Обладатели грамот «Звезды Рождества–2014»

Стихи обладателей грамот фестиваля «Звезда Рождества–2014». Часть 1. То нежно Звезда Рождества улыбнётся и луч свой протянет, любя...


 Сайт фестиваля «Звезда Рождества»

 

 

Часть 1

 


Здесь:

Анатолий Алексеенко
Татьяна Валовая
Игорь Годенков
Людмила Елисеева
Александр Калашник
Наталья Колмогорова
Александр Конопля
Андрей Линник
Иван Нечипорук

Грамота «За философское осмысление вечных проблем»

АНАТОЛИЙ АЛЕКСЕЕНКО
(Луганская обл., Лисичанск)

* * *
Беру на себя высочайшее право
При жизни сказать: «Не робейте, уста!
Зачем иудеи простили Варавву? –
Чтоб вновь на кресте распинали Христа?!»

Толпа ликовала, пророки оглохли,
Друзья отреклись, Бог не смог отстоять. –
...И вновь возвышается крест на Голгофе,
Чтоб нового сына-мессию принять.

Но что же случилось, свершилося с нами?
Где к ложной терпимости нашей – протест?
Но в кузнице гвозди ковали мы сами
И сами сбивали распятия крест.

Беру на себя высочайшее право
Осмыслить всё это. Прости меня, Бог.
Но слышу – хохочет прощённый Варавва,
И гвозди куются для новых Голгоф.

Распятие

Одни несут кресты, другие – крестики.
Те – на горбах, те – прячут на груди.
И первые – всегда судьбою грешники,
Другие – «корифеи» и «вожди».

Двуликая, особенная братия,
Им боги приготовили уют.
А первым назначается распятие
За то, что нелегко кресты несут.

Иисус Христос – глубинное понятие.
Иуда и Пилат всегда при нём.
Великий крест удобен для распятия,
А маленький не виден под бельём.

Так что «Христосы», как вам не горбатиться,
Пилат непогрешимых не простит...
А за Иудов грех – народ расплатится,
Поскольку при Распятии – молчит!

* * *
Опасно к чести, совести взывать,
Голодному народу петь идеи.
Он ненароком может и распять,
Как Иисуса братья иудеи.

Ты рыбы и хлебов ему неси.
Не душу насыти его – утробу, –
Лишь после послушания проси
Лишь после выполнять повинность требуй.

У всех голодных одинаков нрав,
Народов Палестины и России.
Они воров прощают и Варавв
И не прощают исповедь Мессии.

Грамота «За просветительский аспект поэзии»

ТАТЬЯНА ВАЛОВАЯ
(Днепропетровск)

* * *
Земля. Засилье пластика, металла.
Бетонные дома, одетые в стекло.
Как сквозь асфальт – трава, любовью прорастала
Связь двух сердец. Наперекор, назло

Всем каменным устоям и запретам,
Всем невозможностям в укор и вопреки
Он и Она, любовью той согреты,
Кормили птицу счастия с руки.

Глядел бездушно пустоглазый город
На каплю жизни, что случайно занесло
В край, где давно царили мрак и холод,
Где август доживал последнее число...

На крохотной ладони мирозданья
В безмолвье и безлюдье в этот самый миг
Два беззащитных любящих созданья,
Как два волшебника, творили новый мир.

Звёздные дожди

А однажды качнётся небо,
По земле рассыпая звёзды,
И по этим колючим блёсткам
Босиком мы пойдём с тобою...

Пусть дорога будет нелёгкой,
Но у нас с тобой будет песня,
Та, которую ты напишешь,
Когда будут сыпаться звёзды.

А ещё у нас будут дети,
Они будут похожи на звёзды –
На открытые нами звёзды,
И на нас, конечно, немного.

Распахнём мы для них все двери
В этот мир бесконечно сложный
И научим их слышать сердцем
Боль и радость всего живого...

А потом мы с тобой отстанем,
Чтобы им не мешать в дороге,
И однажды они дождутся
Того редкого мига в жизни,
Когда небо слегка качнётся,
Осыпая звёздами землю...

