Подборки дипломантов фестиваля

Стихи дипломантов фестиваля «Звезды Рождества–2014». Та Божа зоря на весь світ сповістила про Божого Сина Різдво. Чтоб обновлённым естеством принять Христово Рождество.


Сайт фестиваля «Звезда Рождества»

 

 

Часть 2

 

См. начало в: Дипломанты «Звезды Рождества–2014»

Здесь:

о. Василий Мазур
Анна Макарова
Сергей Овчаренко
Владимир Симоненко
Ольга Смольницька
Лилия Собко
Сергей Стеценко
Ольга Суслова
Станислав Фишель

«За гармоничное восприятие жизни»

о. ВАСИЛИЙ МАЗУР
(Херсон)

* * *
Уснул уставший мир. Ночная тишина
Зовет к молитве, словно звон колоколов.
Вокруг лампады растворилась темнота,
И воздух пахнет лесом от смолистых дров.

За окнами метель, а в доме так тепло,
И на душе какой-то неземной покой.
Солёной пеленой глаза заволокло.
Услыши, Господи, негромкий голос мой.

Пока заснеженный рассвет не вышел в путь
И не подкралась незаметно суета,
Прошу, не дай без покаяния уснуть.
Помилуй, Господи, отверстые уста.

Слова пустые, и печаль не о грехах,
И гнев неправедный на ближнего прости.
Теплеют взоры всех святых на образах,
Помощников в молитве кротких и простых.

Открою тихо дверь и выйду на крыльцо,
Метель оденет незаметно в белый цвет.
Умою снегом я горячее лицо,
И среди ночи засияет в сердце свет.

На миг Господь Святое Небо распахнет,
И тонкой струйкой благодать вольётся в кровь.
Душа продолжит нескончаемый полёт
В страну желанную с названием Любовь.

* * *
Журавли улетают. Закончилось лето.
Припорошена пылью сухая трава.
В облака кружевные всё небо одето.
Недописанной песни приходят слова.

Я тебя обниму за озябшие плечи,
И дыхание осени станет теплей.
На рябине зажгутся румяные свечи,
И поделится нежность накидкой своей.

Журавли улетают, а мы остаёмся.
Осыпаются яблоки в старом саду.
Молча глянем в глаза и чуть-чуть улыбнёмся,
Пробежим по дорожке из света в пруду.

Я тебе прошепчу сокровенное слово,
И покинувший ветку берёзовый лист
Нарисует сердечко нам в воздухе снова,
Как в ту осень, когда мы в любовь облеклись.

Журавли улетают. Закончилось лето.
Не ласкает ладони сухая трава,
На опушке всё меньше зелёного цвета.
Добавляются к песне простые слова.

Златоглавая осень шагает с лукошком
Из погожих и пасмурных прожитых дней.
«Не спеши его ставить на наше окошко, –
Бабьим летом уставшие души согрей».

* * *
На молитву святу піднімусь серед ночі
І на небо зведу свої грішнії очі,
Серце навстіж відкрию Тобі, Святий Боже.
Без любові Твоєї я жити не можу.

Без любові Твоєї я жити не можу.
Благодатний вогонь запали, Святий Боже,
У душі, що стомилась у темряві жити,
І чекає вогню, і жадає світити.

І чекає вогню, і жадає світити,
Фіміамом духмяним довічно кадити.
Та провини притрушують попелом полум’я,
Віють в душу жорстоким і згубливим холодом.

Віють в душу жорстоким і згубливим холодом,
Забирають в полон поглинаючим мороком.
Подаруй мені радості мить, Святий Боже.
Без любові – щасливому бути не можна.

Без любові – щасливому бути не можна,
І життя без Христа – наче пил придорожній,
Осідає у часі безцільно хвилинами.
Крила дай, Святий Боже, до Неба долинути.

«Крила дай, Святий Боже, до Неба долинути», –
Я благатиму гаряче й тихо молитиму.
Серце навстіж відкрию й скажу: «Святий Боже,
Без любові Твоєї я жити не можу».

«За Рождественскую песню»

АННА МАКАРОВА
(Днепропетровск)

Колядка

Автор музики, слів,
виконавець: Макарова Анна


Сніжить за віконцем,
Свіча у долоньці.
Святвечір уже на порі...
Велична, мов місяць,
Яскрава, як сонце,
Засяяла зірка вгорі.
Та Божа зоря на весь світ сповістила
Про Божого Сина Різдво,
Що Діва Марія Його породила,
Що то в Віфлеємі було.

