Жизнь продолжается

Рассказ о жизни и смерти девушки-экстрасенса, которую называли ведьмой. Елена Соседова, Януш Мати.

Елена Соседова, Януш Мати


ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ


ПРОЛОГ


Как я устала от этой дороги. Каждый день встаю в пять, чтобы выпить свой кофе и быстро собравшись выехать. Ехать два часа. Но трасса непредсказуема, две полосы и полно машин в любое время суток, а нужно приехать к восьми утра. Еще эти грузовики. Они пустые-то не едут, а с грузом вообще как пешком идут. Плетешься за ними черепахой. Если бы не нужны были деньги, никогда бы не пошла на эту работу. Работать с восьми и до восьми каждый день, без выходных и праздников. Врагу не пожелаю.

Хоть работа и не сложная. Сиди себе в салоне и продавай мобильные телефоны да принимай платежи. Иногда скучно. А иногда таких странных людей увидишь, в себя придти не можешь долго. Вот вчера пришел мужик. Весь заросший. Волосы черные. Одет в черную куртку, а под ней … ряса. А на монаха не похож. Руки ухоженные, парфюм не дешевый, да и машина дорогая - черный Лексус седан, хоть и не новый. Я вижу – на нём нет креста. Посмотрел на меня. Взгляд пронзительный и тяжелый, глаза темные, и не поймешь, черные или карие. От этого взгляда мороз по коже… Напарница моя, Татьяна, побелела вся и тихо по стеночке сползла на стул. Я как во сне, не понимая, что происходит, к нему с вопросом: «Вам помочь?» А он мне: «Ведьма! Я тебе помогу!!!». Выбежал на улицу, в машину и по газам. Господи, напугал до полусмерти! Татьяну пришлось часа два отпаивать домашним чаем на травах. Бабушкин рецепт. Да, ладно, Бог с ним. Только Татьяна моя как-то странно на меня потом посматривала, как будто первый раз увидела.

Что-то день сегодня странный, все из рук валится, и клиентов нет, да и визитер вчерашний из головы не идет. Кто это был? Непонятно… Что-то на душе стало как-то тревожно и муторно. Скоро домой, скорее бы этот день заканчивался.

Сегодня был дождь, а к вечеру подморозило. Очередной «день жестянщика» в автосервисах. Хорошо, что мой Матизик переднеприводной. Но и так управление затруднено. Машинка маленькая, легкая, её и бросает из стороны в сторону. И каждая зараза на крутой машине норовит напакостить. То подрежут, то между грузовиков зажмут, будто охотник с будущей добычей играет. Быстрее бы доехать до моей развилки на деревню. Ещё немного, километров десять. Когда сверну, хоть не так страшно будет. Встречные грузовики слепят до зайчиков в глазах, дорогу почти не вижу. А это что за ненормальный обгоняет по встречке?! Ну, конечно, на таких машинах не царское дело в хвосте тащиться! Лексус, как никак! Опять Лексус… Странный день.

Этого еще не хватало! Гаишник. И не сидится ему дома в эту пору. Хотя для них самое хлебное время – ночная дорога и гололед.


********************************************************

Объект 377 только что проехал. Встречай.

********************************************************


Документы посмотрел и отпустил. Предупредил о скользкой дороге. Как будто я сама не вижу.

Ещё два километра и мой поворот. А там уже рукой подать. Музыку что ли включить? Странно, почему-то стало совсем тихо в салоне. Тишина давящая, поглощающая…

Да выключит он дальний свет, наконец! Совсем ослепил!!!

Легкий удар слева. И почему это я вылетела из машины? Ого, как высоко меня подкинуло! Вон КАМАЗ стоит. Господи, мой Митизик совсем измят!!! Сейчас приземлюсь и морду ему набью, этому камазисту. Я ещё кредит за него не выплатила. Это всё что у меня осталось.

Почему-то я не падаю. Эй, куда!!! Этот камазист посмотрел и уехал. Вот сволочь. Зачем? ….за что? Яркий свет впереди…


********************************************************

Объект 377 успокоен. Еду на базу.

********************************************************

Он взорвался! Ну ничего себе! А меня вдруг потянуло вниз к земле. Тянет всё сильнее, я стремительно падаю. Страшно до тошноты. Там на обочине черный комочек. К нему. Господи, как больно!!!! Больно!!! Больно и темно.




Глава 1. ДЕРЕВНЯ


- Таша, иди завтракать. Куда пропала? Ох, озорница! Сейчас всё остынет! Бегом завтракать!

- Сейчас, ба. Ещё минуточку.