Ночной разговор старого Поэта с Жизнью

– Мне с тобою хотелось бы поговорить,
Всё куда-то, за чем-то бегущая Жизнь.
Можно я приглушу за окном фонари
И устроюсь удобней? Ответь мне. Скажи,

Отчего торопливей ты стала вдвойне,
Вынуждая меня за собою спешить?
Мы едины с тобой: я – в тебе, ты – во мне.
Понимаешь, бегом не желаю я жить!

Ты позволь мне неспешно в себе ощутить
Несказанное чудо рожденья строки
И целебный настой пониманья испить
У костра, что двоими зажжён у реки...

Ты опять убегаешь, не слыша меня,
Оставляя почти без физических сил...

– Что ты, милый? Ты греешься возле огня,
О котором когда-то меня попросил.

И обдумывать то, чем меня наполнял,
Я тебе не мешаю – свободней дыши!
Ты ведь сам беспрестанно меня подгонял,
Ставил цели и к их достиженью спешил...

А физических сил переплавлен запас
В мудрость мыслей твоих, чувств твоих глубину...
Засыпай, дорогой. Бьёт полуночный час...
Дай-ка я одеяло тебе подоткну.

* * *
Вот – горсткою крошек – ненужная совесть.
Вот – сотнями взглядов – безликая серость.
А то, чем дышалось, излишнее? То есть
Нам ниву добра больше незачем сеять?

Но рвётся протест не услышанным криком,
Упрямо на шее натянуты жилы,
И губы всё шепчут кружащимся грифам:
– Пока душам больно, тела ещё живы!

* * *

Редки те моменты, в которые
человек равен себе.

Станислав Ежи Лец


В безумном мире жить безумно,
Бесцельно, лихо и бездумно,
Дышать поверхностно и ровно,
Забыв всё то, с чем связан кровно,
Себе – с собою изменить,
А после в том других винить.
И лбом горячим отыскать
Шершавый угол тупика,
Где выстрелит издалека
Ожогом памяти строка...

Чтоб, об утраченном скорбя,
Начать в себе искать себя.

* * *
Мы боремся со злом,
Ему противимся и ненавидим,
Но как добро узнаем и увидим,
Коль в мире вовсе зла не будет?
Кто спор добра и зла рассудит?

Вот почему одним узлом
Увязаны путей их нити,
И вы порой не объясните,
Зло совершили или же – добро...

Сколько надо дорог...

Сколько надо дорог исходить,
Сколько встретить зовущих рассветов,
Чтоб поющее сердце в груди
Пониманием было согрето.

Сколько пар башмаков износить,
Чтоб попасть в тридевятое царство,
Зла испить, и измены вкусить,
И изведать людского коварства...

Сколько светлых мгновений вплести
Надо в ткань бытия терпеливо,
Сколько капелек счастья в горсти
Удержать, сохранить в час отлива...

Подарить надо столько добра,
Волшебства, и любви, и заботы,
Чтоб остывшие угли костра
Согревали собою кого-то!

Грамота «За космический аспект творчества»

ИГОРЬ ГОДЕНКОВ
(Киевская обл., г. Макаров)

«Под лучом Рождественской звезды»
(«Звёздный цикл»)

1
...В бескрайнем просторе высокого неба
Рассыпаны звёзд светлячки.
И смотрят без страсти – любви или гнева –
Холодные свечи в ночи.

Им дела до нас – нет совсем никакого:
Что им наша тленная жизнь!
Для них – муравьи, – мы ползём бестолково,
Конца не предчувствуя близь.

И – внешне – порядком живет «муравейник»,
Но он – муравейник всего:
Уборку затеяв, космический «веник»
Смахнет, не заметив, его...

И канут бесследно во мрак мирозданья
Желанья, свершенья, мечты...
Без страсти они, без любви, состраданья
С холодной глядят высоты.

...Но если, бывает, душа встрепенется
И ввысь повлечёт «муравья», –
То нежно Звезда Рождества улыбнётся
И луч свой протянет, любя...

2
...Когда тебя на части сердце рвёт,
Когда идут тревоги чередой,
Когда тебя отчаянье гнетёт,
Когда забыл про счастье и покой –

Ты отряхни земную суету
И взгляд в ночное небо отошли,
Найди там путеводную звезду
И с ней свои печали подели.

Ей распахнись навстречу до конца,
По ломкому лучу взбираясь ввысь, –
Испей покой правечного родства
И всей душой в нём сладко растворись!

