Если б вы знали...

Роман для женщин в подарок к 8 Марта. Нинель Языкова.

25 февраля, пятница, 19.00: Воспоминания, тпру! Куда прётесь!
Когда деревья были высокие, двор, с сидящими бабульками на лавочках уютным, а мне исполнилось четырнадцать лет, вот тогда и появилась на свет первая запись в дневнике.
Наверное, это было связано с переходным возрастом, который встряхивал мой организм с утра и до ночи. С его волнующими ощущениями, с какими-то невероятными эротическими сновидениями, с прикосновениями мальчишек и округляющейся под школьной формой грудью.
Моё взросление мной не понималось, не понималось оно и родителями, которые видели во мне всё ещё ребёнка, а не взрослеющую девушку. Они отмахивались от надоевшего чада, решая свои глобальные проблемы, оставляя меня один на один с моими маленькими и, как им казалось, детскими вопросами. 
А мне нужно было выговориться, поделиться, и не с кем-нибудь, кто потом будет обо мне сплетничать, а с родственной душой, которая если не посоветует, то хотя бы поймёт. 
Такой душой оказалась обыкновенная тетрадь в клеточку из двенадцати листиков. Собственно, тогда даже модно было заводить дневник, иметь тайный блокнотик, о котором никто не знает и не догадывается. А ты ходишь с загадочным видом и на вопросы своих подруг – «Что с тобой случилось?» - неопределённо пожимаешь плечами, как бы говоря – «Ничего особенного», - хотя прекрасно понимаешь, что у тебя есть тайна.
О какой только хреновине я не писала в этой тетрадке! Особенно мне нравилось обращение: « Дорогой дневничок». Такое ласковое обращение нежной «горгульи», потому что потом после своего ласкового приветствия я на лист выливала столько ерунды, столько непонятных домыслов, вымыслов, что сама диву давалась. Это же какой кавардак в голове! 
Разве о таком можно с кем-нибудь говорить? Нет, такое можно доверить только бессловесной бумаге, терпящей немыслимые бредни молодой дурочки.
Сегодня пятница, конец рабочей недели. Значит, завтра можно будет выспаться. С этими мыслями я почему-то полезла в кладовку, откуда достала старый портфель со школьными фотографиями. В нём и оказались эти четыре тетрадки моей писанины.
Наверное, у меня опять переходный возраст, раз мне снова захотелось завести дневник. Или в этом виновата весна, громко стучащая в двери и разбудившая во мне давно уснувшие страсти. А может и подруга моя – Подлива, у которой постоянно случаются любовные романы. Не знаю, не могу дать ответа, но точно знаю или вернее сказать ощущаю, как грудь моя опять превратилась в девичью от переполнявших её желаний.
Наверное, в этом так же виноваты много лет покинувшие и, вдруг, ни с того ни с сего, вернувшиеся эротические сны, приводящие меня по утрам в тихое помешательство. Плюс ко всему выпрыгивающая из лифчика грудь, любовный жар, теснившейся в той самой груди, громкое пение синичек за окном и весеннее солнце, а в Запорожье весна начинается уже в конце февраля, – всё это собралось воедино и натолкнуло меня на мысль, что у меня очередной переходный возраст.
В свои пятьдесят лет признаться в этом даже близкой подруге я не могла, тем более, что подруга на двадцать лет моложе. Это было выше моих сил. Я стеснялась. Я была в ужасе. Но мне так хотелось! Хотелось поделиться своими старыми и в тоже время такими новыми ощущениями.
Я поняла, что это невозможно, и прибегла к вечному и проверенному способу – к дневнику.
Как хорошо, что человечество придумало такой способ откровений. Пиши, что хочешь, никто на тебя косо не посмотрит, никто не придерётся и в ответ не тыкнёт пальцем. Пиши свои бредни, дорогая. Пиши про всех всякую ерунду, благо никому не придёт в голову рыться у тебя в шкафах в поисках откровенного на них компромата. Пиши, не бойся.
Ну, раз так, тогда раздвиньтесь берега, раздайся море!
Нет, это точно переходный возраст, потому что меня несёт куда-то не туда. И вообще, об этом «не туда», я напишу уже завтра, а может послезавтра. На сегодня всё. Пора в люлю. Bonne nuit!

27 февраля, воскресенье, 12.00: От ненависти до любви один шаг.
- А ведь я тебя сначала терпеть не могла, - смеялась Подлива. Вообще-то на работе её все зовут Александрой Павловной. Она работает начальником экономического отдела, а я секретарём её начальника. Иногда я зову её Сашкой, но Подлива мне больше нравится. Я вообще люблю давать всякие необычные имена. Взять хотя бы мою дочь – Марысю.
Когда она родилась, а это случилось ровно тридцать лет назад, все тащились от польского кино, и на Барбару Брыльскую хотели походить многие девчонки Советского Союза.
Я тоже не отставала от женской половины населения и видела себя исключительно Барбарой, поэтому из роддома я выходила с Марысей на руках. Пока она была маленькой, как только я её не называла: и Марысюля, и Рыся, и Брыся. 
Сейчас, когда она выросла и сама стала мамашкой, я, конечно, зову её Марысей, но в моих мыслях она осталась по-прежнему Марысюля. Так, опять воспоминания меня не туда завели. 
О чём это я? Ах, да, Сашка меня терпеть не могла.
- Почему? – удивилась я.
- Ну, не знаю. Ты мне сначала показалась какой-то грымзой. Правда, очень красивой и совсем юной, - смеялась подруга. – Знаешь, как я тебе завидовала, когда узнала, сколько тебе лет на самом деле.
- У тебя с головкой всё нормально, - растерялась я от такой откровенности. – Завидовать женщине на двадцать лет старше.
- Ты не понимаешь, - махала руками от возбуждения Подлива. – Тебе пятьдесят, а выглядишь ты на сорок. А мне тридцать, и выгляжу я на все тридцать.
- Какая-то странная у тебя арифметика, - улыбнулась я. – В чём подвох?
- Что ж тут непонятного, - продолжала размахивать руками подруга.- По-настоящему, у нас разница в возрасте двадцать лет. А по внешнему виду мы с тобой смотримся ровесницами.
- Ну, так уж ровесницами, - обняла я Сашку за плечи. – Глупенькая, тридцать лет – это же вся жизнь впереди. Это рассвет молодости. А пятьдесят, даже если выглядишь на сорок, всё равно пятьдесят. Хотя не скрою, мне приятны твои комплименты. А когда ты меня полюбила? – всё же интересно, когда.
- Да сразу после того, как узнала, что ты в свои года, извини, конечно, о напоминании, ходишь на баскетбол.
- Ох уж этот баскетбол! Люблю его с детства, но, наверное, скоро перейду на плавание. Устала я в последнее время бегать. И что, после того, как ты узнала о моих спортивных достижениях, мой внешний вид тебя уже не смущал? – поддела я подругу.
- Наоборот, очень даже импонировал.
Да, я действительно выгляжу молодо. И это не хвастовство. Это гены и современная косметика. Вернее косметический салон, где я являюсь постоянным клиентом, и мой «банк», субсидирующий маски, массажи, ботоксы и мезотерапию.
Нет, я не крою своё тело направо и налево. И грудь не увеличиваю. С ней и так всё о,кей. Второй номер. Полная, а в свете новых ощущений, так вообще подросшая почти до третьего размера. Не каждая девушка может похвастаться такой грудью.
И на целлюлите я не заморачиваюсь. Конечно, он у меня есть. А у кого его нет? Даже моя бабушка ещё говорила: «Попа в ямочках, это прекрасно, значит, попа улыбается».
А вот к лицу я отношусь трепетно и бережливо. Молодые годы не вернёшь, но сохранить видимость юности в наше время вполне возможно. В общем, мои работы дают мне средства на поддержание неувядающей молодости.
Так, здесь надо разобраться, а то я в своих работах сама запуталась и окружающих путаю. Под окружающими я, конечно, имею в виду тетрадку, в которой сейчас вывожу загогулины.
Итак, секретарь в офисе – это побег от скуки. Это тренинг, потому что нужно рано вставать и стараться прекрасно выглядеть. Это движение, а не спячка на диване и лишний вес. Кстати, для фигуры полезно. Это, наконец, общество, где ты не одна. 
Банк, а он самый настоящий, не выдуманный, – это бизнес. Банк – это моя мечта с юности, потому что, видя на экране самодостаточных мужчин и, глядя, кто в этот момент рядом с тобой сидит, то выбор падал не в пользу последних. Банк, в конце концов, мой нормальный доход, а не какие-то крохи в секретарском жаловании. Это я к тому, что сдаю приличную площадь в центре города на проспекте именно банку, который мне хорошо платит за аренду.
Когда мы с мужем разошлись, то разделили имущество. Мне трёхкомнатная квартира, ему машина и дача шесть соток в «Садах Запорожстали». На минуточку, машина тогда стоила в три раза дороже квартиры, ещё кусок приличной земли, пусть и в террасах, но, тем не менее, это земля находилась в экологически чистом районе. Короче говоря, на тот момент мой благоверный думал, что меня обдурил, объегорил, обсчитал, обчистил, как липку. В общем, оставил ни с чем. 
Но в итоге, в выигрыше оказалась я, несмотря на то, что осталась без мужа и без алиментов. Алименты он тоже внёс в стоимость квартиры, счетовод хренов.
А вскоре после того, как мне досталось бабушкино наследство, мы с Марысей стали обладать ещё одной двухкомнатной квартирой. Где жить, вопрос не стоял, потому что огромная площадь на первом этаже в центре города сулила немалый доход.
Конечно, мы переехали в бабушкину квартиру, а свою я отдала на переделку мастерам. Я тогда сильно рисковала. Взять кредит в банке на ремонт, а смогу ли я его отдать? Ведь никакой гарантии не было, что именно банк захочет арендовать мою площадь.
Но, как говорится, если фарт прёт, то он прёт. И теперь я имею свой «банк», с которым у меня длительные, но очень непростые отношения. Об этих отношениях я расскажу чуть позже, а пока. . .
Ой, кто-то звонит в дверь. С ума сойти! Это же Подлива. Совсем забыла, мы с ней собирались ударить по шопингу. Нет, надо завязывать с этими конспираторскими штучками. Видел бы кто со стороны, как я сую в ящик с трусами свой дневник, подумал бы, что у меня «не все дома».
Всё, Бегу открывать дверь. Иду, иду!

27 февраля, воскресенье, 23.00: Ох, вы деньги, деньги, рублики, франки, фунты, стерлинги да тугрики.
Подлива настоящий экономист, и не только по профессии, но и по жизни. Я просто диву даюсь, как можно так экономить, чтобы при той зарплате, которую она получает, а это чуть больше двух тысяч гривен, со вкусом одеваться, кормиться, да, вообще, быть на уровне. Уму непостижимо!
И всё же, это так. Правда, в последнее время, когда мы сильно подружились, я немного и незаметно подкидываю ей маленькие презенты, типа – лак для волос, флакончик французских духов, иногда классный гарнитур женского белья, в общем, думаю, что имею на это право. Сашка сначала протестует, но потом под моим давлением сдаётся и принимает подарок. А чего протестовать, его-то дарит подруга.
Да, наши магазины, это мрак. Стоимость запредельная, товар – барахло. Если шмотка более-менее приличная, то цена на неё из пяти цифр, не меньше. 
Хорошо, мы болтались по магазинам просто так, для интереса или, как это по-современному называется, чтобы быть в струе. Присматривались, принюхивались. Я не удержалась и купила цветной шифоновый шарфик к сумочке-баулу. Сейчас в моде не дамские сумочки, а целые торбы. И чтобы хоть как-то казаться нежной женщиной, а не торговкой с рынка, я решила украсить себя весёлым воздушным шарфиком, стоившим десятую часть Сашкиной месячной зарплаты.
Подлива очень долго смотрела на одну юбку.
- Примерь, - посоветовала я ей.
- Вообще-то можно, но что это даст. Денег всё равно нет. Разве что моральное удовольствие, - вздохнула подруга.
- А сколько у тебя? – мы пошарились в Сашкином кошельке. - Ничего, - подбодрила я её, - меряй. Кое-что у тебя есть, остальное я добавлю.
- Нет, нет! – воскликнула Подлива. – Это больше ста гривен. Я так не могу!
- Можешь, можешь, - подталкивала я подругу к продавцу. – Иди в примерочную, а там сочтёмся.
День стоял чудесный, тёплый, по-настоящему, весенний, и мы на фоне этого дня счастливые и молодые. Сашка то уж точно молодая, а я при ней как аккумулятор на зарядке, питаюсь её энергией.
В общем, мы такие энергичные залетели в кафешку отметить наши покупки. Ну, что вам сказать. Вокруг одни бабы. И все, как на подбор, красавицы. Мужчин или парней ничтожно мало. А меня-то прёт. Я ведь Сашке не сказала о своём переходном возрасте. 
Сижу, стреляю глазами направо и налево. Ау, мужики, вы где? В общем, чувствую, что не удержусь, признаюсь подруге в таком постыдном деле.
- Что с тобой? – смеётся Подлива. – Чего ёрзаешь на стуле?
- Сашка, со мной что-то происходит, - зашла я издалека в своих откровениях, - наверное, это связано с весной, - решила я сбросить всю вину за своё состояние на метеоусловия.
- Не надо всех обманывать, - усмехнулась подруга, - никакая это не весна, ни зима, ни лето. У тебя те же симптомы, что и у меня. Грудь налилась, по телу жар, в голове одни мысли о мужиках.
- Говори за себя, - начала я отнекиваться от симптомов. Но, потом подумав, сдалась: - а что, видно?
- Мне так уж точно. Я их заметила ещё с Нового года.
А как их не заметить, если мой первый тост в новогоднюю ночь прозвучал так:
- Ну, за нас красивых и за тех, кто оценит эту красоту!
Если подумать о том, что оценщиков и на горизонте не было видно, то ясно и понятно о чём этот тост. 
Уже сейчас, лёжа в кровати и карябая в этой тетрадке, я вспомнила, что мы с Подливой решили вопрос по поводу мужиков рассмотреть завтра на работе. Хотя, что там рассматривать. Их в нашей конторе раз-два и обчёлся, да и то все занятые.

28 февраля, понедельник, 12.00: Медицина и все связанные с нею приятности и неприятности.
Из нас троих – меня, Сашки и Марыси – Марыся самая серьёзная. Сашка нерешительная, а я без тормозов. И вот почему.
Марыся работает врачом андрологом. За свою медицинскую практику она столько насмотрелась на предмет женского восхищения, на такие его конфигурации и габариты, что чем-либо её уже не удивишь. Она, хоть и моложе меня на двадцать лет, но видела намного больше, чем её родная мать за всю свою жизнь.
Работа с мужчинами и с их анализами, а это лейкоциты, сперматофаги, зёрна липидов, активно подвижные, слабо подвижные, консистенция, запах и цвет с прозрачностью, всё это наложило определённый отпечаток на её имидж. Она бы и рада была с нами посмеяться над слабостями сильного пола, но статус андролога ей этого не позволял или можно сказать, сдерживал.
Нас же с Подливой ничего не сдерживало в наших выдумках. Мы могли фантазировать о всякой ерунде, рассказывать про своих ухажеров всевозможные небылицы и получать от этого огромное удовольствие. 
Правда, про ухажеров рассказывала одна Подлива, так как у меня давно никого не было, а у Марыси имелся «муж, объелся груш», про которого фантазировать было табу.
Я же, не имея возможности показаться во всей красе любовнику реальному, ходила два раза в году на осмотр к виртуальному. То есть, к гинекологу. 
Раньше в молодом возрасте мужчина-гинеколог казался кошмаром. Я старалась попасть только к врачу женщине, хотя какими стервозами они оказывались на самом деле.
Грубые, злые, постоянно недовольные. Даже воровки, потому что украли у меня две недели декретного отпуска.
Сейчас хожу только к мужчинам. Я, конечно, понимаю, что они роботы, и что мои прелести их не интересуют, но всё же, какие это симпатичные и нежные роботы. Женщина-гинеколог и гинеколог-мужчина – небо и земля, поверьте моему опыту.
Насчёт Сашкиной нерешительности и моих тормозов напишу потом, а то обед заканчивается. Всё-таки как это прикольно иметь свою тайну, стараться что-то сделать украдкой, чтобы никто не заметил. Вот как у меня, я слышу шаги в коридоре, замираю от испуга и сразу прячу свою тетрадь в тумбочку. 
Адреналин разбегается по всему телу, я краснею, вроде совершила непристойность, вскакиваю со своего места, руки дрожат и . . . Ничего не происходит. В приёмную заходит мой начальник Семён Семёнович. Обед-то закончился. Началось рабочее время. Дилинь!



1 марта, вторник, 22.00: Кто кого, тузик грелку или она его. 
Никто так не встречает весну, как коты. Темно, ночь на дворе, а кошачья серенада за окном не умолкает. Я, наверное, тоже кошка, потому что встречаю весну с не меньшим удовольствием. Даже спать не хочется.
Ну, раз уж мне не спится, тогда о Сашкиной нерешительности. Собственно, она не то, что нерешительная, она меланхоличная. Что-либо менять в своей жизни ей просто облом. Даже отвадить неугодного парня не может. Не может сказать ему по-простому: «Вали отсюда».
Я, так запросто. Подлива нет. Она лучше не будет подходить к телефону, лучше отключит его и так до бесконечности. Пока сам парень не поймёт, что его игнорируют, и не перестанет домогаться встреч.
И так она поступает во всём. На носу праздник – Международный женский день 8 марта. Мы, конечно, всей конторой идём в кафе, но перед этим в актовом зале у нас торжественное собрание и сценические выступления, что-то наподобие квоша и шарад.
Все расписали себе роли. Я тоже участвую, ведь это так интересно, когда задаёшь вопрос типа – будет ли стоять работа юридического отдела (а у нас там сплошь мужики) на высоте, если им в интернете заблокировать секс каналы? – и смотришь за реакцией зала. Или – как определить, настоящая это пышная женская грудь или всё-таки лифчик с поролоновыми чашечками – и все аплодисментами выражают своё настроение. Подливу же не заставишь выступить. Она лучше посидит тихонечко в сторонке и громко посмеётся над нашими театральными потугами.
Ей даже знакомиться с мужчинами на природе лень. Куда привычнее висеть каждый вечер на сайте знакомств в интернете, и общаться с такими же ленивцами, как она, чем дефилировать по проспекту и естественным кокетством завлекать жертву в свою паутину.
Сколько мы с ней спорили на эту тему, сколько я ей доказывала свою точку зрения, всё впустую. Сидит и бубнит:
- Сейчас так модно. Сейчас так модно, - как заезженная пластинка, ей Богу.
Тьфу! Противно слушать. Молодая девка, красивая, умная, только выйди на улицу, свистни - сразу толпа поклонников побежит вслед. Но, бесполезно доказывать. Стоит на своём, и точка.
Я, в отличие от Сашки, консерватор. Я и в молодости знакомилась всегда сама, без посторонней помощи, а тут какая-то компьютерная сваха. Сайт знакомств я иначе и не называю. И вообще, вся эта компьютеризация мне, честно говоря, немножечко поднадоела.
На работе компьютер, дома компьютер, да куда ни глянь, везде компьютер. Я, можно сказать, назло ему и дневник-то завела натуральный, который можно в руках подержать и в кровати с ним пообщаться. Главное, никакой вирус его не съест. Открыл тетрадку, и не ждёшь, пока она загрузится или ещё лучше, подумает. Компьютер, видите ли, умный, ему думать полагается.
А тетради думать не надо. За неё это сделаю я. И информацию она лучше сохраняет, и взломать её нельзя, потому что лежит спокойно под трусами в комодном ящике.
В общем, это я к тому, что заключили мы с Подливой пари, кто быстрее найдёт себе мужчину, я бабушкиным способом или она при помощи современной техники. И не просто мужчину, а спутника жизни.
Да, чувствую, что вляпалась в дикую авантюру. Упасть лицом в грязь мне нельзя. Это в молодости всё можно и не стыдно, а сейчас у меня не та весовая категория. Я должна не на словах, а на деле доказать любимой подруге, что мой способ знакомств куда лучше её. Ужас! Кошмар! Катастрофа! Шутка, конечно, но всё равно, как представлю, что мне предстоит, уже от волнения начинает бить мандраж.
Это же опять всё сначала, только в другом измерении. Кому сказать, в пятьдесят лет я открываю новый сезон охоты на сильный пол, новый этап соблазнения и новый виток жизненной спирали. А что, это даже интересно, кто кого: я Подливу сделаю или она меня.