Приспів:
Син Божий родився!
Возрадуйтесь люди!
Святково навколо
І радісно всюди.
Син Божий родився –
Радійте, співайте!
Різдво зустрічайте,
Усім сповіщайте!

Сніжить за віконцем,
Свіча у долоньці.
Святвечір уже на порі...
Син Божий родився,
У яслах сповився.
Засяяла зірка вгорі.

«За поэтизацию дороги к храму»

СЕРГЕЙ ОВЧАРЕНКО
(Крым, Евпатория)

Ильинский храм

Маме


Нежное прикосновенье мамы
ощутил обветренной щекой,
поднимаясь по ступеням храма,
чтоб зажечь свечу за упокой.

На стене в свободном тёмном платье
горлицей над раненым птенцом
над Христом склонилась Богоматерь
с просветлённым маминым лицом.

Оплывали восковые свечи...
Сквозь огней мерцавших скорбный ряд
виделись опущенные плечи
и слегка усталый мамин взгляд.

Не уверен, был ли нынче в праве я,
но, шепча какие-то слова,
в храме я зажёг свечу во здравие,
словно мама до сих пор жива.

Топловский монастырь

Там, где горы величавы,
Там, где неба высь и ширь,
Жил в молитве средь дубравы
Тихий женский монастырь.

На обитель с горних мельниц
Снизошёл небесный свет...
Под моления насельниц
Исполняется обет

Охранить святые мощи
От гонений и невзгод
И берёзовой дать роще
Слово Божье и уход.

Сок течёт прозрачной кровью,
Белы свечи – не кресты...
Этот ствол – сестра Прасковья,
В том – душа другой сестры.

Свят коленопреклоненный
Параскевы дух в саду.
За монашек убиенных
В приснопамятном году

Он положит ночью росной
Сто один земной поклон
И вернётся в ствол берёзки,
Погрузившись в вешний сон.

Солнце, выйдя утром ранним,
Даст лучу на кроны лечь,
Роща светлая предстанет
Сотней поминальных свеч.

Веткой крестное знаменье
Ветер, стихнув, сотворит...
Быть гонителям прощенью?
Слышен шёпот: – Бог простит!

Там, где горы величавы,
Там, где неба высь и ширь,
Жив в молитве средь дубравы
Тихий женский монастырь.

Киево-Печерская Лавра

Киеву апрель цветущей вишнею
на крыле веснянка принесла.
Над столетних лип зелёной крышею
воссияли Лавры купола.

Время здесь застыло белокаменно,
и хранит покой святая рать,
и глаза у ликов греют пламенем,
и со стен нисходит благодать.

Жизнь в монастыре течёт размеренно,
суеты здесь не было и нет...
Здесь уходит прочь твоё неверие,
и вольётся в душу веры свет.

По Днепру внизу снуют кораблики
деловито по мирским делам,
здесь же маковок златые яблоки
тянутся крестами к небесам.

Пролетят минуты быстрой конницей,
канут с монастырского двора...
Чу, ударил колокол на звоннице!
Значит, мне пора?.. Увы, пора!..

* * *
Ступени разной высоты –
Дорога к храму.
Она не терпит суеты,
Пусть самой малой.

Здесь человек не должен гнать –
Здесь путь неспешен,
Чтоб на вопрос ответ смог дать:
– Камо грядеши?

2013 г., Иерусалим

Рождество в Евпатории

Ну, вот и снег! И так похоже
На зиму стало всё кругом...
Скользящий медленно прохожий
Спешит вернуться в тёплый дом.

И пусть морозец лёгким бегом
Промчался (всё-таки январь!),
У нас сирень цветёт под снегом,
Опровергая календарь.

А рядом ель, сродни невесте,
Фатой укрыта изо льда...
И вызревает в млечном тесте
Восьмиконечная звезда.

* * *
Пророчит ветер вздорною кликушей,
Размешивая темень за окном...
И чтоб хоть как-то успокоить душу,
Я помолюсь робея перед сном.

