Жаркое лето девятьсот пятого

О событиях в Александровске (Запорожье) осенью 1905 года. Противостояние двух хорошо вооружённых группировок привело не только к жестоким стычкам, но и к воцарению в городе полнейшей анархии и произвола. Павел Баулин.


Из цикла «Александровск. Начало XX века»



Необходимое предисловие
В девяностые годы, работая в редакции запорожской газеты «Суббота», на основе материалов областного архива я подготовил и опубликовал несколько очерков по истории нашего города. Мои исследования касались периода уездного Александровска (ныне Запорожья) с 1900 года до начала «германской», то есть, Первой мировой войны. Так оформился цикл «Александровск. Начало XX века», с фрагментами которого, полагаю, будет интересно познакомиться читателям и авторам сайта. Прежде всего, конечно, запорожцам.
А начать публикации я хочу с александровских событий 1905 года. Ибо есть в них нечто общее с тем, что происходит ныне на Украине.

1.

Обозреваемый год для Екатеринославской губернии в целом и для Александровского уезда в частности был характерен «великой сушью» и страшным неурожаем. Сёла, питавшее город продуктами, остались без хлеба, топлива, скота, павшего от бескормицы…
Сдача Порт-Артура, военные неудачи под Мукденом и в Цусимском проливе легли тяжёлым моральным бременем на всё российское общество. Сложились благоприятные условия для активизации нелегальных организаций, подстрекающих народ к беспорядкам, забастовкам, антигосударственным выступлениям. Всё заметнее становилась роль большевистской РСДРП.
Надо сказать, что уездный Александровск в то время был довольно тихим городком, отличающимся законопослушанием и благопорядочностью населения. В политической жизни царил полнейший штиль… Первый марксистский кружок, созданный в 1899 году неким Щедровичем, объединял не более 10-15 фанатов и никакой роли в жизни Александровска не играл. В марте 1902 года эмиссары из Екатеринослава (кличка «Головатый») и Москвы (кличка «Цыган») обосновываются в городе и создают здесь первый комитет РСДРП. Среди активистов – учитель из немецкой колонии Тиссен, «литератор» Вольферзон (корреспондент «Искры»), Жилинская, Гуревич, Рыбасов, Малеев. Организация, как явствует из мемуаров старых большевиков, была мало дееспособной из-за разногласий между её членами, постоянными доносами друг на друга, взаимным недоверием и подозрительностью.
Куда действеннее и активней сформировалась Александровская организация РСДРП к 1905 году (руководители – учитель Николай Шмелёв и рабочий Афанасий Магала). И если в январе попытка провести всеобщую забастовку не удалась, то с 10 по 15 февраля в Александровском уезде, насчитывающем 350 тысяч жителей, бастовало (по данным большевистской прессы) до 5000 рабочих. Правда, знакомясь с архивами Городской Управы, приходишь к выводу, что цифра эта завышена. Да, активно проходили митинги, сходки, но, как правило, в нерабочее время. Власти этому не препятствовали, а лишь следили за поддержанием порядка. Некоторые заводы и мастерские действительно останавливались для того, чтобы делегаты от рабочих могли решить вопрос с администрацией и хозяевами относительно своих требований.
Кстати говоря, требования александровских рабочих носили чисто экономический характер, хотя к политическим декларациям их постоянно подстрекали листовки, в изобилии привозимые из Екатеринослава и Харькова. Вот – характерный пример: «Прошение мастеровых завода «Шульца». Чего же добивались мастеровые? 8-ми часового рабочего дня (был 9-10 часовым), увеличения расценок на 30%, чернорабочий должен получать не менее 1 рубля за смену (для ориентации: фунт колбасы высшего качества стоил в мясной лавке 15-20 копеек – П.Б.), получку выдавать еженедельно, медицинскую помощь, лекарства рабочим и членам их семей – за счёт конторы, оплата во время болезни не менее 50% заработка, а в случае производственной травмы – 100% до полного выздоровления, необходимость иметь заводскую баню и т.д. Как видим, ничего сверхъестественного.
Большинство промышленников пошло на разумные компромиссы, недовольства прекратились, и забастовки на отдельных предприятиях длились не более 2-3 дней.
Между тем, местный щелкопёр с каким-то мазохистским упоением строчил в газету «Вперёд»: «Наконец-то наш город получил аттестат политической зрелости. Тихие улицы его наполнились бастующей толпой… Стоят заводы и мелкие мастерские, не работают мельницы… лавки закрыты». Чему радоваться? Может быть, тому, что осмелели криминальные элементы, в городе больше обычного пьяных, а кое-где поговариют о погромах? И это в мирном, провинциальном Александровске!?
И всё же весна и лето 1905-го минули сравнительно спокойно, хотя прошли ещё две-три общегородские сходки (максимальное количество участников – 600 человек), маёвка в плавнях, эпизодические забастовки в порту и железнодорожных мастерских. В уезде несколько тревожных дней пережила Софиевка (Вольнянск), Хортица и Орехов. А вот в Гуляйполе, Жеребце (Кирово), в большинстве других городов и сёл было тихо.