И стань пылинкой – среди пыли звёзд,
И стань звездой – меж множества светил.
Из тех пылинок к Богу сложен мост.
А светом звёзд Он путь нам осветил!

3
...Небо смотрит глазами звёзд
В мои ищущие глаза,
Где безмолвно горит вопрос,
Где пылает желанье: знать...

И дрожит притяженья нить,
Так связавшая глаз огни,
Что пространство вокруг звенит
Там, где звёзды и я – одни.

Далеко и невидим мир,
Суету поглотила ночь, –
Только звезд, таких близких, ширь,
Только взглядов их ярких мощь!

И мы смотрим глаза – в глаза...
И мне Вечности светит свет,
И земное желанье – знать –
Ожидает Небес ответ...

4
...Звездопад! –
Подставляйте ладони!
Звездопад! –
Загадайте желанье,
Искупайтесь в дожде этих молний,
Растворив себя в звёздном лобзаньи!

Красоту эту пейте глазами
И душой ненасытно вбирайте –
Это Вечность беседует с нами,
Это зов из далёких галактик!

Реют искры кипящего света –
И горит в небе росчерк Вселенной,
Обращаясь словами Завета
К нашей с вами душе нетленной...

Звездопад –
Подставляйте ладони
И сердца широко распахните!
Космос шлёт нам сигналы молний –
Телеграмм огневые нити...

5
...Ты помнишь: упирался взгляд пытливый
В ковёр повисший, бисером расшитый,
Такой далёкий от земли уснувшей.

Казалось: там, за перекличкой звёздной,
Разгадка тайн – и смерти и рожденья,
Творенья мира и всего истоков.

...Взгляд истончался Временем. Острее
Его игла с годами становилась.
И вот однажды ткань ковра пронзила.

И что ж за ней? – Ответов не увидел:
Вопрос распался в целый рой вопросов,
И новые в себе рождали новых.

...И стук чуть слышный в сердце ты услышал,
И, наконец, прислушался, уставший
Во внешнем мире зря искать Ответы...

И голос тихий прошептал: «А там ли ищешь?
Позволит ли твой взгляд несовершенный
Невидимое – линзам глаз увидеть?

Замёрзшим разумом ужель уразумеешь
Свет Огненный – тебе желанных Истин,
Прочувствуешь их сердцем, втуне спящим?

Как примешь в нём Создателя Вселенных,
Того, Кто есть Разгадка Вечным тайнам,
И Тайна – Сам, и Истина, и Вечность?»...

6
...Мои братья и сестры, вы в небе, я – здесь,
Вы сверкаете мощно – я слабенько тлею,
И лишь изредка яркой кометою реет
Ваш привет из когда-то родных и мне мест!..
Мои братья и сестры, вы в небе, я – здесь...

Я от вас далеко, я уже разучился
С галактическим ветром в обнимку летать
И нырять в мирозданья волнистую гладь,
Как бы ввысь от земли я душой ни стремился.
Я от вас далеко, я летать разучился...

...Но порою – во сне ли, мечте или песне –
Я опять вместе с вами сквозь Вечность лечу,
И великое дело мне вновь по плечу,
И в одежде звезды мне нисколько не тесно...
Только жаль, что во сне лишь, мечте или песне…

7
...Я был звездой когда-то, лучами мрак пронзившей
И тьму в сиянье света собой преобразившей...
Я был звездой сверхновой, взорвавшейся Любовью
В осколках Первослова, в Христовых каплях крови...
Я был, я был звездою... Небесный Долг исполнив,
Я жизни удостоен был в кратком блеске молний –
И, пав с грозой на землю, родился человеком!
И взрыв сверхновой дремлет в моём наземном веке,
И Космоса сиянье в словах моих осталось,
Любови высшей знанье и Вечности усталость
Живут во мне – осколке взорвавшейся сверхновой,
Чтобы себя Я – Долгом взорвал когда-то снова!

8
Да, мы – здесь – и везде,
Мы – сейчас – и всегда,
Мы – в цветке – и звезде,
Мы – в веках – и годах.

В миге Вечности – мы,
Нам парсеки – постель.
От звезды до звезды
То ль дышать – то ль лететь.

Вечность – выдох иль вздох,
Миг – лишь шаг или жизнь,
Бег Вселенных – у ног
То в галоп, то ли в рысь.

