Танки на лавандовом поле

Немного о тождестве логики и этики, в приложении к творческим союзам и сайтам литературной тематики. Андрей Вахлаев-Высоцкий.

Ох, как это было здорово, когда дочь привела меня в «Поиск»! А главное – как непривычно… Ну, не то чтобы совсем непривычно: к тому моменту ваш покорный слуга, врождённый волк-одиночка, уже имел за плечами 8 лет педстажа (я даже полюбить их, бандерлогов, успел!), но всё равно… Потом, конечно, прошло: год за годом «Поиск», ЛитО, Конгресс формировали существо пусть не глубоко-, но всё же социальное и даже отчасти публичное. Пожалуй, это хорошо. Ну и – куда денешься – подгоняли под себя. Пожалуй, это… да пёс его знает, сразу и не скажешь, хорошо или плохо, успешно или нет… Скорее успешно.

В одном только не преуспели, в сущей мелочи. Каждый раз, когда в ответ на чей-то плод труда и вдохновенья из аудитории раздаётся «Бог тебя накажет!» («Вы оскорбляете ветеранов/негров/гомосексуалистов!», «Ленин – гений/паскуда/выдуман госдепом США!», «Это пропаганда насилия/разврата/…изма!», «Русские/украинцы – не агрессоры/фашисты/восточные славяне/люди!», нужное подчеркнуть), я опасаюсь, что эмаль на зубах треснет. Натурально. Какие там лексические ошибки, какие огрехи стиля – одно в голове: «Да мать же вашу растак, братья-славяне с иудеями, мы же не на …… (вставить обидное местопребывание) сейчас находимся…»

А, собственно, где? По-моему, серьёзнейший вопрос.

Кстати, конкретно «сейчас» мы находимся на сайте Запорожской секции Конгресса литераторов Украины STIHI.PRO, но что это меняет по сути?

Трибуна, площадка? Да, разумеется. Первое, что приходит в голову. Особенно для начинающего литератора. С точки зрения пути к читателю, не говоря уже о «своём» читателе (в большинстве даже не подозревающем пока, что он твой) – поэзия в загоне, причём во всём мире. С прозой полегче, но лишь чуть-чуть. Интернет – не выход: если уж 99% печатной литературы можно отправлять в макулатуру после прочтения первой страницы, то что говорить о завалах всемирной паутины… Да и штампованные «Здорово, респект/аффтар, пешы исчо!» – плохая замена молчанию и выражению глаз визави, когда прочитана последняя строчка. Плюс ко всему, даже нам, коллеги, которые «уж мы-то знаем!», стараниями жёлтой прессы и вполне искренних ЖЗЛов подспудно, но накрепко вбито в голову: творец – существо непременно одинокое. Сложное. Непонятое. Опередившее время. Вынужденное делиться своим даром божьим лишь со шлюхами в кабаках, да и то не со всеми. Полноте, панове и панянки, посмотрите на себя: кто из вас может сказать о себе ТАКОЕ? Нет, конечно, бывает и так, но, чёрт возьми, ни Цветаевых, ни Лорок, ни даже Клёнов этот мир не выпускает серийно! Да, трибуна – важная функция формальных и неформальных творческих союзов. Но не главная, пожалуй. И не единственная это трибуна, и, простите, не самая лучшая, и не для всех.

Вместилище признания и моральной поддержки? Да, несомненно. И это чертовски важные вещи. Я помню, очень хорошо помню, как это было впервые: сердце даёт сбой, тело расслабляется, так что задница вот-вот стечёт на пол, и мысли по-телеграфному чёткие и по-телеграфному же пунктирные. Всё… Клеймён… Признали, приняли в стаю, нет пути назад… Сам Стругацкий… Но если бы это было самым важным – на кой дьявол я бы пришёл сюда ПОТОМ, и каким чудом застал бы здесь вас, признанные давно и неоднократно, в моральной поддержке уже не нуждающиеся?

Клиника? Да, да, и не спорьте, вы не специалисты. Спросите у Окуневой и Сололив, они подтвердят. Но ведь вы, коллеги – живите 120 лет! – в большинстве своём и не инвалиды, кажется…

Арена тщеславия? Имеет место быть, но. Во-первых, здравая («Вы не один здесь такой»). Во-вторых, открытая («Вы – не поэт!» «Хм… В данный момент я вообще-то и не прозаик – я читатель. А вы только для поэтов пишете?»). В-третьих, прогрессивная («Я буду лучше всех, но для начала – лучше, чем вон тот, тот и ещё та: они мне нравятся/не нравятся»). В-четвёртых, реальная («Один из десяти погладил по шерсти – чёрт возьми, а ведь это блестящий результат, батенька!»). Что плохого в ТАКОМ тщеславии? Тем более если злокачественные тщеславия самоотторгаются или – если пациент совсем уж дурак – дружно игнорируются… Когда гладят по шерсти – это приятно, и ещё приятнее, когда кого-то другого при этом – против. Но, положа руку на сердце: без этого ведь можно обойтись…

Место свободного общения? Э, вот это уже нет! Пожалейте прозаиков, которым вечно не хватает времени. Пожалейте профессиональных тружеников клавиатуры и монитора, у которых и так не смотрят глаза и отваливаются пальцы. Пожалейте, наконец, тех, кому тревожащие вас внелитературные темы просто по барабану (теория вероятности уверяет, что таких подавляющее большинство).