На цветке незабудки сидела безумно красивая бабочка. Была она намного крупнее таких привычных шоколадниц и капустниц. Грациозно сложив крылышки необычной формы, она не торопилась улетать. Поворачивалась то одним бочком, то другим. Раскрывала крылышки и складывала их опять. И как бы нехотя хоботком касалась цветка. Она дразнила меня: «Вот смотри, я завтракаю, а ты поголодай. Я же такая красивая. Правда, ведь. Вот посмотри на мои крылышки. Какой узор, какие тонкие прожилки». Неожиданно она пересела на цветок в моих волосах. Я её видела только чуть-чуть. Как солнышко пригрела она своим прикосновением.

- Таша, ты придешь? Хватить метаться по двору!

- Ба, мне бабочка на голову села. Такая красивая. Не спугни. Ей мой цветок понравился.

- Марш завтракать! Она сидит и ждет, когда ты покушаешь. Запомни, это бабочка называется Парусник. Очень красивая.

Картошка с укропом и жареным луком исходила паром на столе. И стояла моя любимая кружка, доверху налитая молоком. Бабушка как всегда добавила к нему свой отвар. Это было видно. Ни на вкус и ни на цвет это никак не влияло. Но я видела, что там не только молоко. Бабушка называет этот отвар «здоровье». Говорит, что собрать все травы для него просто, но сохранить не каждый сможет. Их нужно собирать в разное время, летом и только днём. Бабушка говорит, что это очень важно. Солнце должно быть на травах. Только это большой секрет. Она никому это не рассказывает. Только мне. Я видящая.

Огурцы и помидоры тонули в сметане, и было очень вкусно черпать их ложкой и жевать вместе с картошкой. Вылизав свою тарелку и запив молоком, я выскочила из-за стола.

- Ба, мы пойдем в лес? Давай пойдем в лес к озеру. Там так здорово. Давай пойдем туда!

- Хорошо, Таша. Беги, собери лукошки. А я посуду помою.

Лес начинался сразу за околицей деревни. Он был необыкновенно красив, в нем почему-то росли в основном плакучие березы и от этого он казался прозрачным и удивительно радостным. Редко попадались маленькие елочки, Бог весть откуда взявшиеся в этом березовом царстве, да серые, на первый взгляд, осины. Это сочетание пород деревьев осенью создавало невероятно красивую картину. В глубине леса было озеро, небольшое, почти идеально круглой формы. Огромные плакучие березы закрывали его от людских глаз. Я любила приходить к этому озеру. Рядом с ним была замечательная полянка, на которой росло множество цветов. Больше таких нигде в округе не было. А вот деревенские даже не знали, что озеро есть. Они часто ходили в лесу, но на этой поляне меня не видели. Даже когда я им кричала. Интересно было смотреть, как они озираются и пытаются идти на крик, но неизменно уходя в сторону, огибая и полянку и озеро. Чертыхались и называли это место ведьминым.

Бабушка говорила, что озеро заповедное. Она специально морок поставила, чтобы не губили его. Всё свои отвары она готовила только на воде этого озера. Не глубокое, оно было, между тем, очень чистое – дно видно. И много рыбок плавали как на ладони, ничуть не пугаясь наших теней. Казалось , опусти руки в воду и рыбки сами окажутся в ладошках. Вода ледяная и мутить нельзя. На дне озера бьют холодные ключи, ими озеро живет. Но купаться в нем бабушка запрещала. Не для того бережется. Набери воды, сколько нужно и пользуйся, а туда не смей.

Вода в озере была необыкновенно голубого оттенка. Даже в чашке эта легкая голубизна не уходила. Она светилась сквозь воду. Я знаю, так и выглядит живая вода.

Бабушка при мне залечила мужчине большую рваную рану. Пошептала и водой этой обмыла. Она на глазах закрылась. Через неделю уже и шрама не было видно.


Глава 2. ВОЗВРАЩЕНИЕ


Больно. Как трудно дышать. Где это я? Ничего не слышу. Только писк справа. Ритмичный такой. Пи-Пи-Пи-Пи. Больно. Надо открыть глаза. Не могу. И тело не чувствую. Как будто его нет. Что со мной?

За стеной кто-то чертыхнулся, и я невольно прислушалась. Двое мужчин присели на что-то недовольно хрюкающее при каждом движении. Их еле слышно.

- Давай рассказывай, что надыбал.