И вдруг на сгустке неземных энергий
Умчусь, забыв про сонный порошок,
В чудесный край, где преподобный Сергий
Промолвит мне: «Всё будет хорошо!»

«За стихи о матери»

ВЛАДИМИР СИМОНЕНКО
(Киевская обл., г. Ирпень)

Знову...

Двадцять друге – розбите ущент,
Наче танками рвані кордони.
Сиротію в один лиш момент,
На коліна стаю, до ікони.

Відстояв, відридав, відмолився,
Перед мамою винний навік.
Відкричав, посивів: світ змінився.
Сьомий грудень розтоптує рік.

...Наостанок – усмішка прощальна.
Незабутня – малому, давно...
Зупиняє сльоза поминальна
Увесь світ, як в стоп-кадрі кіно.

* * *

Було б – мамі – 80 р.

Щоб поставити крапки над «і»,
Я зібрався у гості до мами.
Похилилися квіти в журбі,
Потолочені вчора вітрами.

Без піонів і півників – слізно.
Без докучних питань – пропаду.
Вже послухати маму запізно,
Бо до неї на цвинтар іду.

Самовіддано мама любила
І тривогу носила в очах.
Щось не так, – а вона вже простила,
Лиш молилась до ночі свіча...

Розгорілись опівночі грози.
Так періщать, як пан – кріпака.
Знов іду поприкопувать сльози
У просілу земельку гробка.

Хоч батьки відлетіли з ключами
У зазоряні світлі краї,
Гляну вгору – з небесної рами
Їхні очі шукають мої.

Моя стежка сьогодні звернула
До могил, що відкриті вітрам.
Наче мами рука пригорнула
Уклонитися їх вівтарям...

* * *
Раскрываю Книгу Бытия
На случайно выбранной странице.
Вот твоя стезя, а вот моя.
А вокруг молящиеся лица.

Будто вспышкой все освещены.
И застыли – каждый в позе мима...
Неужели все мы прощены
Богом, в землях Иерусалима?

За Его невысохшей слезой,
Чашей крови, названной Граалем,
За венцом терновым и лозой
Каждый грех отмоленный прощаем.

Рождество, крещенские морозы,
Топот ног, идущих по земле.
На лету шуршащие стрекозы.
Вспышка жизни, даренная мне.

Засеваем, после колядуем
И щедривки древние поём.
Перед Богом каждый предсказуем.
Щедрость душ – как истину берём...

«За поэтический поиск и своеобразие»

ОЛЬГА СМОЛЬНИЦЬКА
(Київ)

Ясмин Богородиці
(на свято Введення)

Від мук невтоленних, розкольницьких скитів,
Від полум’я, що нам віщує загин,
Рушаю до храму, де, платом укритий,
Біліє Тобою нам даний ясмин.

Де очі застиглі, причастя вогненне,
Що жаром вуста опікає до ран,
Де серце в лахмітті, роздерте, натхненне –
Там білий ясмин заквітчає туман.

Ти платом стираєш сльозу незреченну,
Все суєтне – і в сновидінні хвилин
Являється янгол. Ще не Наречена,
Але вже для Тебе цей білий ясмин.

На Вербну неділю: сучасний хрестоносець
(рондо)

І знову йду. Що завтра – не забуду:
Беру вербу. Сама себе веду.
Напевно, був у мене у роду
Сам хрестоносець, що повірив чуду.
Єдина біла я у спеці буду.

Мій срібний хрест – контрастом на біду
Тут виступає – він звиса на груди
Простим єством – дорожчим, ніж корунди!
І знову йду.

А навкруги – все метушаться люди,
Скарби шукають – не лише руду!
...Ікону адописну я знайду...
Нав’язлива мелодія усюди...
О щастя: храму бачу я споруду –
І знову йду.

* Адописні ікони – за старообрядницькими та іншими віруваннями, небезпечні ікони, на яких малювали диявола, пекло («ад»), бісів, а верхній шар був уже іншим, благосним. Тобто це ікони «з подвійним дном». Повір’я відображено в повісті М. Лєскова «Запечатлённый ангел».

Марія з Маґдали

Коли позолочені руки
Торкаються вій і тремтять –
Тоді від щемкої розлуки
Серця незнайомих болять.

Ці пальці у золоті фарби
І жінку з Маґдали впізнай.
Витанію світ не загарбав,
Марія отримує рай.

