Вроде бы оттуда.

     Подошел, стараясь разглядеть, что там делается. Но по-прежнему чёрная пелена была перед глазами. А на скамейке, теперь он отчётливо слышал, кто-то плакал. Протянул руку, пытаясь хоть что-то обнаружить, и уткнулся в тёплое плечо.      Это была она. Он сел рядом и прижал её к себе.

     – Извини, – сказал он, – у нас было собрание. Так некстати.

     Она перестала плакать, только всхлипывала, как маленький ребенок, которого незаслуженно обидели. Так посидели минут пять, тесно прижавшись друг к другу. Согрелись. А зелёный глазок дозиметра аж заходился от усердия, и надо было уходить.

     – Идём! – мягко сказал он, целуя её в щеку.

     Она вздохнула и поднялась.

      Ветер по-прежнему не давал покоя. Но вдвоем идти было легче!

Свидетельство о публикации № 436 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © shevchenko :
  • Рассказы
  • Читателей: 2 937
  • Комментариев: 0
  • 2010-12-06

Виталий Шевченко.

 

      – Что, реактор? – крикнул он, не надеясь, что та услышит.

     Но женщина услыхала:

     – Да, – всхлипнула она, поворачивая к нему голову и пытаясь защититься от сеявшихся в воздухе мелкой пыли и песка. Ещё мгновение – и она растворилась в смоге.


Краткое описание и ключевые слова для: Трудные вершины жизни

Проголосуйте за: Трудные вершины жизни

(голосов:1) рейтинг: 20 из 100

    Произведения по теме:
  • Праздник
  • Душе законы не подвластны!
  • Капричос Франсиско Гойи
  • О жизни прошедшей, настоящей и будущей. Виталий Шевченко.
  • За счастьем
  • Уйдя с места встречи отца с малышом, ещё долго буду оставаться рядом с этим маленьким героем, борцом за право быть сыном. «Папа! Ты видишь меня?! – звучало в моих ушах. А может быть – «любишь?»
  • Туфля на правую ногу
  • О встрече одиноких душ после войны. Виталий Шевченко
  • Не приведи Господь!
  • Рассказ о боевых действиях в городе, битве за каждый дом, расстрел женщин и детей. Этот рассказ нашёл в своих старых рукописях. К сожалению, оказался пророческим. Виталий Шевченко.
  • Ангел
  • Фантастический рассказ, переплетённый с реальностью. Видение Ангела. Девушка между жизнью и смертью.
  • Запоздалое раскаяние
  • Рассказ о беспечной молодости, желании быть в центре внимания на виду у всех. О потере семьи и горьком, но запоздалом раскаянии.
  • Запахи жизни минувшей
  • Рассказ о бывшем воспитаннике детдома и его учителе. Виталий Шевченко.
  • На этом белом свете
  • Рассказ из жизни первобытных людей. Люди, птицы и лошади. Виталий Шевченко.
  • Счастливый купон
  • А купон застыл сверху на сугробе, ещё минута – и темнота поглотила бы его. Но здесь Машенька Супрун, возвращавшаяся с папой из детского садика, увидела купон: – Ой, денежка!

 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Трудные вершины жизни