- Ты сядь покрепче, Василич. Я тут такое накопал! Водительское удостоверение это девахе выдано в Д-ске. По базе пробиваешь, всё в порядке. Но это на первый взгляд. Вот тебе странность номер один. В базе удостоверение есть, но документов у гаишников Д-ска на неё нет. В ночь после получения удостоверения в отделе был пожар. Сгорело четыре кабинета. В том числе и архив вместе с журналом. В общем, осталось только то, что внесли в базу данных. Ну ты же знаешь этих профи с провинции. Тут внесли, тут забыли. Короче, кроме номера паспорта, данных никаких.

- Не тяни кота за хвост. Рассказывай толком. Ничего нового ты пока не сказал.

- Ладно, вот тебе странность номер два. Доверенность на машину подписана некой Натальей Снегиревой. Так вот, указанный номер паспорта совпадает с номером в базе данных.

- Интересно уже. Ты хочешь сказать, что деваха сама себе доверенность выписала?

- Э, нет. Тут не так всё просто. Вот тебе странность номер три. Эта Наталья Снегирева погибла вместе с родителями при пожаре в доме. Причём доверенность она выдала за три дня до этого. Но на этом не всё. Вот тебе странность номер четыре. Деваха наша, Анна Владимировна Штерн, никогда не существовала!

- Ты это чего ещё придумал? У меня фантом в палате лежит, что ли? Не хочешь копать, так и скажи, я другому поручу.

- Не кипятись, Василич. Эта Анна приехала в Н-ск через два месяца после гибели Натальи. Оформила временную прописку в сельсовете деревни Куличи. Причём, у ней не было паспорта. Только справка, что паспорт утерян. Вот тебе странность номер пять. В справке указан номер паспорта всё той же Наталии! А через месяц она уже оформляет прописку в Н-ске, и у ней есть паспорт!

- Я что-то не пойму тебя. То её нет. То она есть. Ты уж остановись на чём-то одном!

- Она принесла паспорт с тем же номером, но он уже был выписан на Анну Штерн!

- А никакой путаницы быть не может. Мало ли... номера совпали.

- Да ты чего, Василич. Номера четко выдаются по регионам. Никаких совпадений быть не может. Ну, дальше не так интересно. Прописку она оформила на общежитие н-ского университета. За ней была комната. Но она там ни разу не появилась! Целый год комната пустовала, и никто даже не знал об этом. Про эту комнату забыли напрочь. Если бы я там не появился, то это и дальше так продолжалось.

- Так, и где она жила? В Куличах она к кому прописалась?

- Где жила, не знаю, ещё не нашел. В Куличах она была два раза всего. Прописалась и выписалась. А кто ей та женщина, без понятия. Я её фото показываю, она говорит: никогда не видела. Я ей говорю: посмотрите внимательно. Она: а чо смотреть, я бы таку красотку запомнила бы. В общем, она её не видела. Деваха просто пришла и непонятным мне образом оформила прописку. Чем она голову заморочила – не знаю. Следующая странность - КАМАЗ взорвался.

- Я знаю, что он взорвался! Что за взрывчатка?

- Да нет взрывчатки! Оба топливных бака взорвались сами по себе.

- Это как?

- А вот так! Эксперты разводят руками. Не было ни одной причины для взрыва. Просто эти два бака взорвались, и всё. Сами по себе. От кабины и человека в кабине ничего не осталось. Следов взрывчатки и взрывателя нет вообще никаких. Загадка полная.


Про кого они это говорили? Господи, кто я? Не помню! Как они сказали? Анна. Ничего не отзывается. Наталия, Наташа. Нет, тоже пусто. Как больно. И этот писк с ума сводит!!!

Как надоело это пиканье. И так больно, а еще пикает и пикает. Заткнись!

Как ни странно, но пиканье с каким-то всхлипом вдруг прекратилось. Зато поднялся шум в коридоре.

- Иван Степанович, в восьмой палате аппарат не работает!

- Галя, не кричи! Говори толком!

- Ну не знаю я. Аппарат выключился. Сам по себе!

- Пойдем, посмотрим.

Дверь открылась. Девушка и мужчина. Это слышно. Шаги различаются. Ой, я их вижу. Не открывая глаз - вижу. Девушка, такая вся ярко-синяя. Как в большом коконе из света. Мужчина – зелено-оранжевый. Более плотный. Явно только проснулся. Линии сна ещё видны. Господи, откуда это у меня. Я ведь это точно знаю.

- Ну что ты так перепугалась, Галя? Ну, выключилась эта хрень. Смотри, она жива. Даже порозовела. Вот уж не ожидал. Вся переломана. Только правая рука цела. Так, она очнулась. Только глаза не открывает. Давай открывай глаза!

- Я не могу.

Я пыталась сказать. Но губы не слушались. Получился только выдох. Но он каким-то образом услышал.

- Ничего, сможешь. Галя, капельницу смени.