Марія ішла Маґдалина,
В перлистім повітрі пройшла.
Бузково-рожева, дитинна,
Очищена духом тепла,

Водою гарячою скелі,
Запивкою теплоти,
Піском білосніжним пустелі, –
Природжена вільною йти.

Їй – пахощі, іриси вічні,
Тернова каблучка – мені.
На серці ношу Божий вінчик,
Із болем шпичок таїни.

Впивається вінчик невинний
У серце... А в світлому сні
Знов золотом фарб Маґдалина
Мастила повіки мені.

Біле видіння
(Чудотворна Почаївська ікона «Богородиця Ніжності»,
вишита сріблом. XVІІІ ст., Київ)

(сонет з кодою)

Пам’яті Ніли Зборовської,
її православних і католицьких шукань


...між іншим, мовив без вагання:
«Католиком помрете ви!»*
О. Мандельштам, «Абат»


Не вірю, що тебе нема. Ти – в глоді,
Що білим цвітом струшує журу.
Ти у кущі терновім на вітру –
А степ шумить, бо відданий природі.

І, знову відганяючи мару,
Уздрю струмок слюди – й вклонюся вроді
Нарцисів білих, що прикрасять води, –
І хтозна, чи католиком умру.

Наївний рай побачити так просто,
Де музика й барвисті лірохвости,
Царівна-Лебідь (Врубеля пера!), –

І в замок твій вже рушити пора,
Де Мати Божа вишивкою срібна, –
Як сніг... Повір: я в пошуку невинна,

Бо на щоці моїй нема тавра.

* Переклад Олени О’Лір (збірка «Прочанські пісні», К., 2006).

Maesta
(сонет-медитація)

Собор – як лабіринт. Заглиблююсь. Іду.
Я грішна тим, що Ти, моя Maesta*,
Така земна – від слова і до жесту –
У сприйнятті моєму на біду.

Тебе я бачу в райському саду –
Мадонною Смирення* у пришесті...
Ти в кожному всміхатимешся тексті –
І я перо покірно відкладу.

Ти в ідеалі неповторних днів
Постанеш нам Мадонною Дарів*,
На місячнім серпі, де янголята...

В красі речей лічитиму я дні –
У Шартрі чи соборі Сен-Дені
Молитиму: дай витримати завтра!

* Maesta – в італійському живописі дослівно «звеличування, величання» Божої Матері (ХІІІ ст.). Сюжет був узятий італійськими митцями з візантійської православної іконографії, але переосмислений відповідно до іншої ментальності. Мадонна Смирення і Мадонна Дарів (Мадонна дель вото) – іконографічні типи цього періоду італійського мистецтва.

Сон про православ’я
(глоса)

На подзвін церкви ринком я спохмурнілим йду:
З мандрівки повернулась, як всі конкістадори.
Без золота й алмазів зустріну термідори.
Свої завоювання без крові я пройду.
Написана мені ця віра на роду.


Наснилося мені, що рідним містом йду.
Надвечір небо синє скотилося у темне.
Ось галасливий ринок – судилище таємне,
Бо люди-тіні мовчки провіщують біду.
На подзвін церкви ринком я спохмурнілим йду.

Дзвонили повечір’я. Та серце ніби хворе,
Бо люди, як чужинці, від мене відступились –
І вулиця порожня... Та що мені ця милість –
З мандрівки повернулась, як всі конкістадори.

По центру я ступаю... Тепер самі потвори,
Як тіні, причаїлись – і раптом я збагнула,
Що це чужинці. Справді. Але ще не забула:
Без золота й алмазів зустріну термідори.

Хай інша віра в монстрів, яких я тут знайду:
Ці зайди не завадять дійти мені до храму.
Геть, біси! Пильнувати вам треба свого краму.
Свої завоювання без крові я пройду.

Свою інакшість знаю – сприйму не як біду,
Як благодать, найвищу відзнаку свого сану.
Вві сні відчула різко: я справді православна.
Написана мені ця віра на роду.

«За Богородичную молитву»

ЛИЛИЯ СОБКО
(Харьков)

Взглянуть с надеждой в небеса

Чего могу желать, когда
Вновь Вифлеемская звезда,
Извечный обозначив путь,
Напоминает жизни суть?

