Жизнь – короткими перебежками

Война и Интернет: общение с поэтами-друзьями, воспоминания о фестивале. Дебальцево и поэт Александр Морозов.


Продолжение. Часть 6

 

(См. Ч.5)



– Хорошего человека должно быть много, – повторила Ирина вслух избитую фразу. – Саша, это о тебе.
– Привет, Ириш, извини за внешний вид.
Саша стоял в дверях местного музея в спортивном костюме, слегка бледный, слегка небритый, слегка уставший, и тепло улыбался.
– Как здоровье? Ты рискнул в таком состоянии приехать на презентацию?
– Меня друзья привезли. Не мог же я оставить тебя одну, без поддержки. Капельницы откапал и сбежал, как пионер с линейки, – засмеялся друг.
– Саш, ты – настоящий, – повторила Ирина. Не часто она разбрасывается такими словами. Практически никогда.

Редко в её жизни встречались настоящие. Так уж получилось: не умела она отделять зёрна от плевел. В каждом человеке видела только хорошее. Иногда доводилось получать виртуальные оплеухи, увёртываться от них и продолжать улыбаться, чтобы никто и никогда не догадался, что творится у неё в душе.
С Морозовым всё иначе.
Здоровяк, добряк, юморист, активист. Да просто прекрасный человек. И на презентации вёл себя так, словно у него ничего не болит.

Дружба сама собой завязалась. Никто этому не способствовал. Так сошлись звёзды.
Ирина улыбнулась своим словам: «Звёзды» её позабавили. Двоякое значение, а сколько можно нафантазировать. Спустившись с небес на землю, она, конечно, тут же сделала серьёзный вид и продолжила.

Нет, продолжать не хотелось. О чём рассказывать? О песенно-поэтических фестивалях? Это всё было в прошлой жизни, так давно, что уже и вспоминать трудно. Это было до войны. Была совершенно иная атмосфера, не омрачённая склоками, выяснениями отношений и обидами. Это был настоящий праздник. Саша умел держать тёплую атмосферу среди друзей.

**

Война без разрешения корректирует души, мысли, сердца и поступки. О правильных поступках не задумывается лишь тот, кто автоматически вершит чудеса.
Ирина несколько раз в день заходила к Саше на страничку, чтобы быть в курсе последних событий. События радовали только тем, что Саша адекватно реагировал на оккупацию своего города. Все проблемы он решал по мере их поступления. А проблемы поступали лавиной, без очереди и переписи пунктов. Он умело манипулировал сиюминутной ситуацией.
Ирина поймала себя на мысли, что только что сказала о действиях в прошедшем времени. Испугаться? Нет, не стоит. Это всего-навсего действия, а Саша живет и, как может, отгоняет от своего дома беду.

И тут на его странице появилась эта запись:

19. 09. Живы.
Вчера, около 16 часов, рядом с единственным работающим на посёлке магазине, разорвалась мина. В магазине осколками повреждён холодильник. Ранена девочка 7 лет, которую мама послала за хлебом... Ещё около магазина ранило молодую пару Малаховых. Они сейчас в больнице в Светлодарске. Скорая не приезжает. Еле нашли частников, чтоб отвезти в больницу. В Светлодарске уже не принимают. Нужно везти в Артёмовск. А если не довезут? Путь-то не близкий... 

Сегодня стреляли около 6 утра. В ТЧ-10 у дежурного окно пробило, в комнате инструктажа окно разбито. В крышу медпункта попала мина и в крышу колесного цеха. На ПТО окна все вылетели. Тепловоз 3515 в решето, окна, крыша и кузов в дырах, возле крановых бригад падало. Воронка возле переезда на второй площадке. Вывалена секция бетонного забора, и три железобетонные шпалы разорваны в пух...
По Бабушкина, 35 ранило женщину (осколочные ранения), влетела мина в дом. По ул. Бабушкина, 2 влетело 3 мины. Взрывом выбило двери в сараях и разорвало на клочки собаку.