2.

Однако самые трагические дни Александровску ещё предстояло пережить. Забастовка на Московско-Казанской железной дороге переросла во всероссийскую политическую стачку. Центр восстания буквально завалил Александровск прокламациями и телеграммами с призывами поддержать стачку. Как видно, особого энтузиазма у александровцев эти призывы не находили. Тогда в наш город прибывает целый десант «харьковских делегатов». Они ведут активную агитацию, проводят собрания и митинги и склоняют-таки вначале железнодорожных рабочих, затем мастеровой люд других предприятий к городской стачке. В Александровске появляются невиданные доселе и абсолютно не воспринимаемые большинством обывателей лозунги: «Долой самодержавие!», «Учредительное собрание!», «Демократическая республика».
К 13 октября останавливаются полностью или частично многие заводы и мастерские, создаётся городской стачечный комитет. И, что особенно опасно, начинают формироваться отряды боевиков. Неизвестно откуда у них появляется огнестрельное оружие, бомбы, а ножи, пики, кастеты при попустительстве властей изготовляют прямо на заводах.
Вообще, действию служб, вроде бы стоящих на страже общественного порядка, можно только подивиться. Один пример. Идёт в Народном доме (он существует и ныне – это бывший кинотеатр им. Ленина) несанкционированная сходка. Вооружённый наряд полиции просит (!?) разрешения у господ организаторов войти в помещение для охраны порядка. Им отказывают в грубой форме (откровенно говоря, матом). Что же делают полицейские? Уходят с виноватым видом.
А листовки екатеринославских социал-демократов уже откровенно призывают к вооружённому бунту: «Мы ненавидим это правительство. Самодержавный хищник. Смерть казакам и полиции! Отвоюем себе то, что нам не хотят дать» и т.д. Политические организации Александровска оставались немногочисленными, но среди тех, кто призывал к вооружённому восстанию выделялись социал-демократы, анархисты, бундовцы, украинские националисты.
Видя абсолютную неприспособленность правоохранительных органов действовать в экстремальных ситуациях, александровские патриотические движения Союз Михаила-архангела, Союз русского народа (а у этих организаций были хоть небольшие, но хорошо обученные силовые структуры) предложили властям свои услуги по наведению порядка, однако получили отказ.
14 октября стихийная демонстрация направляется к тюрьме с целью выпустить заключённых, И хотя армейская охрана разогнала демонстрантов, обстановка в городе накалялась.
И тут…

3.

И тут наступил день 17 октября, когда Государь Император Николай II Александрович издал Высочайший манифест «Об усовершенствовании государственного порядка». Манифест даровал народу «незыблемые основы гражданской свободы», неприкосновенность личности, свободу совести, слова, собраний, союзов. Учреждался выборный законодательный орган – Государственная Дума, а избирательное право получали практически все подданные Российской Империи. В течение нескольких последующих дней была проведена централизация исполнительной власти (новое правительство – Совет Министров – возглавил почётный гражданин Александровска Сергей Витте), уволены непопулярные в народе министры, объявлена всеобщая политическая амнистия, отменена предварительная цензура печати и началась подготовка нового избирательного закона.
Большинство граждан с энтузиазмом и одобрением встретило Манифест Государя от 17 октября, жалующий народу всевозможные демократические свободы. В архиве сохранились воззвания, обращения, декларации различных организаций и объединений граждан по поводу Манифеста. Приведу фрагменты «Воззвания общественности Мелитополя», как наиболее характерного.
«Православные христиане!
Царь наш задумал великое дело!
Хочет Он, чтобы Его подданным - жителям земли Русской – привольно жилось на свете, и так как Его министры не в состоянии ознакомиться с нуждами каждого города, каждого села, каждой деревни нашего обширного отечества, кликнул клич по всей великой Руси: дворяне, мещане, купцы, городские жители, крестьяне и земские люди – выберите Вы от себя людей, которым Вы доверяете, и пошлите их в русскую столицу Петербург, пусть они между себя поговорят, кто в чём нуждается, посоветуются, как лучше устроиться, чтобы всем на Руси жилось легче, чтобы жить, друг друга не обижая, чтобы православные в своих христианских храмах молились, татары – в своих мечетях, евреи – в их синагогах. Чтобы все веру отцов своих свободно исповедовали, и никто им в этом не препятствовал, ибо у всех людей – Бог один».
Наверное, вы поняли, что речь идёт о выборах в учреждённую Николаем II Государственную Думу, первый в истории России законодательный орган, избираемый всенародно.
Обратим, однако, внимание на заключительную часть «Воззвания»: «Между тем нашлись худые люди, которым такая Царская воля не нравится. Людей этих не много, а зла они делают много. Они обращаются к населению с подмётными письмами, в которых Царская воля извращается и злоумышленно толкуется… Призываем всех сынов России вспомнить долг свой перед родиной и помочь прекращению сей неслыханной смуты».