4 марта, пятница, 10.00: Посади меня к столу, налей ты мне вина, пригласи за стол мальчишку, в кого я влюблена.
Сегодня гуляем. Чиркну всего пару строк, так как в обед у нас начнётся торжественная программа, а после неё мы сразу закатим в кафе «Задумка» и ударим по вечеринке.
Думая о нашем с Сашкой споре, план себе я уже составила. Правда, сомнительный план, потому что, мужиков у нас раз-два и обчёлся. Почему у нас? Да потому, что хоть с чего-то надо начинать. Вот и решила начать с родной конторы. Итак, считаем: шеф мой, Семён Семёнович не в счёт. Закрутить роман с шефом, это моветон. Я на такое не способна. А как потом работать? Нет, нет, шефа не считаем.
Пошли дальше. Наша охрана: все парни до тридцати лет. Тоже отпадают, потому что годятся в сыновья. Я, конечно, люблю молодых мужчин, и даже очень, но не настолько, чтобы завести роман с сосунками. Двадцать лет разницы, это уж слишком.
Чего не скажешь о Подливе. У той все поклонники – старпёры. Сколько ей не вдалбливаю в голову, что любовник должен быть моложе или на крайний случай ровесник, всё бестолку. Самый молодой ухажёр у Сашки был на восемь лет её старше. Он ей ужасно не понравился. С ним, видите ли, не о чем разговаривать.
Зато самые сильные чувства в своей жизни она испытала с мужиком на двадцать лет её старше. С «дедом», как я его называла. Любила она его до беспамятства, а тот издевался над ней как хотел. Называл её недотёпой и жирной коровой, хотя Сашка очень даже стройная высокая девица. Та с перепугу, что толстая, бросалась сразу на всякие диеты. Не дай Бог лишний кусочек сала вылезет наружу.
Потом с жиропы «дед» перешёл на целлюлит и стал её доканывать мандариновой шкуркой. Подруга от отчаяния срочно занялась спортом, наяривая огромные круги вокруг дома. Добегалась до того, что потянула мышцу, и целый месяц не могла нормально ходить. Даже уколы делала от воспаления.
В общем, ровно два года Сашка терпела и любила. Любила и терпела, пока, наконец, её нерешительный характер не восстал. Но уж, если Подлива надумает бросить мужика, то назад возврата не будет никогда. Решила, как обрезала.
И всё равно, ничему её этот печальный опыт не научил. Сердце подруги тянется только к мужчинам старшего возраста.
Я же полная противоположность Сашке. У меня муж был на два года младше меня. Тоже, я скажу, ещё тот фрукт. Помню, сижу беременная Марысей на диване, а он меня пытает:
- Представляешь, - говорит он мне, - скоро тебе исполнится тридцать лет, а мне всего двадцать восемь. Ты будешь глубокой старухой, и я тебя брошу. А сам останусь совсем молодым парнем, и закручу роман с юной поклонницей.
Мне на тот момент было двадцать лет, а ему восемнадцать. Я реву, представляя, какая я стану старая и никому не нужная. Реву, потому что, во-первых, беременная и, во-вторых, потому что дура беременная.
Сейчас вспоминая своего «прибитого из-за угла» благоверного, я понимаю, что и меня опыт ничему не научил. Всё равно люблю молодых мужчин и ничего не могу с этим поделать.
Так, пойдём дальше. Мужчины у нас водятся только в юридическом отделе, и как ни смотри, никто мне не подходит. Тот старый, тот женатый, тот противный. Конечно, есть ещё пару программистов, но там совсем молодняк. 
Ладно, если ничего не выгорит с нашими, воспользуюсь запасным вариантом – контингентом из кафе. Ну, должны же хотя бы в праздники там крутиться мужики, если их с огнём не найти по будням?
Короче, чего гадать. Напьюсь, а там видно будет. Может, противный станет прекрасным, ибо: не бывает ужасных мужчин, бывают трезвые женщины.

5 марта, суббота, 23.00: Сюси, муси, пуси или мой Лизочек так уж мал, так уж мал. . .
Я обожаю своего воробышка, свою внучечку, свою кровиночку, своего Мацыпурика. Обожаю всем своим существом. На самом деле её зовут Лизонькой, но я как всегда зову её по-своему. Мацыпурику уже пять лет, а мне кажется, что она совсем недавно родилась. Как летит время!
Я её ужасно балую. Марыся ругается, но я ничего поделать с этим не могу, потому что знаю, как мимолётно детство, а мне хочется, чтобы у Лизочки в памяти о нём остались только тёплые воспоминания.
Кстати, маленькую Марысю я тоже баловала, но вот юношеские годы у неё пришлись на перестройку, и это трудное время наложило свой отпечаток на её память.
Она особо и не помнит, каким радостным и беззаботным было её детство. Марыся больше вспоминает наш трудный период, когда у меня был кредит, безденежье и отсутствие какой-либо помощи со стороны.
Это уже потом, когда аренда стала приносить свои плоды, мы более-менее зажили, а до этого, как и все граждане нашей независимой Украины еле-еле сводили концы с концами.
В общем, я свою внучку люблю, поэтому и балую. И по договорённости, каждую субботу и воскресенье она находится у меня. Во-первых, я даю отдохнуть своим детям (зятя я тоже считаю своим сыном), а во-вторых, чтобы связь с внуками не прерывалась, нужно с ними поддерживать эту связь.
А как её поддержать, если всю неделю работаешь? Вот поэтому в выходные дни я Мацыпурика забираю к себе и тут мы с ней куролесим по полной программе.
Только, в эту субботу особо покуролесить не получилось. Бабушка-то с похмелья. Правда, и выпила я намедни не много, но всё равно с утра находилась в состоянии невесомости.
Да, после пьянки возраст не спрячешь ни за какими масками. Утром, глянув на себя в зеркало, я поняла, как верен тот анекдот:
Молодость – это когда не спишь всю ночь, гуляешь и пьёшь, а утром выглядишь так, будто спал всю ночь, не гулял и не пил.
Старость, это когда спал всю ночь, а утром выглядишь так, будто ты не спал, а всю ночь пил и гулял.
В общем, на моём лице такого ужаса, конечно, не было, но что я гуляла пол ночи, видно было сразу. Хорошо, мой баскетбол меня тренирует два раза в неделю, а то, и шевелиться не смогла бы после ночных танцев.
Да, зажигали мы вчера по полной. Собственно, мы на каждой вечеринке зажигаем. Что на Новый год, что на двадцать третье февраля. Главное, ведь, не праздник, главное, настроение, а оно у нас и без шампанского хоть куда.
Конечно, о том, что мне нужно снять мужика, я сразу забыла. Какие к чёрту мужики, когда гремит «Диско» и хочется лишь танцевать и танцевать. С кем только я в паре не дрыгалась, даже с молодняком нашим. А что? Это ж только танец. Мы с Подливой так напрыгались, что мыслей других, кроме как об отдыхе, в наших головах и не было.
Зато у мужчин были. Мужики наши, напившись, норовили всех женщин облапить. Понятно, что мы их распущенность списали на водку. 
И как назло, к Подливе, которая отдаёт предпочтение мужчинам среднего возраста, приставали молодые компьютерщики. А вот мне не повезло. Почему-то именно ко мне самый противный и старый юрист лез со своими слюнявыми поцелуями. Фу!
Поговорка про трезвых женщин, о которой я вспоминала перед вечеринкой, не помогла. Даже будучи пьяной, меня от него отворачивало. Нет, любовь на заказ, это не про меня. Мне нужны чувства.
И сейчас, на следующий день, когда я сижу и пишу в дневнике, я понимаю, что план, который я себе составила, так и не начавшись, закончился. Никого из бара не подцепила, и ни с кем из наших не завела роман. Может и правда, время сейчас не то, как говорит моя дочь. Не те пошли мужчины. Тогда куда подевались те? Где они находятся?
Ну, что ж, будем искать. А пока в свободное от поисков время займусь своей пуповиной, то есть Маципуриком.

6 марта, воскресенье, 19.00: И бандитскому сердцу любовь не чужда.
Я хоть и стрелец по гороскопу, но очень похожа на близнецов, потому как вчера ложилась спать с одним настроением, а встала утром с кровати совсем с другим.
И это настроение навело меня на мысль, что всё-таки есть в моей жизни два постоянных поклонника. Это сват, генерал в отставке, отец зятя, и Вовка Мамонт – старый и давний мой приятель.
Сват вдовец. Он старше меня на шестнадцать лет. Молодцеватый такой благородный мужчинка. Ухаживает за мной с самого первого нашего знакомства.
Предлагал, и не раз, выходить за него замуж. Я может и повелась бы на его предложение, если бы не моя тяга к молодым. Ну, не вижу я себя с ним в паре.
Я на него смотрю как на папу. А что? Шестнадцать лет разницы, вполне мог бы быть мне отцом, если учесть современные нравы. Сейчас молодёжь вступает в половую жизнь чуть ли не с пелёнок. В четырнадцать лет они уже такие прожжённые в сексе, куда там нам, людям другого поколения.
Второй мой воздыхатель, или лучше сказать, главный – это Вовка Мамонт, а по-настоящему, Владимир Мамонтов. Любит меня с детства. Ещё, когда я проводила летние каникулы у бабушки, да и так просто в гости приходила.
Я об этой тайной любви и не знала бы, если бы не получила наследство и не переехала жить в бабулину квартиру. Вот тут всё и всплыло.
Оказывается, Мамонт меня всю жизнь любил, любит и сейчас. Мне, конечно, приятно, но всё равно, я очень осторожно отношусь к его признаниям. Дело в том, что Вовка получил свою кличку в тюрьме, где провёл почти все свои годы жизни, попеременно выходя на волю и снова попадая за решётку.
Да он и похож на мамонта: высокий, все метр девяносто роста, килограммов сто веса, интеллигентной и приятной наружности мужчина. Правда, наружность эта очень обманчива, особенно когда с ним поговоришь, ведь Вовка без мата слова не скажет, ну, и кушает по-простому.
Однажды пришёл ко мне в гости, а я только щи сварила. Украинские щи, на кислой капусте и с пшеном. Естественно, я старого друга пригласила к обеду. Вовку упрашивать не надо, он даже вприпрыжку побежал. Ещё бы, пахнет на всю квартиру, аж слюнки текут.
Сели к столу, а он мне говорит:
- Вась, ты извини, - вообще-то на работе я для всех Василиса Романовна, но друзья Васькой кличут. Так вот, он мне говорит: - Вась, ты извини, но я хлебаю.
- Да хлебай, хлебай, - отвечаю я ему, а сама думаю: «Кто бы тебя в тюрьме научил правилам этикета? Да, никто».
Последние пять лет Мамонт на свободе, но и свобода эта какая-то мнимая. Я так понимаю, что работает он в своей мафии рэкетиром, потому как постоянно куда-то исчезает, а когда появляется, то вечно в боевых ранениях. 
Сначала в Турцию летал, разруливал столкновение бизнес интересов в секс индустрии, а на русском языке это называется – бил морду туркам за наших проституток. Прилетел весь побитый, с фингалом под глазом.
А на днях смотрю, на ноге гипс. Идёт на костылях, хромает. Спрашиваю, что, мол, такое? Оказывается, ногу поломал, когда выяснял отношение с конкурентами в балке Средней. Ничего личного, просто «люди гибнут за металл».
Нет, и с таким мужчиной я себя рядом не вижу. Не хочу оказаться под его пудовыми кулаками. Вдруг ему что-то во мне не понравится и начнётся очередная разборка. Увольте, это не для меня.
В общем, какие бы ухажёры не были, всё равно это ухажёры, а значит, я настоящая женщина, раз они имеются. Но что это мне даёт? Ровным счётом, ничего. Ведь мы с Подливой побились об заклад, кто скорее найдёт себе мужчину и соединит с ним свою жизнь. Вот только с такими клиентами мне соединять ничего не хочется. 
Получается, как ни крути, а тропу охоты мне не обминуть.

9 марта, среда, 14.00: Японский городовой! Египетская сила или ё-моё.
Такого праздника, такого восьмого марта у меня ещё в жизни не было. День начался с любовных реверансов, а закончился самым настоящим мордобоем. 
Наверное, от меня за версту разит феромонами. А как сказать по-другому, если восьмого марта прямо с утра на мою голову обрушился шквал поклонников. Или даже не шквал, а целый звездопад. Начну по порядку.
Первым по телефону позвонил, конечно же, сват.
- Василиса Романовна, - мы с ним, как воспитанные люди обращаемся друг к другу только на «Вы» и по имени и отчеству, - Вы такая молодая, красивая, желанная. Я Вас прошу, оставайтесь всегда красивой, любимой и желанной.
Ну, понятно, чего мог пожелать мужчина женщине, от которой всё время тащится? Только быть желанной. Настроение с утра у меня было и так чудесное, поэтому пожелания свата добавили ещё чуток радости.
- Спасибо, - смеялась я в ответ. – Буду и молодой, и красивой.
Слово желанная я специально пропустила. Зачем давать надежду хорошему человеку, а потом его же и обламывать. Не по-родственному это.
В общем, с утра в приподнятом настроении я наложила себе маску на лицо и шею, меня ждали в гости дети у себя дома со сватом, поэтому, хоть я и не собиралась его соблазнять, но наказ его должна всё-таки выполнить, то есть прийти красивой и молодой. А как выглядеть молодой без маски? Это невозможно.
Вот я с утра и наколотила желток яйца, по чайной ложке мёда и оливкового мала, и всю эту суспензию наложила себе на лицо и на шею. Да не просто наложила, а хорошенько наложила, не пожалела, наляпала так, что закапало с носа и потекло по груди.
Соответственно, и халатик надела такой, где очень хорошо открыла шею, вплоть до лифчика, причём лифчик старый, потёртый и выцветший. Лежу, жду, когда маска на лице и шее начнёт присыхать. А когда она присыхает, то стягивает кожу лица так, что говорить невозможно. Возможно только сжатыми губами букать, мукать и угукать.
И надо же, как только она засохла, раздался звонок в дверь. Если бы он прозвенел один раз, я, наверное, и не пошла бы открывать. Но звонок прозвучал дважды, а так ко мне звонят только свои: родственники, друзья, соседи.
Ни о чём не подозревая, и не глядя даже в глазок, я с жёлтой от желтка засушенной рожей и с выпирающей заляпанной грудью наружу распахнула дверь настежь и чуть не упала от неожиданности. На пороге с огромным букетом алых роз стоял – как я могла забыть? – управляющий банком, «моим» банком, арендующим мою площадь, Михаил.
Ещё в самом начале, когда я только завела дневник, я тогда сказала, что у меня с банком непростые отношения. Все года, сколько я сдаю свою квартиру в аренду, все эти года я эту аренду с постоянной регулярностью повышаю. Дело начиналось с шестисот долларов в месяц, сегодня я получаю тысячу двести евро. 
Да, я понимаю, что это нехорошо, но инфляция моего мнения не спрашивает. Она шагает по Украине семимильными шагами, а мы за ней следом. 
Руководство банка тоже понимает, что моей вины в этом нет, и поэтому регулярно платит эту аренду. Регулярно платит и постоянно просит, чтобы я им продала свою площадь, за которую они так регулярно платят.
А я не продаю. И не потому, что я жадная или плохая, нет. Просто деньги, когда они есть, очень хорошо тратятся. Всегда найдутся дыры, куда их можно засунуть.
Я, например, купила бы себе новый автомобиль, а старую «Таврию» выкинула на металлолом. На днях попала в Фиатовский салон и ахнула, на витрине стояла не машинка, а мечта – Фиат 500, трёхдверный хэтчбек.
Я заболела, но купить, даже имея такой доход, как у меня, не могу. И кредит брать не хочу. Хватит с меня одного кредита в жизни. До сих пор в пот вгоняет, когда вспоминаю, с каким трудом я его выплачивала. Нет, о кредите не может быть и речи.
В общем, получи я деньги сразу, они сразу бы и улетучились. А так у меня постоянный и стабильный доход, на который я и дочь свою выучила, и замуж выдала, и в декрете помогла. А теперь, когда Марыся перешла на полное самообслуживание и денег у мамульки не берёт, я ничего для себя не жалею. 
Конечно, олигархом себя не назову, но для женщины иметь каждый месяц двенадцать тысяч гривен дохода, это я скажу, не всякий мужчина сможет заработать.
Для банка же вопрос о покупке помещения остался висеть в воздухе. Руководство так свой напор и не сняло. Они постоянно каждый год восьмого марта поздравляют меня с праздником и интересуются, не изменю ли я своего решения. Причём, не посылают там какого-нибудь прыткого рассыльного, а только сам управляющий собственной персоной приходит и приносит мне цветы.
Раньше это был милый старичок Ефим Борисович, а в последние несколько лет его миссию взял на себя новый управляющий, интересный симпатичный и, что немало важно для меня, молодой мужчина, Михаил Степанович. 
Я его зову просто Михаил и без отчества, потому что, во-первых, он младше меня, наверное, лет на пять, точно не знаю. А во-вторых, он мне не начальник, так что Михаила с него будет вполне достаточно.
В общем, прыгать за дверь и прятать там свою оранжевую от домашнего яйца рожу я не стала, только слегка прикрыла грудь руками, отчего прилипла к ней сразу же. «Фу ты! Я ж вся в меду!» И рта открыть не могу, не могу сказать простого «Здравствуйте», потому что рот мой стянуло так, что без усилий что-либо произнести абсолютно невозможно.
Не открывал рта и Михаил. Вернее, он его открыл сразу, как только увидел меня такую «красивую», но вот слова от неожиданности вымолвить не мог. Так и замер с выпученными от удивления глазами и отвисшей челюстью.
Да, молчание наше действительно затянулось. Короче, первой очнулась я. Недолго думая, выхватила предназначенный мне букет из рук Михаила, при этом хорошо прилипнув к ним своим мёдом, и ничего не говоря, громко захлопнула перед его носом дверь. 
В завершение всего на меня напал смех, и не просто смех, а дикий хохот. Это я к тому, что всегда так отхожу от стресса, плюс застывшая от удивления физиономия Михаила, ну как тут не смеяться.
- Василиса, - гремел громкий голос Михаила в подъезде за дверью, – это ж мы Вас поздравляем!
- Фуфиба, - склеенными губами в ответ кричала я ему из квартиры, что на человеческом языке означало «спасибо».
- Что, так дверь и не откроете? – удивлялся мой гость.
- Фет! – падала я от смеха в коридоре, заливалась слезами, опять-таки, от смеха.
- Я Вам позвоню? – вроде спрашивал и вроде утверждал Михаил.
- Фарафо, - разрешила я ему. 
«Мог бы и не спрашивать, - подумала я, размазывая слёзы вместе с мёдом под глазами, - естественно, будешь звонить, вопрос-то с квартирой не решён. А розы бесподобные! Наверное, выбрал самые дорогие, мерзавец». 
Понятно, что никаким мерзавцем он не был, просто с одного момента в своей жизни, не очень для меня приятного, я так стала называть всех мужчин, невзирая на их отношение ко мне, хорошее или плохое.
Только успела смыть с лица маску, как зазвонил телефон. Нет, ну никакого покоя в праздник, возмущалась я, спеша к телефону.
- Привет, - раздался из трубки голос Веньки, старого школьного товарища. – Василиса, пойдём сегодня в кафешку, я тебя приглашаю.
Вот так неожиданность! Дело в том, что мы с Венькой стали общаться буквально три месяца назад. До этого я с ним не виделась и не слышалась все тридцать лет, сразу после того, как закончили школу. Хоть и жили всё это время в одном городе, а вот общаться как-то не приходилось.
Но, благодаря «Одноклассникам», Венька меня нашёл, выпросил мой номер телефона, и теперь время от времени мы с ним перезваниваемся. 
Почему приглашение в кафешку стало для меня неожиданностью? Потому, что разговаривать-то мы разговаривали, но вот назначать встречу Венька как-то не решался, а я не горела желанием. Я даже не знаю, как он сейчас выглядит, потому что ни одной фотки на страничке в одноклассниках у него нет. Но думаю, что узнать смогу, ведь, не изменился же он до неузнаваемости?
В школе с Венькой я дружила поскольку постольку или честно сказать, совсем не дружила. Товарищами были, но вот друзьями, нет. И когда он высветился в «Одноклассниках», я, конечно, обрадовалась и поняла, что как бы мы не относились друг к другу в школе, сейчас он для меня настоящий друг детства. 
По телефону я с ним могла болтать часами и обо всём, но дальше разговоров наши отношения никуда не заворачивали, а тут, здрасьте вам, приглашение в кафе.
- Вень, спасибо, конечно, но сегодня не могу, иду к детям в гости, - отказывая, я испытывала лёгкую неловкость. Подумает ещё, что не желаю с ним видеться. Поэтому, чтобы сгладить неловкость, которую я почувствовала между нами, я предложила: - А давай в пятницу встретимся. После работы. Сможешь? 
- Конечно, смогу! – услышала в ответ радостный голос Веньки. «Надо же, как мало нужно человеку для счастья, - подумалось мне. – Ну, вот и первое свидание. Может оно будет удачным, и я утру нос Подливе?»
Пока собиралась к детям, снова зазвонил телефон. «Интересно, кто на этот раз», - гадала я, поднимая трубочку. Вроде уже все обзвонились, кроме подруги, но и Сашка звонить не могла, так как в эту минуту она находилась в гостях у очередного бойфренда. 
- Василиса, здорово! – зазвучал из трубки незнакомый мужской голос. – Не узнаёшь?
- Нет, - ответила я с осторожностью. Вдруг меня разыгрывает хорошо знакомый мне мужчина?
- Это же я, Петька Синяк, - пьяно заржали на другом конце провода.
- Какой ещё Синяк? – опешила я.
- Ну, ты даёшь, мать, не помнишь Петьку Синякова, своего одноклассника.
«Опять одноклассник, да что же вас попёрло сегодня?» - подумала я в сердцах, но вслух для приличия произнесла:
- О, привет! Как дела? – и тут меня осенило: - А откуда ты знаешь мой номер телефона? 
- Так Венька дал. Просто не было случая позвонить, а тут праздник. Вот, решил тебя поздравить, - по-моему, Петька хорошо навеселе. – Слушай, Василиса, а ведь ты мне нравилась, - начал свои пьяные откровения Петька. – Я всё помню, родненькая. Помню твои синие глазки, твои красивые ножки, твою родиночку на коленочке.
- Слушай, Петя, - оборвала я резко причитания своего одноклассника. – Ты меня с кем-то путаешь. Никаких родиночек на моих коленочках нет. У меня совсем родинок нет, если тебе так интересно.
Вообще-то я слукавила. Одна есть, под грудью, но о ней знает только тот, кто снимал с меня одежду. А вот Петька меня никогда не раздевал, надеюсь, что никогда и не придётся ему этого делать.
- Синяк ничего не путает! – вякнул пьяный Петька. И когда он это провякал, меня в очередной раз разобрал смех. Я на минуточку представила себе старого мужика, - а какой он, если ему пятьдесят лет? – который не отошёл от детских замашек. Если он Синяк, то тогда Веньку Зозуленко я должна звать Зозулей, так, как дразнили в школе. А меня Шурупом.
Дело в том, что по девичьей фамилия я – Цвяхова, а цвях в переводе с украинского языка означает гвоздь. А гвоздь и шуруп – близнецы братья. Вот девчонки и повесили мне прозвище Шуруп. Я абсолютно не обижалась, мне даже нравилось, только сейчас называться Шурупом как-то не по-взрослому. Наверное, мы все уже вышли из детского возраста, а вот Петька в нём задержался.
В общем, Синяка я отшила, окончательно принарядилась и собралась уже выходить из квартиры, как снова раздался телефонный звонок. Не подумай я, что это звонят дети, то ни за что не подняла бы трубки, а так пришлось возвратиться и ответить на звонок. 
- Василиса, это ты? – снова мужской незнакомый голос. 
- Да, - опять, как и в прошлый раз с Петькой, неуверенно ответила я.
- А ты меня не узнаёшь? – интересно, когда этот мартовская угадайка закончится, а?
- Послушай, - выступила я, не скрывая раздражения. Опять какой-то алкоголик решил выпрыгнуть из далёкого прошлого и нарисоваться в моей жизни. - Мне эти шарады сегодня порядком надоели. Или ты называешься, кто такой, или пошёл к чертям собачьим. 
- Васёк, ты что, меня совсем не узнала? Неужели даже голос мой забыла? – О нет! Так не бывает! Сердце помчалось галопом и застучало, нет, забарабанило по всем клеткам моего тела. Голос я, может, и забыла, но вот этим именем меня называл только Максим, Максюша, Макс.
Но вместо прекрасного и любимого имени мои губы, живя отдельно от моего мозга, произнесли совсем не то, чего я от них ожидала:
- Ну, привет, - произнесли они и смачно добавили: - мерзавец!

