«...Просто паломник в мир манящий, но всё же иной»

Литературно-критический разбор книги стихов Павла Баулина «Возлюбленный Смерти» (2014). Проблемы жизни и смерти в поэтическом и философском освещении.

(очерк о книге стихов Павла Баулина "Возлюбленный Смерти")

Летом нынешнего года одновременно в киевском издательстве "Радуга" и новосибирском "Новополиграфцентре" вышла в свет книга стихов известного русского поэта Павла Баулина с шокирующим воображение читателя названием "Возлюбленный Смерти". Давно не помню такого случая, чтобы название книги столь сильно и настойчиво вдохновляло на её прочтение, ибо вопрос смерти на протяжении всей жизни тревожит каждого человека, пришедшего в этот мир. К тому же в предисловии к своему сборнику автор счёл нужным предупредить, что практически вся книга посвящена этой теме, большая часть стихотворений впрямую с нею связана, и в очень доступной, откровенной форме мотивировал свой интерес к теме смерти. Конечно, трудно найти в мировой литературе хоть одного большого поэта, который бы к ней не обращался, но чтобы проблематика, связанная со смертью, служила книгообразующим фактором в поэтическом сборнике, - такое, если честно, я вижу впервые. В этом смысле Павел Баулин выступил не просто как новатор, но ещё и как очень смелый человек, предвидящий недоуменные вопросы некоторых потенциальных читателей: а почему Вас так волнует эта тема? не слишком ли много Вы о смерти говорите? не лучше ли противопоставить мыслям о смерти, обычно повергающим нас в скорбное состояние, воспевание жизни?
Обратите внимание, что сейчас мною было упомянуто слово "жизнь" как антитеза тому явлению, которое мы называем "смерть". Дело в том, что невозможно правильно и правдиво рассуждать о жизни, не учитывая того факта, что все мы смертны; точно так же нельзя глубоко осмыслить человеческую смерть, не рассматривая её именно как итог жизни, и автор "Возлюбленного Смерти" это хорошо понимает. Поэтому в основу книги Павла Баулина положены - будет правильнее так выразиться! - поэтические размышления автора о жизни и смерти в их широкой взаимосвязи.
Путь постижения сущности бытия и загадки смерти для поэта всегда непрост. Для этого в душе нужно быть философом? Да, однозначно. Но в мировой философии эта проблема проработана настолько, что не оставляет, казалось бы, простора для воображения. Учения Платона и во многом развивавшего его положения Сократа, философия стоицизма, пантеизма, философия Канта, Кьеркегора, Шопенгауэра, Ницше, Хайдеггера... Из русских философов наиболее проницательные суждения о жизни и смерти оставили Лев Шестов, Николай Бердяев и Николай Фёдоров. Если брать только русскую поэзию XIX - начала XX веков, то о жизни и смерти в своих стихах неоднократно размышляли Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Тютчев, на эту тему много писали поэты Серебряного века, особенно Фёдор Сологуб и Сергей Есенин. У замечательного поэта-символиста Фёдора Сологуба интерес к смерти был настолько гипертрофированным, что некоторые современники иронически называли его Смертяшкиным. Не исчезла тема смерти и в советской поэзии, но доминировавшая в то время марксистско-ленинская идеология была слишком оптимистичной для того, чтобы разрешить этой теме занять серьёзное место в творчестве того или иного автора; неоднократно обращаясь к ней, поэт рисковал быть обвинённым в упаднических настроениях. Книги, подобные "Возлюбленному Смерти" Павла Баулина, разумеется, в советскую эпоху просто не могли быть приняты в печать. Но всему своё время, и мы, мне думается, должны порадоваться тому, что эта книга была задумана и появилась сейчас. И признать, что Павлу Баулину удалось выразить своё, оригинальное мироощущение, в котором понятия "жизнь" и "смерть" являются ключевыми философскими доминантами.
Почему же всё-таки лирический герой книги - возлюбленный Смерти? Я долго думала над этим вопросом и пришла к выводу, что поэт Павел Баулин чувствует себя своего рода медиумом, посредником между жизнью и смертью, тем лицом, через которое иной мир, безусловно существующий, вещает свои откровения миру живых людей. В этой мысли, читая книгу, я окончательно убедилась, натолкнувшись на очень глубокое, мистически окрашенное стихотворение "Нить":

Уже готовясь к вечному убытью
за сущий миг до траурной межи,
он обвязал своё запястье нитью.
Конец свободный мне отдал:
- Держи!..