- Мне больно.

Попыталась сказать я.

- Ещё бы, конечно, больно. Галя, сделай ей обезболивающее и снотворное. Ты поспи. Всё будет хорошо.

Я почувствовала легкие прикосновения к правой руке и провалилась в темноту.


Глава 3. ШКОЛА


- Наташа, ты прекрасно знаешь, по какому поводу мы собрались. Объясни нам всем, зачем ты это сделала? Я понимаю, ты пожалела эту бабочку. Но ты же сломала девочке руку. И откуда ты взяла огонь, у неё ожог второй степени!

Директор школы, Зинаида Петровна, была женщиной полной и доброй, как большинство полных людей. Она не умела долго злиться, и окружающие этим частенько пользовались. Вокруг неё я чувствовала лёгкую дымку, по моим ощущениям голубую. Тогда я не знала, что это значит. Бабушка говорила, что мне ещё рано об этом думать.

- Ты так и будешь молчать, Наташа? Вера Станиславна тебя еле оттащила от неё! Ты же такая хорошая девочка, учишься на отлично, и вдруг такое хулиганство!

- Она... она сама упала. Я её не трогала. Я только сказала ей, чтобы она бабочку отпустила. А она мне сразу: «Не твоё дело, ведьма. Иди, куда шла». А вчера мне в воду с кисточками клей налила.

- Ну что ты наговариваешь, Наташа. Стыдно.

Это учительница по рисованию Инга Арнольдовна. Молодая женщина, но почему-то не замужем. Вроде красивая, однако что-то есть в ней неприятное, коричвенное. Именно так, коричвенная. Это и не цвет, а что-то неправильное с коричневым оттенком. Ходили слухи, что у нее в другой школе была несчастная любовь, даже в больнице лежала, лечилась от нервного срыва. Да, видно, не долечили. А теперь вот у нас в школе преподает.

- Ты же не видела, не могла видеть, кто это сделал. Может, мальчики пошутили. А ты напраслину наводишь.

Как будто я не отличу каждого из класса, кто и что делал. Мне не нужно видеть событие, чтобы узнать участников. Тем более, моих одноклассников. Я их всех назубок знаю. Кто и чего может. И что скрывает от других.

Лешка Савкин – его всё Совой зовут – сохнет по Светке Лыковой. Стихи ей пишет. Думает, что никто этого не знает. А Светка всем подружкам об этом выбалтывает. Смеются над ним.

Игорь Пивкин, его дразнят Пеликан. Он обижается и пытается драться, но слабоват он. Да и боится боли. Не боец.

- Я видела, как она это делала! А у Вас, Инга Арнольдовна, сейчас ручка в кармане протечет.

Инга нахмуренно посмотрела на меня. Ох, зря она так посмотрела. И не нужно было с собой чернильную ручку носить, тем более в кармане. Итог – ручка потекла, и её белоснежная блузка и такой любимый кружевной лифчик безнадежно испорчены.

Визг Инги был слышен на всю школу. А вот называть меня ведьмой и махать пальцем у меня перед носом не нужно было. Обувь на шпильках такая непрочная. Василий Николаевич, наш физрук еле успел подхватить её. А я тут причём? Сломались оба каблука. Не нужно так бегать и прыгать. Я причём?

Меня бы давно выгнали. Но Зина всегда за меня заступалась. Бабушке она была благодарна очень. Она её с того света вытянула. У ней был рак. Я даже не знаю, как сказать, короче, по женской части. А бабушка вылечила, и Зина даже двух мальчиков родила после этого. В эту историю никто не верит. Говорят, врачи в диагнозе ошиблись. Не было ничего. Конечно, если бы умерла, то диагноз бы подтвердился.

В тот день я и правда сломала Машке руку, а ожог… он случайно вышёл. Обозлилась я на неё. Она ещё в рубашке родилась, что я себя в руки взяла. Могла только кучка пепла и остаться.


Глава 4. БОЛЬНИЦА


- Так, милочка. Так и не вспомнила, как тебя зовут? Тогда будешь Александрой. Сашенькой. Я не о том хотел сказать.

- А о чём? Мне нравится – Сашенька. У вас дочка. Сашенькой зовут. Николай Степанович, что с ней происходит?

- Ты о себе пока думай. И перестань ломать приборы. Моду взяла. Ремонтник каждый день два аппарата латает. Главврач с меня шкуру спустит. Не могу я тебя к ним не подключать. Вот только не качай головой, мол, я тут не причём. Очень даже причём! И перестань смеяться. Хотя нет, смейся. У тебя очень красивая улыбка, и смех – лучшее лекарство.