9 марта, среда, 23.00, продолжение: Любовь – это река, в которой плывут два дурака.
- Мерзавец, мерзавец и ещё раз мерзавец! – трижды повторила я и бросила трубку. Этот голос растревожил все фибры моей души. Ещё бы! Ведь я так любила этого гада! 
Максим Чайка появился в нашей школе в девятом классе. Он сначала учился в восьмилетке, а потом его перевели к нам доучиться, получить, так сказать, полное среднее образование. 
Конечно, он пришёл не сам. С ним в нашем коллективе появилось ещё несколько ребят и девчонок. В классе, где все друг друга знают с семи лет, эти новые девчонки и мальчишки заставили биться не одно юное сердце.
Я, конечно, не знаю, как вели себя ребята, увидев новых одноклассниц, что они в тот момент чувствовали, но вот что чувствовали наши девчонки, когда увидели первого сентября новых парней в классе, это я отлично помню.
В Максима сразу же влюбились все наши первые красавицы. Ещё бы не влюбиться: высокий, стройный атлет с фигурой античного спортсмена. К этой фигуре добавить вьющиеся русые волосы, светло-серые, почти голубые глаза, словно плещущиеся в ясный день воды Днепра, и обаятельную, солнечную, просто убийственную улыбку, и всё, клиент готов. 
Готовы были и наши красавицы, но он выбрал почему-то меня. Это сейчас, с высоты своего возраста, я понимаю, что в шестнадцать лет закончился, наконец, мой переходный возраст, и я из гадкого утёнка превратилась в красивого лебедя, но тогда наш закрутившийся роман имел эффект разорвавшейся бомбы.
К слову сказать, как он быстро закрутился, так он быстро и раскрутился. Первая любовь бывает разной. У кого-то она вечная, у кого-то наподобие весеннего яблоневого цвета. Подул ветер, и отпавшие лепестки улетели в облака.
Так и мы с Максом, повстречавшись с полгода, быстренько расстались, потому как, были молоды, познали вкус первого поцелуя, и оказалось, что целоваться, это так здорово. Поэтому вскоре нам захотелось целоваться со всем миром, а не только мне с Максом, а ему со мной.
Окончив школу, я вышла замуж и потеряла Максима из виду. Он тоже женился, и у нас была у каждого своя семья. После развода я страстно и срочно стала набираться сексуального опыта, потому как до замужества такового не имела.
Не знаю, как бы сложилась моя дальнейшая судьба, может быть я снова вышла бы замуж, может быть. Но, в моей жизни опять появился Максим Чайка.
Он выпорхнул неожиданно из-за угла тёмного дома, когда я вечером возвращалась с работы. На тот момент я в «сотый», утрирую, конечно, не в сотый, а в десятый раз распрощалась с очередным ухажёром и соответственно пребывала в одиночестве. 
Ну и встреча у нас была! Я так обрадовалась Максу, что повисла на нём кулём, а он, прижимая крепко и не снимая с себя «куль», так и занёс меня в квартиру. И начался у нас бурный роман.
Эх, и закрутили же мы тогда! На дворе лето, нам всего по тридцать пять лет, и когда же любить, как не в молодые годы! Теперь, в отличие от первой яблоневой любви, тут появилась любовь настоящая. Максим, опытный мужчина, я, женщина с немалым багажом сексуальных знаний, конечно, это были взрослые отношения.
Я оказалась снова влюблена и безумно счастлива, что встретила Макса, и что познала его уже совсем с другой стороны. Со стороны взрослого мужчины. 
Но наши взрослые отношения шли точно по такому же сценарию, как и детские. Не прошло и несколько месяцев, как Максим меня бросил самым подлым образом. В один прекрасный момент он просто не явился на свидание, и всё, больше ни ответа, ни привета.
Я не знала, что мне делать. Мобилок в то время ещё никто не придумал, а звонить ему домой не позволяла гордость.
Господи! Как же я болела тогда! Меня скрутило в узел, я не могла ни дышать, ни видеть, ни слышать. Я думала, что погибну от этой любви. Я пролежала сутки на диване в забытье, и в тот момент мне казалось, что за окном обрушился весь мир.
Но сон, действительно великий лекарь. Уже утром, получив ночью порцию лечебного сна вроде ложки противной касторки от запора, я поняла, что мужчины не достойны моей любви. 
Ещё я была рада, что у меня такой неунывающий характер. Что болею я всегда лишь одни сутки. Что бы со мной было, если бы я болела от предательской любви месяц? Да я даже представить себе этого не могла. Прошедшие сутки высосали из меня все соки. За ночь я так осунулась, что в моём лице не было ни кровинки.
Хорошо, есть волшебная косметика, которая имеет возможность спрятать все недостатки твоей внешности. В транспорт я не садилась, на работу отправилась пешком, и солнце и свежий ветерок сделали своё доброе дело. В конторе я появилась посвежевшая, помолодевшая, вроде ничего и не случилось. Но с тех пор все мужчины для меня стали мерзавцами.
Уже потом, спустя, наверное, год я узнала, что Максим Чайка второй раз женился и вместе со своей женой уехал в Бразилию на постоянное место жительства. Сначала я опешила от такой новости.
- Как женился? – я не могла поверить, ведь у нас была безумная любовь. Потом вспомнив, как он меня беспардонно бросил, моё удивление сменилось на гнев. От злости перед глазами замаячили обезьяны, которых так много в Бразилии, и я сразу представила себе его жену, толстопопую, полногрудую, с большими губами бразильянку. Ещё и темнокожую. Короче, полный букет несвойственных мне прелестей.
- Макака недорезанная, - ругнулась я в сердцах, и вычеркнула Макса из своей жизни. В общем, пропал он из моего поля зрения почти на пятнадцать лет. И вот сегодня вынырнул, паразит!
Но злости я к нему не испытывала. Прошло много времени, а оно, как известно, лечит. Наоборот, мне очень захотелось с ним встретиться. Я, конечно, понимала, что встреча наша ни к чему такому не приведёт, ведь дважды в одну и ту же реку только дурак может вступить. Хотя, мы-то как раз с Максимом дураками и были, потому что, дважды в эту реку входили. Но третий раз я-то уж точно не вступлю.
Я ехала в такси к детям, и размышляла: какой удивительный день. Сегодня праздник, у меня прекрасное настроение. С самого утра сыплются женихи на голову, наверное, у них тоже переходной возраст. Даже странно как-то, ведь в последнее время я и возможности не имела для знакомства, а тут всё и сразу.
Когда читаешь о таком в романе, то не веришь в написанную чушь. Всегда кажется, что автор свою героиню слегка приукрашивает. В пятьдесят лет и чтобы столько поклонников, да это просто фигня на постном масле. Быть такого не может.
Но теперь эта фигня появилась и в моей жизни. И почему-то меня это не удивляло. Наоборот, внутри у меня сидело такое ощущение, что на Максе сюрпризы не закончатся. Я ехала, думала, анализировала и поняла, что дело не во мне, не в женихах и не в их переходном возрасте. Всё дело в весне. Это она на всех действует по-дурному.
Так, что-то я увлеклась. А сна ни в глазу, ладно, пойду, водички попью и продолжу свою писанину.

10 марта, четверг, час ночи: Старый конь не только борозды не портит, но ещё и силу имеет для этой борозды.
Всё-таки мой внутренний голос меня никогда не подводил. Вот ведь чувствовала, что праздник закончится непредвиденным сюрпризом, так и получилось. А как хорошо начинался.
Дети накрыли великолепный стол. Зять подарил китайского фарфорового дракона.
- Мама, - вещал зятёк, - этот дракончик – домашний символ. Он будет охранять Вас и Вашу квартиру от всяких катаклизмов.
Здесь хочу сделать отступление и сказать пару слов о своём зяте. Это прекрасный человек. Я его люблю. Наши отношения с самого начала выстроились правильно. Он рано потерял мать, поэтому я ему её заменила. Зять является для меня не как муж моей дочери, а как родной сын.
И мы не исключение. В основном, между зятем и тёщей всегда царит мир, чего не скажешь о свекрови с невесткой. К тому же, зятёк мой очень хорошо зарабатывает. Дети живут на Правом берегу в районе Великого Луга в элитном двухэтажном доме с камином и участком в двадцать соток.
Но при этом заработке он постоянно мотается по каким-то командировкам. Причём, это не простые командировки по Украине, а очень длительные поездки по всему миру.
Чем конкретно он занимается, я не знаю. Марыся говорит, что торгует новыми технологиями. Я, конечно, не вникаю в такой термин, но иногда мне кажется, что это торговля металлом в крупных размерах или, того хуже, оружием.
Когда я об этом говорю Марысе, она только отмахивается.
- Мама, - отвечает она мне, - не бери в голову. Мой муж числится на государственной службе.
Ничего себе, служба. Да я не знаю ни одной государственной службы, чтобы так платили своему работнику, разве что, депутатам, министрам и самому президенту. Короче, я осталась при своём мнении, особенно тогда, когда узнала, что главный офис начальства зятя находится, как ни странно, в Харькове.
Но, несмотря на все эти командировки, моя Марыся цвела от счастья, и я, глядя на эту сомнительную ситуацию, в конце концов, махнула рукой, тем более, что из каждой командировки зятёк мне привозил разные статуэтки. Вот и сейчас он совсем недавно вернулся из Шанхая, где купил такого замечательного китайского дракончика и подарил мне.
- Спасибо, - сказала я, беря в руки подарок. Статуэтка была чудесная, яркая, красочная. Под стать моему настроению. Я рассмеялась и добавила после благодарности: - У меня в жизни всё есть. Только катаклизмов нет. Давайте ещё и их позовём. А что, пусть они появятся.
Моя шутка понравилась всем, особенно свату. Он так смеялся и так при этом прижимал меня к себе, что я испытала некую неловкость.
- Давайте к столу, - призывала я всех, выскальзывая из жёстких объятий генерала, - кушать очень хочется. 
Сват как никогда был в ударе. Посылал тост один за другим. Сказал, что его подарок ещё впереди. Интересно, когда? Ночью что ли? 
Маципурик любимой бабуле, то есть, мне, подарила открытку, выполненную собственными руками, Марыся безумно дорогой крем для лица. Я же своим девчонкам связала по красивому пончо. Я вообще люблю вязать. Особенно крючком. В общем, все такие радостные и счастливы, в подарках, мы до самого вечера отмечали праздник.
День подошёл к концу. Уже в полночь, успокоившись и ни о чём не думая, даже о Максе, я, в сопровождении свата, ехала домой в такси. Машина мерно покачивалась, я расслабилась, а напрасно, потому что апофеоз праздника был впереди.
Сегодня утром я явилась на работу разбитая, и всё потому, что вчера ночью мне пришлось сопротивляться, как юной девственнице. Этот сват, мерин старый, решил, наверное, что он молодой конь, иначе, как сказать, если уже перед дверью моей квартиры он приготовился к атаке. 
Сначала напросился на вечерний кофе. Конечно, я не могла отказать и пригласила его к себе в гости. Мне бы тогда не смалодушничать, и указать ему на дверь, но я не решилась. Всё-таки не чужой человек, родня. Как тут откажешь.
А вот сват, наверное, рассуждал по-другому. Он сразу взял ситуацию в свои руки.
- Василиса Романовна, - сжал он мою ладонь, - я Вам говорил, что мой подарок впереди. Так вот, Вы женщина одинокая, и я одинок. Почему же нам не соединить наши одинокие сердца?
- Вы предлагаете мне выйти за Вас замуж? – не удивилась я. Собственно, чему здесь удивляться. Я давно подозревала о его намерениях. Сват неоднократно намекал на совместную жизнь. Только мне казалось, что с подобным предложением он подберётся потом, когда-нибудь, а не сегодня и не сейчас.
- А чего оттягивать, - словно угадывая мои мысли, отвечал сват. И в довершении всего, взял меня за палец и надел на него золотое кольцо. Даже с размером угадал, хитрец. Наверное, у Марыси узнал, а она меня и не предупредила. Ну, я ей задам. 
А сват, не обращая внимания на моё молчание, на то, что я ему ещё ничего не ответила, схватил меня в оборот. Не ослабляя своего напора, сразу после предложения, он начал меня тискать за все места и очень откровенно прижиматься. Я опешила. Мало того, что без разрешения хватал меня за руки, так ещё целоваться полез, нахал.
Я не успевала отбиваться. Если отталкивала его голову, то сразу ощущала его руки у себя на груди. Хватала за руки, получала смачный поцелуй в губы. Хлопала по губам, чувствовала, как прошлись по моим бёдрам.
Я убегала, меня хватали и жёстко зажимали. Я вырывалась, меня снова сжимали в тиски. Мы бегали по всей квартире, как сумасшедшие. Я убегала, он догонял. Мотались так, словно нам намазали в одном месте жгучим перцем, причём, мотались молча, слышно было только кряхтение и сопение.
В конечном итоге свату удалось завалить меня на диван, и наша борьба перешла в лежачее положение. Ощутив все выпуклости и неровности мужского тела, я поняла, что надо бороться, иначе мною овладеют, причем очень даже осязаемо. Я дралась, как волчица: и руками, и ногами, и торсом.
Но этот конь педальный навалился на меня всем своим мощным мужским телом, показывая на то, что ещё чуть-чуть, и моей «девственности» придёт конец. Не знаю, как у меня получилось, но рука вдруг вывернулась и схватила с тумбочки первое, что попалось. А попалась как раз новая китайская статуэтка. Выходит, не зря мне её зять подарил. Охранником она оказалась настоящим, не символическим. 
Со всей дури, на которую была способна, фарфоровым драконом я треснула свата по голове. Всё произошло за считанное мгновение. Не ожидала, что после такой борьбы у меня останутся ещё какие-то силы. Но силы остались, и, видать, немалые, так как дракон разлетелся на кучу мелких осколков, а сват обмяк в отключке. 
Я сразу и не сообразила, что случилось. Только почувствовала, как «жених» затих и расплылся на мне, словно асфальтовая плита под жарким солнцем. От страха, что меня изнасилуют, я перешла к страху, что кого-то укокошила. И не просто кого-то, а родного отца своего зятя.
Я была в ужасе и не знала что делать. Мало того, эта «плита» всё ещё лежала на мне, не давая даже пошевелиться. И всё же, я кое как выбралась из-под свата, и, трясясь от содеянного, приложилась ухом к его груди.
На моё счастье, сердце громко билось, и даже без аритмии. Слава Богу! Я схватила графин с водой и выплеснула на его разбитую макушку. Розовая жидкость тут же залила и мой белый велюровый диван, и белый ковёр на полу. Твою дивизию! Погуляли! Как теперь это всё отмыть?
В общем, выставить свата за дверь ночью да ещё с разбитой головой я не смогла. Когда он пришёл в сознание, потребовала от него беспрекословного подчинения.
- Иначе, расскажу детям, - пригрозила я, отдавая нерадивому жениху кольцо.
- Я не приму подарок назад, - промычал сват, держась рукой за мокрый компресс на голове.
- Ещё как примешь, - перешла я на «ты» после такого ухаживания.
Что оставалось делать этому неудачливому Дон Жуану? Конечно, меня слушаться. Постелила я ему, естественно, на залитом его же кровью, диване, а сама завалилась спать без задних ног.
Это бурное объяснение, эта буйная ночь, эта борьба за «невинность» сказались на мне утром. Когда я встала с постели, всё моё тело ныло, словно побывало под колёсами грузовика. Свата уже в квартире не было. А вот кольцо его лежало на столе и прижимало записку: «Я тебя всё рано люблю», гласило в ней.