Земным в угоду лжебогам
До основанья Божий храм
Разрушен. И скорблю в тиши
Я на развалинах души.

Ту всеобъемлющую скорбь
Молю: отчаяньем не горбь!
Дай шанс, омыв слезой глаза,
Взглянуть с надеждой в небеса.

Пусть покаянья горький мёд
Душа израненная пьёт,
Чтоб обновлённым естеством
Принять Христово Рождество.

Чтоб из руин на склоне дней
Отстроить храм души моей
И с детской радостию несть
Всем сердцем благостную весть.

Ночь Рождества

«Слава в вышних Богу», – на всех языках
С любовью поют христиане в веках.


Той ночи звёзды не погасли:
Нам и теперь сияет та,
Волхвам что указала ясли
Новорождённого Христа*.
И нескончаемой рекою
Мы все стекаемся во храм,
Чтоб с верой, сердцем и душою,
И нам быть там.

Ты слышишь райские напевы?
То в небе Ангелы поют:
Родился Божий Сын у Девы,
Ему хвалу все воздают.
Там сонм Небесных Сил явился.
И в торжествующей хвале
Взывают: «Слава в вышних Богу
И мир, и радость на земле!»

Войдём и мы под свод пещеры,
Очистим помыслы свои...
Здесь колыбель Спасенья, Веры,
Надежды нашей и Любви!
Приникнем к яслям тёплым сердцем
И оком мысленным узрим
Пречисту Деву над Младенцем,
Святейшим Первенцем Своим!

Та ночь – спасительно-святая:
Господь явился во плоти,
Чтоб грешный люд, лишённый рая,
Для рая в вечности спасти.
Хотя земля Его ждала –
Всем радость новою была.
И в лабиринтах бытия
Та радость новая – моя!

* по мотивам К. М. Фофанова и Л. Н. Афанасьева.

Слов прикровенных отголоски

А Мария сохраняла все слова эти,
слагая в сердце Своём.
(Лк. 2: 19)


Как след в песке, печать на воске –
Так слов на сердце отголоски...

Грядущих дней предначертанье,
Набросок в разуме, не знанье,
Рождают вещие слова –
Их не вмещает голова!

Она, смиренная, молчала
И в сердце бережно слагала
В те незабвенные мгновенья
Слов драгоценных откровенья,
Назначенные Ей одной –
Удел судьбы Её земной,
Небесный Деве Благовест,
Её, Царицы, тяжкий крест...

Тогда, на стыке двух времён,
Благочестивый Симеон,
Богомладенца взяв на руки,
Ей предвестил земные муки.
Предрёк (слов этих не нарушу!):
«...и Тебе Самой оружие пройдет душу...»
………………………………………………
...Там времена, как воды в русле,
В один поток в тот миг слились...

О! Сколько раз, Святая Дева,
Его пророчества сбылись...

Пресвятая Богородица, спаси нас!

Сокрыты таинство зачатья
И тайна тайн – миг Рождества
Святой Божественной печатью
От глаз земного естества.

Сердца лишь верою питая,
Отложим мудрых книг тома:
Мир Божий – истина святая –
«Превыше всякого ума».
…………………………………

Смущенье, радость, потрясенье
В ответ на ангельскую весть.
И безусловное смиренье,
Готовность всё принять как есть.

Плод, что под сердцем начал биться,
Пречисту Деву освятил,
И ввёл в достоинство Царицы
Превыше всех Небесных Сил.

Благословенная из женщин –
Верна обету Своему,
Посвящена всецело Богу,
Принадлежала лишь Ему.

Раба одной Господней воли,
Она безропотно прошла
Путь материнской скорбной доли,
Свой крест смиренно пронесла.

Как я могу Её не славить,
Не величать и не любить?
С Ней рядом некого поставить:
Спасенье начало в Ней быть!

И восхваляя Иисуса,
Его родившую – хвалю,
Её Честнейшую люблю,
Её Всепетую молю:

Царица Неба и Земли,
Моим молениям внемли:
Твой Сын – наш Бог,
и Царь, и Спас –
Пресвятая Богородица,
спаси нас!

