К статье С. Скорик «Поэты и читатели, или Кому мы (не) должны»

Заметки по поводу статьи С. Скорик «Поэты и читатели, или Кому мы (не) должны». Об ответственности перед читателем, о непредвзятом и объективном читателе. Сергей Петров.


Статья автора, как всегда, даёт много пищи для размышлений, интересно и живо написана. Традиционно эксклюзивен и доставляет удовольствие авторский личный стиль исследования. Однако кое-где  эссеистичная эмоциональность и некоторая недосказанность могут создать в сознании читателя основание для неоднозначного толкования иных утверждений.
С. Скорик справедливо пишет: «Наше настоящее «я» – это то, что из нас со временем может получиться, если мы приложим к этому желание, силы и настойчивость. Это то, что в нас заложено изначально, но зачастую игнорируется нами или подавляется господствующим мнением окружающих…» (курсив мой С.П.). Трудно этому возразить. Действительно, в истории оставались лишь те произведения в качестве ценных и выдающихся, которые создавались автором честно и искренно, в соответствии с собственным «я». И чем больше честности и искренности, тем они ценней.
Но это только одна сторона процесса и результата творения, половина дела.
В то же время некоторые рассуждения об этом процессе могут допускать трактовку правомерности «разности» поэзии как отрицание объективной природы прекрасного.  Т.е. могут допускать оправданность субъективизма в оценке качества произведения. И автором, и читателем. На самом-то деле всё эстетически значимое имеет объективную природу. И спор о вкусах не нужен лишь тогда, когда он идёт о примерно одинаковых по художественной силе и эстетической ценности произведениях, но совсем не тогда, когда слабость последних прикрывается собственным «читательским вкусом» - «у меня такой вкус, что ж с этим сделаешь!», или «и я прав, и ты прав». От того, что у кого-то вкус к некачественной пище, она не становится качественной.
Особенно двоякое истолкование может иметь фраза: «Послушайте, а кто сказал, что поэзия вообще кому-то что-то должна? (Или что поэт что-то должен читателю!)». Возможно понять это выражение так, что поэт имеет право не давать читателю хорошие вещи, а имеет право давать плохие.
Здесь есть некоторая опасность отождествить понятия «себя», т.е. своего индивидуального видения, своего художественного выражения – и художественной ценности самого плода творчества. Чернышевский говорил, что «не всё прекрасное в своём роде совершенно». В своём роде стихотворение автора может быть совершенным, но при этом… будет ли объективно ценным? Это разные вещи. Авторы, считающие себя совершенными в своём роде,  иногда говорят или думают: «Я знаю, что я хотел сказать!», или, более того: «Я так вижу, это моё восприятие». Но то, что хотел выразить, и то, что выразил, – вещи не всегда соответственные. И то, что человек так видит, ещё не означает, что у него не искажено зрение. Графоманы тоже говорят, что они «так видят». Мы все несовершенны в своём роде, и поэтому существует понятие эстетического идеала, абсолютного совершенства, который подсознательно очень многие чувствуют и который со временем так или иначе выделяет настоящие произведения как таковые, а некоторые «ставит на своё место». 
Хорошо сказала в этом аспекте поэтесса Маргарита Мыслякова: «Над стихами надо работать». Основной смысл этой фразы не в том, что надо обязательно обливаться семью потами, чтоб создать стих (у Пушкина так не было), а в том, чтобы выдать читателю действительно художественно ценный продукт, а не только собственную неповторимую индивидуальность, лишённую художественной ценности. У кого-то это получается сразу, если он гений, а кому-то надо пролить и семь потов. Это не суть важно. Может быть любой способ рождения шедевра. Важно, чтоб творение имело обязательно в той или иной степени объективную (а не субъективную) художественно-литературную ценность.
К чему призывает это уточнение. Не путать всё же собственное «я» в поэзии со вседозволенностью писать «как бог на душу положит». Типа: «я не обязан ради читателя тащить себя за уши и поднимать себя до его желаний». А речь-то идёт лишь о том, чтоб поднять себя до объективного уровня прекрасного, а не до уровня читателя. Любая индивидуальность и любое право на собственное поэтическое «я» оправданны лишь тогда, когда произведение имеет эту самую объективную эстетическую ценность, а не только уникальную индивидуальность и неповторимость (по форме или содержанию).
Тогда возникает вопрос – а каков же критерий этой объективной художественной ценности? Этот вопрос (кроме обязательных технических моментов формы) уже касается чисто чувственной сферы, а не сферы логических доказательств. В искусстве, вообще в гуманитарных явлениях, особенно связанных с созданием художественного образа, мера и ценность определяется не логическими формулами, а живым непосредственным чувством. А точнее – РАЗВИТЫМ ЭСТЕТИЧЕСКИМ ЧУВСТВОМ. Его – чувство прекрасного, чувство эстетической ценности действительно надо развивать, – само оно не появится, – чтобы быть прекрасным «диагностом» произведений искусства. Второй критерий – время, которое всегда отсеивает шелуху и субъективизм (в сознании оценивающих и воспринимающих). И со временем в сознании, как в сите золотоискателя, остаются лишь те крупинки и слитки, которые светятся самым ярким сиянием. Их блеск невольно проникает сквозь сетчатку «эстетического глаза». Порой даже и у не очень подготовленного воспринимающего и оценивающего. Потому что каждый человек является носителем архетипа прекрасного внутри себя, и оно может со временем развиваться. И каждый инстинктивно тяготеет к прекрасному, даже если он подавлялся (или подавляется) какое-то время «господствующим мнением окружающих». (Смотришь – почему-то в мозгу начинают повторяться и прокручиваться фразы каких-то произведений, которым раньше не придавал значения... С чего бы это вдруг?..)
 