4.

Невзирая на призывы и благие намерения, противостояние в обществе нарастало. 19 октября у Народного дома «худые люди, которым Царская воля не нравится», собрали митинг. Выступали штатные агитаторы из Екатеринославской организации РСДРП.
На следующий день, на той же площади (ныне это пл. Свободы) митинг проводит Городская Управа. Здесь уже доминируют приверженцы монархии, выступают руководители Союза Михаила-архангела, либералы. К концу митинга на площади появляется толпа под красным флагом с лозунгом «Долой самодержавие!». Возникла потасовка, полетели камни, началась стрельба…
Самые же трагические события произошли в Александровске 21 октября.
Утром во всех церквах города шли торжественные молебны в честь очередной годовщины восшествия на престол Николая II Александровича. В 9 утра начинается народное шествие. Вот как описывает завязку драмы один из пострадавших Никита Грищенко (из его заявления в Городскую Управу):
«Во время народного шествия с портретами Его Императорского Величества около станции Александровск Курско-Севастопольской железной дороги из дома Минаева были брошены злоумышленниками бомбы в народ… Сгорело Церковно-приходское училище, там работала жена моя Лукерья Грищенко, и мы квартировали… Всё имущество сгорело. Остались без всяких средств к существованию». Подобных заявлений - сотни.
Противостояние двух хорошо вооружённых группировок: патриотов из чёрной сотни с одной стороны и боевых отрядов мятежников – с другой, - привело не только к жестоким стычкам, но и к воцарению в городе полнейшей анархии и произвола. Опьянённые кровью люди уже не разбирали, кого бьют и за что бьют. Не теряли удобного момента грабители, мародёры и прочие разбойники. По городу прокатилась дикая волна грабежей, пожаров, насилий, убийств. Ни власть, ни полиция ситуацию совершенно не контролировали. Телеграмма Городского Головы Мовчановского Губернатору с просьбой о помощи была слишком запоздалой.
Характерная ситуация (из заявления депутата Городской Думы Белашкова): «Вчера, 21 октября, днём в лавку Кунина для покупки папирос зашли два местных домовладельца Андрей Педосенко и Фёдор Приходько. В это время в лавку ворвалось несколько вооружённых человек и начали требовать денег… Стали стрелять, наводя на мирное население ужас и панику».
Утро 22 октября Александровск встречал в руинах и пожарищах. Во время беспорядков было убито 70 человек, десятки - ранено и искалечено. Искалечена была и жизнь тех, кто не пострадал физически, ибо всё нажитое, заработанное пошло прахом. По далеко неполным подсчётам Городской Управы за сутки уничтожено материальных ценностей на 1,5 миллиона рублей. Колоссальная сумма, сопоставимая с годовым бюджетом 30-тысячного Александровска!
«Последствия разорившие город и остановившие его жизнь и развитие будем испытывать долгие годы», - с горечью произнёс Феликс Мовчановский, выступая в Городской Думе. Надвигалась ещё одна беда: Александровск остался без денег, продуктов питания, топлива…
Потрясённые бесчинствами и погромами, казалось, все александровцы поняли, что порядок и спокойствие – наилучшие из благ.
…Принимает энергичные меры Городская Дума, согласовывается с Губернатором реорганизация и укрепление правоохранительных органов, создаётся комитет общественной безопасности. Большевики принимают решение прекратить забастовку.
С призывами предотвратить беспорядки в будущем выступают простые рабочие: Екатерининской железной дороги (Заец, Логинов, Данильченко, Бабенко, Мысенко, Лазаренко и другие), Курско–Харьковско–Севастопольской ж.д. (Большаков, Андриенко, Орлов, Дерий, Буцанов, Самойленко и ещё десятки человек), мастеровые завода Кацена (Бухарин, Белоусов, Полежайченко, Сусский и иже с ними). Специально называю фамилии. Эти люди заслужили того, чтобы их вспомнить, ибо они вошли в историю нашего края (добро, архивы сохранились) как выразители и поборники благих намерений.
Присмиревшими, опустошёнными, убитыми горем выглядели горожане. Наступал последний месяц всё ещё жаркой осени девятьсот пятого. Понемногу оживали заводы, мастерские, вновь открывались лавки, кондитерские, ресторации… Но что-то не тянуло александровцев к развлечениям (документально засвидетельствовано: «в городе не видно ни одного пьяного»). Иное чувство просыпалось в людских душах – покаяние. Иные лозунги надеждой согревали сердца: «Спаси, Господи, люди твоя», «Боже, Царя храни»…
Но не унимались «худые люди», коих «не много, но зла от них много». Уже 18 ноября, подстрекаемые агитаторами, забастовали на несколько дней рабочие железнодорожных мастерских. Уже звучали по тёмным углам призывы к вооружённому восстанию. Уже всходила над Александровском декабрьская кровавая заря.
Увы, жестокий урок истории ещё не закончился, он продолжался, не давая ни ответов на вопросы, ни опыта. Бессмысленный урок!