10 марта, четверг, 14.00: Любовная связь, кодовый замок. Ищем ключик.
Шеф уехал по делам, поэтому я смело достала тайную тетрадь и могу спокойно отдаться своему писательскому таланту.
Вчера мы с Подливой почти не виделись, она работала, как пчёлка, а после работы я не смогла с ней встретиться. Мне очень хотелось отдохнуть, ведь той праздничной ночью я поздно легла и утром рано встала.
Зато сегодня на обеде мы с подругой отвязались по полной. Без стеснения прошлись по всем нашим женихам и разобрали их всех по косточкам.
Кольцо, подаренное сватом, я, конечно, приняла. Оно было безумно красивое и безумно дорогое: белый бриллиант в оправлении черных алмазов. Я слаба, я не устояла.
- А где он деньги взял? – интересовалась Подлива, примеряя на своём пальце кольцо.
- Наверное, на пенсию, он же генерал в отставке. А если честно, то мне не интересно. За ту ночь, что он устроил, этого даже мало.
Мы с Сашкой опять прыснули. Смеялись мы чуть раньше, когда я рассказывала об атаке свата, и показывала синяки на теле от его пальцев.
- Слушай, - удивлялась Подлива, - неужели у него с этим всё о,кей, ведь ему же шестьдесят шесть лет? 
- Не знаю, не проверяла. Может он кусок сухой колбасы засунул себе в галифе, откуда я знаю. Я тебе рассказываю только о том, что чувствовала, а чувствовала я это очень хорошо. Он же буйвол, а не мужчина. Косая сажень в плечах. Навалился так, так прижался, что я вздохнуть не могла. Сама себе удивляюсь, как я только его отключила? И вообще, будь он моего возраста, ну или пусть даже на несколько лет старше, я, наверное, не устояла бы под его натиском. Уж больно он крепкий мужчина. Но, шестнадцать лет разницы, - пожала я плечами, - нет, этот рубеж мне не преодолеть.
- У тебя от твоего ухажёра хоть кольцо осталось, а у меня . . . – подруга махнула рукой, - вечно мне попадаются какие-то безденежные поклонники.
Не там ищешь, хотелось мне сказать Сашке. Но я промолчала. У нас ведь пари, так что правила надо соблюдать. Ещё неизвестно, кто прав. Количество поклонников ни о чём не говорит. Может, они точно так же исчезнут с моего горизонта, как появились на нём. Так что, мы пока с Подливой на равных весах.
Но, Сашку я понять могла. Когда тебе тридцать лет, то хочется принца, а не мурло какое-нибудь. Собственно, мурло не хочется и в пятьдесят, но в таком возрасте среди мужчин малый выбор. А вот в тридцать лет выбор ещё есть, и когда к твоему берегу постоянно приплывает всякий мусор, то очень за себя обидно.
У Подливы в данный момент сложный период. Она в каком-то замкнутом круге, закрытом на кодовый замок. Сашка сейчас встречается с парнем, который ну никак не должен быть в её жизни, но он в ней есть. И разорвать этот круг она не может, и ключа для сложного замка у неё нет. А я не знаю кода, чтобы ей подсказать.
Больше полугода она тянет с ним волынку. Конечно, сначала он ей очень нравился. Да, что там нравился, подруга просто обезумела от восторга, когда познала его в постели. Из всего того отряда, по которому она прошлась за последнее время, этот превзошёл всех.
Я постоянно задавала ей вопрос:
- Ну, что такого он делает с тобой, чего не делали другие мужики?
- Ты не понимаешь, - томно плыла Сашка, закатывая кверху глаза от воспоминаний прошедшей ночи, - он подходит мне во всём, он даже пахнет моим запахом. 
- Он что, душится Ральфом Лауреном? – ехидно спрашивала я, указывая Сашке на её любимые духи.
- Нет, конечно, - смеялась Подлива, справедливо принимая мои упрёки, - тут дело не в парфюме, просто запах его тела сводит меня с ума.
Ну, что тут скажешь? Клинический случай. Сашка плавала в этом карамельно-розовом тумане до тех пор, пока розовый цвет не сменился на бурый, а карамель на пластилин. Ни сладости от него, ни пользы, одна неприятная липкость, после которой нужно мыть руки с мылом, иначе не отмоется.
Всё это специфическое ассорти проявилось так быстро, что подруга вначале даже не понимала в чём дело, и подыскивала происходящему всякие объяснения. Ну, например, её благоверный не работал. Вернее, как он объяснял, раньше он имел очень хорошее место и прилично зарабатывал, но фирму закрыли и сейчас он в поиске. На минуточку, этот поиск уже длится семь месяцев, ровно столько, сколько Подлива с ним встречается.
Когда я говорила, что мужчина без работы это либо проходимец, либо тунеядец, Сашка стеной вставала на его защиту. 
- У него прекрасная однокомнатная квартира, с отличным ремонтом, - рвала рубаху на своей груди Подлива, - и великолепный из алой замши диван.
- Ну, ещё бы, - парировала я ей в ответ, - ещё бы он не был великолепным, когда вы на нём каждую ночь кувыркаетесь. И вообще, - била я Сашку в больное место, - он маленького роста. Он же ниже тебя!
- Если честно, - сдавалась Подлива под моими неоспоримыми аргументами, - все эти полуперденчики мне порядком надоели, но этот, - добавляла она с гордостью, - хоть и маленького роста, но очень высокого мнения о себе. 
- И в чём тут особенность? – продолжала давить я на Сашку. – Да у каждого шибздика комплекс Наполеона. И твой, не исключение.
- Но не каждый маленький мужчина может быть таким волшебным любовником, - опять уплывала Сашка в поднебесье.
- И что же в нём такого волшебного? – добивала я до конца свою подругу.
- В умении и практическом его применении, - расплывалась та в дебильной улыбке.
- Ты имеешь в виду . . .
- Вот, вот, именно то, о чём ты подумала. 
- Просто, Альберт Допплер любовного мира, - не удержалась я от ехидства.
- Да, он виртуоз сексуальных страстей.
Ну, как дальше говорить с этой малахольной? Тьфу, плевалась я в сердцах, но понимала, что своего ума не вставишь.
Сашка, пребывая в любовном угаре, всё же слепой не была. Но, в силу своего инертного характера, все недостатки благоверного старалась не замечать или на худой конец оправдывать.
Но, как бы то ни было, солнце, взойдя на горизонт, всегда вечером клонится к закату. Так к закату подошло и Сашкино увлечение. Подруга, до изжоги наигравшись искусной флейтой виртуоза, поняла, что кроме мелодии, которую вешают на уши, ей ещё нужны и чувства. Она должна ощущать, что любима, а вот как раз этого ощущения Подлива не испытывала.
Мы с подругой одинакового роста, метр семьдесят. На сегодняшний день для женщин, это не очень высокий рост. Есть дылды и по метр восемьдесят пять, и выше. Но и не маленький, особенно, когда надеваем туфли на высоких каблуках.
Сашкин же ухажёр имел рост всего метр шестьдесят восемь. Для мужчины это, мягко скажем, ниже среднего. Я, когда интересовалась их отношениями, спрашивала Подливу так:
- Как наш маленький?
На что подруга не обижалась. Ей даже нравилось, что они почти одного роста, да и в постели, как она говорила, ей было удобно.
Сам же «маленький», собой ничего не представляя, имел очень высокие требования к партнёршам. Его эталон – это «темноволосая женщина, худючая и с огромными ногтями».
- Вот это высший пилотаж, - смаковал он женскую красоту.
Сашка, чтобы ему угодить, срочно из блондинки перекрасилась в шатенку, отрастила длинный маникюр и села в очередной раз на диету. Но даже эти жертвы его не умаслили. Он никогда не хвалил Подливу и не делал ей комплименты.
- Чтобы ты звёзды носом не царапала, - объяснял он своё нежелание к похвалам.
Особенное требование у него было к женскому белью. Оно обязательно должно иметь знаменитую марку и прилично стоить. Теперь Сашка носилась по магазинам в поисках дорогого и качественного белья. И всё это за свои кровные. Кавалер ей не давал ни копейки, хотя часто в минуты откровения, которые наступали после любовных утех, он нашептывал Подливе речи, которые снова усыпляли её бдительность:
- Как жаль, что я раньше дарил кому не нужно и золотые кольца, и золотые браслеты, а теперь с момента нашей с тобой встречи я не могу тебе этого сделать. – И грустно добавлял: - Ты же знаешь, я сейчас стеснён в средствах.
Момент был выбран правильно, и конечно, Подлива его понимала. Да, он всегда выбирал правильные моменты. На базар с Сашкой не ходил, чтобы не тратиться и не нести ей сумки. Объяснял это тем, что не терпит базарной толпы. Цветы не дарил, потому что их не любит. Подарки – это очень банально и так далее.
Когда Сашка делала ему намёки насчёт его скупости, он ей отвечал, что денег у него достаточно, только тратить их нужно с умом. Сам же к Подливе вечно цеплялся, когда она отказывала ему в нецелесообразных покупках.
- Ты смотри, какая ты у нас экономная, - летела язвительная реплика Сашке вслед.
Очень часто он «уходил в себя». Это выражалось в молчании и презрительном взгляде. В первый раз, когда такое произошло, Сашка испытала какую-то необъяснимую вину. Вроде она что-то совершила, но вот что, никто ей не объяснил. Уже потом, привыкнув к его психам, подруга отмораживалась, будто её это не касается, и могла неделями с ним не видеться и не разговаривать.
В общем, всё это терпелось бы и дальше, если бы не один случай. Как-то Сашка осталась одна в его квартире. Как, я уже не помню, то ли он в магазин пошёл, то ли к соседу вышел, точно не знаю. И Подливе ужасно захотелось пройтись по его шкафчикам и полочкам. Посмотреть, такой ли он на самом деле, как себя представляет. А узнать это можно, только приподняв занавес его скрытой от всех жизни. Вот моя подруга его и приподняла.
Увиденное её не впечатлило. Наоборот, только поразило. Особенно ящичек с нижним мужским бельём, в котором болталась всего пара трусов сомнительного вида.
Сашке сразу на ум пришли его разговоры о том, что у него всё должно быть самое лучшее. И телефон «Нокиа» у него лучший. Хотя на вид самый обыкновенный. А так распишет, что любой человек ему поверит. Да, этот телефон действительно самый лучший. 
- Меня тоже не на мусорке нашли, - любимое его изречение.
В общем, эта пара замызганных трусов сделала своё дело. Его высокое самомнение в Сашкиных глазах упало ниже плинтуса. Оказывается, у «супермэна» в гардеробе приличные лишь одни плавки, в которых он щеголял перед Подливой, а остальные, в количестве всего двух штук, имели довольно-таки затрапезный вид. И это притом, что требование к женскому нижнему белью у него зашкаливало. Да и не только к белью, но и к самой партнёрше.
- Женщина, - поучал он Сашку, - должна быть в быту подругой, хозяйкой на кухне, в постели тигрицей.
А та, ловя его каждое слово, жарила и парила на этой кухне всё свободное время, а ночью показывала свои тигриные повадки.
В конечном итоге, упал он в Сашкиных глазах так, что другим словом, кроме как «пендюрка», она его теперь не называет. Но и не расстается, тянет с разрывом, потому что очень к нему привязана, всё-таки встречаются семь месяцев, да и любовник он, чего уж тут греха таить, великолепный. А Сашка, попробовав не одного мужчину, поняла, что секс в её жизни имеет весомое значение.
И замену своей «пендюрке» она найти не может. Не может, встречаясь с одним мужчиной, в это же время назначать свидание другому. Вот вам и замкнутый круг. Вот и замок без ключа.
На восьмое марта он Подливе подарил неплохую кофеварку и сразу же упрекнул её в том, что она сварила ему жидкий кофе.
- Ты понимаешь, - жаловалась мне подруга, - я ведь первый раз варю в ней, не знаю, сколько туда нужно положить кофе. А этот скаред, прости Господи, что так скажешь, прицепился ко мне и весь праздник упрекал в жадности. 
- Да, гони ты его в шею, - советовала я Подливе. 
- Не могу, - тяжело вздыхала та.
- Почему?
- Чаша не переполнилась. Жду.
- Хорошо, жди, - а что ещё я могла ей ответить.
Ну, вот, рабочий день закончился. Пять часов. Сегодня с подругой никуда не идём, потому как, мне себя нужно привести в порядок, ведь завтра вечером у меня свидание с Венькой.
Встреча должна состояться при любой погоде, решила я. Во-первых, тридцать лет не виделись, это всё-таки срок. Во-вторых, назло Максу. Пусть не думает, что только он свет в моём окошке. Хотя этот мерзавец уже достал меня своими звонками. Вчера весь вечер звонил и настаивал на свидании. Научился у своих обезьян давить на женщину, но здесь не Бразилия, и я не мартышка. Со мной так не пройдет.
Сначала Венька. Пока с ним не разберусь, с Максимом видеться не хочу. Вдруг у меня что-нибудь завяжется? Нет, Венькин шанс упускать нельзя.

12 марта, суббота, полночь: Сашкины трусы, мои носки или о том, чего я хочу, но совсем не то получаю.
Всё-таки мысль завести дневник очень удачная. Я сейчас нахожусь в таком возбуждении, что мне хочется этим поделиться прямо сейчас, не откладывая на завтра. Но сделать это не просто, на дворе глубокая ночь, все спят, а у меня, в отличие от всех, сна, ни в глазу, к тому же, распирают переполняющие чувства. Поэтому, пишу я в тетрадке с удовольствием и рада тому, что меня выслушают и не перебьют. Так вот. . . 
На свидание с Венькой я летела на всех парах. После работы быстро заехала домой, чтобы подправить осыпавшийся за день макияж, и теперь вся в волнении открываю дверь «Лавки кофе». Его запах сразу же возвращает меня в детство, в юные годы, в очень модное и такое уютное кафе.
В молодости мы назначали встречи в «Маленьком Париже» на улице Сталеваров. Вкус того кофе, мороженого глясе и любимого пирожного «картошка» я пронесла через все года. А ещё это было крутое место встреч поклонников Мельпомены: художников, фотографов, фарцовщиков. И мы, молодые и наивные, попивая холодный кофе и поедая мороженое, смело причисляли себя к их обществу.
Прошло время, кафе давно нет. В его помещении находится банк. Фарцовщиков тоже нет, остались одни коммерсанты. Где собираются сейчас художники и фотографы, я знаю – на площади Маяковского, но вот где они пьют свой кофе мне не известно. В общем, скучно стало жить. Никто из-под полы не предлагает тебе джинсы «Левайс», и ты не стараешься охмурить художника, потому что это так заводит. Мир изменился, изменились и мы. Интересно, узнаю я своего одноклассника, ведь прошло тридцать лет, как не виделись?
В «Лавке кофе», маленьком магазине-кафе, свободных мест не имелось. Столики, а их всего пять штук, были все заняты. И продавец не стоял в ленивой позе, а торопливо обслуживал стайку требовательных покупателей. Аромат кофе, как и в «Маленьком Париже» тридцать лет назад, точно так же витал в воздухе и точно так же, как и тогда, моё сердце стучало в приятном волнении. 
Закрыв за собой дверь, я оказалась перед невыполнимой задачей. В кафе полно людей, но где тут Венька? Мой взгляд заметался от столика к столику. Я вглядывалась в чужие лица и никак не могла определить, где мой старый приятель. Может, он меня кинул? Пригласил на свидание, а сам не пришёл?
Я чувствовала, что моё бдение у входной двери затянулось. Это уже становилось неприличным, но пройти к какому-нибудь столику я не могла. Я нигде не видела Веньки, высокого стройного шатена.
И вдруг неизвестный мужчина, очкастый старичок за угловым столиком, замахал мне руками. Чтобы исправить неловкое положение, в которое я попала, я шагнула к нему, потому как шагать всё равно нужно было. Не стоять же мне у двери целый час и всё время разглядывать людей?
- Василиса, иди сюда, - услышала я от седого очкарика знакомый голос. Матерь Божья! Я даже споткнулась от неожиданности. Это же Венька собственной персоной! Да, если бы не его голос, я бы никогда не узнала своего одноклассника.
Мужчинам с годами труднее, чем нам, женщинам. У нас много средств под руками, чтобы задержать свою молодость. Это краска для волос, которой мы так старательно закрашиваем свою седину. Тушь для ресниц или на худой конец просто косметический карандаш для выразительности глаз. Помада. С её помощью мы тонкие губы, если захотим, сделаем полными. И это всё мы можем исполнить собственными руками, не привлекая никаких помощников со стороны. Тут я имею в виду всяких пластических хирургов и современных косметологов с их всевозможными препаратами.
Настоящим мужчинам всё это не приемлемо. Они не красят волосы, не подводят глаза, и, тем более, не мажутся помадой. Вот какие они есть в пятьдесят лет, такие они и есть: одни седые, с редкими ресницами, пучкастыми бровями и бледными губами. Другие с тёмными, слегка притрушенными сединой, волосами, яркими щеками и выразительными губами. Но и те и другие никогда не прибегают к косметическим средствам, разве что, к одеколону и дезодоранту. И то не каждый.
В общем, когда я приземлилась за столик, я почувствовала себя ученицей, беседующей со старшим преподавателем. Сразу же Венька сменил своё имя на Вениамина. И фигура у Вениамина была вальяжная, и двигался он неторопливо. На голове седые волосы с пробивающейся лысиной на макушке, седые усы и бородка, на носу очки в роговой оправе, которых Вениамин никогда в школе не носил. Ну, как тут его узнать?
- Василиса, - радостно улыбался мой кавалер, - а ты совсем не изменилась. Выглядишь прекрасно.
Ещё бы! – подумала я. Нет, конечно, изменения за такой большой срок у меня произошли. Тогда мне было семнадцать лет, а сейчас пятьдесят, и надо быть совсем с приветом, чтобы этого не осознавать. Но вот стройность моя осталась почти той же. Вьющиеся длинные волосы я, как только вышла замуж, сразу же отрезала под корень, и теперь у меня короткая стрижка ёжиком. Но не седая, а ярко рыжая.
На мне стильная спортивная одежда, которую я обожаю и которая, очень даже легко, снимает с меня приличное количество лет. Добавить к этому отсутствие мужа алкоголика и стада домашней скотины – курей, уток, поросят, конечно, я смотрелась девочкой по сравнению с седым Вениамином в мешковатой одежде.
Но голос у него остался тот же, и улыбка та же, в общем, я всё равно была рада встрече, пусть даже его внешний вид меня слегка ошарашил.
- Я заказал кофе. Ты будешь?
- Конечно, - поддержала я школьного приятеля, чтобы снять небольшое напряжение. В напряжении был и сам Вениамин, и это хорошо чувствовалось. – Можно было бы выпить за встречу, так здесь не наливают, - продолжила я, поддерживая разговор.
- Можно, - согласился Вениамин, - но я за рулём.
- У тебя машина? – слава Богу, пошёл разговор, не надо тужиться в поисках темы. 
- Форд, - послышались гордые нотки в его голосе.
В общем, беседа потекла в положенном русле, и я вздохнула с облегчением. Мы вспоминали своих школьных друзей, кто, где себя проявил, кто кем стал, и нам было так хорошо от воспоминаний, так приятно, что казалось, мы помолодели и возвратились в свои семнадцать.
В моих глазах тут же пропал седой Вениамин, и появился друг Венька. Я перестала обращать внимание на его солидный вид, и даже то, что его Форд имел год рождения семидесятый прошлого столетия, меня не насторожил. А чего мне волноваться?
Я ведь решила завести роман с Венькой в пику Максу. Я знала, что Венька не женат, давно в разводе, что обитает один в своей квартире, и сейчас, когда я к нему ехала, я думала, что если с романом не получится, так хотя бы пересплю.
Но, ничего нельзя делать назло или вопреки судьбе. Эта аксиома ещё раз доказала свою правоту. Мне бы засомневаться в своих планах, таких решительных и быстро исполнимых, но в тот момент в меня вселилась какая-то сила, постоянно подгоняющая и толкающая в спину. Я была роботом, у которого нет мозгов, а только заданная программа. И этот робот упорно двигался по намеченной цели и ничего не боялся.
Собственно, всего бояться я перестала ещё в прошлом году в мае, когда ездила по туристической путёвке в Черногорию. Рафтинг – вот что появилось тогда в моей жизни и что навсегда отбило у меня чувство страха.
Человеку, не испытавшему этого экстрима, не понять, про что я говорю. Но тот, кто хоть один раз в жизни испробовал его на себе, сразу догадается, о чём речь.
Не буду сейчас вдаваться в подробности своего отдыха в Черногории. В обслуживании они похожи, как близнецы братья: гостиницы, шведские столы, экскурсии, ночные бары и спиртные напитки, которыми все наливаются без меры, а потом совершают чёрти что на пьяный глаз.
Но везде можно найти своё отличие - изюминку. В Черногории этим отличием был рафтинг по реке Тара. 
Что это такое? Это сложный и безумно захватывающий сплав в надувной лодке или надувном плоте по бурлящей и скорой, словно слалом, реке. Особенно весной, когда талые воды спустились с высоких гор, заполнили русло реки до отказа и довели её до нужного кипения. Для меня же этот сплав явился весёлым приключением и испытанием одновременно.
В общем, нашей группе, вечно мучающейся с утра с похмелья, - виноваты, конечно, в этом ночные бары, - был организован однодневный рафтинг по Таре - это двадцать километров вниз по бурлящей реке к конечной точке, где в маленьком чудесном ресторанчике нас ждал национальный обед. Начиналась экскурсия в семь утра, а возвращались мы в отель уже в восемь вечера. Двенадцать долгих и незабываемых часов.
В назначенный день погода разбушевалась. С самого утра лил мелкий дождик, перешедший вскоре в грозу и ливень. Но нас, лихих туристов, это не волновало. Наоборот, для наших с бодуна голов этот душ имел целительную силу, так что, не обращая особого внимания на причуды погоды, мы на автобусе отправились на северо-запад страны на границу с Герцеговиной.
Приехав в маленькую гостиную и позавтракав, нас срочно обмундировали: выдали по непромокаемому костюму, по паре специальных резиновых ботинок, по спасательному жилету и шлему. Посадили в джипы и повезли по горной дороге, петляющей серпантином среди высоких скал.
Дождь уже не моросил, он просто стоял стеной, но всё равно не смог закрыть собой ту красоту, которая обрушилась на нас с высоты огромных гор удивительного каньона. 
Казалось, что погода специально устроила нам испытание. Дождь то лил, как из ведра, то останавливался и давал небольшой просвет, где нашему взору открывались неописуемо живописные виды девственной природы. Мы только ахали от изумления, когда джипы петляли под нависающими скалами, одетыми в изумрудный наряд.
Считалось, что каньон реки Тара второй по величине в мире после каньона реки Колорадо. Я, конечно, в Колорадо не была, не знаю, но этот меня просто поразил своей красотой и величием. Как сообщил наш гид, мы оказались в самом центре национального заповедника, находящегося под защитой ЮНЕСКО.
Путь до реки был не близкий, но проезжая по серпантину и петляя между зелёными горами, вся наша группа была в восхищении. Фотки снимались направо и налево. 
Вскоре показалась Тара, большая часть которой была зажата между высокими скалами. Характер её течения по-настоящему горный – с перекатами и водоворотами. Река имела больше пятидесяти порогов, при взгляде на которых просто перехватывало дыхание. На ум сразу же пришёл Лермонтов со своим Кавказом и Тереком.
Вообще-то, рафтинг доступен не только опытным туристам, но и тем, кто никогда не держал весла в руке. К таким неумейкам относилась и я. Предупреждение, что за мою жизнь никто ответственности не несёт, так как на риск все шли сознательно, меня не беспокоило. Я это решение приняла самостоятельно, о чём впоследствии не пожалела.
В общем, привезли нас к Таре, где мы пересели в резиновые надувные лодки и начали свой сплав вниз по реке. Вот тогда, за эти два с половиной часа, я поняла, что ничего в своей жизни не боюсь. Не боюсь стремительного спуска по бурлящей реке, не боюсь брызг в лицо, не страшны мне ни пороги, ни их перекаты. 
В тот момент мне казалось, что я смогу совершить даже не совершаемое, такой я себе виделась смелой и сильной. И когда мы тронулись, вернее, когда нас понесла река, я себя почувствовала древним викингом, бросившим вызов стихии.
В нашей лодке находилось восемь человек, восемь смельчаков и инструктор, с которым нам очень повезло. Перед сплавом он провёл тщательный инструктаж, предупреждая о предстоящих опасностях и сложностях.
Река бурлила и пенилась, высоко подбрасывая резиновую лодку. Мы неслись на сумасшедшей скорости, на адреналине и на фантастических эмоциях. Такого экстрима я в своей жизни никогда не испытывала.
Наша команда, под предводительством профессионала чего только не вытворяла! И вращались на лодке по кругу, и залезали мысом на небольшие скалы, и разворачивались бортами в разные стороны навстречу бурным потокам. 
В общем, пришли мы к финишу первыми, остальные же еле-еле доползли до него, постоянно натыкаясь на скалы или застревая между ними. А одни даже потеряли своего товарища. С соседней лодки выбросило девчонку, так ей ещё повезло, что она не приземлилась на камни. К счастью, всё обошлось благополучно.
Сплав по течению горной реки покорил моё сердце навсегда. На крутых порогах от острых ощущений у меня замирало дыхание, а в тихих заводях от красоты и величия окружающей природы захватывало дух: фантастического цвета вода, то ли изумрудного, то ли голубого, небольшой водопад и рядом в зарослях шустрая ящерица чёрная с оранжевыми кругами по всему телу. 
Невозможно описать словами то, что чувствуешь во время рафтинга, просто надо однажды испытать самому. Я это испытала и поняла, что я действительно «дама без тормозов». И если я не боялась бурлящих порогов, так чего мне бояться закрутить какой-то роман?
И теперь, сидя в стареньком Венькином Форде и направляясь к нему на квартиру, я настраивала себя на положительный результат. И как всегда, результат превзошёл все мои ожидания. Правда, превзошёл с другой стороны. Совсем не стой, с которой я ожидала.
Квартира, как и Форд, оказалась убитой. Угощение невысокого качества, особенно вино - низкопробный кисляк. Я про себя говорила, что это не показатель. Что одинокий мужчина редко способен вести приличное хозяйство, а тем более, прекрасно готовить. Что это удел женщины, и что я смогу всё уладить, если у нас с Венькой закрутится любовь.
Короче, уговаривала себя, уговаривала, даже после поцелуя, совсем мне не понравившегося, тоже уговаривала, что смогу под него подстроиться. Но, когда Венька, напившись кисляка, решил передо мной раздеться, мне уже было не до уговоров. 
Но и это пока меня не отрезвляло. Отрезвили меня Венькины носки, вернее его голая пятка, сверкнувшая в дырке. Вот тогда я вспомнила про трусы Сашкиного бойфренда и подумала, что трусы, как и Подлива, я ещё бы пережила. Но рваные носки! Нет, рваные носки мне не побороть.