Кратко резюмируя, кому поэты (не) должны, можно сказать (личная трактовка):
Основное – всё же ПОЭТЫ ДОЛЖНЫ ЧИТАТЕЛЮ давать ценный литературно-художественный продукт. При этом индивидуальность никуда не денется, не стоит создавать её искусственно, нарочито – это как раз будет отступлением от честности в творчестве. Индивидуальность (собственное «я») должна работать на главную цель – создание оптимального поэтического образа. И она как раз делает эту оптимальность неповторимой.
Автор заметки хоть и говорит, что поэты ничего не должны читателю, однако своим итоговым утверждением, что поэты должны честно относиться к творчеству, быть верными себе, своей писательской личности, фактически, проводит ту же самую мысль – ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПОЭТА. Только называет это «не перед читателем», а «перед самим собой». Но если поэт ответственен перед своей творческой совестью, то он ответственен и перед искусством вообще, а следовательно, и перед теми, для кого создаёт произведения. Ибо нет более высокой формы ответственности, которая может быть цензором в искусстве, чем ответственность перед самим искусством, т.е. в индивидуально-творческом приложении – перед своей творческой совестью.
С. Скорик и отмечает этот момент на примере классика – каких высот может достичь художник, когда становится верен своей личности, подчёркивает, что Пушкин обрёл свою истинную силу лишь придя к своей творческой совести, самому себе, отказавшись полностью от следования моде. 
В заметке, чтоб быть ей полностью определённой, думается, не хватает одной маленькой оговорки о важном условии любого творческого процесса: у творца должно наличествовать чувство прекрасного. Тогда эта цепь: выражение собственного «я» = честность перед собой = ответственность перед искусством = ответственность перед читателем – становится цепью тождественных вещей и приводит к рождению шедевра. Если же у индивидуального», «самобытного» поэта это чувство отсутствует, то ничего относящегося к понятию «прекрасное» он не создаст. Ни при каких других условиях.
Внешним ориентиром для результатов творчества может быть просвещённый и непредвзятый читатель, а вот ориентиром внутренним для творческого процесса являются законы самого искусства. Понимание и овладение ими происходит прямо пропорционально не только с увеличением «технических» знаний, но и, повторимся, с развитием эстетического чувства, которое и определяет меру всего – т.е. как создавать и что такое ценный литературно-художественный продукт.
В заключение несколько слов признательности автору заметки. Можно поблагодарить её за статьи, побуждающие пишущих людей думать о поэзии, литературе, законах творчества, и это делает она глубоко и тонко. Любому процессу, которым хочешь овладеть, нужно учиться, и творчество не исключение. С. Скорик помогает в этой учёбе всем желающим, как раз являясь, прежде всего, образцом того просвещённого и непредвзятого читателя, который способен очень многие вещи понимать правильно и объективно их оценивать, что даёт ей право быть учителем. При том сама – движущийся, живой исследователь и автор, открытый для дискуссии и полемики, в которых шлифуется истина. И, главное, – в таком учении развивается именно то самое живое эстетическое (поэтическое) чувство, и чем оно развитей, тем развитей у творца и критическое отношение к создаваемому им, и тем больше шансов на рождение высокохудожественных произведений.
Избранное: статьи о поэзии
Свидетельство о публикации № 4951 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. К статье С. Скорик «Поэты и читатели, или Кому мы (не) должны».

Заметки по поводу статьи С. Скорик «Поэты и читатели, или Кому мы (не) должны». Об ответственности перед читателем, о непредвзятом и объективном читателе. Сергей Петров.


Краткое описание и ключевые слова для: К статье С. Скорик «Поэты и читатели, или Кому мы (не) должны»

(голосов:5) рейтинг: 60 из 100

  • Ольга Лебединская Автор offline 9-04-2013
Хороший отзыв. Здорово, когда кто-то пишет о поэзии!
  • Михаил Перченко Автор offline 22-08-2013
Удручает раздутость статьи. Она, как волна, набегает на на песок. А у песка всё сквозь пальцы. Да и с ладони лишнее стекает. В статье всё остальное понятно предельно, ибо спорить с очевидным глупо.
  • Сергей Петров Автор offline 23-08-2013
Уважаемый Михаил, спасибо за отзыв. Очень приятно, что Вы так проницательны и для Вас всё очевидно, что всё это можно было бы Вам не говорить, не рассматривать так подробно статью автора. Но поди знай, проницательны ли так, как Вы, другие. Вот и хотелось дополнить некоторые моменты, конкретизовать их. Как и Вы, приблизительно понимаю, что Светлана Ивановна в своей статье имела в виду и всё то, что сказал для Вас лишнего. А может, тех нюансов, о которых сказал, кто-то и не знал, а? Например, об обязательности чувства прекрасного и чувства ответственности у поэта. Ведь не секрет, что некоторые творцы не считают второе обязательным, а о существовании первого (и необходимости его развития) не задумываются.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
К статье С. Скорик «Поэты и читатели, или Кому мы (не) должны»