Бой в запорожском небе

Воспоминание о встрече с лётчиком Покрышкиным, трижды Героем Советского Союза, маршалом авиации. Геннадий Любашевский.

100-летию великого лётчика
А. И. Покрышкина посвящается

Мы помним лучших советских  асов Великой Отечественной войны – Кожедуба и Покрышкина. Кто-то припомнит и  количество сбитых ими самолетов – 62 и 59 соответственно. Между тем, заслуги Покрышкина – это не только и даже не столько лично сбитые самолеты, которых, кстати говоря,  было не 59, а более ста.  Новосибирские исследователи очень скрупулёзно  изучили  всю боевую деятельность своего великого земляка: проанализировали его дневники, боевые документы, воспоминания соратников, прочие источники. И пришли к выводу, что А. И. Покрышкин за время войны сбил 94 вражеских самолёта, подбил 19 и ещё 3 сжёг на земле. Пятьдесят девять самолетов – это количество, которое Покрышкину официально засчитали.  Система подсчёта сбитых  самолётов в первые годы войны, при которой засчитывали только упавшие на нашей территории  самолеты врага, приводила к тому, что многие победы Покрышкину и другим асам,  воевавшим с первого дня войны, попросту  не  были засчитаны. Такая система  подсчёта  была изменена к 1943 году, и  Кожедубу,  к примеру,  зачли все его 62 сбитых. Таким образом, по реальному числу воздушных побед на первом месте среди советских лётчиков-истребителей, без всяких сомнений, находится Покрышкин.
           