Богородица – женщин заступница

...радуйся, Благодатная! Господь с Тобою;
благословенна Ты между женами.
Лк. (1: 28)

...отныне будут ублажать Меня все роды.
Лк. (1: 48)
Пресвятая Мария, Ты – женщина.
И меня Ты поймёшь, как никто.
Нам страданья земные обещаны.
Ева-грешница знает, за что.

Голубая планета всё вертится,
Мир рождается в муках потуг.
Богородица, Ты – милосердица,
Заступись за меня и подруг.

В этом мире, дорогами пыльными
Между вехами жизни скользя,
И святыми, и грешными были мы,
Допуская порой, что нельзя.

Я в себе дни земные и ноченьки
И Марию, и Еву ношу.
Помолись обо мне, и о доченьке,
И о матушке – сердцем прошу.

Ты одна в этом мире избранница,
Что всегда оставалась чиста,
Будь от женщин пред Богом посланницей,
Попроси о нас Сына-Христа.

Попроси, пусть Господь не отступится,
Не презрит наше бабье житьё.
Богородица, женщин заступница,
Да прославится имя Твоё!

Над нами вновь открыты Небеса

Я знаю: ни одно стихотворенье,
Пусть даже был поэт тот мудрецом,
Не передаст мистерию Творенья,
Вершимую Создателем-Творцом.

Но раз в году, от века и доныне,
Чтоб мы могли поверить в чудеса,
Хранитель тайн в крещенский вечер синий
Над нами открывает Небеса.

«Сей есть Мой Сын возлюбленный», –
мы слышим,
Доносится с разверзшихся Небес...
И Сын Отца с благоволеньем свыше
Идёт за нас в распятие на Крест.

Так раз в году в крещенский вечер звёздный
Над нами вновь открыты Небеса,
Чтоб мы могли, пока ещё не поздно,
Открыть свои и сердце, и глаза.

* * *
Впервые торною тропой
Иду за вечною звездой.
Младенца в яслях возлюбя,
Познаю, может быть, себя?

«За песенность и музыкальность стихов»

СЕРГЕЙ СТЕЦЕНКО
(Харьков)

* * *
Берегите время, ибо дни лукавы,
Пролетят стрелою, скроются навек.
Суета пустая горечью отравы
Увлечёт, затянет, чтобы свет померк.

В болтовне бесплодной, в праздности и лени,
В жалких и ничтожных мелочных делах,
Забываем часто преклонить колени,
Имени Господня нету на устах.

В этом мире тленном мы всего лишь гости.
Жизни нашей здешней велика цена:
То ли ляжем просто прахом на погосте,
То ли вечность с Богом будет нам дана.

Время драгоценно, и его так мало,
Зря его не тратьте, дорожите им.
Берегите время, ибо дни лукавы,
Дорожите Божьим даром дорогим.

* * *
Золотые, золотые купола,
Словно крылья, Украина вознесла.
Колокольным звоном до небес
Возвещает всем: Христос воскрес!

В светлый праздник радостный народ
Отовсюду к Господу идёт.
Ведь сегодня чудо из чудес!
Знают все – Иисус Христос воскрес!

Так легко на сердце и душе!
Да! Свершилось главное уже.
Радостно вторит и синь небес,
Что Христос воистину воскрес.

* * *
В каждой капле росы,
И в травинке, в листке
Милость Божьей красы,
Совершенство в цветке.

Синь бездонных небес,
Зелень пышных лесов –
То от Бога нам весть,
Что понятна без слов.

Звон хрустальный ручья,
Тихий озера плес,
Волшебство соловья
Среди Божьих чудес.

Золотые лучи –
Руки Бога – Отца.
Стой! Замри! Помолчи
Пред величьем Творца.

* * *
Едва затеплится рассвет
И новый день шагнет несмело,
С небес прольётся Божий свет
И всё заполонит всецело.

Коснётся каждого листка,
Цветка, травинки и пылинки,
И даль окажется близка,
Легка, как след от паутинки.

А птичий хор хвалу поёт,
Творцу всего, Творцу Вселенной.
И пробуждение идёт
По всей земле благословенной.

И славит Бога вся земля,
За всё Ему благодаренье.
Приходит день, уходит мгла,
Повсюду радость пробужденья.

* * *
Солнце золотое, синева небес,
Был я раньше мёртвым, а теперь воскрес,
Был грехом обвешан, злостью одержим, –
Всё теперь иначе, стал совсем другим.