13 марта, воскресенье, 15.00: Коньяк, плюс эротика и шокирующий результат.
В эти выходные дети меня освободили от приятных обязанностей. Зятёк прилетел из международной командировки, и они всей семьёй отправились в гости на шашлыки.
Мацыпурик очень скучает по папе, поэтому я не возражала. Я даже была рада, что смогу в выходные отдохнуть как следует, и уделить себе внимание, а то в последнее время меня куда-то не туда заносит. 
Сначала допоздна с Венькой в любовь играла, потом, из-за того, что рядом не было родственной души, до глубокой ночи делилась своими впечатлениями с дневником. Спать легла под утро. В общем, веду я себя в последнее время, как глупая девчонка.
После обеда кое-как встала, но всё равно, к телефону не подходила, вроде меня и дома нет. Хотя аппарат надрывался. Мне почему-то казалось, что это звонит Максим, наверное, хочет напроситься в гости. Но я пока к встрече не готова. Думаю, нужно его немного помучить. Мучилась же я когда-то, теперь его очередь. 
Только когда ты кому-то нужна, тебя всё равно найдут, даже отрицать не надо. Пусть я к домашнему телефону не подходила, так по мобилке Подлива меня сцапала в одну минуту.
- Ну? – вопросила я строго. – Чего надо в выходной день?
- Васёк, - ныла трубка Сашкиным голосом, - я лузер!
Подруга вообще-то не нытик. Наоборот, её можно даже назвать оптимисткой. Ищет же она, не покладая рук, свою судьбу в интернете на сайте знакомств? Другой бы уже давным-давно сдался, а Подлива – нет. Всё надеется найти своего принца.
В общем, чтобы Подлива рыдала, такого ещё не было.
- Ладно, - смилостивилась я, - жди, сейчас буду.
Сашка жила недалеко от меня, всего в двух кварталах. Я отправилась пешком, а по дороге зашла в магазин и купила бутылку коньяка. Ничто так не снимает стресс, как хороший коньяк и приличная эротика. 
Раньше я секс-фильмы покупала, а теперь в этом отпала нужда. Интернет заменил всё: и кинозал, и кассеты, и диски. Сиди себе дома, шарься в световой сети, и будешь доволен.
- Психотерапевт прибыл, - пошутила я, когда подруга открыла мне дверь.
Надо сказать, что такой расстроенной я Подливу ещё не видела. Опущенные руки, потухшие глаза, да, картина не радостная.
- Ну, рассказывай, что тут у тебя произошло, - придвинула я рюмку коньяку к Сашке. – Такое впечатление, что рухнул мир.
- Не знаю, как для кого, а для меня точно, - стонала Подлива, - Васёк, я упустила свой шанс.
Как я уже говорила, подруга у меня нерешительная. Или можно сказать по-другому: она не будет бежать впереди событий, и менять их на ходу. Вот сейчас она встречается с парнем, который её не вполне устраивает, но рвать эти отношения она не хочет. Она ждёт, когда всё разрулится само собой.
А так не бывает или бывает, но не всегда. Я ей уже говорила об этом, но Сашкину натуру не перестроить. Вот такая она есть, какая есть.
Да, так вот. Хоть Подлива и встречается со своим неперспективным парнем, и не разрывает с ним отношения, всё же, тайком от него, лазит по сайтам знакомств. Вдруг там отыщется подходящий вариант? Правда, один «подходящий вариант» уже валялся в её постели, но это для неё не важно. Это издержки её поисков, и к такому она всегда готова.
В общем, недавно, в интернете, Сашка познакомилась с симпатичным парнем, и даже один раз бегала к нему на свидание. Правда в тот момент она была в ссоре со своим бойфрендом, поэтому сомнения – идти или не идти - её не особенно мучили.
Новый парень Подливе очень понравился, да и она ему тоже. Платон, так его звали, стал звонить, добиваться встречи, но как это осуществить? Подруга снова помирилась со своим ухажером.
Встречаться тайком невозможно. Тут нужно либо рвать все отношения одним махом, либо бросать надежды на новую любовь. После всех сомнений, Сашка выбрала старые отношения. Она взвесила все «за» и «против», и решила, что старый любовник уже проверен временем, а вот что ждёт её с Платоном, это ещё вопрос.
Особенно её смущала интимная часть взаимоотношений с сильным полом. Этот-то в постели виртуоз, а вот новый любовник, сможет ли он доставить ей такое удовольствие, какое она испытывает с этим? Короче, Сашка совсем запуталась, и пропустила момент, когда нужно было решаться на новую жизнь.
Сказать по-другому, подруга струсила. У неё это случалось, и не раз. Сашка всегда боялась, когда выпадал шанс. Вот и сейчас он выпал, а она его упустила. Ну что ж, так бывает.
По субботам подруга регулярно ходит на рынок. Хочу сказать, что базар, это Сашкина фишка. Она любит по нему лазить в поисках недорогих продуктов, по молочным рядкам за домашней сметаной и творогом, по разным колбасным киоскам, в общем, базар для Сашки – это своего рода хобби.
И в эту субботу Сашка, не меняя традиций, отправилась на рынок скупиться на всю неделю. Благоверный-то денег не даёт, а ест очень хорошо, поэтому Подлива и ищет где и что подешевле.
Торгуясь в молочных рядах, подруга обратила внимание на девушку, стоящую от неё недалеко. Её поразила их удивительная схожесть. Вроде они сёстры близнецы. И рост, и лицо, и волосы – вторая Сашка.
Подлива так её рассматривала, что девушка это почувствовала. Она обернулась и встретилась с Сашкой глазами. Одного взгляда той было достаточно для того, чтобы оценить ситуацию. Она тоже в Сашке увидела своего двойника. Девушки от такой неожиданности улыбнулись друг другу. И улыбки у них были абсолютно одинаковые.
Вообще-то, встретить свою копию, да ещё в родном городе, практически нереально. Никто не может таким похвастаться. А вот Сашке с этим повезло. Правда, ей не повезло с другим.
Краем глаза подруга заметила, что к девушке приближается парень. Подливу заинтриговало, кого же выбрала её копия. Лучше бы она этого не видела.
- Васёк, - ныла Сашка, размазывая тушь по мокрому лицу, - ты представляешь, к ней подошёл мой Платон! У меня разбито сердце! У…У…У…
- Тьфу! – в сердцах плюнула я. – Да ни один мужчина не стоит слёз такой красавицы, как ты! Все они мерзавцы, и твой Платон в их числе.
- Почему ты так говоришь? – встала на защиту парня Сашка. – Он отличный мужик, я это чувствую. Он, как познакомился с той девчонкой, тут же снял свою анкету с сайта. Я это сразу заметила. Ещё подумала, чего это Платоша пропал? А он, видишь, подругу себе нашёл, а меня забыл. И ведь выбрал же, паразит, точную мою копию!
- Но это же ты не отвечала на его звонки? – тыкала я в нос Подливе упрёком.
- Я. – шмыгала подруга носом.
- Ты игнорировала его? – упрёк тыкал не только в нос, но давал и подзатыльник.
- Я, - соглашалась та, кивая головой.
- Так чего же теперь ты хочешь? – вопрошала я, протягивая Подливе рюмку с коньяком.
- Хочу Платона а…а…а… - крякала Сашка, закусывая коньяк лимоном.
- Так, давай всё сначала, - предложила я Сашке.
- Давай, - не отказалась та.
Опять двадцать пять. Твою гармошку! К подруге я пришла в четыре часа дня. Обсуждали мы её проблему до самого позднего вечера. Сначала с бутылкой коньяка, потом взявшись за недопитую Сашкину водку, чтобы успокоиться, принялись смотреть эротику. Наржались до коликов.
Конечно, домой я не поехала, осталась ночевать у подруги. Перед сном загадала:
- На новом месте приснись жених невесте.
Всю ночь снились гомосеки и их оргии. Утром проснулась с больной головой и в шоке. Чтобы я ещё что-либо загадывала на ночь, да ни в жизнь!

18 марта, 3 часа ночи, пятница: Луна и женщина, любовь и сомнения.
Почему-то так повелось, что я веду свой дневник только ночами. Вот и сейчас, Макс лежит в моей кровати и спит, как сурок, а я стою у окна и смотрю на Луну.
Такую Луну я видела в далёкой юности: огромная, яркая, и совсем не голубого, а какого-то неонового света. Оказывается, только один раз на тридцать лет она ближе всего приближается к нашей Земле.
Я стою у окна, а неоновая тарелка висит невдалеке от меня, и я чувствую неоспоримую с ней связь. Луна и женщина, женщина и Луна - вечная ниточка во вселенной.
Я знаю точно, что если бы не она, Максим сейчас бы не лежал в моей постели. Это Луна, богиня влюблённых толкнула меня на опрометчивый шаг. Я, конечно, так не думаю, но мне хочется так думать, чтобы обелить себя в своих же глазах.
И ещё у меня сильное желание свалить всё на пари. Оно виновато в том, что я мотаюсь в поисках спутника жизни. И вообще, мне хочется обвинить весь мир в своём малодушии. Это же какой надо быть дурой, чтобы пригласить Макса к себе в гости? В общем, виноваты все: Луна, пари, весь мир, только не Василиса.
Я не писала всю неделю, потому что находилась в сомнениях и тайных свиданиях. Сомнения грызли мои мысли, правильно ли я поступаю. А тайные свидания, отметая все сомнения, услаждали моё истосковавшееся по любви тело.
Но этой ночью Луна подтвердила между нами неразрывную связь. Она, нагло заглядывая в окно, просто выманила меня из постели, воткнула ручку в пальцы и заставила вылить все сомнения на тетрадный лист. Мне ничего не осталось, как только ей покориться, что собственно, я и делаю с удовольствием.
Свидание с Венькой в прошлую пятницу несколько насторожило. Я подумала, что не нужно форсировать события и встречаться со всеми, кто на меня взглянет. Надо хотя бы на время забыть о пари и продумывать свои поступки наперёд, ведь я уже не юная девушка, и опыт у меня имеется.
На ум пришёл и сон, приснившийся мне в Сашкиной кровати. Мало мне авантюр наяву, так ещё голубые в эротических снах. Нет-нет, пора завязывать.
Так думала я, но совсем не так всё обернулось. В воскресенье вечером, я обнаружила, что у меня нет хлеба. Ну что ж, надо идти в круглосуточный магазин. Мне, конечно, очень не хотелось куда-то тащиться, да ещё так поздно, но, делать нечего. В общем, не успела я выйти из подъезда, как во дворе подле лавочки наткнулась на Макса. Бывший возлюбленный предстал передо мной с букетом бордовых бархатных роз и с внушительным полиэтиленовым пакетом в руках.
Всё моё тело пронзило током, когда я его увидела. Он совсем не изменился: такой же высокий, такой же стройный, с такой же смущённой улыбкой. Даже волосы его не поменяли цвет. Всё те же русые, только чуть-чуть пронизаны лёгкой сединой. 
«Максюша», - нежно я назвала его про себя, а он подскочил ко мне, схватил меня в охапку и закружил вокруг лавочки. Я находилась и в волнении, и в смущении. Пятнадцать лет! Может я так изменилась, что меня и не узнать? 
Но, смутилась не только я. Видно было, что и Максим волновался. Он не решился сразу лезть ко мне с поцелуями, а так, культурненько, поцеловал всего лишь раз в одну щёчку, и всё. Ну, что мне оставалось делать? Конечно, я пригласила его к себе.
Гость принёс бутылку шампанского, бутылку водки, какие-то бразильские конфеты и кучу консервных банок. В общем, всю эту снедь я выставила на стол и мы побыстрее выпили по рюмке, чтобы снять колотун и волнение от встречи.
Чего не отнять у Макса, так это того, что он никогда много не пил. И сейчас за весь наш разговор он пригубил водки всего грамм сто. Я же, чтобы унять дрожь, приговорила бутылку шампанского. Наверное, стресса от нашей встречи я получила больше, чем он.
Выяснять, почему он меня тогда бесцеремонно бросил, я не стала. Видимо, не подошло подходящее время, хотя узнать, почему он так со мной поступил, мне очень хотелось.
Не стала я спрашивать и про его бразильскую жену. Не хотела казаться обиженной, ведь сейчас он женат на ней, а не на мне, поэтому разговор касался нейтральных тем: жизни в Бразилии, и действительно ли там так много обезьян, как мы об этом знаем.
В общем, разговаривая и смеясь над всякими казусами, мы не заметили, как опустилась ночь. Невооружённым глазом было видно, что Максиму не хотелось уходить, а чего хотелось мне? Хотелось, чтобы он ушёл или чтобы остался? И вообще, в тот момент я думала совсем о другом. Я думала о том, кто придумал это прощание, где нужно обязательно целоваться?
Я думала об этом уже целых пять минут, потому что целых пять минут мы стояли с Максом в прощальном поцелуе. Оказывается, его губы совсем не изменились, такие же мягкие и сладкие. 
Ещё до встречи с ним я говорила о себе, как о зрелой женщине, которая уже никогда не растает от поцелуев. Целовал же меня Венька, и что? Растаяла я? Конечно, нет. Тогда мне казалось, что моё сердце никогда не ёкнет в ответном порыве. Как я ошибалась! Оно ещё как ёкнуло! Вроде и не было пролетевших пятнадцати лет, и нам снова по тридцать пять.
В тот момент я забыла обо всём. И о том, что он должен помучиться, ведь мучилась же я, и что дважды в одну и ту же реку не вступают. Но это был уже третий раз, и был он прекрасен.
В общем, бестормозной мой характер имел своё подтверждение. Какие там тормоза, когда кругом голова. Когда я много лет не была в объятиях настоящего мужчины. Мужчины, который мне нравился. А то, что Максим мне не безразличен, я это поняла сразу, как только он ко мне прикоснулся.
В общем, почти неделю я нахожусь на тайном положении. Никто не знает о моих ночных свиданиях. Никто: ни Марыся, ни Подлива. Но как мне это нравится!
Наверное, тот кайф, который я испытываю от тайной своей жизни, написан у меня на лице, иначе как понять своего начальника, который на днях, проходя мимо меня, заметил:
- Василиса Романовна, а Вы всё хорошеете!
Я бы не обратила на него внимания, мужики, они все делают комплименты, но не всегда эти комплименты правдивы, если бы не Сашка и не Марыся.
Подруга сразу заподозрила неладное.
- Колись, - прижала меня Подлива вчера на обеде, - хахаля завела?
- С чего ты взяла? – сопротивлялась я, правда не очень естественно. Ну, не умею я врать.
- Да у тебя лицо светится, глаза горят, и не ходишь ты, а летаешь, словно на небесах, - улыбнулась Сашка. – Давай, признавайся, как его зовут?
- Отстань, - отбивалась я от подруги, - у меня никого нет и признаваться мне не в чем.
Но, если от Сашки можно было легко отбиться, то от Марыси отстать непросто. У моей дочки хватка как у удава. Она если захочет чего-либо добиться, то сделает это, не прилагая особых усилий. И как ей так удаётся, ума не приложу. 
В общем, осаду я держу с двух сторон, но чувствую, что долго не продержусь. И не потому, что мне нравятся тайные свидания, а потому, что гложут меня сомнения, и нужно ими поделиться.
У Макса в отношении меня огромные планы. Оказалось, что он давно не женат, и никакой полногрудой и толстопопой бразильянки в его жизни нет.
- Понимаешь, - объяснял мне Максим, - мне нужно было тогда вырваться. В Бразилии друзья для меня держали место главного хирурга в местной больнице. Они же и подыскали вариант с фиктивным браком.
- Ну, почему ты мне об этом ничего не сказал? – возмущалась я. – Бросил на пятнадцать лет. А если бы я тут замуж опять вышла?
- Ты же не вышла, - улыбался Макс. 
- А почему потом ничего о себе не сообщил? – допытывалась я.
- Понимаешь, сразу не до того было. Чужая страна, чужие нравы, опять-таки, работа. Это уже потом, спустя некоторое время, я ушёл из государственной клиники и открыл свою, частную. Местные красавицы очень любят пышную грудь и высокие ягодицы, так что, мой опыт в косметической хирургии там высоко ценят. Я твёрдо стою на ногах, у меня приличный заработок, и здесь, в Украине, я богат, как Крез, - рассмеялся Макс над своей шуткой, и уже серьёзно добавил: - Хочу забрать тебя с собой.
- Куда? – опешила я от такой новости. Не прошло и пяти дней, а мне уже делают предложение, или как?
- В Бразилию, - Максим не понимал моего вопроса. Ведь для него это было очевидным. 
- К обезьянам? – опять добавила я несуразицу, чтобы оттянуть время для ответа.
- Мне сейчас не до шуток, и мне действительно хочется, чтобы ты поехала со мной в Бразилию, - обиделся жених. После таких слов я теперь смело могу его так называть.
В общем, я ничего не ответила, свела весь этот разговор к поцелуям, потом к постели, и в итоге, Максим удовлетворённый спит, а я в три часа ночи бодрствую и мучаюсь сомнениями.
Да, мне очень хорошо с эти человеком. Мы можем беседовать часами и не надоесть друг другу. Мне интересно его слушать, а рассказчик он талантливый.
Мне нравится Макс в постели. Он совсем не изменился, такой же сильный, как и в молодости. Я снова, как и много лет назад, оказалась в объятиях великолепного любовника.
И что? И ничего! Дальше слов «мне хорошо», «мне нравится» и «мне интересно» я не двигаюсь. Я чувствую, что со мной происходит что-то не то. Я не ощущаю той любви, какую знала. Мне приятно, и достаточно. Может с годами мои требования к чувствам изменились? Может я сама изменилась? Согласна, тогда какая должна быть любовь, если эта не любовь?
Я поймала себя на том, что мне не чуждо тщеславие. Да, когда Максим меня бросил, я сходила с ума, так мне было больно. Наверное, тогда рана моя просто затянулась, а не пропала совсем. Иначе, как объяснить, что сейчас я тащусь от ощущения полной победы над ним.
Теперь рана пропала совсем, и меня распирает от гордости, ведь в итоге, рядом с ним оказалась я, а не темнокожая бразильянка. Я уличила себя в тщеславии, но расстроенной от этого не была. Расстроенной я оказалась совсем в другом. Мне вдруг стало понятно, что своё тщеславие я приняла за любовь. А в чём между ними разница? И от того хорошо, и от этой.
Я смотрю на вечную Луну и думаю, может, ну её к лешему, эту любовь. Ведь живут же миллионы женщин без любви, проживу и я. В конце концов, Макс мне нравится, и даже очень, так чего мне ещё надо? Марципанов?
Буду жить с Максимом, будут и марципаны, уговаривала я себя снова и снова. Уж в ком в ком, а в нём я уверена на все сто процентов. Мужчина он не жадный, даже щедрый, к тому же меня любит.
Ладно, с этим нужно не раз переспать и не раз подумать. И, наверное, собрать совет в лице Марыси и Сашки. Без них нельзя. Без них не обойтись. Так, решено. Ну, у кого тут тёпленький бочок, где я могу уютно переспать?