- Николай Степанович. Вы так и не сказали, что с дочкой. Я же вижу, вы сильно за неё боитесь. Скажите мне. А может, я ей помогу.

- И думать забудь. Ты лучше вспомни, кто ты и откуда. Мне уже капитан плешь проел: когда вспомнит, когда вспомнит? Я ему Бог, что ли, такие прогнозы давать. Я хирург и реаниматолог, а не психиатр. И психиатр тебе вряд ли поможет. Как спалось сегодня?

- Мне снилось озеро и лес. Так мне хорошо было. Я бегала по полянке и смеялась.

- Я не психиатр, но мне кажется, что это здорово. Ты начинаешь вспоминать. Давай посмотрим на твои ноги. Так и не чувствуешь?

- Нет. Болят, но я их не ощущаю. И рука как немая всё время.

- Не всё сразу. Я вообще не верил, что ты выживешь. Прости уж за откровенность. Ты была как кукла изломанная. Жуткое зрелище. Только правая рука целая. Позвоночник сломан в трёх местах. Ноги как месиво. Ну, да хватит об этом. С личиком у тебя всё в порядке. Гематомы уже сошли. Ты такая очаровашка. И кости у тебя срастаются необычайно быстро. Я такого никогда не видел. На моей практике это первый случай. За две недели из полной развалины стать…

- Далеко не полной развалины. Которая и двигаться сама не может и ест с ложечки и из чайника.

- Уже шутишь? Молодец! Так чувствуешь?

- Нет.

- А тут?

- Нет, только больнее становится.

- А говоришь, не чувствуешь! Значит, оживают. А болят... С такой скоростью идёт процесс регенерации, было бы странно, если бы не болели. А с кормлением ты меня рассмешила. Ты знаешь, что поглощаешь рацион за троих? Это не считая того, что Галя тебе от себя приносит. Что ты ей такое сделала? Она капитана чуть не на руках из твоей палаты вынесла и пообещала кое-что оторвать, если ещё раз войдет без разрешения. Я её никогда такой не видел. Если бы он посмел ей тогда возразить, то она бы не остановилась и в окно его выкинула бы.

- Ничего я ей не сделала. Она так за мной ухаживала. У ней была проблема. Она забеременеть не могла. А я ей чуть подтолкнула.

- Ах, вот в чём дело. Вот почему она бегает такая счастливая. И как ты… подтолкнула?

- У ней протока была изогнута, я её разогнула. Мысленно.

- Ах, даже так. Мысленно… И так же мысленно ты себе кости сращиваешь, ткани восстанавливаешь. Не верю я в такие вещи. Ведьмы и колдуны, экстрасенсы – чушь полная. Ты ей это сказала?

- Нет. Я сказала, что всё у ней будет хорошо. Она просто поверила.


Глава 5. ЖИЗНЬ


Школу я закончила – что очень удивительно – с золотой медалью. Бабушка очень настаивала, чтобы я пошла учится на биолога. В моём городке ВУЗов не было, поэтому единственным способом это сделать было поехать в нашу областную столицу. Я переездов не боялась и, не особо долго собираясь, поехала. Экзамены не показались мне особо трудной ступенью. Золотая медаль тоже многое решила в мою пользу.

Два месяца мыканья по чужим комнатам и квартирам не в счёт. Зато потом сразу получила место в общежитии. Комната была на двух человек. В секции десять комнат. Устроилась. Соседка была хохотушка из соседней области, и мы с ней прекрасно поладили. Мы так уютно обустроили своё совместное жилище, что наша комнатка очень скоро стала местом, где собирались наши друзья. Танечка была душой любой компании, замечательно пела, играла на гитаре, травила анекдоты. Пусть у нас и бывало шумновато, но зато весело.

Первые два курса пролетели незаметно. Стипендии не хватало, посему каникул у меня не предвиделось. Подработку я нашла быстро, и не одну. Двух малолеток подтягивала по английскому и французскому. Это особо не напрягало. С другой подработкой было сложнее. Гаданием, приворотами и прочей ерундой я не занималась. Только лечением мелких недомоганий: насморк, похмелье, вывихи. Сил на большее у меня не было. Как говорила бабушка, не доросла ещё. Сказать, что я получала от этого серьёзный доход, нельзя. Но тогда и пять рублей были очень даже не лишними.

Третий курс стал для меня сложным и был очень омрачён домашними проблемами. Отец потерял работу. По пьянке потерял правую руку и два пальца на левой руке. Полный инвалид. По этому поводу начал пить вообще по-чёрному. Мать сбивалась с ног. Работала и подрабатывала, но всё заработанное уходило, как вода в песок. Отец пропил почти всё из дома.

