Беззащитные жрицы любви

О запорожских путанах начала XX века. Официальных публичных домов, именуемых на французский манер bordels, в Александровске к началу 1905 года было три.


Из цикла «Александровск. Начало XX века»


Я понимаю, уважаемые читатели, с какими событиями в Российской империи у вас невольно ассоциируется этот исторический период: Порт-Артур, «кровавое воскресение», стачки, Манифест Государя, революция... Всё правильно. И об этом мы ещё поговорим в следующих публикациях.
А сегодня отступим от стереотипов и коснёмся той стороны жизни уездного города Александровска (нынешнего Запорожья), о которой речь в моих заметках ещё не шла. Тема достаточно деликатная, но куда деваться?..

Из архивных документов начала девятисотых годов узнаём, что город буквально захлестнула волна венерических заболеваний. Инфицирован был каждый 40-й житель! Положение усугублялось обилием пришлого люда, потянувшегося сюда на строительство Второй Екатерининской железной дороги, и ненормальным соотношением полов: на каждые 10 взрослых мужчин приходилось лишь 6 женщин.
Официальных (зарегистрированных в городской управе) публичных домов, именуемых на французский манер bordels, в Александровске к началу 1905 г. было три. Самый крупный (17–18 «девушек») принадлежал Хане Рутман, два поменьше – супругам Соломону и Софье Якубовичам. С ними пытались соперничать дома терпимости Леи Наер (дочери Рутман) и Иосели Наера, а также притончик Фрейды Герман при гостинице «Англия», но они не выдержали конкуренции. Всего же к началу года социальных потрясений (1905) в тридцатитысячном Александровске было зарегистрировано 42 профессиональных проститутки. Опять-таки, действующих официально.

Озабоченная как медицинской, так и нравственной стороной «любовного бизнеса», городская управа, по примеру губернского Екатеринослава, учредила «Врачебно-полицейский комитет по надзору за домами терпимости и проститутками-одиночками». О серьёзности мероприятия свидетельствует тот факт, что председателем Комитета стал сам городской голова Феликс Францович Мовчановский, а в его состав вошли уездный исправник (глава местной полиции), городской врач, земский врач, другие ответственные лица.
На первых порах Врачебно-полицейский комитет действовал на общественных началах, согласно принятому Уставу проводя ежемесячные заседания. Однако в 1905 году были учреждены и штатные должности – полицейского надзирателя, а при каждом публичном доме – двух городовых.
В службе правопорядка были заинтересованы, кроме прочего, владельцы bordels, ибо несмотря на запрет подавать в публичных домах спиртные напитки, горилка, ликёры и шампанское лились там рекой, что частенько приводило к пьяным скандалам. Деньги на содержание и обмундирование полицейских городовых при домах терпимости взимались с хозяев этих заведений (по 222 рубля в год). Кроме того, они же платили по 30 рублей в месяц за медицинские осмотры проституток. Расходы не такие уж значительные, учитывая, что в комфортабельных bordels поступления от клиентов за предоставленные услуги, выпивку и закуски составляли порой до 500 рублей ежесуточно.
Особой респектабельностью отличалось заведение Ханы Рутман: шёлковые портьеры, мягкая мебель, фортепьянная музыка, заграничное бельё барышень... Кстати! В 1893 г. в Александровске начала действовать первая телефонная линия, и первый частный телефон, как вы думаете, где был установлен? Правильно, в борделе Ханы Рутман. Видимо, с тех пор пошло выражение «девочки по вызову».

Но вернёмся к деятельности Комитета по надзору за домами терпимости. Он ввёл строгую регистрацию «жриц любви», выдал каждой «медицинский билет» и заставил дважды в неделю проверяться у врача («являться в трезвом виде и вести себя прилично»).
Врачебно-полицейский комитет постановил также, чтобы каждой женщине, принятой в публичный дом, за счёт хозяев обеспечивался «здоровый стол, квартира, топливо, освещение, бельё». Был установлен возрастной ценз для проституток – не моложе 21 года. В случае обнаружения в публичном доме несовершеннолетней или замужней женщины, их под охраной надлежало «препровождать к родителям или законному мужу». Хозяев в таких случаях полагалось подвергать административному наказанию (от денежного штрафа до конфискации части имущества). Запрещалось брать «на работу» девственниц.
Героиням моего рассказа Комитет рекомендовал «воздерживаться от употребления крепких напитков», а кроме того, «не показываться из окошек в неблагопристойном виде, не затрагивать на улицах прохожих и не зазывать их к себе, в общественных местах не делать никаких непристойностей, не ходить по нескольку вместе».

Были установлены жёсткие санитарные нормы для самих bordels и требования «по возможности соблюдать приличия и порядок». Кроме того, регламентировалось минимальное расстояние, на котором могли находиться публичные дома от церквей и учебных заведений, – 150 сажень (324 метра).
Каждому подобному заведению предписывалось в обязательном порядке обустраивать общий зал для гостей, столовую, отдельные апартаменты хозяев и индивидуальные комнаты проституток. На худой конец, дозволялось «кровати отделять перегородками». Окна домов терпимости должны были быть плотно зашторенными и днём, и ночью. В борделях было строжайше запрещено вывешивать портреты царских особ, а из икон предпочтение отдавалось Николаю-чудотворцу. Один из параграфов Устава гласил: «Мужчин несовершеннолетних, равно воспитанников учебных заведений, ни в коем случае не допускать в бордели».
Учитывая проблему венерических заболеваний, о которой я говорил выше, городскими властями был введён контроль за «женской прислугой в кофейнях, банях и гостиницах», обязательный медосмотр работниц кондитерских и пекарен, а александровский женсовет настаивал и на осмотре мужчин, пожелавших воспользоваться услугами публичного дома.
Соблюдались ли эти правила? Кто теперь скажет! 