У Шудри по Путевой повалило дерево: если б не орех, попало бы в дом. В доме выбило все окна.
Приходила женщина с Зои Космодемьянской. У её мужа, во время работы на заводе, осколком разворотило палец. В Артёмовске зашили. Рассказала, что на их улице украинские солдаты окапываются во дворах, рубят людские орехи для блиндажей, занимают дома...
Это пока только информация по моему посёлку. Узнаю по городу – напишу.
В Чернухино, говорят, дом горит, по поселку осколки!
Белый автобус ехал с Брянки в выехал из Дебальцево на Харьков. В нём было два пассажира. Между Дебальцево и Мироновкой перед автобусом взорвалась машина с боеприпасами. Мужчина в больнице. Его привезли люди в форме. Женщина погибла...

Что-то горит возле Грязевского ставка. Валит чёрный дым. Сегодня, наверное, перевыполняли план по обстрелам. Стреляли из разных мест города гаубицы и миномёты. Примерно в пол шестого вечера интенсивно обстреливалась территория около моего посёлка. С трассы в районе блокпоста днём валил дым. Сейчас, после обстрела, длившегося примерно 40 минут, валит дым с конца посёлка, вернее, за посёлком прилетело в блиндаж укр. войск. И что-то горит в районе депо или ПДМа. Воняет гарью.


**

Этот текст пробирает до мозга костей. Это не слова и не крик, это кровью написанная история, которую снова постараются замылить и завуалировать заинтересованные лица.

– Ириша, привет из подвала, – услышала Ирина мягкий, слегка задыхающийся от сердечной боли голос друга.
– Шутишь? А там связь есть?
Только подпольная, Ир, – продолжил шутить Саша. – Снова валяюсь у подвала – вдруг откапывать всех придётся. А сегодня такая свистопляска с раннего утра, жизни нет! Если бы не бомбёжка, любовался бы бабьим летом. Начал писать стихотворение о бабочке, а над головой так громыхнуло – не до бабочек. В голове тараканы зашевелились. Снова в подвал все побежали.
– Саш, ты там побереги своих тараканов. По себе знаю: пригодятся.
– Подчиняюсь. Знаешь, у меня больше нет в огороде капусты. Словно и не садил ничего. Пара снарядов – и настоящий винегрет из овощей, веток, камня, досок. Убирать теперь ничего не надо. Помогли.
– Саш, ты по возможности почаще выходи на связь в Интернете. Я и все наши общие друзья... Саш, я очень переживаю за тебя, – сказала Ирина, изо всех сил пытаясь сдержать слёзы.
– Ты мне там не шути. Береги себя. Я знаю, что творится в Макеевке.
– Да у нас по сравнению с Дебальцево – рай.
– Да, сравнила, – засмеялся друг.
– Правда-правда.
– У нас танки попёрли по городу. Гул стоит такой – кровь в жилах стынет. Ладно, побегу посмотрю – через пару домов дом горит.
– Бомба?
– Всё, отбой. Жена сказала, что баба Маня печку пытается протопить.
– Люди, ну вы даёте. Там бомбят, а бабушка с печкой возится.
– Она отвлекается, Ир. Всё. До связи, – Саша отключил телефон.

Это чувство не имеет названия. Это даже не чувство, это – комок души, который притаился где-то в горле и не даёт ни дышать, ни разговаривать.

21. 09. В Дебальцево с 05:30 (НР) между Дебальцево и Ильинкой была артдуэль, которая продолжалась около часа. Так же с 5.30 интенсивный обстрел, бои в моём посёлке. В огороде две воронки. Всю капусту пошинковало в мелкий винегрет. До сих пор бой продолжается. Сегодня я сижу со своими дамами в погребе.
Молитесь за нас.
К 11 поутихло. Спасибо всем, кто думал о нас. Мы живы.