Танец звёзд и планет
На оси из времён.
На вопрос твой ответ –
Жаркий сгусток Имен.

Не кончается Свет
Темнотой чёрных дыр.
Станет Истиной бред,
Трассой – бледный пунктир.

На ладони лежит
Голубая звезда.
То ли миг, то ли жизнь,
Здесь – сейчас – и всегда!

Грамота «За мыслящую поэзию»

ЛЮДМИЛА ЕЛИСЕЕВА
(Харьков)

* * *
Думные вёрсты, дальние звёзды…
Холод дрожит в осинах.
Новою эрой в древней пещере
Дева родила Сына.

Сына Господня – миру земному –
На золотой соломе.
В городе грешном Спаса – нездешнего –
В яслях святых, не в доме.

Бога веленьем тенькают звоны –
Ход бубенцов овечьих.
Перед Младенцем стоя в поклоне,
Смолкли волхвы на вече.

Праздник священный – Сына рожденье.
Пахнет солома млеком.
У Рождества есть сила творенья
Лучшего Человека.

* * *
Взойти Рождественской звездой
Начертано звезде не каждой...
Быть надо смелой и отважной,
Чтобы светить во мгле мирской.

...Младенцу прочили волхвы
Нечеловеческую силу.
А Богородица просила
За грех людской простить.
Увы...

Кричали все:
– Сомкни уста!
Распни Его! Час жизни пробил! –
Он был из цельного листа,
Из самой высшей вылит пробы.

Кричали: – Бей! Не властен он!..
О, сердце Матери, ты бьёшься.
Дух Сына твёрд. Подавлен стон.
Взор – в небеса, к прозренью, к Солнцу.

Наказан или же прощён
За всех, кто непомерно грешен, –
Но силой зла не побеждён,
Десницей праведной утешен.

...Не стать звездою Рождества.
Но будь ей братом и сестрою
Во всём, чего ты удостоен,
В чём счастье высшего родства...

Рождественское утро

В белых шапочках пушистых,
В горностаевых мехах,
На мою слетелись пристань
Удивлённые снега…

Отдохнули, отдышались,
Под метельный свист и вой
Молодую поросль шалями
Укутав с головой.

...Стар и мал старался утром:
Спеть «Осанна!» Рождеству.
...Может быть, и в этом мудрость,
Что и я меж них живу.

* * *

Навеяно творчеством
Марии Магдалены Костадиновой


Колядушка, Коляда, –
милый светлый праздник,
Бога-Cына миру дал,
миру несуразному.

Руки матери родной
держат паляницу.
У иконы расписной
звёздный след искрится –

свечка теплится. Очаг
тихо догорает.
Милосердие в очах,
простота святая.

А в молитвах – Рождество
света и прозрение,
дух Всемудрого, Его
к нам прикосновение.

Грамота «За осмысление жизни»

АЛЕКСАНДР КАЛАШНИК
(Запорожье)

Я не против богатых

Миллиарды в недвижимость, золото,
Миллиарды в комфорт и уют…
А под небом, нуждою исколотым,
Миллионы сограждан живут.

Я не против богатых – пусть каждому
По трудам небеса воздают.
Только часть десятинную страждущим
Отчего-то добром не несут.

По местам и святыням намоленным
Богатеи как мухи снуют.
Купола у церквей кроют золотом,
А на нужды народа плюют.

Ну а как же завет, достославные, –
Двум богам не служи; не кради.
Ну а как же закон, православные, –
Возлюби, возлюби, возлюби?!

Краски совести

Краски совести моей
И грешны, и святы,
В них средь множества огней
Есть, увы, и пятна.

В этот холст полутонов
Вбросить невозможно.
Он конкретен, он суров, –
Так устроил Боже.

Нелепо ждать

Нелепо ждать от жизни перемен,
Судьбе во всём и всюду потакая.
Из безучастья не возводят стен
И безучастьем стены не ломают.

* * *
Если вы добились цели,
Если вам везло,
Помогите сняться с мели,
Распрямить крыло

Тем, кто всё ещё остался
В жизни не у дел,
Кто давно не улыбался,
Кто не часто ел.