26 марта, суббота, 22 часа вечера: Конь в яблоках, конь серый, как мечта моя, конь смелый.
Мир изменился радикально. Раньше, когда я была девушкой, мы встречались с парнями просто так, без всяких подарков, как говорится – по любви.
Я не помню ни одного случая, чтобы мне хоть что-то дарили. В кино водили, это да. В кафе кофе с шоколадкой покупали, ну, ещё мороженое. В транспорте могли билет купить, и всё. Никаких чулок, колготок, а тем более лифчиков или колец.
И воспринималось это нормально. Наоборот, если какой-то парень дарил девушке чего-то больше, чем букет гвоздик, мы, глядя на такие ухаживания, кривили губы и обзывали её алчной. В нашем понимании непорядочным было принимать от ухажеров подарки. 
Может, ребята и хотели нам что-либо преподнести, но, видя наше отношение к данному вопросу, они даже не пытались этого сделать. Все подарки, которые мне запомнились смолоду, это кабаки, куда меня женихи водили, и такси, которые они же и оплачивали.
Сейчас всё совсем по-другому. Мне жалко нынешнюю молодёжь. Особенно ребят. Заполучить в объятия красотку парню никогда не светит, разве только у парня папаня новый украинец, который субсидирует его материально. Все современные девушки хотят богатого принца и, непременно, сразу. Сначала они думают о подарках, а уж потом о любви.
Если парень из простой семьи, скромен в средствах, и не может девушку сводить в кино, а один билет, на минуточку, сегодня стоит порядка пятидесяти гривен, то такой амур заранее предрешён. С таким парнем постоянно встречаться девчонка не будет. Переспать, может, и переспит. Так, для интереса, не больше.
Все девушки хотят состоятельных поклонников. И им не объяснить, что для того, чтобы иметь принца, нужно самой быть или стать принцессой. В общем, они этого не понимаю, они просто хотят и всё.
Зато лучше стало взрослым женщинам. Наши мужчины-сверстники считают неприличным для себя оставаться в роли неимущего подростка. Каждому хочется выглядеть в глазах своей дамы состоявшимся кавалером.
И подарки мы теперь берём без смущения, как само собой разумеющееся. Если раньше на подношения мы смотрели свысока и отвечали:
- Мне ничего не нужно, я сама себе могу всё купить, - то сейчас бизнес леди иногда тайком высказывают сокровенные желания:
- Как хорошо быть слабой женщиной, - вздыхают они, - мужчина в лепёшку разобьётся, чтобы её обеспечить. А тут всё сама, всё сама.
Я, конечно, не слабая женщина, и могу заработать себе на хлеб с маслом. Не мечтаю об олигархе и легко сойдусь с простым небогатым мужчиной, лишь бы человек был хороший, но. . .
Подарки люблю и никогда от них не отказываюсь. А зачем? Хватит и того, что в молодости ничего не получала. В общем, это я к тому, что на днях стала обладательницей своей заветной мечты – серебристой крошки Фиат.
Все сомнения, мучившие меня неделю назад, остались в прошлом. Я видела серьёзность Максимкиных намерений, а свои соображения выбросила из головы, считая их дуростью вредной пуританки.
Подарки, которыми заваливал меня кавалер, сделали своё дело. Они проветрили мне мозги и просветили голову. Моё и так прекрасное настроение ещё больше возросло, и меня несло всё дальше и дальше за облака мечтаний. А последний подарок – новый автомобиль, тот вообще надел повязку мне на глаза и залепил берушами уши.
Когда в очередной раз утром Таврюха не завелась, и я не смогла выехать со стоянки, Максим плюнул на всё и потащил меня в салон, где, не обращая внимания на причитания и отговорки, купил мне мою мечту. Честно сказать, я сопротивлялась для блезира. Нужно же было держать свою марку. Впрочем, быстро сдалась и с благодарностью приняла подарок.
- Я не могу смотреть, как ты ездишь на таком драндулете, - выговаривал мне мой кавалер, выписывая чек в кассе. – И не думай о сумме. Считай, что я подарил тебе игрушечную машинку.
И действительно, этот автомобиль на наших дорогах смотрелся настоящей игрушкой: маленький, аккуратный, везде мог найти себе место для парковки. В общем, после такого подарка я не видела ни в чём противоречий и не слышала своих сомнений.
После того, как я приехала на новой машине на работу, моя тайна исчезла. Растворилась, словно апрельский туман. Мне больше нечего было скрывать от подруги и дочки. А куда дальше таиться, когда всё тайное стало явным? Отпала необходимость и в совете. 
- Ну, ты и жук, - выговаривала мне Подлива, - месяц встречаешься, а мне ни слова.
- Допустим, не месяц, - оправдывалась я, - а всего три недели.
- Всё равно, - обижалась Сашка, - могла бы и поделиться такой новостью. 
- Я хотела рассказать тебе раньше, но меня грызли сомнения, - лепетала я в своё оправдание.
- Гони ты прочь свои сомнения, - восклицала Подлива, громко хлопая по столу ладонями от возбуждения, - мне такого парня, как у тебя, пусть бы на пятьдесят процентов, и я бы уже скакала от радости. 
Марыся тоже обиделась. Сегодня привела ко мне Лизу, сухо поздоровалась и быстренько попрощалась. Я решила не оправдываться. Всё само собой образуется. Мы с Марысей никогда не бываем в долгой ссоре.
Но больше всех обрадовался мой Мацыпурик. Я её сегодня возила на новом автомобиле на остров Хортица, вот уж где радости не было предела. Она, словно кузнечик, стрекотала всю дорогу туда и обратно. 
От такого возбуждения её свалило в кровать уже в девять вечера, и я, за долгое время, осталась, наконец, одна. С Максимом мы договорились встретиться завтра вечером. Как он сказал:
- Отдохни от меня.
Но я думаю, что ему самому потребовалась передышка. Очень уж он выбрал скорый путь, не слететь бы с дороги.

1 апреля, пятница, 24.00: День дураков или очки от солнца и их практическое применение.
Признаться честно, я уже подустала от той жизни, которая обрушилась на меня снежной лавиной. Ощущение, что я вернулась в свои восемнадцать. И мне это не очень нравится или совсем не нравится, потому что такой «красавицей», какой сейчас себя вижу в зеркале, я не выглядела даже в те юные года.
Слух о моём поклоннике распространился со скоростью света. Совсем недавняя тайна стала новостью номер один. Меня это особо не волновало. В пятьдесят лет женщину уже трудно чем либо разволновать.
Так я думала о себе, но совсем выпустила из виду своих ухажеров. Особенно одного, не по годам прыткого кавалера. Он развернул такую бурную деятельность, произвёл такую быструю атаку, что я даже не успела толком сориентироваться.
Сегодня днём на работе я имела по телефону нелицеприятный разговор со сватом, а уже вечером, буквально неожиданным броском, он преподнёс мне свинью, от которой я буду отходить, наверное, неделю. 
- Василиса! – орал в трубку сват. – Ты с ума сошла! Какая Бразилия!
Я даже сперва опешила от такого обращения, но потом вспомнила, что с недавнего времени мы с ним перешли на «ты».
- Успокойся, - шептала я своему ревнивому кавалеру в ответ. В приёмной, кроме меня находилось ещё несколько человек, и резко отвечать, пусть даже знакомому, я не имела права. – Давай поговорим как-нибудь в другой раз.
- В какой другой раз? - рычала трубка. – Когда тебя утащит этот жирный гиббон, уже поздно будет разговаривать!
- Причём тут гиббон? – пусть я и шептала, но при слове гиббон, все повернули в мою сторону головы. – И совсем он не жирный, - обиделась я за своего Макса.
- Ты знаешь прекрасно, о чём я говорю, - продолжал гневную тираду сват. – Все вы бабы падкие к деньгам. Что, машиной тебя купил?
Такого стерпеть я не смогла и бросила трубку. Хорошо у нас на телефоне есть определитель номера. Рассерженный сват продолжать беспрестанно названивать, но я трубки не брала. Я вся кипела от несправедливости.
Уличить меня в алчности! Вспомнив, что ношу на пальце кольцо, подаренное сватом, тут же сняла и бросила в сумку. «Отдам при встрече», - подумала я, но что эта встреча произойдёт уже сегодня вечером, мне и в голову не могло прийти.
День меня закрутил. Первое апреля праздник юмора. У нас на работе прошло несколько смешных мероприятий, так что ссора со сватом выветрилась из головы.
После работы я заехала за Максимом, он ждал меня на углу супермаркета и мы вместе отправились домой. Если бы не его жаркие поцелуи, я может и рассказала бы про свою неприятность, но этот сексуальный извращенец, шутка, конечно, затискал меня так, что опомнилась я только тогда, когда сват предстал перед нами собственной гневной персоной.
Грозная каменная глыба стояла у меня на площадке перед дверью. Мне бы не смалодушничать и не пустить его к себе в квартиру, но вспомнив, что это отец любимого зятя, я не решилась этого сделать. Я его впустила, и, как теперь выяснилось, на свою голову в прямом смысле слова.
Мы, молча, прошли в комнату. Опять глупый шаг. Нужно было держать его в коридоре и не пускать бродить по квартире. Но, кто же знал! Напряжённая тишина затягивалась, а каменная глыба наливалась гневными соками. Глаза у этой глыбы вылезли из орбит, и наконец, её прорвало:
- Так вот на кого ты меня променяла? – рассмеялся с сарказмом сват.- Ты думаешь, раз он из Бразилии, так у него денег больше, чем у меня?
Видя, как Макс тоже наливается гневом, я решила его успокоить и вставить своё слово.
- Ну, причём здесь деньги? – пискнула я от страха. Да, я трусиха. Я ужасно боюсь всяких разборок. И эта мне тоже была неприятна.
- Да ты же продажная, как и все вы бабы, - снова стал оскорблять меня сват.
- Слушай, ты, - заиграл Максим желваками, - попридержи язык, а то не посмотрю, что на двадцать лет тебя младше.
- Да не пугай, пуганый уже. А ты знаешь, что эта дрянь взяла у меня кольцо и даже не побрезговала, - сват рассмеялся нервным смехом, - знаешь, что она мне обещала свою любовь, а теперь быстренько променяла на тебя?
- Нет, нет, - крикнула я от волнения, что Макс поверит в такую ложь. – Он врёт. Смотри, - вытянула я свои пальцы, - где кольцо? Я его давно сняла и хотела его отдать тебе при случае. Вот он и наступил.
Я быстро выбежала в коридор, взяла сумку и перед глазами взбешённых мужчин вытряхнула из неё всё содержимое на диван. Трясущимися руками нашла перстень и протянула его свату.
- На, возьми. Мне таких подарков не нужно.
- Конечно, что значит какое-то маленькое колечко в сравнении с автомобилем, - прищурил глаза бывший ухажёр, - а хочешь, я тебе квартиру куплю, а? Он тебе машину, а я квартиру.
- Господи, - воскликнула я, - мне ничего не нужно. У меня своих квартир достаточно.
- Нет, ты скажи, хочешь, - схватил меня за руки сват и стал трясти словно грушу. Кольцо из пальцев выскочило и покатилось под диван.
«Котись, котись колечко до самого крылечка», - ни с того, ни с сего, пробежало у меня в голове.
- Не трогай её, - гаркнул Максим во всё горло и кинулся мне на выручку.
Помня с прошлого раза, какой характер у свата, я поняла, что войны не избежать. Этот стратег рассчитал всё правильно. Он знал, что никакой мужчина не стерпит оскорблений своей женщины.
- Иди сюда, дрянь, - крутил он мне руки, гневно выговаривая гадости.
Макс оттаскивал меня сзади и махал руками перед носом своего противника. Я не знала, как мне вырваться из этого клубка. Мы мотались по всей комнате втроем, зажатые в ключ.
Перед моими глазами маячила перекошенная рожа свата. Какая рожа была у Максима мне не было видно, так как он прилип ко мне сзади. Но как он рычал, я слышала очень хорошо. Впрочем, сват рычал не тише. Тот не только рычал, но ещё и сопел с хрипом.
Неожиданно я ощутила внизу некое препятствие между мной и сватом. Причём, такая же неловкость появилась и сзади. «С ума сойти, - шваркнула, словно молния, догадка в голове. – Они ещё и возбудились. Нет, это не борьба, а какой-то амур а труа.»
Короче, такой возбуждённо-недоделанной троицей мы натыкались на стенку, сервант, диван, кресла. Шаркали по всей комнате, потому что, сцепленные в узел, не могли сделать широкий шаг. Телевизор, стоявший на металлической ножке, отлетел в угол и завалился на пол.
Я, расталкивая их локтями, вырывалась, как могла. Максим схватил меня за руку и почти оттащил, но генерал, видя, что я ускользаю из его объятий, взвыл от гнева и запустил вслед мне пощёчину.
Хорошо, что эта пощёчина была уже смазанной. Если бы он мне врезал раньше, то не знаю, осталась бы я жива или нет. Но и смазанного шлепка мне хватило с верхом. Голова качнулась, как у поломанной куклы, губа сразу же вздулась, а в сотрясённых мозгах зазвенели колокольчики: Дилинь! Дилинь! Дилинь!
От удара, я отлетела в угол, словно снаряд из катапульты, а эти два лося, ожидая удобного момента, сразу же схватились в битве. Конечно, им теперь никто не мешал, можно и развернуться.
Вот они и развернулись. Макс думал, раз он моложе, значит сильнее. Не тут-то было. Сват, пусть и в летах, но каменная глыба. Здоровенный, косая сажень в плечах, да и бои за долгую и верную службу научился вести.
Но и Максим не слабый мужчина. Одного роста со сватом, он, правда, был в более лёгком весе, но всё равно, такой же лось. Только тот старый, а этот молодой. Они бились, рычали, катались по дивану, мотались по всем углам комнаты, сипели, стонали, но не уступали друг другу.
Сервант с посудой, причём антикварной, от бабушки досталась, под их тяжёлым натиском разбился на мелкие осколки. Я только за голову схватилась, когда стеклянные полки рухнули со звоном и разлетелись на все стороны. Чашки и блюдца, прожившие двести лишним лет, не устояли перед бурной стихией. Пережили несколько войн, голод, холод, репрессии, никто их не продал и не выменял. А тут - нате вам! В дребезги. В общем, два огромных бугая крушили мою квартиру без стеснения.
Мне бы не реагировать на их разбой, стоять тихонько в сторонке или уйти в другую комнату, пусть выясняют свои отношения до конца, но нет, такого умного шага я сделать не могла. Очевидно, пощёчина выбила все мозги, и мне показалось этого мало, поэтому я побежала за добавкой.
Первое апреля действительно день дураков, и из всех дурных дураков в мире, я оказалась самой дурной дурой, так как кинулась их разнимать. Никогда этого не делайте, потому что можете оказаться без глаза.
Мужчины в драке не видят ничего вокруг себя. Они заняты только битвой, желанием победить, и всё. Я даже до них не добежала, когда Макс, не рассчитав размаха своей руки, зарядил мне локтем прямо в правый глаз.
От удара, я откинулась навзничь и рухнула столбом на пол. Наверное, такое проделать мне нужно было раньше, так как борьба мгновенно прекратилась, и оба жениха кинулись меня поднимать.
Глаз сразу же заплыл. Звона в голове я не услышала. А чему там звенеть? Там уже звенеть нечему. Заплывший синий глаз, щека разбита и в углу опухшего рта кровь. Картина Репина.
- Васенька, Васенька, Васенька, - шептали, трясясь, ухажёры.
- Пошли вон оба, - простонала я в ответ.
- Нужно приложить лёд! – вякнул хирург недоделанный. – Вася, где тут лёд?
- Да откуда ему у меня взяться? – стонала я опухшей губой. – Мясо возьми из морозилки.
- Точно, - нервно заикался Максим, - как я раньше сам не догадался.
Я лежала в объятиях генерала, а Макс стоял на коленях и прикладывал попеременно к моим то к глазу, то к губе холодный свёрток. Мне было так плохо!
Левым глазом, правый-то заплыл, я смотрела вокруг себя и видела сплошной разгром. Уютная комната превратилась за миг в свалку. Серванта нет, посуды нет, телевизора тоже нет. Остались возле меня только два оленя, зализывающие после битвы свои раны.
- Василиса, - первым заговорил старый олень, - выбор за тобой.
- Уже выбрала, - пробубнила я, так как говорить разбитыми губами не очень получалось. – Молодого оленя.
- Кого? – в один голос воскликнули мои женихи.
- Макса, - сказала я, а получилось Бакса.
- Ладно, - вздохнул, вставая с дивана, генерал, - мне проигрывать битву в своей жизни ещё не приходилось. Эта первая.
- С чего-то ж надо начинать, - провякала я. Пусть знает, олень полорогий, что меня сломить нельзя.
- Ты это, ты прости меня Василиса, - сват действительно выглядел виноватым. – Сам не знаю, что на меня нашло. Просто, когда я о нём узнал, - зыркнул он грозно глазами в Максимкину сторону, - у меня в голове помутилось.
- А я знаю, что это, - на моём лице, вместо улыбки, появился кривой зигзаг. – Сама когда-то на себе испытала.
- И что же это? – хмыкнул генерал. Да, сильный мужчина. У него ещё остались силы на ухмылку.
- Гнев из-за утраченных иллюзий, - в этот момент я смотрела на Макса. Интересно, догадался ли он, о чём я говорю, ведь это был камушек в его огород. Сама не знаю, как бы поступила, столкнись тогда с его бразильянкой.
В общем, от их помощи я отказалась наотрез. Вытолкала обоих взашей и громко захлопнула за ними дверь. Не глядя по сторонам, зашла в сохранившуюся, на удивление, спальню и завалилась на кровать.
Так пролежав некоторое время, я поняла, что заснуть пока не смогу. Во-первых, мне было плохо, вроде скребущих на душе кошек, а во-вторых, болело всё тело. Особенно лицо.
Лицо! – ахнула я и кинулась к зеркалу. Лучше бы я в него не смотрелась. Ну как такой показаться в приёмной офиса? Пройдут два выходных дня и мой синяк расцветёт всеми цветами радуги – от лилового до зелёного. Не помогут никакие мази.
Тут я вспомнила про солнцезащитные очки. Как хорошо, что их кто-то придумал. Таким выдумщикам за неоценимые заслуги перед женщинами нужно выдавать Нобелевскую премию. Интересно, каким способом я бы маскировалась, не имей таких очков под руками?
Глядя в зеркало на свою опухшую морду в тёмных очках я поняла: в понедельник нужно будет взять отгул. За два дня примочками мне себя в порядок не привести.

11 апреля, понедельник, 16.00: Гуд бай, май лав, гуд бай или, да здравствует любовь!
После Мамаевого побоища в моей жизни наступила тишина. Соперники заключили перемирие, и даже, как мне показалось, подружились. Может быть друзьями они и не стали, но приятелями сделались.
В природе так бывает, после взрыва всегда наступает тишина. А чем я отличаюсь от природы? Да ни чем. Я её часть и мне не чужды её преобразования.
Женихи у меня всю неделю убирали и занимались ремонтом. Я принципиально даже веника в руки не брала. Сами устроили бардак, пусть сами с ним и справляются.
Сват, правда, вечером уходил домой, а Максим оставался, ведь через несколько дней он улетает в свою Бразилию, а я пока здесь в Запорожье буду ждать его вызова. Мы так решили. Вернее я дала согласие жить с ним в далёкой стране, где так много обезьян. 
Макс был на седьмом небе от счастья, чего не скажу о себе. Мне, скорее, хотелось побывать в экзальтированной стране, где проходят карнавалы по самбе. Пожить той жгучей и страстной жизнью, которой, как мне казалось, жили все бразильцы. Побродить по джунглям и искупаться в их бурных реках.
В итоге я поняла, что манила меня за океан Бразилия, а не любовь. И ещё я поняла, что про любовь мне нужно забыть. Всё. Отлюбила. Тех чувств, которые испытывала когда-то в юные годы, я не ощущала. Наверное, всему своё время. Молодости – любовь, зрелым годам – влюблённость.
К слову сказать, меня это не расстраивало. Будучи по своей сущности фаталисткой, я принимала окружающую действительность такой, какая она есть. Ну не замирает у меня сердце при взгляде на любимого, и не погружаюсь я в нирвану, как прежде. Ну и что с того? Да половина баб не знает, что это такое. Да они даже слова такого не знают, не то чтобы там побывать.
Мне ещё повезло, я эти чувства испытала, за что благодарна судьбе. И если бы я их раньше не познала, то сейчас свою влюблённость приняла бы за истинную любовь.
На днях заглянула в шкатулку и увидела там злосчастное кольцо. Интересно, кто его туда положил? Я решила на этом не зацикливаться. Раз оставили мне, значит оно моё, но надевать не надевала. Зачем лишний раз мотать красной тряпкой перед быком.
Из-за того, что дома никогда не бываю одна, приходится вести дневник в офисе. В последнее время для меня настал скоростной режим. Я заметила, что нахожусь постоянно в каком-то беге. Днём целый день на работе и вечером ни минуты свободной. Всё внимание уделяю жениху. 
Вот и следующие два дня будут заняты до предела. Например, завтра прощальный день с Максимом. Мне немножко грустно. Чего греха таить, привыкла я к тому, что Максюша рядом. К его юмору и радостному настроению. К его весёлому и неунывающему характеру. К его смущённой улыбке и мягким губам. К его поцелуям. Меня давно никто так не целовал, и это приятно. Я вообще люблю целоваться, а если целует Макс, то совсем улёт. Короче, грустно мне.
Генерал тоже ведёт себя тихо. У меня такое подозрение, что он выжидает удобного момента. Ждёт, когда Максим улетит, и снова возобновит свои атаки. И я опять буду отбиваться от его сильных объятий.
Но не бывает грусти без радости. И она есть. Сашка влюбилась! Это произошло так неожиданно, что подруга даже сама не поняла как. Чего уж говорить о нас. 
Если я нашла себе жениха обычным, консервативным путём, то Подлива не бросала своих поисков по интернету. Она неустанно рыскала по сайтам знакомств, громко клацая кнопками клавиатуры.
Её благоверный в очередной раз устроил тихий скандал. Снова у него пропало настроение, и ему как никогда, нужно побыть одному. 
Сашка не возражала. Она даже обрадовалась, наконец-то у неё развязаны руки. Подруга решила, что настал удобный момент не мириться. Наверное, чаша переполнилась. Давно пора. У меня бы она перелилась через край ещё раньше.
В общем, в один прекрасный день Сашка словно очнулась от сна. Она поняла, как мир прекрасен без её пендюрки. На радостях подруга нырнула с головой в интернет, не забыв и про сайт одноклассников. К её большому удивлению она увидела сообщение от совсем постороннего парня. Вернее, не совсем постороннего.
Дело в том, что однажды к ней на страничку одноклассников зашёл неизвестный гость. Ко мне тоже заходят гости, но я никогда не наношу им ответного визита.
А вот Сашка нанесла. Прошлась по всем его фотографиям, по фотографиям его друзей и по альбомам. Ей почему-то показалось, что он не женат, так как фотки у него были в основном с разными девушками. Паренька звали Сашкиным именем – Александр, и он Подливе очень понравился. Но что толку? Она на тот момент была занята.
Прошло какое-то время. Блуждая по всевозможным сайтам, Подлива снова зашла на страничку Алика, это она его так назвала, чтобы совсем не запутаться в именах. У того появилась новая фотка, где он стоял один. Сашка возьми, да и напиши ему:
- А где же Ваша девушка?
Но ответа она так и не дождалась, хотя не раз видела, как Алик к ней заходил в гости.
Сейчас, глядя со стороны на их отношения, я думаю, что он стеснялся. Мужчины вообще трусливы, а особенно нынешние. Им страшно сделать первый шаг и познакомиться с девушкой. Они будут долго к ней присматриваться, прежде чем решатся на смелый поступок.
Женщины в наше время намного сильнее. Они не боятся первыми заговорить, а тем более сделать предложение. Они сразу берут ситуацию в свои руки и не выпускают её. Может быть, поэтому мужчины к нам так осторожно относятся?
В общем, в тот день, когда у меня была война, Подлива пошла на своё первое свидание с Аликом. День юмора не сыграл с ней злую шутку, наоборот, он познакомил Сашку с прекрасным человеком, к тому же её ровесником. 
Подруга не верит своему счастью. Она постоянно присматривается к Алику и ищет в нём недостатки. Ей кажется, что такого просто не может быть, чтобы человек не имел отрицательных качеств характера.
Она, как настоящий хакер, вытаскала из интернета про своего парня все сведения и сверила с его рассказами. Не обнаружив никакой разницы, Сашка всё равно не верит в очевидное.
Мне кажется, подруга боится разочарований. Она уже столько раз обжигалась, что сделать это ещё раз для неё равносильно крушению.
Подлива Алика обожает. Он для неё и друг, и любовник, и мужчина на которого можно опереться. Сашка упивается своей любовью. Она погрузилась в неё вся без остатка, впрочем, и Алик тоже. Я могу это смело обсуждать, потому что вижу их любовь, и как эксперт в этой области, говорю, что она настоящая.
Мы с Марысей их дразним - «Шурик, Шурочка и интернет» наподобие старинного фильма – «Женя, Женечка и катюша». Подруга не обижается, подруга млеет от удовольствия.
Теперь о пари. Мне кажется, что Подлива его выиграла, но я не проиграла. Почему так? Сашка нашла свою любовь. Я же любви не нашла, но мужа иметь буду. В общем, в выигрыше оказались все.
Получилось, как мы задумывали. Подлива обрела свою судьбу пусть и не на сайте знакомств, но, всё же, в интернете. Я же оказалась связана с человеком жизненными взаимоотношениями.

