Ода бамбуковой чесалке

      
 
(штрихи к портрету собирателя венков сонетов)

1
Его спине верна до гроба
Трость с ноготками на конце,
Приятно чешущая сноба*
С истомой сладкой на лице.
Мужчина он ещё в соку.
Ещё нередко дам тревожа,
«Всегда мой стержень на чеку!» –
Серьёзно говорит Серёжа.
Чесалку сунет под сорочку.
Умом в компьютер углублён,
Когда, создать желая строчку,
Ищу я рифму, как Вийон,
Пыхчу и надуваю щёки,
Ему дарить желая строки.

2
Ему дарить желая строки,
Спрошу я у него о том,
Какие привели дороги
К венкам сонетов в этот дом**.
Что он ответит мне на это?
Что уезжал в Петрозаводск,
Где чемпион венков сонетов
Дарил ему свой пылкий мозг.
Ум – ярче вспышек молний синих
Тогда Сергея озарил.
Стоял пред ним профессор Линник***.
Нет, не стоял – скорей царил!
Сверкали помыслы, смелы:
Слова найти бы из скалы!

3
Слова найти бы из скалы
Сродни нетленным монолитам!
Я с них снимаю кандалы
На радость милым эрудитам.
Никто тут не помыслит пусть,
Что я вступаю в состязания
С профессорами. Не берусь
Вступать, и нет такого звания.
И без того я – академик –
Лезть не хочу в профессора.
Учителем моим был Левик.
Моя стихия – рифм игра.
Люблю я писк полночной совки,
А не трещание сороки!

4
А не трещание сороки
Стихи слагать меня влечёт.
Я, как мукой из маниоки,
Стихом питаю свой блокнот.
Подобен каждый стих лучу.
Пусть пахнет слово в нём фиалкой!
Пером я так владеть хочу,
Как водит Луговцев чесалкой.
Сонет работает, как вол.
Нащупать тему – вот что важно.
Сегодня я её нашёл
И наблюдаю, как изящно
Хребта касается бамбук.
Ликует царство книг вокруг.

5
Ликует царство книг вокруг.
Везёт же мне: попал я в царство!
И вот он, Луговцев, мой друг.
Его я слушать рад стараться.
Я вижу, как на книжной полке
Здесь отдыхает Луцкий Марк****.
И я сюда, подобно пчёлке,
Влетел в венков сонетов парк.
Сидит директор парка рядом.
И книгам рад я, и весне.
Хозяин кажется мне братом:
Ведь улыбается он мне
Среди печатных раритетов,
Как тысячи венков сонетов.

6
Как тысячи венков сонетов
Он сконцентрировать сумел!
Видать, немало в том секретов.
Как ловок Луговцев и смел!
Себе он рьяно чешет спину,
Спине как будто пишет гимн!
Обогатил он Украину
Чесаньем редкостным своим
Не менее, чем собираньем
Венков сонетов и корон
С таким немыслимым стараньем,
Что я событьем покорён.
В движениях течёт досуг,
А я гляжу на них, как друг.

7
А я гляжу на них, как друг,
На те чесальные движенья,
Как будто не спина там – луг,
Где вижу грабли целый день я.
Его вычёсываньем этим
С азартом в карты игрока,
С огнём венковочно-сонетным,
Где ценна каждая строка,
Горжусь я, право, несказанно.
И руки чешутся для строк,
И верю, поздно или рано
Я тоже напишу венок,
Создам я свой венок сонетов,
Нагрянувший на пир поэтов.

8
Нагрянувший на пир поэтов,
Попал я в плен, я окружён
Венками взбалмошных сонетов
Со всех сторон, со всех сторон!
Там – Солоухин, там – Волошин,
Там – Антокольский, там – Бальмонт.
Илья Сельвинский там. Серёжа
Ведёт меня на этот фронт.
Да, Луговцев – передо мной.
Его портрет пишу я маслом.
Слежу я за его спиной,
Чтоб вдохновенье не угасло.
В том доме книг поможет мне
Армейский строй, не на войне.

9
Армейский строй не на войне 
Живёт – на полках, мирных очень.
Приветы книги дарят мне,
В мои заглядывая очи.
Хмур и печален каждый том.
Тома – с читателем в разлуке.
Они, вздыхая за стеклом,
Как дети, просятся на руки
И просят полистать страницы.
Я ощущаю их нутром,
И сердце к ним стремглав стремится,
Где каждый ряд, где каждый том,
Являя говор сокровенный,
Стоит, как слов парад военный.

10
Стоит, как слов парад военный,
Томов цветистых череда.
Поэтов много здесь отменных.
Их не забыть мне никогда.
Ряды «Литпамятников» тут
В семейный круг сошлись у стенки.
Я думаю, здесь каждый труд
Моей высокой ждёт оценки.
Тут что ни вещь – бесценный клад,
Что ни издание – то веха!
Мне каждый том здесь друг и брат,
Так радует библиотека.
С ней гармонирует вполне
Толстому памятник в окне.