Школа? О да. Школа. Пожалуй, именно это самое важное. В школе учат арифметике. Не спрашивая, будете вы считать библейских праведников или неправедные доходы. В школе учат физике. Не спрашивая, будете вы рассчитывать радиоприёмники или радиодетонаторы. В школе учат началам анатомии. Не спрашивая, будете вы искать сосуд, чтобы остановить кровотечение, или выход блуждающего нерва, чтобы ткнуть штыком. И, главное, в школе учат не обижаться на замечания – поскольку иного времени, чтобы так безобидно совершать ошибки, жизнь, возможно, уже не предоставит. С одной оговоркой: если замечания по существу… Да, есть и небольшое различие: в школе не каждый ученик – учитель, и не каждый учитель – ученик.

Вот особые приметы того места, где мы находимся. Трибуна. Клиника. Пьедестал почёта. Тренажёр здорового самолюбия. А главное – школа, где можно ошибиться метафорой, падежом, стилистическим оборотом, и это будет абсолютно не смертельно. И где нужно помочь автору подвести своё литературное произведение как можно ближе к литературному совершенству, даже если сей поганый опус литературным языком призывает поставить к стенке лично вас. Да, вы остаётесь в полном праве доказать автору – максимально болезненным и обидным способом – сколь ошибочна была главная идея произведения, но, чёрт возьми, не ЗДЕСЬ же!

Я понимаю: художественная натура, тонкая душевная организация, полнота восприятия мира, «не могу молчать/поступиться принципами» (кстати, от Льва Толстого до Сажи Умалатовой – это прогресс, как думаете?) и т.п. Творческий человек склонен воспринимать картину мира целиком, горячо, всей душой и редко склонен к отвлечённости. Тем более что модно это сейчас: восточный взгляд на реальность. Но, может, не след забывать, что и западная цивилизация дала миру не только инквизицию и однополые браки, а ещё анализ, систематику, обыкновение не резать кроликов в ванной и не скрещивать шпаги в театре?

Собственно, на этот опус меня подвигло изобилие на главной странице сайта псевдопублицистики с политическим не то что уклоном – крутым и безнадёжным обрывом. И ещё более – объявление крупным текстом в правой верхней части оной страницы. Потыкал, знаете, курсором – нет там активных строк. А значит, и краткая, цивильная реакция не предвиделась. Ну что же, пришлось вот так вот, в развёрнутом виде…

Почему «псевдо»? Потому что информация, сопровождаемая прямым указанием, какая именно обратная связь является единственно допустимой, публицистикой просто не может быть. Это агитация. В лучшем случае. В худшем – элемент информационной войны. Если уж быть до конца честными: любая нетематическая информация на тематической странице – агитация. Направленная прежде всего не на авторов, а на ИХ (Che!!!) читателя, искажающая направленность страницы в целом и отманивающая (или отпугивающая) от неё. Оттолкнувшись от того, что ему чуждо, читатель, вероятнее всего, уже не приблизится к тому, что ему близко: просто руки не дойдут, просто желание исчезнет.

Учтите ещё, что дело выглядит так с любой точки зрения, в том числе с юридической. При таких раскладах одно неловкое движение модератора (а подтолкнуть его под руку очень просто!) – и сайт вылетит за рамки своего правового поля. И будет беззащитен, при нашей-то юриспруденции нашего затянувшегося переходного периода. Приемлемая ли это цена за то, чтобы высказать свою законную точку зрения именно здесь?

Нет, я не за «срач в комментах»: это болото способно заглотить любой сайт, любой творческий союз. И не за цензуру: в устах социал-анархиста это было бы дико. Просто… Ну, нечего делать танкам на лавандовом поле, равно как лаванде нечего делать на полигоне! Плюс каждому овощу своё время, а время, сейчас, согласитесь, очень не то… Панове и панянки, может, стоит прекратить страдать лабудой в местах (физического ли, или информационного пространства), для оной лабуды не предназначенных? Может, просто заняться там своим делом, прямым и любимым, и быть счастливу тем, что заключается оно не в чистке сараев?
Свидетельство о публикации № 7219 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Немного о тождестве логики и этики, в приложении к творческим союзам и сайтам литературной тематики. Андрей Вахлаев-Высоцкий.
Краткое описание и ключевые слова для: Танки на лавандовом поле

Проголосуйте за: Танки на лавандовом поле

(голосов:6) рейтинг: 80 из 100

    Произведения по теме:
  • Павел Баулин, день двенадцатый
  • Запоздалые размышления о Павле Борисовиче Баулине. Андрей Вахлаев-Высоцкий.
  • Венец природы
  • О примитивной и эгоистической сущности человека, о поведении человека в обществе, его себялюбии, мстительности и хищнических инстинктах.
  • Капитализм vs социализм
  • Капитализм или социализм - что больше отвечает народным чаяниям. Рассуждения трезвого человека.
  • Правда в глаза
  • Правда и свобода слова. Факты и журналисты. Такая она, свобода слова, такая правда. Бедная правда!
  • Языковой вопрос в Украине
  • Статья со статистическим анализом национального состава страны и отдельных её регионов. О том, насколько это влияет на решение языкового вопроса. Татьяна Окунева.

Танки на лавандовом поле