О герое-подпольщике Запорожья Николае Гончаре

История о герое-подпольщике Запорожья Николае Гончаре и его трагической судьбе. Воспоминания его жены и судьба детей. Виталий Шевченко.

До цього листа дружини героя Вітчизняної війни Миколи Григоровича Гончара потрібно зробити декілька необхідних пояснень.
1. Для Запоріжжя ім’я Миколи Гончара це теж саме, що для Краснодону «Молода гвардія».
2. Лист дружини Гончара Марії Панасівни вказує на те, що М. Г. Гончар залишився в окупованому Запоріжжі організовувати підпільну групу, а яка «контора» це робила, ми добре знаємо.
3. М. Г. Гончар, разом із своїми товаришами, був заарештований 28 червня 1943 р., а 14 вересня 1943 р., за місяць до звільнення Запоріжжя радянськими військами, розстріляний.
4. Це було встановлено радянськими органами ще у листопаді 1944 р.
5. Фактично від радянської влади Марія Панасівна так і не дізналася про долю свого чоловіка.
6. Якби брат Марії Панасівни не поїхав у відрядження до Запоріжжя у 1969 р., то дружина так і не довідалась б про долю свого чоловіка.
7. Коли в 1948 р. з Міністерства збройних сил СРСР прийшло повідомлення про те, що чоловік пропав безвісті, то, мабуть, що вони вже знали таки долю Гончара.

Гончар Николай Григорьевич родился в 1908 г. в с. Ривно Ярышевского района Винницкой области. Его отец, Гончар Григорий Ильич, до революции работал писарем, после революции – в сельсовете и других госучреждениях. Мать, Гончар Антонина, до революции работала у пана Ростишевского гувернанткой ( при советской власти с 1924 года по 1928 г. – в коммуне, потом, по 1939 г., в колхозе).
За службу у пана он разрешал учить детей. Николай был старшим сыном, учился в гимназии. Семья была большая, 11 человек детей. А поэтому Николаю пришлось рано идти на работу. Сначала работал в г. Мариуполе конторщиком на заводе, потом на Кубани десятником по сплаву леса, где и женился на казачке Вере, от которой у него сын Владимир 1930 г. рождения, и сын Николай, который умер маленьким.
С Кубани в 1932 г. организация посылает его на 6-месячные курсы прорабов лесоэксплуатации «Наркомлеса» при КЛТИ (Киевский лесотехнический институт), которые он заканчивает успешно.
И в этом же году его направляют на работу в Каменец-Подольскую область. Сначала работает прорабом в Изяславский Лестранхоз Куневской и Дорогощанской лесразработок, после, на них же, – начальником. Там же произошло несчастье, утонула жена Вера.
В 1933 г. Николай женится на Лине Никитовне, но, прожив считанные дни, они расторгают брак в ноябре месяце того же года, и женщина остаётся после развода на его фамилии.
Детей он отвез в г. Запорожье, поступил на завод «Запорожсталь», сначала подручным сталевара, потом сталеваром, а после работал в отделе технического контроля (ОТК) листопрокатного цеха, с 1936 г. по август 1938 г. И с этого же времени по 1941 г. – в отделе снабжения этого завода руководителем группы.
В армию призван в сентябре 1941 г.
В то время как Николай Григорьевич работал в ОТК листопрокатного цеха, я там работала после окончания 9-го класса ПСШ №36 г. Запорожья. Он женился на мне в декабре месяце 1937 г., а регистрировались 21 февраля 1938 г. Так как свидетельство о расторжении брака за 1933 г. было подклеено гуммиарабиком, то пожелтевший документ забраковали в ЗАГСе. Мужу пришлось обратиться к прокурору, и тот разъяснил работникам ЗАГСа, что документ годен, нас зарегистрировали, но всё же попросили запросить повторный документ, и нам его прислали в марте 1938 г. из Изяслава, который и по сей день у меня, так как в ЗАГСе его не отобрали, удовлетворившись первым.
Наша жизнь с мужем до войны – обыкновенная жизнь советской молодёжи, работали и учились, сначала на рабфаке при Запорожском пединституте, хотели быть преподавателями, но родители не посоветовали, и тогда мы пошли в металлургический техникум на вечернее отделение.
У нас была хорошая домашняя библиотека, которая состояла из технической литературы, что обогащало наш духовный мир и повышало уровень наших знаний. Николай много занимался самообразованием, человек трезвого ума, он привил мне любовь к металлургии. Наша мечта была окончить техникум и пойти в металлургический институт. Но война отняла у нас всё: вместо практики мы заполняли паспорта на эвакуацию оборудования с завода «Запорожсталь». 14 августа 1941 г. муж эвакуировал меня с детьми и стариками-родителями и братом Михаилом в Орджоникидзевский край (ныне Ставропольский край).
Прощался Николай с нами на товарной станции завода «Запорожсталь» против РМЦ, прямо в товарном вагоне. Я старалась не плакать и прикусила себе губу так больно, что кровь пошла, а маленькая дочурка Таичка, обхватив шею отца, не отпускала его и слёзно просила не уходить.
Когда появились фашистские самолёты и воздушные сирены подали страшную тревогу, а ему надо было бежать в штаб, он сказал: «Таичка-дочурка, отпусти, – я немцу ухо оторву и приду к вам», и тогда она его отпустила. Он передал её в руки моей мамы и сказал:
– Мать, тебе вручаю ребят, смотри, береги их. А тебе, Марийка, работать, как медному котелку!
И Николай, обняв меня, спрыгнул и побежал между вагонов через рельсы, спотыкаясь о куски руды и кокса. А мы стояли и провожали взглядом, у каждого катились слёзы горечи от расставания.
Вовочка спросил:
– Папка к нам приедет, туда, куда мы едем?
Я ответила:
– Немцев прогонят, и мы к нему приедем.
С места, где нас поселили 23 августа 1941 г., я написала мужу открытку домой. От него получила ответ из Запорожья – две открытки от 10 сентября 1941 г., в которых он пишет:
1. Здравствуйте, милые, дорогие родные и дети!
Вашу открытку от 23 августа сего года получил сегодня 10 сентября, очень благодарю. Я ещё жив и здоров сегодня… Был, дорогие, возле Вас близко в городе Черкеске, но все мои попытки, моя затея с Вами увенчались плохим концом.
Как видите, начинаем жить более менее лучше. Запорожье оживает, пульс жизни начинает снова оживать.