Дальше было ещё страшнее. Отец перестал пить. Мать сначала обрадовалась. Только рано. Отец стал совсем другим. Куда ушла его обычная весёлость и желание шутить по любому поводу и без него! Теперь всё время он посвящал только молитвам и чтению евангелия и псалтыря. Глаза стали пустыми и глупыми. На любые вопросы мамы отвечал только: «Не твоё дело. Сам разберусь». Далее следовала обязательная цитата из библии или евангелия, которая сводилась в конечном итоге всё к тем же двум фразам.

Мама только через месяц поняла, что отец попал под влияние какой-то религиозной секты. Тогда про зомбирование никто широко не говорил. Откуда маме было знать, что такое возможно.

Мама мне очень поздно всё написала. Не хотела расстраивать. Писала, что трудно, но справляется. Ты только учись, дочка.

Когда я приехала, отец меня даже не узнал. С порога вышвырнул. Я поехала к бабушке. Ей стало всё ясно сразу. Сама она никуда не поехала, но мне приказала набрать воды из озера и долго над ней шептала.

Подлить эту воду отцу в питьё и в умывальник было не сложно. Он поправился. Два дня лежал в полном беспамятстве, а потом позвал меня. То, что он мне тогда рассказал, было жутко. Секта уже давно хотела заполучить и маму к себе. А потом и дом присвоить. У них там всё чётко отлажено. Есть человек, обладающий гипнозом, он и зомбирует людей, внушая им всякую чушь. Так секта прибирает к рукам и деньги, и имущество, а главное – человека, и обратно вернуть его очень сложно, а порой и невозможно. И всё совершается абсолютно законно. Сами все документы бы подписали.

Дом пришлось срочно продавать. Выручить за него удалось только полцены. И то было очень хорошо при таких-то сроках. Мы вместе переехали в областной центр. На деньги от продажи смогли купить только обычный деревянный дом. Две комнаты и кухня. Огородик на три сотки. Но я тогда была уверена, что это лучший выход. Не знала я, что так просто из секты не уходят. Только три месяца мы и прожили прежней нормальной жизнью.

Беда пришла в начале сентября. Сначала появился монах в тёмной рясе. Ходил по домам, всем старался помочь. И дрова не чурался рубить. Ни копейки за помощь не брал. Дадите поесть да где поспать – и хорошо. Так он и до нашего дома дошёл. Как он отца и маму разговорил, не знаю. Но скоро он знал всю нашу историю.

Вскоре появился и знакомый из нашего города. Отец сказал, что один из высших в секте. Плюгавенький мужичок, больше на бомжа похож. Только взгляд тяжёлый. И светился такой чернотой, что мне плохо стало. Отец его и на порог не пустил, с крыльца спихнул. Силушкой его Бог не обидел. Он и одной левой рукой и не с таким мог бы справиться. Да и мама не робкого десятка была. Вдвоём они быстро с ним разобрались. Он ничего не говорил, не грозил. Только глянул зло и ушёл.

Месяц после этого визита жили более-менее спокойно. Постепенно всё забылось. Ничего не предвещало беды. Я умудрилась заработать. Устроилась на полставки в университет лаборанткой и купила машину. Подержанный зелёный Матиз мне очень приглянулся. Машина мне была очень нужна. Кроме поездок из дома на учебу, нужно было быстро доехать на подработку, и я уже не успевала на общественном транспорте. Своих денег, вполне понятно, не хватило, пришлось взять кредит.

Была уже середина октября. Ещё тепло, даже ночью ниже плюс десяти не опускалось. Утро было совсем обычным. Встали и сели завтракать. Мне на учебу, маме на работу. А мне кусок в горло не лезет. Сижу сама не своя. И кошка метнулась к выходу в огород и начала мяукать как сумасшедшая. Мне бы сообразить тогда. А я просто подумала – мне что-то нездоровится, кошке приспичило в туалет. Пошла и ей дверь открыла. Это меня и спасло тогда. Когда раздался взрыв, меня закинуло в малинник. В нём я и пролежала до ночи. От дома не осталось ничего.

Я выжила, и мне повезло очень сильно. Я успела выйти из дома, со мной были все документы, я никогда не доверяла сумочкам и всё ценное носила в карманах. И про покупку машины ещё никто не знал. С этим мне тоже повезло. Ударило меня сильно, но переломов не было. Я кое-как доплелась до автостоянки к своему Матизику.

Я поехала к бабушке. Что и как она делала, когда выслушала меня и, забрав мои документы убежала, я не знаю, но к вечеру она мне притащила водительское удостоверение на имя Анны Штерн и справку из милиции по поводу утери паспорта.