Не скупитесь десятину
Ближнему отдать,
Чьей-то матери и сыну
Чуть счастливей стать

Помогите – одиноким,
Бедным, старикам,
Позаботьтесь о сиротах –
И воздастся вам.

У меня недостатков полно

У меня недостатков полно.
Вот хотя бы один для примера:
Я смотрю не цветное кино –
И оно мне не кажется серым.

Я люблю голоса и стихи,
Блюз и прозу двадцатого века.
В них надежда, любовь и грехи,
В них мечты и судьба человека.

Я не стану огульно чернить
Перспективы грядущего века,
Только как этот век убедить,
Что духовность есть хлеб человека?

* * *
Намечены цели и приоритеты,
И мы, изначально проникшись сюжетом,
О сцене почти ничего и не зная,
Заглавную роль на себя примеряем.

Железное эго, упругость амбиций...
Казалось бы, всё непременно случится:
Признание, слава, огни Мельпомены.
Но сцена, увы, – лицедейства арена.

Проходят года и, пресытившись ролью,
Мы сами себе признаемся: довольно
Заученных фраз, чужеродного грима,
И рамп, и огней, и колосса из глины.

И, скомкав сценарий и приоритеты,
Мы вдруг ощущаем, что были одеты
В чужие одежды, в чужие личины,
И в этом не сцена – мы сами повинны.

Грамота «За искренность и прямоту»

НАТАЛЬЯ КОЛМОГОРОВА
(Россия, Самарская обл.)

Рождество

Спят под снегом тихие селенья,
шумные, большие города...
В январе, на день Его рожденья,
всходит Вифлеемская звезда.

Ночь морозна. Кисеёй ажурной
иней лёг на ветви проводов,
и присыпан, словно белой пудрой,
светлый храм... Под звон колоколов

тёплый воск, медовый и тягучий,
на подсвечник каплю уронил...
Эту ночь – в году одну из лучших –
я сегодня на земле прожил.
………………………………………
...Догорели праздничные свечи,
замер шёпот книг на аналое...
Новый день спешит ко мне навстречу...
Утро Рождества... Январь... Седьмое...

Бабушка для ангела

Однажды в Рождественскую ночь
Я встретила Ангела.
Он поболтать как будто был не прочь.
(Да много ль надо состоявшимся друзьям?)
Вокруг него клубился фимиам,
И звёзды с белокуростью волос
Соперничали в неземном сияньи...
Мой Ангел задал риторический вопрос
(Давно не виделись, отсюда любопытство):

– Опять грешила, милая блудница?
Тебя журить в Рождественскую ночь
Не буду, не надейся, право!
(Хоть ты и Евы преданная дочь,
И дочь греха, и отпрыск от Адама!)
Прости, напомнил про твоё родство
Всего лишь к слову, ты не обижайся,
Сегодня праздник, в мире – Рождество.
Меня, Посредника, послали лишь на то,
Чтоб новость сообщить тебе... мужайся!

– Мой Друг, помилуй! Не томи зазря:
Хоть умирала часто со стыда,
Теперь умру бескровно – с любопытства!

– Ты видишь: вспыхнула ещё одна звезда?

– Куда ты клонишь? Изъясняйся чётче!

– Ну хорошо, прочти три раза «Отче...» –
И Ангел кротко опустил глаза.

...И время натянулось, как струна:
Кометы, как ехидные лисицы,
Мели хвостом вечерние зарницы
И Тайну предвещали небеса.

– Скажи мне, – молвил Ангел, – как давно
Ты тратилась на чудо-безделушки:
Колечки, пирамидки, погремушки?

– Куда ты клонишь? Изъясняйся проще!

– О, Боже! Ты ж недавно стала тёщей!..

– Ты шутишь?

– Ну какие тут «игрушки»?! Я повторюсь:
Колечки, погремушки,
Подгузники, пелёнки, ползунки;
Бессонница, сердечное волненье...
Однако я позволю отступленье...

– Вот это новость! Я безумно рада!
Давно мечтала, чтобы слово «баба»
Мне ангел белокурый прошептал!

– Однако наберись ещё терпенья:
Готова ль ты, забросив все дела,
В сердцах не крикнуть: «ну-ка, не мешайся»!

– Готова, Ангел!

– Очень рад за вас! Я полетел,
А ты, мой друг, – мужайся!