11
Толстому памятник в окне
Оброс гранитной бородою.
Я думаю, он рад весне,
Цветов апрельскому прибою.
На площадь я бросаю взгляд
С библиотечного балкона.
Я думаю, весне он рад,
Лев Николаевич бессонный:
Ведь на ветвях листва поёт.
Как нежен изумрудный лепет.
Троллейбус пассажиров ждёт,
Но никуда Толстой не едет,
Хоть возраст Льва, что стал почтенным,
Овеян воздухом весенним.

12
Овеян воздухом весенним
Комфорт лирической души.
Как жаль, что не всегда мы ценим
Деньки, что дивно хороши!
Как золотого солнца дару,
Нет удовольствиям конца.
Гуляет по спины бульвару
Прибор от шеи до крестца, –
Так нежится мой добрый друг.
И в этом блеск житейской соли.
Хочу я оценить тот плуг,
Спины царапающий поле.
Спинной хребет любя особо,
Лежит здесь, среди книг, особа.

13
Лежит здесь, среди книг, особа –
Императрица свербежа,
Возлюбленная филантропа,
Есть в ней характер и душа.
Я награжу её стихом
За то, что очень удалая,
Чтоб ею шастал, как шестом,
Хозяин, по спине гуляя.
Та трость – спасение от зуда.
Она блаженства дарит дрожь.
В ней привлекательностей груда,
В ней тел разнеженных балдёж.
Та трость похожа на холопа:
Его спине верна до гроба.

14
Его спине верна до гроба
Чесалка из бамбука та.
Лежит она, как жердь, как глоба*****:
Не стол под нею, а скирда.
Лопатки трёт и поясницу,
Бока, когорту позвонков.
Похожа палица на птицу.
С сохой её сравнить готов.
Она летит, и ей я внемлю,
Её движения вольны.
Она распахивает землю,
Вернее, пажити спины.
Она достойна похвалы.
Черты лица его светлы.

15
Магистрал-акростих

Черты лица его светлы.
Ему дарить желая строки,
Слова найти бы из скалы,
А не трещание сороки!
Ликует царство книг вокруг,
Как тысячи венков сонетов.
А я гляжу на них, как друг,
Нагрянувший на пир поэтов.
Армейский строй не на войне
Стоит, как слов парад военный.
Толстому памятник в окне
Овеян воздухом весенним.
Лежит здесь, среди книг, особа –
Его спине верна до гроба.

23 апреля 2014,
Одесса, площадь Толстого.

* Английское книжное слово snob получило распространение после появления романа Теккерея «Снобы» в 1848 г.
** Личная библиотека Сергея Александровича Луговцева насчитывает 5647 венков сонетов.
*** Юрий Владимирович Линник, доктор философских наук, автор 614-ти венков сонетов.
**** Марк Семёнович Луцкий (Хайфа, Израиль), химик, кандидат наук. Родился в Запорожье. Автор многих венков сонетов.
***** Глоба – шест, жердь, переметина, перекладина, которой накрывают сверху скирду или стог для большей прочности кладки. Слово можно найти в «Толковом словаре» Владимира Даля.

Бамбуковая чесалка




Создание данного венка сонетов как произведения несколько шутливого характера задумано во время посещения автором квартиры Сергея Александровича Луговцева 23 апреля 2014 года.
Творческим толчком к написанию венка послужила лежащая на письменном столе хозяина кабинета бамбуковая вещица в виде специального прибора, предназначенного для очёсывания спины. Хочу заметить, что написать этот венок сонетов мне помог незримо присутствовавший народный депутат Украины, кавалер ордена князя Ярослава Мудрого IV степени, которым наградил его всемогущий Янукович, Геннадий Леонидович Труханов, кандидат в мэры Одессы, начавший предвыборную гонку тем, что в расставленных в городе палатках бесплатно раздаются авторучки и блокноты. Именно эти сувениры с надписями «Геннадий Труханов» и дали возможность довольно быстро сплести сонетный венок. Бамбуковая чесалка, как я понял, выполняет роль массажёра у человека, который упорно работает и выполняет очень нужное дело.