- Так, Таша. Со мной тебе оставаться нельзя. Это место только для одной, ты знаешь. Ты поедешь в Н-ск. Там есть деревня Куличики. Найдёшь деда Матвея. Ему всё расскажешь. Там пока живи. Как найдёшь постоянное жильё, мне напиши. Денег много посылать не смогу, но на жизнь тебе хватит. И не вздумай в Н-ске работу искать. Закрыта тебе дорога в города. Ты всё поняла? Завтра с утра и поедешь. Ложись спать.

Зря я тебя не послушалась, бабушка…


Глава 6. ЖИВАЯ ВОДА


Николай влетел ко мне в палату взбешённый.

- Ты чего вчера ночью Гале дала? Ты мне можешь объяснить? Что за шаманство?

- Ничего я ей особенного не дала. Полстакана воды. Чтобы напоила того парня из второй палаты. Больно ему было. Кричал сильно. А что случилось?

- Случилось? Да ничего не случилось! У парня злокачественная опухоль мозга. Сегодня из Москвы прилетел специалист из Центра неврологии – и что он увидел! Здоровый парень, анализы в норме. Томограмма не находит и следов опухоли! Четыре запломбированных зуба – ни малейших следов пломб. Просто здоровые зубы! И ты ещё спрашиваешь, что происходит?!! Это я хочу знать!

- Я дала Гале полстакана воды. Живой воды. И чего ты раскричался? Он же жив и здоров. И операцию делать не нужно.

- Ты меня с ума сведёшь, Саша. И откуда эта твоя «живая» вода взялась, позволь спросить!

- Перестань на меня кричать. Голова уже болит. Ты на всех больных так орёшь? Налей мне воды. Нет, в гранённый стакан. Вот, молодец. А теперь мне на грудь поставь. Не лей на меня, холодная же. На солнечное сплетение ставь. Теперь смотри.

Я напряглась. Вода чуть вскипела, а потом стакан начал запотевать. Минуты две – и он покрылся инеем.

- Возьми. Ледышку выкини. А остальное выпей. Твой гастрит уже давно нуждается в лечении. Пей, я тебе говорю. Вот и молодец. А теперь иди, работай, мне поспать нужно.

Я проснулась уже ночью. Кричала девочка или девушка. Я позвала Галю, она меня слышала всегда.

- Что случилось, Галя? Кто там кричит?

- Ой, Саша, там девушку с пожара привезли. Она вся как обугленная. Ужасное зрелище, живого места нет. Не доживёт она до утра.

- Хватит причитать, Галя. Нужна большая ёмкость, и быстрее. Время не теряй.

До утра я успела сделать около десяти литров воды. Галя бегала между мной и девушкой, чуть не насильно выгнав дежурного врача в сторону, чтобы не мешал. Пока я готовила очередную порцию, она обмывала девушку водой. Минут через тридцать девушке уже было не так больно, и шок прошёл. К шести утра её раны покрылись тонкой кожицей, и она уснула. Галя тоже сомлела и задремала на кушетке в моей палате.

У меня уже не было сил спать. Я лежала и вспоминала свою жизнь. Я всё вспомнила. Я была счастлива от этого ощущения. Как это хорошо, всё вспомнить!

Часов в восемь, я тихо позвала Галю.

- Дай попить, Галочка.

Она ещё во сне мне дала мой чайничек и напоила меня. Поставила его на тумбочку и проснулась. Она взвизгнула и выбежала из палаты, уже через минуту вбежала вместе с Николаем. Я знала, что она увидела. Это было видно по глазам Николая и Гали. Она уткнулась ему в плечо и заплакала.

- Что ты наделала. Что ты наделала. Что ты наделала…

Николай смотрел на меня и как автомат повторял и повторял эту фразу.

- Я помогла выжить. Не время плакать. Послушайте меня оба. Я вижу, что вы любите друг друга. Вы скоро поженитесь. Через год у вас родится девочка. Я прошу, назовите её Наташей. Не перебивай меня, Николай. У меня нет времени и сил спорить. Меня похороните… А впрочем, место ты сам найдёшь, нужное место. Что тебе подсказывать. И помни – жизнь продолжается, она никогда не приходит к концу…


********************************

Галя и я ещё долго стояли рядом с Сашенькой. Её лицо, которое стало старым за одну ночь, вновь стало гладким и нежным, как у юной девушки.

Её похоронили на самом ближнем кладбище к городу. Она как знала, что кладбище уже закрывают. Её похоронили самой последней. На самом краю, у соснового бора. Так уж получилось, что её могила отдалилась от других.