У Врачебно-полицейского комитета существовала ещё одна серьёзная забота: помочь заблудшим женщинам («жертвам общественного темперамента», как их называли) вырваться из злачных мест, преодолеть зависимость от сутенёров-сводников. «Борьба с организаторами тайного разврата необходима не только в целях оздоровления населения, – читаем в одном из протоколов, – но и в целях защиты пострадавших и обиженных женщин, которые благодаря всевозможным обманам более всего попадают в притоны».
Кто они, александровские «ночные бабочки» начала прошлого века? В основном контингент проституток пополнялся за счёт ищущих работу в городе крестьянских девчат (называть их фамилии даже сейчас считаю неэтичным). По наивности, путём обмана, шантажа, а то и насилия оказывались они в цепких руках рутманов и якубовичей. Реже попадались на крючок городские мещанки.
Насколько кабальным было положение женщин «работающих» в публичных домах, можно судить по документам всё того же Комитета: «Они (проститутки – П.Б.) всегда находятся в долгу у своей хозяйки и никогда не располагают собственными деньгами».

Хотя формально уплаченные клиентом деньги должны были делиться между хозяйкой и отработавшей их (как правило, три четверти – владелице заведения, четверть – обслужившей клиента барышне), на деле «проститутки в домах терпимости живут без всякого жалованья, ограничиваясь лишь получением от хозяйки стола, квартиры и одежды, притом и одежда, по большей части, является их собственностью только во время пребывания в доме, а в случае выхода также отнимается». Ушлые содержатели bordels поворачивали дело таким образом, что неискушённые в финансовых делах жрицы любви постоянно оказывались в долгу перед хозяевами.
Если кого интересуют тарифы услуг того времени, могу сказать, что в публичных домах Александровска брали «за время» 2–3 рубля, «за ночь» – до 10 рублей. «Одиночки» соглашались порой и на 50 копеек. Для сравнения напомню некоторые цены начала века: кило белого хлеба – 12 копеек, колбасы – 41 копейка, литр водки – 9 копеек, модное платье – 3–4 рубля, полушубок – 10 рублей.
Власти пытались добиться хоть каких-то прав для проституток. Так, александровская управа обязала владельцев публичных домов ежемесячно выплачивать женщинам жалованье не менее 8 рублей, впоследствии – 12 рублей. Чтобы это можно было проконтролировать вводились расчётные книжки. Я видел такую расчётную книжку 23-летней проститутки Ш-ко из дома терпимости Якубовича: «Март 1905 г. - 7 руб. 76 коп. Апрель – 8 руб. Май – 13 руб. 2 коп. Июнь – 8 руб...» Такое вот жалование.
Кстати, городовой в доме терпимости получал 16 рублей в месяц, заводской рабочий – 30, чиновник средней руки – 40-50 рублей.

Эксплуатация проституток была жесточайшей, они работали без выходных! С понедельника до субботы – в любое время по желанию клиента, в воскресенье – после обеденной литургии. Работали в буквальном смысле на износ. Если в «приличных» домах Рутман и Якубовичей каждая барышня принимала не более 10–12 клиентов в сутки, то в полулегальных дешёвых притонах – по 20 и более. А в праздничные дни это количество просто зашкаливало.
Согласно спискам за 1905 г. большинству александровских путан было от 21 до 25 лет, самой старшей – 28. А после – измождённых, больных (часто – спившихся), преждевременно состарившихся – их просто выставляли на улицу, обрекая на нищету и презрение толпы.
Воротилам уездного секс-бизнеса постоянно требовался свежий товар.

 

Свидетельство о публикации № 6987 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


О запорожских путанах начала XX века. Официальных публичных домов, именуемых на французский манер bordels, в Александровске к началу 1905 года было три.


Краткое описание и ключевые слова для: Беззащитные жрицы любви

Проголосуйте за: Беззащитные жрицы любви

(голосов:2) рейтинг: 100 из 100

    Произведения по теме:
  • А все-таки - где же истина?
  • История - наука! И требует к себе бережного отношения!
  • Антон Савельевич Лагодзинский
  • Про них треба знати! Віталій Шевченко.
  • "С почтением целую Вашу руку и подписываюсь: Адольф Гитлер"
  • С каким образованием и с каким трудовым стажем вступали в жизнь будущие вожди ХХ века. Виталий Шевченко.
  • Жаркое лето девятьсот пятого
  • О событиях в Александровске (Запорожье) осенью 1905 года. Противостояние двух хорошо вооружённых группировок привело не только к жестоким стычкам, но и к воцарению в городе полнейшей анархии и
  • Забытый Иерусалим
  • Забытый Иерусалим, фильмы из цикла "Новая хронология истории". Об основе основ, на которой держится история как наука, – о точке отсчёта Рождества Христова, а также о том, где жил и был распят Иисус
  • Царица золотого века
  • Статья о деятельности Российской Императрицы Екатерины II, в том числе связанной с Малороссией-Украиной. Павел Баулин.
  • Бабурка
  • Эссе о запорожской старине. Бабурка. Слово это – ежедневно на устах доброй половины современных запорожцев. Почему Бабурка? Что за название? Павел Баулин.
  • Запорожский край в истории России
  • Выдающиеся люди Запорожского края: историк Яков Новицкий, атаман Нестор Махно, политический деятель Влас Чубарь, диссидент Пётр Григоренко, бард Виктор Берковский и многие другие.
  • О наших истоках
  •  Краеведение и родословные, документы, имеющих отношение к истории Украины. Во многих семьях стали рисовать генеалогическое древо, прослеживать истоки своего рода, воссоздавать прошлое городов и

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Беззащитные жрицы любви