***
Встреча, о которой я хочу рассказать, как и многие другие,  о которых уже рассказано, состоялась благодаря моему отцу-фронтовику.
В 70-е годы мне часто приходилось ездить в  командировки в Москву. Как раз в этот период  отец вместе со своими бывшими однополчанами готовил к выпуску книгу воспоминаний «Связисты 65-го». По  просьбе отца я часто заходил к его друзьям домой или на службу, привозил  воспоминания, документы, фотографии.
Надо сказать, что все бывшие сослуживцы  отца относились к нему с огромным уважением, называли своим «начальником штаба»,  на протяжении многих лет, пока хватало сил, собирались на организуемые им встречи ветеранов, с удовольствием делились воспоминаниями. Среди отцовских однополчан были люди настолько интересные, что о каждом можно писать целую книгу!
На этот раз мне предстояла встреча с  полковником Владимиром Александровичем Вороновым – бывшим парторгом 65-го отдельного полка связи, а  в послевоенные годы – бессменным помощником начальника Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота генерала армии А. А. Епишева. Мы договорились встретиться у Владимира Александровича  на службе, поскольку он  обычно задерживался там допоздна. Стоит ли говорить, с каким волнением я вошёл в вестибюль монументального  здания в центре Москвы и, получив заказанный Вороновым пропуск, поднялся по широкой лестнице. 
Вот и приёмная. Открываю дверь и вижу, что Воронов оживлённо  беседует у окна  с каким-то генералом-лётчиком. Стараясь не шуметь, я осторожно прикрыл за собой дверь и направился в угол комнаты к письменному столу. В этот момент собеседник Воронова, не прекращая разговора,   резко обернулся и пристально, даже как-то сурово, посмотрел на меня. Ну, а я застыл на месте, увидев на его  груди три золотые звезды Героя Советского Союза.
– Проходи, проходи, Гена! – услышал я, как в тумане, слова Владимира Александровича. – Ты пришёл как раз вовремя. Узнаёшь? – с улыбкой кивнул он в сторону своего собеседника.
Ещё бы не узнать! Один из кумиров нашей молодёжи,  легендарный советский ас, маршал авиации Александр Иванович  Покрышкин стоит рядом и всё так же пристально смотрит на меня, будто что-то припоминая.
Маршал, видя мою растерянность, понимающе улыбнулся и  первым протянул мне руку: 
– Покрышкин . 
– Геннадий,  – отвечаю я, поневоле стараясь вытянуться и на несколько секунд растянуть рукопожатие. Покрышкин ещё раз окинул меня цепким  взглядом своих серых глаз и заинтересованно спросил:
– Послушай, а не сын ли ты одного моего лётчика? Уж больно вы похожи. 
– Да нет, Александр Иванович,  – отвечаю, – отец мой – связист, был командиром радиороты. А летал он  только в немецкий тыл,  к партизанам.
– Точно, точно, – вступил в разговор Воронов, – мы с его батей  – однополчане, вот передаю  в Запорожье свои воспоминания и фотографии.
– Так ты – запорожец?  – обрадовано воскликнул  Покрышкин. – Надо же! А мы в тех краях давали немцам прикурить осенью 43-го! Потом нас вывели в тыл, в Черниговку,  на пополнение и отдых. Ну а у меня с Черниговкой связано ещё одно событие (тут он лукаво улыбнулся): в начале января 44-го я доставил в дивизию свою любимую девушку Машеньку, правда, не на истребителе, а на По-2. Там, в Черниговке, и свадьбу сыграли. С тех пор мы вместе. Так что мы  с женой тоже некоторым образом запорожцы. 
А одним из самых памятных для  меня был бой с группой «юнкерсов» 21 сентября 1943 года в районе Большого Токмака. Он чуть не закончился для меня трагически. Как в поговорке – «прошёл сквозь огонь».
– Вот послушайте, как было дело. – Александр Иванович , словно стремясь быть поближе к небу, снова подошёл к окну и я смог внимательнее рассмотреть его.
Особенно запомнились мне глаза Покрышкина – серые, внимательные, да резкие, чёткие движения рук напоминавшие, что перед тобой – знаменитый лётчик-истребитель. Вспоминая события сентября 43-го, маршал оживился и как будто помолодел. Свой рассказ Покрышкин, как это принято у лётчиков,  «иллюстрировал» движениями рук. Он, казалось, забыл о нас, настолько захватили его воспоминания. Я, не отрываясь, смотрел на Александра Ивановича, стараясь не пропустить ни одного его слова.
– Вхожу в строй бомбардировщиков. В прицеле – ведущий. Очередь – и передо мной возникает огромный круг огня. Оторванное крыло взорвавшегося «юнкерса» бьёт рядом идущий бомбардировщик и проносится мимо меня с медленно вращающимся винтом мотора. Какое-то мгновение, не успев среагировать рулями, пронизываю центр огненного шара и оказываюсь в строю бомбардировщиков. Правее меня, отставая, горит «юнкерс», повреждённый взрывом ведущего. Бросаю самолет на ближайший справа бомбардировщик. Он с разворотом входит в пикирование. Очередь по правому крылу – и из него потянулись струйки дыма. Переношу прицел на левый мотор и даю в упор очередь. Из мотора  хлынула полоса чёрного дыма с огнём, фашист падает и врезается в крутой берег реки Молочной. Тот день для меня был во всех отношениях удачным: четырёх «фрицев» завалил.
Да... есть что вспомнить. Особенно теперь, когда я стал работать в ДОСААФ, много приходится рассказывать молодым о войне, о подвиге нашего народа. Военно-патриотическое воспитание – очень нужная вещь. Я ведь, кстати, депутат Верховного Совета от Украины, мой округ – Тернопольская область, так что и здесь мы – земляки.
Молодец твой батя, что собирает своих однополчан, что ветераны пишут воспоминания.   Очень нужное дело. Передавай отцу привет.
И уже совсем другим тоном, мягко, по-отечески, добавил:
–  Не забывайте войну, ребята, нам так нелегко далась Победа, столько хороших ребят полегло...
И  Александр Иванович  протянул мне руку для прощального рукопожатия...

***
Об этом удивительном человеке  написано очень много, я приведу один малоизвестный факт из биографии Александра Ивановича, несомненно интересный для коллег-литераторов. 
Оказывается, существовала в послевоенной Советской Армии группа... «лермонтоведов», в которую входили почитатели творчества гениального поэта. Это были Герой Советского Союза адмирал флота В. А. Касатонов, дважды Герой Советского Союза генерал армии танкист И. И. Гусаковский и трижды Герой Советского Союза маршал авиации А. И. Покрышкин. Собирались, читали  и обсуждали любимые стихотворения.