По-другому вижу, думаю не так.
Грех уж не прельщает, не пугает мрак.
Получил спасенье я из Божьих рук,
Он меня очистил, спас от вечных мук.

Радостью и счастьем полон я теперь,
К жизни вечной с Богом мне открыта дверь.
Я смеюсь и плачу, Господу шепчу:
«Господи Всевышний! Как Тебя люблю!»

«За творческий рост»

ОЛЬГА СУСЛОВА
(Запорожье)

* * *
Живую ветку на кусте усохшем
увидела нечаянно весной.
А вот душе ослепшей и оглохшей
не справиться с проблемами самой.

Даруй, Господь, мне радость озарений
и верный путь во мраке укажи.
В глухом лесу меж мнений и сомнений
моя тропинка, путаясь, бежит.

* * *
Мы каемся редко, а чаще грешим,
но делаем вид, что невольно.
Где надо помедлить – зачем-то спешим,
а после становится больно.

Поспешных решений пленительный грех
минутную дарит усладу.
Своё пораженье приняв за успех,
мы ждём, как ни странно, награду.

И сетуем снова, что несправедлив
кладущий горошинки в ложку,
кому-то с избытком в неё положив,
а прочим – совсем понемножку.

Мудреем с годами, а жизнь коротка –
однажды закончится к сроку.
Земля меня сбросит, как конь седока.
Так много ли в мудрости проку?

Мне дорого стоила – даром отдам.
Берите, покуда жива я!
Но каждый, свою постигающий сам,
идёт, синяки набивая.

* * *
Никто доподлинно не знает,
когда исчезнет он во мгле,
но с каждым мигом убывает
срок пребыванья на Земле,

где всё так мило и знакомо,
где мы страдаем и грешим,
где мы в гостях, а может, дома.
Но всё ж покинуть не спешим

мы этот мир несовершенный,
нам данный Богом и судьбой,
где, к сожаленью, тело тленно,
а мы не властны над собой.

Здесь прорастаем мы корнями,
шумим, как дерево листвой,
своими дочками, сынами
мы продолжаем род людской.

Вот смысл ухода и прихода –
одно сменяется другим.
Извечен мир, мудра природа,
и мы её боготворим.

* * *
Плачу исправно по счетам.
Долгов своих, чужих ли бремя
лежит на мне. Торопит время.
Успеть бы к сроку – всё отдам.

Успеть бы в срок. Не зря тревожно,
ведь ноша, данная судьбой,
опять с горы летит к подножью
и увлекает за собой.

Всё начинается сначала
в который раз, который год.
Порой в отчаяньи кричала, –
да кто услышит, кто поймёт?

Но не сдаюсь пока. И ныне
я груз свой на гору качу
и, вопреки своей гордыне,
плачу. И плачу, но плачу.

Сизифов труд – судьбы насмешка,
мне уготованная роль.
Неужто в самом деле, пешка
я в этой жизни? Нет, уволь!

Пусть как судьба мной ни играет,
долги когда-нибудь отдам.
Ведь Тот, кто видит всё, Он знает:
плачу исправно по счетам.

* * *
Прижимаюсь к прохладному ушку
(замирает от счастья душа)
и дыханьем ерошу макушку
притомившегося малыша.

Он как ангел, спустившийся с неба,
задремал на коленях моих.
Мне не надо ни зрелищ, ни хлеба –
удержать бы в душе этот миг.

Удержать, чтобы в пору смятенья,
разногласий и даже вражды,
вспоминались бы эти мгновенья
без особой как будто нужды.

Эффект бабочки

Мёртвая бабочка ? и такие последствия?
Рэй Бредбери «И грянул гром»

Я оступилась – бабочка погибла.
Нечаянный, неосторожный шаг.
Такая участь бабочку постигла,
но мир меняться начал на глазах.

Что было в нём порочного и злого,
внезапно пышным цветом расцвело.
Лишь бабочка, и ничего другого,
одна из тех, кому не повезло.

Одна из тех, которая держала
наш хрупкий мир на кончике крыла,
за равновесье мира отвечала
и это равновесье берегла.

Качнулись стрелки, ход времён нарушив,
и ничего уже не изменить,
но хаосом отравленные души
ещё в сомненьи: «Быть или не быть?».