(Вторая открытка)
2. Есть очень много кое о чём писать, но разве опишешь всё. Сегодня, думаю, получить деньги, а Мишину получил только платёжку на 107 рублей, а денег получать негде. Если успею, то завтра постараюсь послать вам денег.
У меня одно еще желание увидеть вас и детей. Будьте здоровы. Милая Маруся, смотри детей. Больше мне на Запорожье не пишите. Целую всех вас. Ваш Николай. 10 сентября 1941 года.
Маруся, я с Черкасска писал в Благодарное и Минводы.

3. Талон к переводу по почте от 20 сентября 1941 года на 7475 рублей.
Адрес: проездом через Гуляй Поле.
Милые и добрые родные. Извините, что деньги посылаю так поздно, не представлялось возможности. Дальше Вы получите аккуратно. На Запорожье больше не пишите. Будьте здоровы, детки, жена и родные. Ваш Николай.
У Вас будет возможность узнать, где будете получать доверенность.

4. Харків, 26 сентября 1941 года.
Добрий день!
Милі, дорогі, рідні, я у Харкові. Мій шлях невідомий. Живий і здоровий. Бажаю цього і вам. Марусино, милий товаришу, хочу тільки ще раз обійняти тебе і дітей.
Твій Микола. Цілую!!! Вас усіх.