***
...Пройдут годы,  но никогда не забудет народ своих Героев – и таких великих воинов, как  Александр Покрышкин, и  скромных тружеников войны. Они все равны перед вечностью «и генерал,  и рядовой» – наши отцы, победившие фашизм. Вечная им слава и вечная память!
Избранное: рассказы о войне 1941
Свидетельство о публикации № 4833 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Геннадий Любашевский :
  • Очерки
  • Читателей: 2 804
  • Комментариев: 2
  • 2013-03-07

Воспоминание о встрече с лётчиком Покрышкиным, трижды Героем Советского Союза, маршалом авиации. Геннадий Любашевский.
Краткое описание и ключевые слова для: Бой в запорожском небе

Проголосуйте за: Бой в запорожском небе

(голосов:2) рейтинг: 100 из 100

    Произведения по теме:
  • Память крепче камня и гранита
  • Впечатления после посещения митинга на мемориальном комплексе "Саур-могила" на Донбассе 8 мая 2015 года.
  • Кавалер ордена Красной Звезды
  • Работа моей дочери Натали Ильченко о своем прадедушке, моем дедушке Есине Федоре Петровиче. Работали над ней вместе - я находила информацию в интернете и по запросам в архивы, дочь обрабатывала
  • «А мы с тобой, брат, из пехоты...»
  • Очерк о воине-сталинградце Алексее Попове, ветеране Великой Отечественной войны из Запорожья. Боевые эпизоды. Геннадий Любашевский.
  • Настоящий герой войны
  • Рассказ о герое ВОВ. Живёт в Запорожье на улице Южноукраинской, 2 последний герой войны, Мария Васильевна Киселёва. Виталий Шевченко.
  • «Враги сожгли родную хату...»
  • Очерк о поколении детей войны, у которых "враги сожгли родную хату". Война 1941, эвакуация, разруха. Геннадий Любашевский.
  • Светлый человек
  • Документальный рассказ о герое военного времени, танкисте Романе Розуме, сразившемся на танке с бронепоездом и совершившем таран немецкой «Пантеры». Необыкновенная история жизни удивительного
  • Ефим Моисеевич Фомин
  • Очерк о полковом комиссаре Ефиме Фомине, руководившем обороной Брестской крепости. Подвиг защитников. Геннадий Любашевский.
  • Неутихающая боль
  • Очерк о Мамаевом кургане, о монументе Родины-Матери в Волгограде, о последствиях Великой Отечественной войны и о вечной памяти. Посвящается фронтовикам-ветеранам. Геннадий Любашевский.
  • Ветеранский заезд
  • Рассказ о ветеранах Великой Отечественной войны. Воспоминания ветеранов ВОВ. Татьяна Окунева.

  • Михаил Перченко Автор offline 9-03-2013
Подправь вначале генерала на маршала.
  • Геннадий Любашевский Автор offline 10-03-2013
Вообще-то, Миша, вежливые и воспитанные люди обращаются друг к другу по имени.

Читать нужно внимательно и следить за развитием сюжета, чтобы, комментируя, не оконфузиться.
А то получится, как с пижмой, пижоном и жабой на винтовке. Забыл?

(Кому интересно, ознакомьтесь,пожалуйста, на моей странице с комментариями Перченко к стихотворению "Не верь годам").

А теперь - по сути.
Военный вначале стоял ко мне спиной и я не мог видеть его лицо, награды и погоны.

Ознакомься с документом:

МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ СССР

ПРАВИЛА НОШЕНИЯ
ВОЕННОЙ ФОРМЫ ОДЕЖДЫ МАРШАЛАМИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА, АДМИРАЛАМИ ФЛОТА СОВЕТСКОГО СОЮЗА, МАРШАЛАМИ , ГЕНЕРАЛАМИ, АДМИРАЛАМИ И ОФИЦЕРАМИ СОВЕТСКОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА (НА МИРНОЕ ВРЕМЯ)ФОРМА № 4 — ПОВСЕДНЕВНАЯ ДЛЯ НОШЕНИЯ ВНЕ СТРОЯ (Извлечение из Приказа Министра обороны СССР)
…12. ФОРМА ОДЕЖДЫ МАРШАЛОВ И ГЕНЕРАЛОВ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ
Л е т н я я I
Повседневно-полевая фуражка защитного цвета с голубым околышем, открытый китель защитного цвета, брюки навыпуск синего цвета, рубашка и галстук защитного цвета, черные ботинки, коричневые перчатки; ленты орденов и медалей и нагрудные знаки.
Л е т н я я II
Фуражка светло-серого цвета с голубым околышем, открытый китель светло-серого цвета, брюки навыпуск синего цвета, рубашка и галстук светло-серого цвета, черные ботинки, коричневые перчатки; ленты орденов и медалей и нагрудные знаки.

*****

И вообще я УБЕДИТЕЛЬНО прошу тебя впредь не лезть ко мне со своими нравоучениями. Не буди лихо, пока оно тихо.
Геннадий.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Бой в запорожском небе