Свидетельство о публикации № 6927 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. Жаркое лето девятьсот пятого.

О событиях в Александровске (Запорожье) осенью 1905 года. Противостояние двух хорошо вооружённых группировок привело не только к жестоким стычкам, но и к воцарению в городе полнейшей анархии и произвола. Павел Баулин.


Краткое описание и ключевые слова для Жаркое лето девятьсот пятого:

(голосов:2) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Сквозь пелену времени
  • Выдающийся историк и первая женщина-профессор Александра Ефименко и её гибель в 1918 г. Виталий Шевченко.
  • Беззащитные жрицы любви
  • О запорожских путанах начала XX века. Официальных публичных домов, именуемых на французский манер bordels, в Александровске к началу 1905 года было три.
  • К дню славянской письменности
  • Статья о нетрадиционном взгляде на возникновение славянской письменности. Януш Мати.
  • Бабурка
  • Эссе о запорожской старине. Бабурка. Слово это – ежедневно на устах доброй половины современных запорожцев. Почему Бабурка? Что за название? Павел Баулин.
  • Запорожский край в истории России
  • Выдающиеся люди Запорожского края: историк Яков Новицкий, атаман Нестор Махно, политический деятель Влас Чубарь, диссидент Пётр Григоренко, бард Виктор Берковский и многие другие.

  • Татьяна Гордиенко Автор offline 14-04-2014
И продолжается... потому как не учим мы уроков... двоечники...
  • Валерий Кузнецов Автор offline 14-04-2014
Одни и те же технологии... Надо было на всех углах кричать об уроках Парижской коммуны... От идеологических штампов вместо анализа внутренней и внешней обстановки не ушли и перед перестройкой. Не хочешь потрясений - держи ушки на макушке! Актуальные воспоминания...
  • Валерий Бадыгин Автор offline 20-05-2014
Да. Именно так. "Всё возвращается на круги своя". Именно незнание основ диалектики зачастую делает народ оболваненным и одураченным в сложных житейских ситуациях. Люди становятся марионетками в руках ловких дельцов, всегда стремящихся получить сверх прибыль за счёт эксплуатации наёмных рабочих. А сегодня - это уже не эксплуатация отдельных индивидов, а - войны за овладение целыми государствами, целыми народами. И всё ради получения сверх прибылей.
Такова (ОБЪЕКТИВНАЯ) суть капитализма и его высшей стадии - империализма.
А ведь, казалось бы, чего проще: знать (изучить), например, один из основных ОБЪЕКТИВНЫХ законов диалектического материализма - Закон отрицания отрицания. Объективные законы потому и называются ОБЪЕКТИВНЫМИ, что действуют независимо от сознания человека.
Вот и теперь. "Кто же здесь "сепаратист" и "каратель"?". См. статью с этим названием в разделе "Публицистика".
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Жаркое лето девятьсот пятого