24 апреля, воскресенье, 20.00: Три, скрытые от чужого уха, истории.
В ожидании дни не просто летят, а летят со скоростью звука. Настроение у меня прекрасное, потому что впереди меня ждут новые впечатления.
После отлёта Максима я немного похандрила, но мой жизнерадостный характер взял верх и чувствую я себя преотлично. Единственно, что немного огорчает, это предстоящая разлука с родными и с Подливой.
Но я себя быстро успокоила. Если мне в Бразилии будет совсем уж невмоготу, я человек решительный. Соберу свои манатки и тут же отправлюсь домой назад.
В общем, всё своё свободное время я теперь провожу с Марысей, Маципуриком и Сашкой. Зятёк как всегда в заграничной командировке, в Австралии, а мы с девчонками сегодня праздновали Пасху.
Так получилось, что на праздник Сашкиному Алику нужно было с родителями съездить в село к бабушке и дедушке. Подруга осталась одна, и мы вместе отправились к Марысе в гости.
Вчера в субботу я напекла куличи, покрасила яйца, вечером освятила весь набор в церкви, а уже сегодня собрала гостинец в праздничную кошёлку, села в свою крошку, захватила по пути Подливу – и вот мы все вместе в Марысиной усадьбе отмечаем великий праздник.
На Пасху зацвели абрикосы. Это было такое чудо, не описать словами. Тёплый день, светлый праздник и цветущие деревья. Природа казалась невестой в белом свадебном уборе. Я же невестой не казалась, я ею была, поэтому праздничное настроение ощущала с удвоенной силой.
Сашка тоже млела от восторга. Ну, тут понятно. Тут и удивляться нечему. Подруга в последнее время купалась в любви, так что её расслабленности можно было только позавидовать. У той мир прекрасен, даже если на небе грозовые тучи и с неба сыплет град.
Сегодня удивила меня Марыся. Обычно, она такая сдержанная, не в чувствах, нет. В чувствах она наоборот очень даже ласковая и открытая. Она сдержанная в откровениях, никогда ни о чём личном не расскажет.
У моих приятельниц дочки делятся даже самыми интимными подробностями, вплоть до размера, моя же никогда ничего мне не говорит, пока я сама у неё не выпытаю.
Но я не палач, и пытки мне не естественны, поэтому однажды, приложив кое-какие усилия, я поняла, что это напрасный труд. Тогда я отбросила свои поползновения и оставила всё как есть. Ну, не делится со мной моя дочь и не надо. Главное, она меня любит.
Однако сегодня произошло то, чего я не ожидала. Или на Марысю так подействовал гавайский ром или отсутствие любимого мужа, а может природа повлияла благотворно, не знаю. Знаю только, что в этот день на нас, девчонок, напало откровение.
Первой начала Подлива. Эта, находясь в благостном состоянии, готова рассказывать о своих тайнах всем и всякому без разбора.
- Просто удивительно, - цвела Сашка, как праздничный абрикос в весеннем саду, - я столько лет шарилась в интернете, висела на всевозможных сайтах знакомств и всё равно не смогла найти там свою половинку.
- Ну, ты же нашла, - поддержала подругу Марыся.
- Нет, «Одноклассники» – это совсем другое. Там друзья, знакомые, друзья друзей, знакомые знакомых. Нет, там другое. Я только сейчас поняла, сколько напрасного времени потратила на пустые иллюзии. Ведь с самого начала мне был дан сигнал, но я оказалась настолько глуха к таким предупреждениям, что стыдно признаться в своей глупости.
- И что за сигнал? - поинтересовались мы с Марысей в один голос.
- Ладно, расскажу, - засмеялась Сашка, - тем более, что это давно в прошлом.
Рассказ Подливы.
Познакомилась я с одним чмом на сайте знакомств. Назначил он мне свидание. Конечно, будь я на этом сайте года три, как сейчас, я бы ни за что с ним не встретилась. У меня сегодня совсем другие критерии для знакомства. Но тогда я только начинала свои похождения по бесконечным страницам интернета.
В общем, пришла я на свидание. Джентльменский набор – цветы и поход в кафе на чашечку кофе, мне на тот момент казался вполне приличным. Да и Славик, так звали парня, выглядел тоже ничего.
У меня и в мыслях не было, что костюм, в котором пришёл кавалер ко мне на свидание, он позаимствовал у друга, дабы произвести на меня впечатление. Это уже потом, после двух месяцев встреч я узнала, что Славик «голый, босый и безволосый».
Даже то, что парень ходил ко мне домой в гости постоянно в растянутых трениках годов семидесятых прошлого столетия, не вызывало у меня никаких сомнений. Свой внешний вид он объяснял сначала починкой машины, потом ремонтом квартиры друга и так далее. Очнулась я только тогда, когда ухажёр занял у меня пятьсот гривен и пропал.
Конечно, выйти на него я не смогла. По мобилке он мне отвечал, что завтра у него будут деньги, так как на днях заключил выгодный контракт, и он мне сразу вернёт свой долг.
Но, приходило завтра, и никто ничего не отдавал. Так Славик меня кормил завтраками почти полгода. В конце концов, номер его мобильного телефона стал для меня недоступен.
- И что? Твои денежки тю-тю? – поинтересовалась Марыся.
- Да я на них давно поставила крест, – махнула рукой Подлива, отгоняя от себя надоедливую пчелу.
- Сашка, не расстраивайся, - как всегда сделала вывод моя рассудительная дочь, - значит ему деньги нужнее, чем тебе.
- Понятно, - вздохнула подруга, - но на тот момент эта сумма исчислялась третью моей зарплаты.
А у меня о деньгах никогда вопроса не было. У меня, как всегда, вопрос был совсем в другой стороне:
- Но хоть как мужчина он тебе нравился? – поинтересовалась я.
- Как сказать? – улыбнулась Сашка.
- Так и скажи, - мы с Марысей тоже заулыбались.
- Фифти-фифти. Как мужик – ничего, но эти засмоктанные треники в виде панталон, - тут подруга уже не улыбалась, а просо смеялась во весь голос, - они убивали во мне все чувства.
Мы с Марысей тоже рассмеялись, представив себе рядом с Сашкой подобное чучело.
- Самое интересное, - продолжила Подлива после смеха, - что потом, спустя некоторое время, я увидела Славика на углу, где мы с ним в первый раз встретились. Он стоял в том же костюме и с тем же букетом цветов. Даже розы были того же цвета. Нашлась же ещё одна дура, подумала я.
Сашкин откровенный рассказ и приличная порция рома сделали своё дело и раскрутили Марысю на признание. Сама она мне лично ни за что бы не раскрылась. Уж больно моя дочь скрытая в сокровенном.
Но сейчас перед ней сидела не мама, а две подруги, которые могли говорить о чём угодно, даже о запретном.
- У меня тоже есть тайная история, - смущенно заговорила моя дочь.
- Так расскажи, не стесняйся, - подбодрила Марысю Сашка.
- Ладно, так и быть, поведаю. Только никому, уговор?
- Уговор, конечно, - поклялись мы на пьяный глаз. Вернее, это у Подливы был глаз пьяный, а я только пригубила немного. 

Рассказ Марыси.
Однажды летом я полетела отдыхать на Камчатку. Боже мой, какая там красота! Единственное, что мне не понравилось, это комары. Ужас. Заедали просто. Никакого от них не было спасения.
Короче, в первый же мой поход искусали они мне всё лицо. Я его ещё расчесала, в общем, не лицо, а рожа, по-другому не скажешь. Да и не только у меня. Некоторые девчонки выглядели ещё хуже. 
А тут местные ребята, с которыми мы познакомились, пригласили нас к себе в гости. Стол накрыли. Всё тип-топ. Наверное, уже тогда у них был замысел напоить нас и уложить в постель. Может, подумали, что с такими рожами мы более доступны? Не знаю.
В общем, пошли мы в гости, плохого не ведая. Пить я ещё в то время не умела. Я, собственно, и сейчас не умею, а тогда и подавно у меня с этим были проблемы.
Но парни-то не знают. Они всё время колотят коктейль под названием «Северное сияние», и вливают его нам. Пьётся великолепно. Конечно, шампанское с водкой, чего ж ему не питься.
- Мы вас будем учить, - говорят они нам, - как пьют камчатские женщины.
Ну, мы и учились. В итоге, насиянилась я так, что память отшибло. Ничего не помню. Даже сегодня, спустя семь лет. Помню только, что проснулась я с незнакомым парнем в постели.
- Доця, ну ты даешь! – воскликнула я. – Никогда мне не рассказывала.
- Да я вообще никому не рассказывала. Вы первые и, надеюсь, последние.
- Ну, а как его звали? Ты потом с ним виделась? Как дальше-то было? – закидала я Марысю вопросами.
- И виделась, и встречалась, - глаза моей дочери, вдруг, загадочно блеснули.
- И кто это? Почему я о нём не знаю?
- Да знаешь ты его прекрасно. Это твой зять, - тут Марыся прыснула, как маленькая девчонка. – Пришлось ему, как честному парню на мне жениться.
- А почему он оказался на Камчатке? Он же сам из Запорожья? – вот уж удивила свою мамулю, так удивила.
- Почему, почему, бизнес свой налаживал. Он же у меня крутой бизнесмен.
«Молодец зятёк, - мелькнуло в голове, - весь в своего папашу: пришёл, увидел, победил. Наверное, если бы сват был моим ровесником, то уж точно меня добился».
- Вот, - Сашка снова сделала свой вывод, - говорили мне, что Земля – большая деревня, я не верила. Но теперь после твоего рассказа убедилась в этом.
Да, снова мелькнула мысль, но уже про Марысю, а доця - то вся в свою маму, то бишь – в меня. Подумала тогда днём, а сейчас, вечером, на этих страницах поведаю о том, о чём рассказать своим подругам так и не решилась.


Рассказ Василисы, то есть, мой.
Произошло это в дни моей молодости. Когда благоверный бросил меня одну с ребёнком, а сам умчался в вихре любовных страстей.
Ехала я однажды поездом из командировки. Причём, Бог знает, откуда, так как состав телепался полтора суток, останавливаясь на каждой станции и полустанке.
Я вообще-то купе не люблю, предпочитаю плацкартные вагоны, но недорогих билетов не было, поэтому я очутилась в обществе трёх симпатичных ребят моего возраста.
Не знаю, как так получилось, наверное, виноват май и молодость, иначе как объяснить, что за короткое время, проведённое вместе с этими ребятами, я сумела закрутить три любовных романа.
Сначала с одним, очутившись тут же на купейной полке, через некоторое время с другим, и тоже не минуя любовных утех, и в заключение с третьим, которому отдалась, скорее всего, на автопилоте по проделанному уже два раза сценарию. 
Хорошо, что они оказались не из моего города, потому что, все трое мне очень понравились, и я каждому пообещала приехать к нему в гости. Эх, молодость, молодость. Сейчас, даже не знаю, решилась бы я проделать такое или нет. 
Но в то время мне всё казалось естественным. И это не была любовь втроём, нет. Ни о каком неприглядном сексе речи нет. Просто тогда я соскучилась по мужской ласке, Макса ещё не встретила, и была свободна. Свобода и мой бесшабашный характер подарили мне, молодой женщине, три любовные истории, три безумных приключения и три прекрасные авантюры. Я их не забуду никогда.
Мне вообще кажется, что в судьбе каждой женщины есть такой случай, о котором она никому не поведает. Даже если её будут пытать.
Вот и я не смогла рассказать эту историю своим девчонкам. Не хотела выглядеть в их молодых глазах в неприглядном свете. Но здесь, в тетради, на этих страницах открыта и честна перед собой. Я ни капли не жалею о своём поступке. И хочу сказать всем: не бойтесь дарить себе любовные приключения, бойтесь, что потом вам нечего будет вспоминать.

1 мая, суббота, вечер: Контрольная с ошибками или фиг, знает, что и сбоку бантик.
Как-то так получилось, что первого мая я осталась одна. Сашка отмечала праздник со своим любимым Аликом.
_ Аличек, Аличек, Аличек, - только и слышно из её уст. Я поняла, что пока для меня места здесь нет. Я не обижалась. Она влюблена, и это прекрасно.
Дети же на все выходные отправились в Кирилловку на море. Как никогда в праздники зять оказался дома, поэтому радости моим девчонкам не было предела. Им мешать я тоже не стала. Пусть побудут своей семьёй без присутствия любимых родственников. Я имела в виду себя и «героического» свата. 
Кстати о свате. Что-то он замолчал и перестал показываться на глаза. Марыся на днях шепнула на ухо, будто у него появилась пассия, но мне в это почему-то верится с трудом. Не тот генерал человек, чтобы вот так взять и отступиться. Хотя, всё может быть.
Давние школьные подруги, с которыми я смолоду поддерживала отношения, укатили кто в деревню, кто на дачу. В общем, все знакомые растворились на праздничных просторах страны, только я оказалась в городе и одна.
Теперь я уже знаю, что одиночество плохой советчик. Но в праздничное утро, услышав тишину на улицах, и, ощутив такую же тишину у себя в душе, я возьми, да и позвони Веньке.
Мне тогда хотя бы услышать свой внутренний голос, но он молчал или спал, в общем, я трезвонила старому ухажёру до тех пор, пока тот не взял трубку. Зачем я это сделала, сама не знаю. Наверное, отупела от скуки.
Венька моему звонку обрадовался и предложил съездить в село Отрадное к Петьке Синяку в гости на дачу. Другой альтернативы у меня не было, и я согласилась. Мы сели в его таратайку и поехали по почти безлюдному городу в сторону Правого берега.
Это была уже вторая ошибка. Если едешь в неизведанное место, то отправляйся туда хотя бы на своей машине. Неизвестно ещё, как будешь выбираться оттуда. Но и этим правилом я пренебрегла, а ведь могла исключить из своей жизни непредвиденную ситуацию. Впрочем, вся моя жизнь – непредвиденная ситуация.
Всем нам кажется, что мы не меняемся с годами. Вернее, внешне, может, и меняемся, а вот характер у нас остаётся тот же. Может быть так и бывает. Может быть. У меня, например, он остался прежним. Во всяком случае, я так думаю. Но не факт, что перемены не произошли у старых друзей, и они не превратились в абсолютно чужих людей.
В общем, если вы не виделись со своими одноклассниками тридцать лет, то это ещё не повод их увидеть. Знай я о таком правиле, я бы никогда не поехала к незнакомому человеку в гости. А то, что Петька за тридцать лет стал незнакомцем, выяснилось через полчаса нашего общения.
Дача поражала своим великолепием. Большой двухэтажный дом. Или не дом, а загородный особняк. Приличная, соток пятнадцать, усадьба, огорожена современным высоким забором с выходом на реку Днепр. Даже кусок прибрежного пляжа прихватил.
- Да ты куркуль, - поддела я Петьку.
- А то, - гордо выставил грудь Синяк. Ему и невдомёк, что я над ним посмеялась. – У меня жена работает главным бухгалтером в больнице, - продолжал хвастаться Петька.
- А ты кем работаешь? – поинтересовалась я. В школе маленький Петя особо не выделялся. Ходил в твёрдых троечниках, и представить себе сегодняшнего Петра в роли какого-нибудь директора или предпринимателя мне удавалось с трудом.
- А я сторожем в той же больнице, - и опять хвастливые нотки прозвучали в его ответе. 
- И что, хорошо платят? – поинтересовалась я. Все мои знакомые мужчины, в основном, стараются устроиться на такую работу, где приличная зарплата. А тут сторож. 
- Нормально, - заржал Петька. Мне даже показалось, что он уже был под хмельком. – Да и зачем мне упираться, когда я и так всё имею, - развёл руками хозяин дачи, показывая свою усадьбу. Действительно, имел всё. Даже джип Нисан высвечивался в углу сада.
В общем, сели мы за стол и начали отмечать весенний праздник труда. Мы с Венькой по тридцать грамм водки, Петька сто пятьдесят. Мы по тридцать, хозяин по сто пятьдесят. Через полчаса Петька лежал пьяной мордой в моих ногах и выискивал «родиночку на коленочке». Далась же она этому идиоту!
Я никак не могла сдвинуть пьяного Синяка со своих ног. Он висел на них стопудовой гирей. Помощи со стороны Веньки тоже никакой. Если Петьке, чтобы упиться, нужно выпить бутылку водки, что он и проделал на моих глазах за полчаса, то Веньке, для такого состояния, хватило и ста граммов.
В итоге, я оказалась в компании двух пьяных мужиков, не владеющих своим рассудком, причём, на чужой территории и без спецсредства для передвижения. Что делать? Пришлось выбираться самой.
Я шла по центральной дороге села и материлась, на чём стоит свет. Правда, про себя. Сидеть бы дома и смотреть по телевизору праздничный концерт, так нет, понесла меня нелёгкая, непонятно, в какую даль. Хорошо, мужики оказались настолько пьяными, что даже не пытались лезь ко мне со своими ласками. А ведь могло произойти всё совсем по-другому. 
- Попа ищет приключений, - шептала я себе под нос, нервно шагая в сторону остановки маршрутки, - и моя не исключение. 
Шагать бы мне ещё долго, если бы вдруг возле меня не остановился автомобиль, и я не услышала знакомый голос:
- Василиса, куда направляемся? Может, подвезти?
Досада на саму себя давала мне право злиться и на других.
- Давай, вези меня домой, - буркнула я грозно Михаилу, громко хлопая дверцей его машины. Как получилось так, что он оказался в нужном месте и в нужное время? Просто фокус какой-то. Конечно, я ему обрадовалась. Но последние события навели меня на мысль, что нельзя всем доверять, даже если я знаю этого человека довольно-таки продолжительное время.
И потом, что значит знаю? Я что, с ним общалась или дружила? Просто имела деловые отношения, и всё. В общем, выражение лица у меня было совсем не приветливое.
- Почему мы такие серьёзные? – шутил неожиданный спаситель, абсолютно не обращая на моё настроение внимания.
- Всё из-за вас, мужиков. Все вы мерзавцы, и ты в том числе, - брякнула я первое, что попалось на язык.
- Мы что, перешли на «ты»? – у него даже руль слегка повело от неожиданности.
- Давно, - злилась я, и эта злость меня несла всё дальше и дальше. Почему козлом отпущения оказался именно Михаил? Да просто попался под горячую руку, так случается. 
А на козла он меньше всего был похож: симпатичный высокий крепкий мужчина. Уже слегка загоревший. Тёмные волосы лёгкими завитками курчавились по шее, карие глаза обрамляли пушистые ресницы. Слегка сжатые, но не узкие губы. Я бы сказала, мужские губы. В расстегнутой на несколько пуговичек трикотажной футболке виднелась волосатая грудь. Сильно напоминал мне Виталия Борисюка. Такой себе мачо, только украинский, и совсем не киношный, а самый настоящий.
Почему-то его волосатая грудь показалась мне непристойной. Я даже почувствовала себя неловко от такой с ней близости. Это как в общей раздевалке. Вроде и место для переодевания, а смущение испытываешь.
Короче, не знаю почему, но я вдруг жутко покраснела. Жар разлился по всему телу, ладони вспотели, и на лбу выступила испарина. В тот момент я всё скинула на возрастные приливы. Эта менопауза в последнее время меня сильно достаёт и может о себе напомнить в самые неудобные моменты.
Но покраснела не только я, отчего-то смутился и Михаил. Наверное, поймал мой неосторожный взгляд, и принял его за посыл, хотя я никаких посылов ему не давала. Во всяком случае, в данную минуту.
Напряжение в нашем салоне не смог разогнать ни тёплый ветерок, пахнущий совсем уже летом и цветущими деревьями, ни моя коммуникабельность, которая в данный момент спрятала куда-то свой язык и молчала, словно она немая.
Молчал и Михаил. Мужчины вообще редко видят себя на первых ролях в отношениях с женщинами. Им привычнее молчать и слушать. Хотя, кого сейчас слушать, если я тоже воды в рот набрала. В общем, ситуация дурацкая.
Первым всё-таки не выдержал Михаил.
- Раз уж мы перешли на «ты», тогда, может, заедем в кафешку и отпразднуем? – предложил мне мой спутник.
Я представила себе ещё одного пьяного мужика, да к тому же за рулём автомобиля, и сразу отказалась. 
- Не хватало мне сегодня ещё аварии, - замахала я на предложение руками. – Нет, если и пить, то у меня дома.
Уже потом, когда фраза была произнесена, я поняла, что совершила за сегодняшний день четвёртую ошибку. Нельзя приглашать мужчину к себе домой, если при виде его обнажённой груди тебя лихорадит.
Взглянув на себя со стороны, я увидела нерадивую ученицу, допускающую сплошные ошибки. Создавалось впечатление, что жизнь меня ничему не научила.
Нужно было срочно исправляться, поэтому тут же вспомнился Максим со своей Бразилией, вернее, его отсутствие, и я сразу же обвинила во всём жениха. Это он виноват, подумала я. Он не должен был оставлять меня здесь совершенно одну, где вокруг сплошные соблазны. Под «соблазном» я естественно имела в виду Михаила.
В общем, скинув вину на ничего не подозревающего Макса, мне сразу стало хорошо и спокойно. День показался прекрасным, настроение тут же поднялось, и я, даже не подозревая, какой финал ждёт меня впереди, повернулась к Михаилу и произнесла вдруг ни с того, ни с сего:
- А я выхожу замуж и уезжаю в Бразилию.
Уже второй раз я заставляю мужчину вздрагивать. От неожиданного сообщения у Михаила снова дёрнулись руки, и снова нашу машину чуть не занесло на обочину дороги.
- Фу ты, Василиса, - нервно хихикнул Михаил, - нельзя такие новости сообщать вот так неожиданно.
- А как, - улыбнулась я в ответ, - нужно предварительно развернуть транспарант с предупреждением?
- Нет, конечно, и всё же. . . А кто он такой? – вдруг поинтересовался мой бизнес партнёр.
- Главный хирург косметической клиники, - ответила я и посмотрела на реакцию Михаила. Почему-то именно его реакция меня так волновала.
Гордости за то, что выхожу замуж за выдающегося хирурга в своей области, я никакой не испытывала, а вот то, что мне не хочется сейчас ехать ни в какую Бразилию, это я осознала очень хорошо. Просто душа заныла, как осознала.
- Может, тогда продашь нашему банку свою квартиру, раз уж ты уезжаешь насовсем, - предложил вдруг Михаил. – Мы тебя не обидим и цену сбивать не будем. Сколько скажешь, столько и заплатим.
- Даже миллион? – усмехнулась я на заманчивое предложение.
- Зачем тебе такие деньги? – поддержал мою игру Михаил.
- Куплю виллу на Карибах, - продолжала я шутливо, хотя прекрасно понимала, что сейчас мне и Кариб не надо. Сейчас меня ничем не соблазнить. И откуда взялось вдруг это чувство? Откуда такое нежелание куда-либо ехать и оставлять родной край? Я не понимала, что со мной творится. Мне этого не дано было знать, зато всё знала судьба.
- А, может, ну её, эту Бразилию? – шептал мне Михаил. Шептал, потому что мы давно приехали к моему дому и сидели в машине и целовались, словно подростки.
У меня было такое ощущение, что сейчас выйдет бабушка из подъезда и начнёт меня звать домой. А я спряталась от неё с мальчишкой в глубине двора и тайно целуюсь, пока она меня не поймала.
В общем, признаюсь честно, я Максу изменила. Я не хотела, но так получилось. Мысленно я сопротивлялась, но только мысленно. Наяву я делала совсем другое.
Наяву я исчезла из этого мира, и оказалась на другой планете. Если бы мне раньше кто сказал, что в пятьдесят лет возможно такое познать, я бы не поверила. Ну что ещё нового можно испытать, если уже всё давно испытано?
Оказывается, можно. Сейчас, когда Михаил ушёл, и я сижу за письменным столом и пишу в дневнике, я понимаю, что с его стороны это был просто лёгкий флирт. Флирт, который ни к чему не обязывал ни меня, ни его.
Я понимаю, что всё равно уеду в Бразилию и выйду замуж за Максима, но как мне приятно. Мне сейчас так хорошо, как не было никогда в жизни. А, может, и было, да я просто забыла.
Ошибки, которые я совершала сегодня одну за другой, привели совсем к неожиданному результату. Я на закате Бальзаковской молодости познала такие чувства, о которых даже не грезила. У меня появились крылья, и я летала.
Прощаясь, Миша просил меня ещё раз хорошенько подумать, стоит ли мне уезжать так далеко от родного Запорожья. И вот я сижу и думаю, может и правда, ну её на фиг эту Бразилию? 