Марк ЛУЦКИЙ (Из письма к Анатолию Яни 26 апреля 2014 г., 21 час 34 минуты 4 секунды):

Анатолий Иванович! Очень рад, что Вы в здравии и неустанно продолжаете заниматься своим любимым делом – поэзией. Ваш венок сонетов –произведение шутливое и в коллекции Сергея Луговцева мог бы занять своё достойное место среди других шутливых и юмористических венков. В нём то достоинство, что он знакомит читателей с тем важным и серьёзным делом, которым занят Сергей Луговцев и такие авторы, как петрозаводец Юрий Линник, как Марк Луцкий. Беда в том, что огромная работа Сергея Луговцева в обществе должным образом не оценивается. Это рождает в душе у таких подвижников справедливую обиду и настороженность. Я сам был знаком с петербургским собирателем венков Тюкиным. Чувствовалось, что невнимательность всяких учёных и литературных кругов к его делу для энтузиаста обидна. Вы нечаянно наступили заслуженному человеку на больную мозоль. Надеюсь, что он передумает и отнесётся к Вашему произведению добрее – как к любопытному объекту своего собирательства. Я, наверное, Сергею Луговцеву незнаком. Мною написано было только около сорока венков. Я думал, что расстался с этим делом, но это не совсем так. Сейчас один профессиональный и очень талантливый сербский поэт уже перевёл пару моих венков на сербский и работает над третьим. Так что не расстраивайтесь и не обижайтесь. Возможно, что Ваша дружба с Сергеем Луговцевым восстановится. Можете передать ему моё почтение и скажите, что шутка в сонетном деле не порок, а полезное разнообразие. Желаю Вам здоровья. Сейчас переживаю, слыша известия из Украины, из-за Крыма, из-за Юго-Востока, из-за Одессы. Надеюсь, что Вас все эти события не обидят и не ущемят и всё образуется, хотя положение сложное. Ещё раз всего хорошего.

Владимир КОРМАН, 27.04.2014, 13:51:

Уважаемый А. Яни (Копия для сведения и принятия мер – прекращения дуться на доброжелательную шутку – моему замечательному другу С. Луговцеву)! Вы поставили меня в щекотливое положение. Вдруг в Вашем (по всей правде, технически небезупречном) труде есть какой-то незамеченный мною тайный смысл? И если я скажу, что не заметил в Вашем венке ни одной сорной травинки, то не обидится ли на меня так же, как на Вас, мой заочный друг С. А.? Кроме того, прочитав Ваш венок, я жестоко позавидовал этому своему другу. Дело в том, что уже давно страдаю так называемым «старческим зудом» и теперь буквально возмечтал о такой вот спиночесалке. Более всего мне хочется сказать своему другу – собирателю сонетных венков и корон: не дурите, дорогой Сергей Александрович, включите своё столь присущее Вам чувство юмора, – Ваш земляк нисколько не хотел Вас обидеть и рассчитывал лишь вместе с Вами посмеяться... Но вовсе не над Вами, а просто над жизнью, – чтобы от неё не плакать... Но, с другой стороны, а вдруг у него есть какое-либо тайное снование для обиды? Ну, например, вдруг он также страдает тем же, что и я, нервно-возрастным заболеванием, хотя значительно моложе меня? Да ведь болезни нынче, особенно нервные, как известно, помолодели... И он мог обидеться за то, что Вы разгласили его секрет... Поскольку, как я сказал, Вы меня ввели в щекотливое положение, то у меня проявился новый повод возопить: «Господа – панове – рабатай – хавеерим! Пришлите мне поскорее чесалку! Во имя общего, интернационального чувства юмора!»
Рекомендуйте стихотворение друзьям
http://stihi.pro/7653-oda-bambukovoy-chesalke.html
Свидетельство о публикации № 7653
Избранное: венок сонетов шутливые стихи
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...
  • © Анатолий ЯНИ :
  • Юмор
  • У стихотворения 2 416 читателей.
  • Комментариев: 2
  • 2014-08-20

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Ода бамбуковой чесалке : Шуточный венок сонетов о чесалке из бамбука, об известном собирателе венков сонетов Сергее Луговцеве. Анатолий Яни. Проголосуйте за стихотворение: Ода бамбуковой чесалке
(голосов:2) рейтинг: 80 из 100
    Стихотворения по теме:
  • Элюар
  • Знал ли Омар Хайям Сергея Есенина?
  • Стихи - литературная шутка про Есенина и Хайяма. Шуточный стишок, может быть, гиперболически абсурдный... Как-то раз Есенин письмо написал Омару Хайяму.
  • Диагноз девушкам в соку
  • Шутливые стихи о любви и сексе и о девушке в соку. И вот, любви и секса ради, все чувства распустив свои. Сергей Копин.
  • Крошки
  • Весёлая поэтическая подборка, стихи-миниатюры про школу, деньги, любовь, дороги и ГАИ. Помню время, как в школе все мы были в неволе. Евгений Гринберг.
  • Моя религия
  • Юмористические стихи о религиях и выходных днях. Хочу найти свою религию, Чтоб не работать КАЖДЫЙ день. Евгений Гринберг.
  • Светлана Скорик Автор offline 20-08-2014
Иронично, остроумно, весело. Я бы на месте Луговцева не обижалась, если бы речь шла о такой - даже не слабости, а, наверное, просто склонности заботиться о своём здоровье и настроении. В этом нет греха, но повод для дружеской улыбки можно найти.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Ода бамбуковой чесалке