Мы с Галей поженились через два месяца и, ровно через год от смерти Саши у нас родилась девочка. Наташа. Озорница.


ЭПИЛОГ


Мне сегодня пять лет. Мама тихонько вошла в комнату и сказала мне:

- Просыпайся, доченька. С днём рожденья.

Завтрак и тортик с пятью свечками. Как здорово. А потом мы пошли к тёте Саше. Меня никогда туда не брали, говорили: маленькая. А сегодня я уже большая. Вон какая большая. Свой водяной пистолет я, конечно, взяла с собой. Воду в него наливать мне запретили, но никто не запрещал мне делать пу-пу по бабочкам, которые летали повсюду.

Мне не понравилось на кладбище. Бегать нельзя, смеяться нельзя. Зато полянка за могилой с маленьким прозрачным озером мне понравилась. И дом там рядом стоял такой БОЛЬШОЙ, СВЕТЛЫЙ. И деревня рядом. До соседей рукой подать. Хорошее место. Я набрала цветов и прошлась по дому. Хорошо здесь. Всё приготовлено.

Ой, мама и папа зовут. Я набрала в пистолет воды и прибежала к ним. Мама стояла вся в слезах. Она каждый раз такая, как отсюда приходит.

- Таша, ты куда убежала?

Папа всегда такой грозный, но я-то знаю, что он меня пальцем не тронет, и пользуюсь вовсю.

- Я на полянке гуляла.

- На какой полянке? Какое озеро? Тут даже речки рядом никакой нет.

- Вон же она, полянка. И озеро. А там ещё дом стоит, и деревня рядом. Красивый такой, мне нравится.

- Ты не перегрелась, Таша? Температуры нет. А цветы ты где набрала?

- На полянке, па. Вон она!

- С ума ты меня сведёшь! Пойдём, я ещё обещал тебя в цирк сводить. Ты ещё хочешь?

- Конечно, папуля, там весело. Пу-пу.

Я выстрелила в бабочку. Она летала над памятником. Не попала. Не очень-то и хотелось. Я вприпрыжку побежала к выходу из кладбища.

- Ма, па, ну пойдемте же скорее.


********************************

Эта озорница где-то набрала воды и весь памятник забрызгала. Я уже хотел вытереть, хоть платком, когда Галя удержала меня. Вода стекала по обе стороны от портрета Саши и ниже надписи «Любимой Сашеньке», мгновенно подсыхая. Через минуту уже была ещё одна надпись, сделанная как рукой маленького ребенка, корявыми дрожащими буквами: «ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ…».

********************************


Когда же они уже пойдут! Сколько же можно там стоять? Так они ничего и не поняли!!! Не поняли самого главного: ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ И НЕ КОНЧАЕТСЯ НИКОГДА!!!


- Ма, па, уже пора в цирк идти!!!....



11.01.2011

Избранное: современный рассказ
Свидетельство о публикации № 5292 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Януш Мати :
  • Проза
  • Читателей: 2 780
  • Комментариев: 2
  • 2013-06-15

Проголосуйте. Жизнь продолжается. Рассказ о жизни и смерти девушки-экстрасенса, которую называли ведьмой. Елена Соседова, Януш Мати.
Краткое описание и ключевые слова для: Жизнь продолжается

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Наследство... набросок...
  • Увидеть всё
  • Первая попытка говорить языком натуралистической литературы. Но снова - о человеке. Андрей Вахлаев-Высоцкий.
  • Искушение Цыганского
  • Колея
  • Рассказ-сказка о колее, о просёлочной дороге и о смысле жизни. И живёшь ты, пока кому-то нужен. Тогда и сама жизнь будет в радость. Анатолий Тарасовский.
  • Фонарь надежды
  • Рассказ о семейной истории с элементами детектива и сказки. Влюблённая пара, сказочный Фонарь, заказное убийство... Януш Мати, Елена Соседова.

  • Светлана Скорик Автор offline 17-06-2013
Януш, очень понравился рассказ. Так точно, выпукло выписаны характер и судьба, несмотря на малый объем текста и жанр короткого рассказа. Верное наблюдение насчет дара у таких людей: человек сам не знает, как он видит то, чего не видят другие, чем, с помощью чего лечит, откуда знает, что случится в будущем. Просто оно идет изнутри, но в то же время не принадлежит ему: человек ощущает, что эта сила ему дается.
  • Януш Мати Автор offline 17-06-2013
Благодарю, Светлана Ивановна!!! Столь высокую оценку получить не ожидал. Это был первый опыт в прозе и у меня и у Елены.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Жизнь продолжается