Ещё не верят, что непоправимо
невольно мной содеянное зло.
Ах, бабочка, связавшая незримо
с судьбою мира тонкое крыло.

Ужасный сон. Не сон – предупрежденье
о том, что всё ж приходится платить
за шаг неверный, позднее прозренье,
за невозможность их предотвратить.

«За воплощение связи поколений»

СТАНИСЛАВ ФИШЕЛЬ
(Израиль)

Дорога к Богу

Мой дед отрывает меня ото сна.
В его самокрутке крутая махорка.
Вставай, говорит, за окошком весна,
Смотри, как под солнцем дымятся пригорки...
По случаю Пасхи – сервиз расписной
И чай, и пирог... наконец и в дорогу,
И этой разбитой дорогой лесной
Сегодня мой дед поведёт меня к Богу.
В разгаре весна, в потемневшем лесу
Пробился подснежник – прекрасный и грустный.
Как будто точил его мастер искусный,
Его колокольчик дрожит навесу.
От церкви за лесом доносится звон.
Душа отвечает опасливой дрожью.
Церквушка одна, по весне бездорожье,
Но люд прибывает со многих сторон.
И вот мы внутри и подходим к Нему,
Держусь что есть силы за дедову руку,
Он здесь, на кресте... и жестокую муку
Его – примеряю к себе самому...
Я плачу навзрыд за церковной стеной
И в дедов пиджак зарываюсь в тревоге,
А к людям хорошим, – он скажет о Боге, –
Господь возвращается каждой весной.

Он останется Богом

Ну вот он, Кинерет – под ветром рябит.
Тревога в душе тяжела – нестерпима...
Он там, вдалеке, скоро будет убит
Безумной толпой и наместником Рима.

Теперь Он распят, Он ещё человек.
Страдая от боли, Он ждёт избавленья,
Но льётся любовь через тысячи лет
В умы и сердца моего поколенья!

Пойти, побежать, полететь и спасти,
Погибнуть взамен – даже это немного!
Да только нельзя его там заместить.
Покинувший жизнь, Он останется Богом...

Кинерет – Генисаретское море

Один день царя Соломона

Соломон:
Да, праздник был! Я перебрал утех!
Не разбавлял вино и съел немало,
А главное, моей женою стала
Моавитянка, что прекрасней всех,
Что в пылкости своей границ не знала,
С ней мёдом становился даже грех!

Прекрасна ты, невеста и жена
Нет на тебе ни пятнышка изъяна.
Благоухаешь кедрами Ливана,
Твой аромат доводит допьяна.
Мёд с молоком точится с губ нежданно!
В источник твой я погружусь до дна...

Прохожие:
Смотри, Йорав, куда это наш царь?
Удвоена охрана! Слуг несчётно!
Богине новой выстроен алтарь,
И наш правитель слишком беззаботно
Приносит жертвы Кемош и Иштар,
А в новый храм приходит неохотно.
Царь справедлив, и как никто, умён.
Он храм построил для молитв и Бога,
Но поддаётся настоянью жён.
К другим богам пошла его дорога,
А край-то наш изменой поражён.
Война, считай, у самого порога!

Соломон:
День полон был молитвой и трудом.
Прикрыв глаза, чуть отдохну на ложе
И у тебя спрошу: «Великий Боже!
Гостей сегодня будет полный дом,
Я должен им сказать, «изречь», – но что же?
И вот скажу, пусть помнится потом:

Всё будет так, как это прежде было,
И было так, как делаем сейчас, –
В других столетьях, бывших прежде нас!
А наше поколение забыло...
И вновь придётся мудрым познавать,
Что новому под солнцем не бывать!
Избранное: стихи о Рождестве литературный фестиваль
Свидетельство о публикации № 6492 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © admin :
  • Конкурс
  • Читателей: 2 867
  • Комментариев: 0
  • 2014-01-25

Проголосуйте. Подборки дипломантов фестиваля.

Стихи дипломантов фестиваля «Звезды Рождества–2014». Та Божа зоря на весь світ сповістила про Божого Сина Різдво. Чтоб обновлённым естеством принять Христово Рождество.


Краткое описание и ключевые слова для: Подборки дипломантов фестиваля

(голосов:0) рейтинг: 0 из 100

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Подборки дипломантов фестиваля