И на этом наша связь прекратилась. Шли трудные военные годы… Пособие на детей не платили, пайком никаким не обеспечивались. Мой заработок не обеспечивал большой семьи: двое детей, трое стариков, на частной квартире. Наступили дни голода и холода без одежды и обуви.
В это время в районном селе Александровском, где мы жили, организовали спецдетдом для детей погибших военнослужащих, и несмотря на то, что я не имела никаких данных о Николае, руководители района помогли Володю туда устроить.
Там хорошо кормили и одевали, тот, кто хотел учиться, получал среднее образование и поступал в институт. Не желающих учиться, как подрастали, посылали в ремесленное училище, что и избрал Владимир Николаевич Гончар.
Он закончил Минводское ремесленное училище, получив специальность маляра-штукатура.
Но самое страшное для семьи – мы не знали где Николай – отец и муж, что с ним. В войну никто не мог помочь в розыске, так шли годы и после войны. В военкомате требовали воинскую часть, где был муж, полевую почту, а у меня этого не было. Были люди, что верили мне, какой он был, мой Николай, а другие смотрели равнодушно, третьи с недоверием, дескать, где он, твой Гончар.
И никто не помог выяснить судьбу мужа. И моя твёрдая вера в его любовь к Родине дала мне силу и бесстрашие самой обратится в Президиум Верховного Совета, в ЦК КПСС, Министерство Вооружённых Сил, в Верховный Совет УССР, в ЦК КП Украины.
И ответ пришёл: По учётным данным бывшего Украинского штаба партизанского движения Ваш муж Гончар Николай Григорьевич, 1908 года рождения, числился в партизанском отряде Копенкина по Днепропетровской области. Судьба неизвестна. Советуем обратиться в Днепропетровский обком КП(б)У.
Я обратилась в Днепропетровский обком КП(б)У, оттуда ответили, что никаких данных о судьбе моего мужа Гончара Николая Григорьевича у них не имеется.
На этом круг замкнулся. А 28 августа 1948 г. Министерство Вооружённых Сил Союза ССР затребовало от военкомата по моему месту жительства заполнить анкету Ф №9, и после этого я получила от 20 октября 1948 г. извещение.

Извещение

Военнослужащий Гончар Николай Григорьевич 1908 года в бою за социалистическую Родину, находясь на фронте Отечественной Войны пропал без вести в декабре 1943 года. Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии.

Володя к этому времени закончил Минводское строительное ремесленное училище. Ему было 18 лет, он уже работал, а поэтому пенсию назначили только на Таичку за отца – рядового солдата, и получала она её до окончания техникума.
Для оформления пенсии на дочь мне с Запорожья выслали все справки на Николая Григорьевича Гончара, а на вопрос о его судьбе никто не дал никаких данных.
И только в 1969 г. в апреле месяце мой брат Банько Михаил Афанасьевич поехал в командировку в г. Запорожье на ЗРЗ и узнал из книги Бориса Ильича Бездольного (страница 19), где упоминается имя моего мужа, и дальше выяснил, что Николай погиб именно в г. Запорожье. Что имеется музей, в котором нет фотографии моего мужа.
А я свято хранила светлую память о муже, у меня хранились все документы, переписка, фотографии, и я это всё отдала дочери, чтоб она сделала фотокопии. А мой брат отослал фотокопии в Запорожский краеведческий музей.
О семье: В настоящее время дети выросли, сын, Владимир Николаевич Гончар, 1930 г. рождения, имеет специальность штукатура-маляра, слесаря, постоянной семьей не обзавёлся, детей у него нет. Дочь, Таиса Николаевна Гончар, в замужестве Азаренок, 1938 г. рождения, инженер-строитель, работает главным архитектором города, имеет сына Александра, 1960 г. рождения, и Владимира, 1969 г. рождения, её муж Азаренок Василий Владимирович, 1938 г. рождения, преподаватель с высшим образованием.
Я замужем с 1952 г., теперь моя фамилия Пугачёва Мария Афанасьевна, я 1919 г. рождения, имею сына от второго брака Александра, 16 лет. Муж –Пугачёв Василий Ефимович, 1924 г. рождения. Моя семья чтит память моего мужа Гончара Н. Г.
Мой адрес: Ставропольский край, Железноводский район, п. Иноземцево, ул. Вокзальная, 18.

Жена и дочь Гончара. 1981 г.

Я думаю, що читачам було цікаво дізнатися ще про одну маловідому сторінку історії краю.
14.12.2013 р.
Избранное: история запорожского края
Свидетельство о публикации № 6274 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. О герое-подпольщике Запорожья Николае Гончаре. История о герое-подпольщике Запорожья Николае Гончаре и его трагической судьбе. Воспоминания его жены и судьба детей. Виталий Шевченко.
Краткое описание и ключевые слова для: О герое-подпольщике Запорожья Николае Гончаре

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
О герое-подпольщике Запорожья Николае Гончаре