21 мая, суббота, 14.00 дня: Без тебя моя постеля холодна, одеялко заиндевело.
Прошло много времени после того памятного дня, когда я так лихо изменила своему Максиму. Тогда мне казалось, что это простой адюльтер, прекрасное развлечение и ничего больше. Но на самом деле всё оказалось намного сложнее. Я влюбилась. И не просто влюбилась, а полюбила по-настоящему. Так, как любят навсегда.
Сначала я целыми днями ждала звонка от Михаила. Может он не просто так провёл со мной тот вечер, может я ему, как и он мне, запала в душу? Ведь просил же он меня никуда не уезжать. Мне так хотелось в это верить.
Но никто не звонил. Даже с предложением о продаже квартиры никто ко мне не обращался. Жизнь продолжалась, вроде ничего существенного не произошло.
Я снова страдала. Только на этот раз я страдала намного сильнее, целую неделю. Если в молодости мне хватало одних суток, то теперь они вылились в целых семь.
Какие же это муки! Сначала на работе я взяла отгулов на три дня. Но потом поняла, что этого мало, и продлила их до конца недели. Я лежала пластом на диване и не хотела двигаться. Я не хотела жить. Мир рухнул, а в глазах стояла ночь, хотя на дворе сияло красное солнышко.
Девчонки, Марыся с Подливой, предлагали Михаилу позвонить. Но я отказалась наотрез. Я никогда, чего бы мне это ни стоило, не сделаю первый шаг. Ну, такой я человек, слишком уж гордый, и мужчины, которые имели со мной отношения, должны об этом знать. Поэтому, о звонке не могло быть и речи.
Видя, что уговоры напрасны, девчонки стали откачивали меня красным сухим вином, так как кроме этого вина я не держала и крошки во рту. Сказать, что я похудела, это ничего не сказать. Я стала просто вываливаться из всех своих вещей.
Максим тоже что-то почувствовал, всё спрашивал, ездила ли я в консульство, так как вызов давно был мной получен. Я врала монотонным голосом, что собираюсь всё сделать, а сама лежала без чувств и мучилась в страданиях.
Я понимала, что это мне кара за измену. Нельзя давать обещания одному, а спать с другим. Умом я понимала. А вот сердце говорило совсем другое.
Вернее, оно не говорило, оно давило нестерпимой болью. Я сейчас даже не понимаю, как могла с ней справиться. Наверное, всё же, мне в этом помог тот же Макс.
Сердце любящего человека не обманешь, поэтому жених мне наяривал из своей Бразилии каждый вечер и всё пытал, когда же я поеду в Киев. Действительно, нужно было ехать, тем более что дата визита в консульство уже назначена.
Максимкино постоянное нытьё, что ему там так одиноко без меня, сделали своё лечебное дело. Я начала выздоравливать, и не от того, что переболела, а потому что знала, что кому-то в этом мире нужна. Если бы не чувство нужности, не знаю, справилась бы я так быстро со своей болью. Это ещё вопрос.
Ещё, я думаю, помог спорт, которым мне так нравилось заниматься. Жёсткий баскетбол я уже давно сменила на приятное плавание, купив абонемент в открытый бассейн, расположенный недалеко от моего дома.
Сначала в любовной тоске мне хотелось утопиться, но топиться в семь часов утра, а абонемент указывал на такое время, было как-то не эстетично. О таком я даже в книгах не читала, поэтому передумала. И хорошо, потому что, именно плавание с Максимкиными причитаниями вытянули меня из депрессии.
Перед отъездом за визой Марыся мне рассказала, как я должна выглядеть на собеседовании. Поэтому, прибыв в Киев и нацепив на себя всё золото, какое у меня имелось, я заявилась в посольство словно примадонна.
Марыся предупредила, что «бледный вид и макаронная походка» не убедят сотрудника посольства в моей искренности, поэтому я должна выглядеть «Ах!». Я дочь послушалась и вырядилась в сногсшибательный наряд. Добавила к нему ещё свои украшения и получила удовлетворительный результат. В общем, в посольство зашла далеко не нищенка.
В тот день из всех претендентов, разрешение на въезд в Бразилию получила одна я. Не знаю, что сыграло решающую роль, то ли моя внешность, то ли решительность и правдивость, с какой я отвечала на вопросы представителя чужой страны, а может известное имя моего жениха, не знаю. Знаю только, что открыв визу, вздохнула свободно. 
- Ах, гори оно всё синим пламенем! – воскликнула я, выходя из посольства, и плюнула на свою любовь. Ну, миллион женщин живут с нелюбимыми, и что? Чем я должна от них отличаться? Значит у меня такая судьба.
В общем, сделав спасительный вывод, вчера я рассчиталась у себя на работе, сегодня вечером устраиваю девичник в ресторане «Казацкий шинок», а через неделю на международном лайнере отлетаю в далёкую и неизвестную Бразилию, где пополню общество иммигрантов своим присутствием.
Ресторан «Казацкий шинок» я выбрала не случайно. Сама там никогда не была. И не потому, что не имела средств, а просто не приходилось. Теперь же, уезжая навсегда, мне хотелось оставить в своей душе память. И не простую, а какую-то запоминающуюся.
По отзывам своих знакомых я знала, что ресторан находится в живописном месте на острове Хортица, располагает уютными помещениями, там играет живая музыка, и, что немало важно, предлагает своим посетителям прекрасный ассортимент вин и закусок.
Меня это всё устраивает, устраивает и моих девчонок, так что на сегодня на семь часов вечера я уже заказала такси. Осталось только привести себя в порядок, и можно сжигать за собой мосты.
Всё! Конец всяким любовным бредням. Документы для Бразилии оформлены, билеты куплены, чемоданы почти собраны, пора лететь навстречу судьбе. Прощайте несбыточные мечты!

19 мая, суббота, 14 часов дня, год спустя: Любовь – это магия, её умом не понять.
Как всё это удивительно! Ровно год назад в это же самое время я сидела здесь, за этим столом, вела дневник, записывала в нём свои мысли, прощалась на его страницах с родным городом и даже не подозревала, как круто, буквально тем же вечером, изменится моя судьба.
Не подозревала, потому что мы планируем, а жизнь вносит в наши планы свои коррективы. У неё в отношении наших планов совсем другая цель.
Я пришла в свою квартиру за паспортом, а наткнулась на тетрадь, и всё вдруг так вспыхнуло. А ведь я про неё совсем забыла. Надо же, у меня вылетело из головы, а дневник лежит себе спокойно на своём месте и, кажется, ждёт меня. Вроде ничего не произошло, и я сейчас начну с ним беседовать. 
Естественно, я не удержалась и прочла весь свой дневник, от начала и до конца. Прочла и поняла, что он не окончен. Не описаны события той знаменательной субботы и все её последствия.
Я подумала, что нехорошо оставлять вот так записи незавершёнными. Везде должна быть своя кульминация и моя история не исключение. Тем более, что закончилась она совсем не так, как я себе представляла. Да и не только я. Для многих это оказалось неожиданным.
События годичной давности тут же вспыхнули явными картинами в моей голове, а чувства, которые я тогда испытала, обожгли моё сердце с новой силой. 
В итоге, я сижу за столом с ручкой в руке и с неудержимым желанием вылить все происшедшее тогда на бумагу. Но не буду забегать наперёд, пусть моё повествование последует точно так же, как и все те события, свершившиеся ровно год назад. 
Ресторан «Казацкий шинок» на нас произвёл хорошее впечатление. Собственно, нам в тот момент понравился бы, наверное, любой ресторан, так как мы приехали сюда зажигать, а не просто ужинать.
Майский вечер окутал город теплотой, и можно было разместиться на открытой террасе, но нам хотелось танцевать, а бегать постоянно от столика на открытом воздухе в танцевальный зал нам не очень нравилось. Поэтому, мы уселись в ресторане прямо возле эстрады, где не нужно перелезать через головы едящих и пьющих посетителей.
К Марысе с Сашкой добавились ещё две мои давние школьные подруги, так что наша компания насчитывала пять красивых женщин разного возраста. К слову сказать, это не помешало нам оттянуться на полную катушку.
Мужчин в ресторане находилось много. Понятно, что такое заведение дамы одни не посещают, но нам это было до лампочки. Мы ведь устраивали себе девичник, тусняк, да такой, чтобы запомнился надолго. Я себя уже представляла в Бразилии, поэтому мне хотелось забрать с собой ещё и последние воспоминания.
Всё, как мы задумывали, всё так и получилось. В быстрые танцы мы скакали, как бешенные, а в медленные закусывали и выпивали. Правда, это только девчонки выпивали, сколько хотели, а вот мне водка в горло не лезла. Наверное, всё же чувство прощания не давало мне расслабиться. Пусть я его наяву и не ощущала, но в подсознание оно сидело и сдерживало мою радость.
Мужчины танцевать нас не приглашали, естественно, как они могли приглашать, если пришли сюда со своими подругами. Правда, далеко в углу сидела одна мужская компания, но на нас она не обращала никакого внимания. Наверное, у них деловой разговор, подумала я.
Собственно, мне до них тоже не было никакого дела, потому что мы только что с девчонками отплясывали целых двадцать минут, а может и больше. Устали и приземлились для поддержания тонуса.
Я решила налить себе водки не в маленькую рюмочку, а пол фужера. Думаю, может хрясну вот так много за один раз и развезёт меня до нужной кондиции. 
Под медленную мелодию поднесла бокал к губам, и в этот момент за моей спиной грянул гром, от которого мне показалось, что земля под моими ногами разверзлась, и я лечу в глубокую пропасть.
- Василиса, пойдём, потанцуем.
Рука бокал не удержала. Он выскользнул, словно намазанный жиром, плюхнулся мне в тарелку и разбился на мелкие осколки. Водка расплескалась, залив не только моё блюдо, но и близ стоящие.
Я боялась повернуться. Собственно, не боялась, просто не могла. В моей спине образовался кол, заклинивший весь позвоночник. Руки затряслись, а лицо зажгла красная заря. Меня окропило кипятком, и я снова подумала о своей менопаузе.
- Когда же всё это закончится, - задала я вопрос, незнамо кому, и посмотрела на Михаила. От неожиданности у меня не оказалось сил удивиться. Миша, собственной персоной, стоял возле моего стула и протягивал мне руку.
«Господи, как же я его люблю!» - мелькнуло молнией в моей голове. Мелькнуло так, что от этого протрезвели даже мои подруги.
- Нам кажется, что эту проблему вам надо решать вдвоём, - не ждала с советом Сашка.
- Мам, не отказывай, - поддержала подругу Марыся, и тыкнула меня в бок.
Иногда ситуация не в твоих руках, а в руках твоих друзей. Если бы не девчонки, не знаю, как бы я поступила в тот момент. Может быть, и не взглянула бы в Мишину сторону. Но тогда, подталкиваемой в спину подругами, мне ничего не оставалось делать, как принять приглашение и оказаться в его объятиях.
Любовь, Боже мой, что же это за штука такая, когда ты стоишь на ногах, а кажется, что летишь? Что ты не в зале ресторана, а паришь на облаках в другом мире, где не слышно ни смеха, ни звона бокалов, ни пьяных речей? Где слышна только чарующая музыка и стук влюблённых сердец.
- Поехали ко мне, - ворвалась откуда-то извне тихая фраза в моё вырубленное сознание.
- Поехали, - ответили мои губы, не спрашивая у мозга разрешения. Собственно, у кого спрашивать, если мозг в данную минуту отсутствовал. Его просто не было, а была любовь и больше ничего.
Девчонки остались в ресторане, а я укатила к любимому домой. Я понимаю, что поступила нехорошо. Но разве было бы кому-то лучше, останься я там с ними?
После той ночи, когда он меня увёз из ресторана, после бурного нашего примирения, после того, как я улетела в нирвану, я из неё всю неделю не возвращалась.
Я изолировалась от мира полностью, отключив и мобильный телефон, послала только сообщение Марысе, чтобы не волновалась и всё. Нет меня. Не ищите.
В итоге, все планы рухнули, и я никуда не полетела. Ни в какую Бразилию. 
- Не уходи, - шептал мне мой возлюбленный. – Останься.
- Что, насовсем? – зачем я задавала этот глупый вопрос, сама не знала. Знала только, что жизни мне без Миши нет. В общем, в ту субботу я пришла к Михаилу домой и осталась у него навсегда.
После того, когда я приняла окончательное решение не уезжать, мне пришлось, хоть и не очень хотелось, позвонить Максу и всё ему объяснить. Нехорошо было держать в неведение человека, да ещё любящего.
- Прости, прости, прости, - шептала я в трубку, хотя виноватой себя абсолютно не считала. Собственно говоря, какая тут может быть вина, если я люблю другого человека? Вина быстрее появится там, где будет отравлена жизнь с нелюбимым.
- И что теперь? Всё? – не верил звонку Максим.
- Ты не волнуйся, - переводила я тут же стрелки в другую сторону, чтобы не выяснять дальнейшие отношения, - я машину продам, и деньги тебе вышлю.
- Фу ты, Васька, умеешь же ляпнуть про фигню в серьёзном разговоре. Меньше всего я сейчас думаю об автомобиле, - обиделся Макс, - что я, поц какой-то, чтобы свои подарки назад возвращать. Даже слышать об этом не хочу.
- Тогда, прощай, - обрадовалась я, что не нужно будет заводиться с этой продажей, и хотела уже отключиться, когда вслед своему прощанию на том конце телефона услышала:
- Не прощай, а до встречи.
«С ума сошёл, - улыбнулась я про себя его ответу. – Какие встречи? Во всяком случае, не в ближайшем будущем».
Ровно год я не была в своей квартире. Миша говорил, что мне тут делать нечего. Одежду он мне и так купит, какую я захочу. Собственно, он был прав.
Сегодня я пришла за паспортом, так как Михаил сделал мне официальное предложение, и я дала согласие. Да и как я могла ему отказать, если весь год я живу праздником. Если мне с ним всё время хорошо и никогда не бывает плохо.
Невероятно, но я, как настоящая жена, веду хозяйство, готовлю кушать, стираю, убираю, и мне всё это нравится. Мне нравится ждать Мишу с работы и кормить его ужином. Нравится, когда вечером, готовясь ко сну, он выходит из ванны слегка влажный от душа и от него пахнет дорогим парфюмом. Нравится заниматься с ним любовью, а после неё лежать умиротворённой в его объятиях и вдыхать его родной запах. Мне нравится всё. Это просто какой-то наркотик, без которого я уже не могу жить.
- Девчонки, - отвечала я на вопросы Марыси и Подливы про свою жизнь, - если бы вы знали, как я счастлива. Если бы вы знали!
Да ещё ровно год назад я не могла и подумать о таком. Я, которая привыкла к свободе и независимости, теперь не хочу этой свободы и этой независимости.
Я вспомнила о пари с Подливой. Вот, не побейся тогда об заклад, ничего бы и не вышло, а так у меня есть Миша. Он, действительно, младше меня на пять лет, и я пока нашей разницы в возрасте не замечаю. И может потом, спустя какое-то время, меня она и будет волновать, и я буду жалеть о содеянном, не знаю. Но сейчас я самый счастливый человек на земле.
Знаменитая фраза, что жизнь начинается в сорок пять, неправильная. Жизнь начинается и в сорок пять, и в пятьдесят, и в шестьдесят, и в семьдесят. Не в возрасте дело. Просто нужно не бояться и рисковать.
Мне кажется, что если когда-то, вдруг, я останусь без мужчины (тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить!), я снова рискну и побьюсь об заклад с Подливой. Я почему-то уверена, что жизнь моя опять сделает виток по спирали, и опять во мне заговорит переходный возраст, потому что это закон природы и его ещё никто не отменял. У каждой женщины должен быть её мужчина, вот и всё.
А пока это «когда-то и вдруг» не произошло, и у меня есть Миша, я наслаждаюсь любовью, которая свалилась мне на голову и затянула меня в амурные сети всю целиком и без остатка.
На этом заканчивается история про пари, и начинается история про любовь. Но о ней я уже буду писать совсем в другом дневнике.



Все события и имена вымышлены, и совпадения с реальными людьми случайны.
Избранное: современные романы
Свидетельство о публикации № 6546 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © yazykova :
  • Проза
  • Уникальных читателей: 2 367
  • Комментариев: 0
  • 2014-02-20

Проголосуйте. Если б вы знали....
Краткое описание и ключевые слова для Если б вы знали...:

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Наследство... набросок...
  • Доктор Надя
  • Исцеление японского мальчика. История с продолжением.
  • Моленье о дожде
  • Маленькая антиутопия, контуры которой уже чётко видны в реале. Андрей Вахлаев-Высоцкий.
  • Колея
  • Рассказ-сказка о колее, о просёлочной дороге и о смысле жизни. И живёшь ты, пока кому-то нужен. Тогда и сама жизнь будет в радость. Анатолий Тарасовский.
  • Телефон-предатель
  • Короткий забавный рассказ о проделках телефона и о том, как телефонный аппарат может повлиять на семейную жизнь. Александр Шипицын.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Если б вы знали...