...Я приземлилась... Тихо падал снег,
И догорали праздничные свечи...
С тобой, мой самый главный Человек,
Мой ангел, ожидаю скорой встречи!

Баня по-чёрному

...А бросить всё и смыться в баню,
Гремя колодезной водой
На жаром тронутые камни,

И снять свой крестик именной.

Под низким банным потолком,
Не святотатствуя, раздеться,
И ощутить биенье сердца,

И снять свой крестик именной.

Босой ногой пройтись по тёсу.
Всю прелесть струганной доски
И запах срезанной берёзы
Вдохнуть с отрадой, без тоски.

Округлым задом – на полати:
По телесам, по голой правде,
Где травы потчуют настой...

И снять свой крестик именной.

Уйти, как пьяница, в запой,
Где сажа вычернит рубаху, –
И добровольно, – как на плаху! –

Одев свой крестик именной.

Птицы

Люблю я птиц:
С небесной синевы,
Где ветры переменчивы и дики,
Им виден дворик
Неприметно-тихий
В зелёном окаймлении травы.

Им виден дом
Наличниками в сад,
Черёмуха, что к тополю ютится.
В краю берёз и храмов белолицых
Они с утра до вечера галдят –

Над проводами,
Тонкими, как нить,
Над крышами,
Где лунный свет гнездится...
Мне не забыть бы на ночь помолиться,
А птицам – хлеб в кормушку покрошить.

А был ли мальчик?..

Не скупись, моя память
В родительский день,
Обнимая ограду погоста!
Там по пояс – трава,
И при входе – слова:
– Мы здесь дома, а вы ещё – гости.

Первый ряд и второй,
Повилика, левкой –
Безнадёжно цветенье на кладбище
Из ромашек и роз;
Но безумно хорош
Куст пиона, объятый пожарищем.

За ограду спешит
(Лето празднует жизнь!)
Мальчик, волосы – цвета пшеницы,
И ему не понять,
Почему на кресте
Улыбаются многие лица.

И спешит следом мать,
Но его – не догнать,
(Беспокойство здесь как-то нелепо),
И звенит за оградой испуганный плач
В белой майке сбежавшего «лета».

Только старость
Спокойно сидит у могил
(Земляники родится немало!),
И торопится тень
От креста по лицу
Вслед за солнцем и чуточку вправо.

Под склонённой крушиной –
Нетёсаный стол
И дубовое чьё-то пристанище...
Молодой воронёнок
Печенье клюёт
(Сладок вкус у добычи на кладбище.)

Одиноких могил
Не забудет земля:
В изголовьи травинка да вырастет,
Но она, как и мы,
До ближайшей зимы
Погостит – и с отчаянья вымерзнет.

Красных маков – не рви.
И сирени кусты
Так естественно здесь отцветают...
Чёрный хлеб и стакан,
Белых лилий букет –
Значит, кто-то тебя вспоминает.

Свежей краски следы
Окропили кусты,
Запах дёрна ветра сохранили.
Поминальные дни
И друзей, и врагов,
Навсегда меж собой примирили.

Грамота «За свет веры и гармонию в поэзии»

АЛЕКСАНДР КОНОПЛЯ
(Харьковская обл., п. Буды)

Крещению

С крещенской свежестью в обнимку
Иду заснеженной тропой.
Что вам, дворы родные, снится
Такою щедрою зимой?

Водичка стылая в баклажках
С утра сияет чистотой.
Деревья в шубах смотрят важно
На небо с мёрзлой синевой.

Иду в родимую церквушку,
Чтоб запастись святой водой
И, исцелив хромую душу,
Нести покорно крест земной.

После исповеди

Засияли мне снова просторы,
Просветлели от боли глаза.
Я шагаю судьбой непростою
Сквозь родные луга и леса.

Дивный Ангел на крыльях белёсых
Вековые рассветы несёт,
И несут мне воробушки вёсны
Те, в которых округа цветёт.

И течёт родниковая манна
В годы детства по мёрзлой листве,
И душа, не приемля обмана,
Что-то ищет в седой синеве.

«Белой стрелою в синие выси...» 

«Вижу море в небе синем...» 

«Метёт муку холодный ветер...» 

Другу 

«Хлеб покупаю и целую...» 

«Моё село, родная хата...» 

