Об одном из механизмов заражения суеверием

Точное значение этого слова - напрасная вера. Но почему-то считается, что связана она должна быть обязательно с чем-то религиозным, запредельным, не поддающимся объяснению. А это ведь далеко не всегда так. Андрей Вахлаев-Высоцкий.

Он весьма посредственно умел водить автомобиль и плохо умел плавать. Наверное, от природы не дано было. Зато считать умел хорошо. С детства. Математика вообще давалась ему легко. Тем не менее, одну грубую ошибку счёта он допускал неизменно, и это изрядно портило ему жизнь. Он считал, что умеет летать.
Неизвестно, откуда взялось это его убеждение. Возможно, из летучих детских снов. Есть, знаете ли, такое редчайшее и загадочное поражение психики: криптомнезия, неспособность различить сон и явь. Может, было так: болезнь ушла, а убеждение осталось. Может, он начитался Шри Ауробиндо и прочих адептов изменения мира голым сознанием – в том возрасте, когда труды подобного рода наносят наибольший вред неокрепшему разуму. Может, просто сорвался однажды с дерева, и ощущение замедленного течения времени, знакомое каждому, кто попадал в угрожающие ситуации, сделало для него падение слегка похожим на полёт. Впрочем, ни одно из объяснений не выглядит исчерпывающим. Сам же он никогда на эту тему не распространялся. Он просто сообщал, что умеет летать. Без настырности и многословия параноика, без загадочности и самолюбования опытного шарлатана, без экивоков и хитрых подходцев циничного манипулятора – спокойно, походя, между делом, если дело давало такой повод. А на предложения продемонстрировать это вживую неизменно отвечал отказом. Без объяснения причин, вообще без слов, просто улыбался и качал головой.
Понятно, что в своё время одноклассники активно пытались переубедить его. Понятно, что заканчивалось это ничем. Умение убедительно формулировать своё мнение редко приходит в детском возрасте, так что сумбур их спичей оставил бы равнодушным и куда менее убеждённого человека. Насмешки и подначки предполагают какую-никакую степень неуверенности того, на кого они нацелены, а здесь был как раз не тот случай. Меры физического убеждения... Не отличаясь особой силой, в рукопашной схватке он брал умением. Для него не существовало неписаных правил, он бил точно, расчётливо и безжалостно. Так что оппоненты отступались от него раз и навсегда, впервые в жизни столкнувшись с реальной перспективой увечий. Что характерно, уже через пару минут он без труда прощал незадачливых противников, вёл себя так, будто ничего из ряда вон не произошло. Он ведь считал себя существом уникальным, он мог позволить себе снисходительность.
В годы студенчества... Скажем так: в лучшие годы, в самое насыщенное событиями, эмоциями, идеями время человеческой жизни, в лучшее из времён. Так вот, в это лучшее из времён он по-прежнему был свято уверен, что умеет летать. Ничего не изменилось. И в комнате общежития, никогда не видавшей среднего между зубрёжкой и разгулом, и у костра после зубодробительных скачек катамаранов по порогам и бочкам Бзыби, и флиртуя с капризными и насмешливыми красавицами мехмата, и будучи нетрезвым до изумления или больным и разбитым наутро, тему своих полётов он встречал и прерывал одной и той же улыбкой. Дескать, не верите – и чёрт с вами, от меня не убудет. Казалось, что улыбка эта родилась раньше и успела скроить его лицо специально под себя.
Проблемы начались потом. Никто не имел повода усомниться, что из него вышел блестящий специалист, что он неоправданно засиделся на своей должности и способен на гораздо большее. Но, чёрт побери, кто решился бы доверить серьёзную ответственность человеку, искренне полагающему, что он умеет летать! Мало ли чего можно ожидать от такого... Конечно, никто не говорил ему это вслух. Об этом вообще не говорили: подразумевали. Задеть его, переубедить, позубоскалить на его счёт никто уже не пытался. Его уникальность закончилась тогда, когда началась их деликатность.
Впрочем, это не значит, что работа его была рутинной. Просто он умел самую необычную задачу проанализировать и превратить в набор обыкновенных, максимально эффективных и привычных операций. Неразрешимых задач для него не было. То есть ему прекрасно удавалось то, что было диаметрально противоположно полёту во всех смыслах. Для окружающих он превращался постепенно в надёжную ведущую шестерню безотказного механизма, в тягловую лошадь, на которую, в отличие от Пегаса, всегда можно было полагаться.
Конечно, бывает так, что несколько дней неузнаваемо меняют человека, никто не спорит. Иногда хватает даже нескольких минут. Непонятно только, в какой мере это относилось к нему и относилось ли вообще. Те, кто оказался там вместе с ним, очень не любят вспоминать и уж тем более копаться в подробностях. У пульта аварийной остановки реактора; в кольце таёжного пожара; во вставшей дыбом радиорубке, обмётанной штормовой пеной; банально – на позиции пулемёта, прикрывающего отход... Какая, в конце концов, разница! Важно, что для оставшегося там по крайней необходимости путь к спасению был только один: вверх и очень быстро. С них достаточно помнить, что бесчеловечность вставшего перед ними выбора словно бы и не дошла до его сознания. Он просто улыбнулся, пожал плечами и сообщил, что остаётся. Он всерьёз полагал, что умеет летать. Он неоднократно говорил об этом.
Они и сейчас не верят, что он умел летать. Они верят, что он не успел убедиться в обратном. Верят истово, слепо, верят молча, чтобы исключить саму возможность сомнения. Верят, пожалуй, сильнее, чем он верил, что умеет летать.

Человек в полёте

Избранное: современный рассказ
Свидетельство о публикации № 7248 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Wolf White :
  • Рассказы
  • Читателей: 1 987
  • Комментариев: 0
  • 2014-06-23

Проголосуйте. Об одном из механизмов заражения суеверием. Точное значение этого слова - напрасная вера. Но почему-то считается, что связана она должна быть обязательно с чем-то религиозным, запредельным, не поддающимся объяснению. А это ведь далеко не всегда так. Андрей Вахлаев-Высоцкий.
Краткое описание и ключевые слова для Об одном из механизмов заражения суеверием:

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Сын двух матерей
  • История из жизни. Кукушки тоже бывают разными... Иногда ими становятся в глазах общественности, чтобы спасти своего безнадёжно больного ребёнка.
  • История одного примирения
  • Меня всегда поражала способность хемингуэевских героев примиряться со своим прошлым, каким бы оно ни было. Данная миниатюра - мысленный эксперимент, попытка нащупать возможный механизм этого явления,
  • И если ты всё-таки существуешь...
  • Короткий романтический рассказ о потерянной любви, о предательском равнодушии и бесполезном раскаянии. Павел Баулин.
  • Ночью на кухне, когда мучает бессонница
  • Рассказ о старике, о призраке умершей жены, о бессоннице, о проблеме отцов и детей. Виталий Шевченко.
  • Трудные вершины жизни
  • Виталий Шевченко.         – Что, реактор? – крикнул он, не надеясь, что та услышит.      Но женщина услыхала:      – Да, – всхлипнула она, поворачивая к нему голову и пытаясь защититься от сеявшихся

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Об одном из механизмов заражения суеверием