Затем шагнул с презрительной улыбкой
туда, откуда возвращенья нет.
Но след за ним скользнул суровой ниткой,
продетой через тот и этот свет.

Заканчивается стихотворение очень любопытными строчками:

Живая нить! -
Ушедшего причуда
моей ладони трепет отдаёт...
Так жутко,
что сигнал идёт оттуда!
Так благостно,
что всё-таки идёт.

Но, как уже говорилось выше, смерть в художественном мире Павла Баулина неотделима от жизни, анализу которой в сборнике посвящено немало проницательных строк. Автор, уже умудрённый жизненным опытом человек, даёт нам исключительно трезвый, очевидный с точки зрения здравого смысла взгляд на жизнь. О том, что она захватывающе интересна, увлекательна и прекрасна, мы знаем из предыдущих книг Баулина. Здесь же он считает своим долгом сосредоточить внимание на другом - жизнь столь же губительна, сколь и прекрасна, а губительна она потому, что несёт смерть нашим мечтаниям, надеждам и особенно иллюзиям молодости.

Царства злобы и зависти царства...
Это - Божье творение?
Сгинь!
Воплощённые ложь и коварство -
ваша пошлая выдумка - жизнь.

Не изменишь тупой круговерти
искушений, предательств, пустот...
Лишь в одном -
в ожидании смерти
есть надежда на светлый Исход.
("Эго")

Неоднократно поэт обращается в своих стихах к утверждению суетности и напрасности жизни ("Ошибка", "Землянин" и др.), порою отчаявшись отыскать в ней какую-то высшую логику, смысл и застывая в страхе и недоумении перед ней. Нередко, говоря о неочевидности смысла жизни, он бывает недалёк от пессимизма, но в целом жизнь переносится им стоически, ибо её абсурдность преодолевается радостью поэтического творчества.
Что же касается смерти, то в сборнике обнаруживается крайне сложный и интересный многоуровневый подход к этому понятию. Смерть физическая и смерть духовная, прошлое, настоящее и будущее, молодость и старость, смерть близких людей и собственная смерть, смерть и бессмертие, смерть и воскресение - вот перечень тех основных тем, к которым обращается автор, развивая их исключительно ярко и талантливо.
Всё на свете проходит, всё подчинено неумолимому ходу времени - эта истина глубоко осознаётся поэтом и запечатлевается в целом ряде стихотворений. Так, прошлое понимается им, образно говоря, как смерть времени, с этим оказываются глубоко связанными тема человеческого старения и памяти. Очень трогательным, живым получилось стихотворение "Молитва в оковах" - о старике, считающем своей родиной ХХ-й век и не могущем принять XXI-й:

Прощены враги и должники,
интриган-лукавый обезврежен...
Но родные вянут родники
в Новом дне, что истов и мятежен.

Очень хорош этот образ увядания времени - Хроноса, который, по выражению автора, "держит нас в полоне". С ностальгией вспоминает поэт и о безвозвратно ушедшей молодости, создавая удачное сравнение:

Как спринтер, мелькнуло,
зови - не зови,
беспечное, вешнее время.
("Парк")

Смерть приходит к человеку обычно в старости - этому закату нашей жизни Баулин тоже в своём сборнике уделяет немало внимания ("Божьи создания", "Притча о глазах", "Отражения", "Однажды осенью" и др.) Старость - это и усталость, и болезни, и время воспоминаний об ушедшей молодости, иногда оживающей в блеске глаз пожилого человека. Автор чувствует, что и сам приближается к этому времени подведения итогов:

Этот старец - расплывчат и сдобен -
из реликтовой дали возник.
Он уже ни на что не способен.
Он уже, словно Вечность, велик.
("Автопортрет, смываемый дождём")