Богородице 

Новогодняя ночь 


Грамота «За сонеты»

АНДРЕЙ ЛИННИК
(Харьков)

6 июня 2013

Памятник Пушкину в Харькове.
Площадь Поэзии. Сквер.
Лета начало нежаркое.
Быстро шагаю – курьер.

Сумки в руках с бандеролями
(Крест свой смиренно неси).
Город мой – малая родина,
Малый осколок Руси.

Нынче Отчизна раздроблена.
В сердце – надрывная грусть.
Харьков мой, малая родина,
Разве ты больше не Русь?

Разве не нужен нам Пушкина
Великорусский язык?
В играх Иуд быть игрушками
Разве народ мой привык?

Что ж так безрадостно, Боже мой?!.
Вдруг горьких мыслей покров
Сброшен: гляжу – у подножия
Много букетов цветов.

Розы, тюльпаны и лилии
У постамента лежат.
Значит, тебя не забыли мы,
Пушкин, наш солнечный брат.

Помним мы, хоть и немного нас,
Месяц июнь, день шестой.
Я поклонюсь. Тихий к Богу глас
Свой вознесу: «Упокой

Душу мятежную русскую
В грешной её чистоте».
Входят воротами узкими
В Царство Небесное те,

Кто перед смертью покаялся.
Верю я: Пушкин – спасён!
...Нужно идти. И, прощаясь я,
Молвил: «Молись обо всём...

Там, в сонме Божьих угодников,
Вспомни в молитвах и нас,
Русь – Триединая Родина
Чтоб в единеньи спаслась!»

Лета начало нежаркое.
Дальше спешу через сквер:
Что ж! Не поэт нужен Харькову –
Более нужен курьер.

Средь пучины буйноцветья
(сонет)

Как Пастернак, – о феврале навзрыд, –
Так, видимо, и мне писать о мае.
Как не любить его – не понимаю,
Не может лучезарный быть забыт!

Мне хочется, отбросив ложный стыд,
Пред вишней, что цветёт, благоухая,
Пасть на колени, песнь Творцу слагая.
Зима ушла, а с ней – и гнёт обид.

Цветёт сирень. Черёмуха цветёт.
Фруктовые деревья и каштаны
Покрыты белым цветом, словно манны

Небесной сладкой лёг на них налёт.
Забуду средь пучины буйноцветья
Все ужасы ушедшего столетья.

Табличка «Выхода нет»
(сонет)

«Выхода нет» – лаконична табличка в метро.
Было бы странно увидеть табличку иную.
Кто же страну на колени поставил родную?
Может, в своём исказил её зеркале тролль?

Долго мы шли, и протоптано множество троп.
Верили, строили... Всё неужели впустую?!
«Что же нам делать?» и «Кто виноват?» – негодуем.
Мы повторили судьбу Вавилонов и Трой.

Что ж так трагична страны нашей странная роль?
Веник мы свой распустив на отдельные прутья,
Поняли поздно: легко и сломать, и согнуть их.

Нынче и рады б назад – да потерян контроль.
Вот и маячит табличка пророчеством горьким...
Господи Боже, спаси нас, упрямых и гордых!

Апокалипсис зимы
(сонет)

Морозный апокалипсис зимы.
Сухая стужа, клёны грезят летом...
Как грустно одинокому поэту:
«Я» – холодно, светло и жарко – «мы».

Последний дождик улицы умыл.
И вот – зима, концу подобна света,
Который здесь, а не в Европе где-то, –
Вошла в природу, в души и в умы.

Стремителен технический прогресс.
Но давит одиночество, как пресс,
Когда в сердцах людей – снега и стужа.

Поэт, тебе глаголом жечь сердца,
Неся любовь и веру до конца.
Ты не один! Тогда ты будешь нужен.

Послекрымские раздумья
(сонет)

На жарком крымском солнышке сгорел,
Змее подобно, сбрасываю кожу...
Я жизнь свою пытаюсь подытожить.
Горел, казалось. Но кого согрел?

В пороках и страстях поднаторел
И гнусные привычки приумножил.
Другим пенял – ведут себя негоже.
Увы, не на свои грехи смотрел!

Вот так и жил. Но кожу из страстей
Как сбросить мне с души больной своей?
Как в чистоте душевной возродиться?

Грехи лишь покаяньем можно смыть. –
Но где взять силы вновь их не творить?!
Коварен враг. И Зло меняет лица.

Добрая весть в день рожденья
(сонет)

За каждый день благодари Творца,
За море, небо, солнышко и горы.
В молчании, без тщетных разговоров
Твори молитву в сердце без конца.

Унынье пусть не омрачит лица,
И не страстям, а Богу будь покорным.
Трудись не для тщеславья плодотворно.
Грехи свои не только порицай.

Сражайся с ними! Одержи победу.
Лишь для того даётся дар поэту,
Любовь и мир чтоб донести в сердца.

Весть добрую прими в свой день рожденья,
А вместе с нею и благословенье
Нести свой крест смиренно до конца.

Душа моя

Душа моя, как зимний ветер в поле,
Что кружится и воет поневоле,
Не зная, где приют себе найти.
Как странник – бурей снежною в пути

Застигнутый. Куда ни глянь – раздолье
Бескрайнее. Ему же обрести
Покой и отдых хочется. Доколе
Ещ? пурге жестокой той мести?

И зябнет он, и силы нет идти...
Так и душа – измучилась от боли.
А выход – покаянье, богомолье.
Давно пора ей к Господу прийти.

Грамота «За дух зимы и Рождества»

ИВАН НЕЧИПОРУК
(Донецкая обл., г. Горловка)

* * *
День взмывает светлой голубицей.
Город чист, как белая парча.
Сердце обезумевше стучится,
А душа трепещет, как свеча.

Над прудом застыл я, как на грани,
И пускай волна не в латах льда, –
Дух Святый парит над иорданью,
И ликуют солнце и вода.

* * *
Я не чекаю див від новоріччя,
Чатую інших свят календаря:
Коли заллється ясним світлом січень,
І Віфлеємська явиться зоря.

Зима на ніч приборкає стихію,
Світліше сніг засяє у стократ,
І Всесвіт знов відкриється надії,
Осяяний зорею дивних свят.

* * *
Ночь расплескала из ковша луны
Густой ментолово-студёный воздух.
Деревьям нынче колко и морозно
В прозрачной атмосфере тишины.

Холодный месяц, тропы серебря,
Зажёг все свечи в поднебесном храме.
А ветер, словно чётками, словами
Перебирает память января.

* * *
К утру зима радушно расстелила
Нарядность белокрылую свою.
В лучах декабрьского холодного светила
Сверкает мир подобно хрусталю.

И этот город, чистый и счастливый,
Как ясный свет младенческой души,
Дыша предчувствием Рождественского дива,
Со сказкой расставаться не спешит.

Снег к Рождеству

Вновь ветер за собой позёмку тянет,
А улицы безмолвны. Ни души...
Сорвался снег огромными ломтями
И клочьями над городом кружит.

И позабыв про грусть-печаль мирскую,
По снегу мне в ночи идти легко...
Я знаю, это в небесах шинкуют
Белокочанную капусту облаков.

А фонари снежинкам дарят тени,
И город в белой пляске тих и мал.
И снегопад напомнил, вне сомненья,
Какой должна быть к Рождеству зима.

* * *
Как сбросить груз седых веков?
Ну как изгнать остатки боли?
Ведь сердцу хочется снегов,
Мороза на Сочельник, что ли...

Я сыт дождями января.
Опять зима творит бесчинства.
С погодой нет в душе единства,
И хлипко фонари горят.

До Рождества рукой подать,
Крадётся ночь облезлым зверем,
И льётся дождь, бежит вода.
И в зиму город мой не верит.

Избранное: литературный фестиваль духовная поэзия стихи о звёздах стихи о Рождестве стихи про зиму
Свидетельство о публикации № 6399 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © admin :
  • Конкурс
  • Читателей: 3 571
  • Комментариев: 1
  • 2014-01-06

Проголосуйте. Обладатели грамот «Звезды Рождества–2014».

Стихи обладателей грамот фестиваля «Звезда Рождества–2014». Часть 1. То нежно Звезда Рождества улыбнётся и луч свой протянет, любя...


Краткое описание и ключевые слова для: Обладатели грамот «Звезды Рождества–2014»

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100

  • Светлана Жукова Автор offline 12-01-2014
Спасибо за стихи!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Обладатели грамот «Звезды Рождества–2014»