И, разумеется, его очень волнует загадка собственной смерти, именно об этом он создаёт целый ряд глубоко оригинальных стихотворений - расцвеченных фантазией, как правило, сюжетных, рассказывающих читателю о том, что, по мысли поэта, смерть, заметив его крайне любопытное отношение к ней, начинает отвечать ему взаимностью, как женщина, ценя его любовь и промыслительно храня его серди живых. Именно в этих стихах, составляющих идейный фокус "Возлюбленного Смерти", обнаруживается особая изобретательность автора по части ситуаций, описывающих его встречу со Смертью, которая оказывается вовсе не страшной, не демонической, как её обычно рисуют, а обладающей вполне человеческими, земными чертами:

Как положено, пили три дня.
И молодка бедро заголяла...
Смерть моя обманула меня!
Смерть моя, ты с другим загуляла!
("Измена")

Поэт то фотографически чётко видит собственную смерть ("Обретение строки"), то представляет себя умершим и описывает всё, что происходит среди людей, когда его уже нет с ними, как бы уверенный в том, что может напоминать близким о себе с того света ("После..."), то изображает смерть как перемещение на другую планету ("Чужая планета"), то видит как бы со стороны собственную могилу ("Сокровенное"). Но даже и в этих совсем не весёлых стихотворениях вдруг прорываются жизнелюбивые ноты:

В пупырышках небо над ними дрожит,
и воздух - озябший и пресный.
И так оглушительно хочется жить,
что я попытаюсь воскреснуть.
("Сокровенное")

Какое из состояний человека ближе всего к смерти? Конечно же, сон. И именно во сне может происходить всё невероятное и фантастическое, в том числе и встреча со смертью. К живописанию сновидений, связанных со смертью, поэт обращается в книге не раз, как бы развивая традицию лермонтовского "Сна" ("Звуки сна", "Хакеры сновидений", "Сон" и др.)
Баулин уделяет также немало внимания памяти близких ("Встреча с отцом") и друзей - запорожских поэтов Владимира Солодовникова и Бориса Ткали ("Нить", "Новопреставленный"), с которыми продолжает чувствовать даже после их смерти неразрывную духовную связь. Описывается в его стихах и посещение кладбища, тщательно фиксируются те мысли и ощущения, которые там испытывает человек ("Посещение", "На вечернем погосте" и др.) Одно из озарений, возникающих на кладбище, состоит в том, что покойные не мертвы, они продолжают невидимо жить рядом с нами и даже могут вступать с нами в контакт, как бы уничтожая грань между тем и этим светом.
Но волнует Павла Баулина не только собственная смерть и смерть друзей, но также куда более глобальные вопросы - духовная и физическая гибель человечества. Духовное омертвение он наблюдает среди людей уже сейчас: оно заключается в распространении злобы, вражды, зависти, блуда. Об этом читатель может узнать из целого множества стихотворений книги ("Наваждение", "Демоническое", "Шестое чувство", "Мы?", "Шекспир - XXI век" и др.) Духовной гибелью считает поэт и рабскую психологию в человеке ("Мы?"). Но и физическая гибель человечества рисуется им не менее страшной. На мой взгляд, особенно удаются Павлу Баулину апокалиптические картины:

Мертва река, но камень жив.
Гноится солнечный нарыв
на потной шкуре неба.
("Демоническое")

Они очень выразительны, крайне жутки и порою напоминают страшные видения преисподней:

Это - черви последних мгновений!
Воплощённый, накликанный ад -
смрад их истовых совокуплений,
пожираемой падали смрад.
("Черви")

Кстати, параллельно с ощущением ужаса жизни в книгу входят и христианские мотивы, именно в единении с Богом, Христом, поэт готов обрести отраду и спасение.
Примечательно, что целый ряд страниц "Возлюбленного Смерти" занимают стихи о любви, но тоже с особым идейным наполнением. Любовь-обман, любовь-мираж - эти чувства губительны для души и несут ей смерть ("Недотрога", "Прощание"). Губительной ощущает поэт и любовь-страсть. Стихи об этом мне показались очень зоркими и исполненными глубокого психологизма. Поэт, например, решается в художественной форме говорить о хищной женской любви, посягающей на его "полёт, неподвластный другим" и тоже связанной со смертью. Отношения между мужчиной и женщиной в стихах Баулина описываются часто, и они подлинно сложны. Поэт зачастую чувствует женское начало как нечто завораживающее, но претендующее на то, чтобы обрести власть над душой мужчины, лишить его свободы и тем самым непроизвольно погубить его душу:

Неизбежна была, как могила,
рай иллюзий творила. И вот
приручила меня - проучила,
я забыл свой высокий полёт.
("Ангел")

Трагически переживаются им и потери в любви, которые тянут на дно и режут болью сердце ("На ласковом лезвии бритвы").
Утверждение, что любовь может быть связана со смертью, конечно же, не ново в мировой литературе, но Баулину, безусловно, удалось верно нащупать свои нюансы в освещении этой связи, сделать их художественно убедительными и заставляющими перечитывать эти стихи вновь и вновь.
В заключение хотелось бы отметить высокое поэтическое мастерство автора "Возлюбленного Смерти". Есть в этой книге свой стиль, заключающийся в крайней выразительности и чеканности слога, по всему её тексту рассыпано множество интересных метафор, зачастую развёрнутых в целые лирические сюжеты, то и дело попадаются неожиданные рифмы. Это и неудивительно: Баулин - поэт с большим творческим стажем, в течение ряда лет возглавлявший Запорожское областное литературное объединение, много постигший в поэзии сам и многому научивший других. Пожелаем же ему, пытливо размышлявшему о смерти и поделившемуся своими размышлениями с нами, долгой поэтической жизни и новых книг, в которых, я надеюсь, будут также прослеживаться философские мотивы.

Читайте также о новой книге П. Баулина:
 Дар Смерти         Новинка: «Возлюбленный Смерти» П. Баулина    Павел Баулин: Возлюбленный Смерти

Рисунок из книги П. Баулина: образ Женщины

Избранное: литературно-критическая статья философская поэзия стихи о жизни и смерти запорожские поэты киевские поэты
Свидетельство о публикации № 7718 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Проголосуйте. «...Просто паломник в мир манящий, но всё же иной». Литературно-критический разбор книги стихов Павла Баулина «Возлюбленный Смерти» (2014). Проблемы жизни и смерти в поэтическом и философском освещении.
Краткое описание и ключевые слова для: «...Просто паломник в мир манящий, но всё же иной»

(голосов:4) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Быть и удивляться
  • Размышления о книге Павла Борисовича Баулина «Возвращение в прошлую жизнь»
  • О новой книге прозы Евгения Гринберга
  • В известном издательстве увидела свет новая книга Евгения Гринберга «Коротко и ясно» (Запорожье, 2016). Это истории, взятые прямо из жизни и доведённые им до истинного комизма. Одна из читательниц
  • Весёлая книга Евгения Гринберга «Бес попутал»
  • Рецензия на весёлую книгу Евгения Гринберга «Бес попутал» – сборник рассказов, комических пьес и юмористических миниатюр.
  • «Невольник вещего светила»
  • Литературная рецензия на поэтический сборник Павла Баулина «Возвращение в прошлую жизнь». Татьяна Гордиенко.
  • Новая книга Павла Баулина
  • Литературная рецензия. Рецензия на новую книгу Павла Баулина «Возвращение в прошлую жизнь» (Запорожье, 2011). Маргарита Мыслякова.

  • Светлана Скорик Автор offline 28-08-2014
Чудесная статья! Обстоятельный разбор философской составляющей проблем, поднятых в новом поэтическом сборнике Павла Борисовича. Как раз такого глубокого анализа заслуживает как тема, так и замечательные стихи Баулина, которые я люблю читать и постоянно перечитывать. Молодец, Рита!
  • Сергей Петров Автор offline 29-08-2014
Уважаемая Маргарита Викторовна, статья очень хорошая и по существу! Преклоняюсь перед Вами.
Да, так написать, как Баулин, надо уметь. Гранд-поэт!
  • Светлана Жукова Автор offline 29-08-2014
Спасибо за прекрасную, вдумчивую статью, Маргарита!
Стихи Павла Борисовича, действительно, - целая жизнь в поэзии - яркая, самобытная!
  • Валерий Кузнецов Автор offline 29-08-2014
Умно, интересно и - при всей необычности темы - оптимистично, потому что мысль, слава Богу, бессмертна...
  • Павел Баулин Автор offline 31-08-2014
Спасибо, дорогая Маргарита Викторовна, за Ваш труд!
Спасибо всем за добрые слова о моём новом сборнике стихотворений! Признателен Вам искренне и бесконечно.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
«...Просто паломник в мир манящий, но всё же иной»