В Депо (ТЧ-10) попало снова в тележечный цех, и у машинистов-инструкторов повылетали стёкла. Вчера возле нас на Луганской трассе были переговоры между ополченцами и украинскими войсками. Приехало по БТРу с обеих сторон. Ополченцы предложили предоставить коридор для вывода войск из Дебальцевского котла. Украинские военные не согласились. На сегодня имеем бойню. Пять с половиной часов почти беспрерывно шёл бой около меня. Вчера на Восьмёрке залетел «сюрприз» к Цинкевич Лилие Романовне. Посекло осколками двери, повредило отопление в доме. Хозяева, слава Богу, уцелели. Собрали осколки залетевшего к нам снаряда (вещдоки). Разрушается не Донецкий регион. Выгорают души людские и остаётся пустота, присыпанная пеплом. Это страшно. Сижу во дворе опустошённый и ем тушёнку из банки – чтобы врагам не досталась.))

**

Макеевка сегодня живёт. Залпы слышны как-то отдалённо. Всё продолжается, но не с такой силой, которая расшатывает одновременно стены, полы и нервы. Можно заняться домашними делами. Можно не заниматься. Всё можно. Нужно ли? Всё валится из рук. И тут – новые хлопки. Ирина подбежала к окну, зная, что этого ни в коем случае делать нельзя:
– Негодяй! – выругалась она шёпотом. Сосед выбивал ковёр. – Кто в это время выбивает ковры? Идиот! Разве можно так пугать людей?
Ирина не могла остановиться. Её прорвало, словно переполненную дамбу. Захлёбываться в пожеланиях она не стала. Что уж теперь ругаться? Мирным делом занят человек. Пусть выбивает. Только бы не бомбили.

**

В Дебальцево есть литературное объединение имени Сосюры. Или было... скорее, оно просто залегло в подвалах вместе с поэтами, писателями и бардами. Так вернее будет. Попадёт ли снаряд в святая святых этого клуба – никто не знает. Пусть пролетит мимо. Пусть совсем не летает. Пусть на этой секунде всё закончится, потому что есть в памяти яркое событие – встреча друзей на фестивале. Улыбки, смех, воспоминания, песни под гитару у костра, чтение своих стихотворений, фотографирование на память на фоне добряка Александра Морозова.

Вокзал.
Красивейший старинный вокзал ещё не забыл своих гостей, а тут – новые, незваные, непрошенные. Эти новые гости – без приглашения и цветов. Они – на танках, бронетехнике, пешие, как саранча, рассредоточились по жилому массиву в частном секторе.

Первым делом помчали по дворам в поисках террористов и оружия. Попутно – в поисках бесплатного пропитания. Но это были цветочки. Всё завертелось на следующий день, когда незваные солдаты начали закапывать танки не за огородами, а во дворах. Рубили сорокалетние орехи с плодами. Не жалко. Кому они нужны? Прикрывали свою технику ветками плодовых деревьев.

А потом всё завертелось, как в плохо поставленном фильме. Режиссёр подгулял. Жителей улицы предупреждать не надо было – сами попадали в подвалы. Холодно, сыро, темно, жутко. Но на голову не летят осколки.

Саша никогда в подвал не спускался. Говорил, что так легче будет всех спасать, если завалит вход землёй и обломками, а он – тут как тут. Он и в этой ситуации шутил.

**

С 13 часов снова постреливают, но не так плотно, как с утра. Вошли в дом...
Сегодня Вторая Пречистая. В этот день почитают женщин. Наших женщин чтят прямо и в хвост и в гриву. Из подвалов, бедные, не высовываются...
14.15. Ну когда же вы угомонитесь!!! Через дом по моей улице возле сарая упал снаряд. На Красногвардейской ( следующая улица – тоже). Что по городу – не знаю...
Мирных жителей раненых везут из Чернухино и Никишино. Есть умершие. Бой продолжается. Возили в Светлодарск, но по дороге умирают, теперь в ЦГБ везут.
На стене в контакте сообщили о поступление в ЦГБ 3 застреленных и обгоревших из посадки на Октябрьском. Личности не установлены...
«Нацгвардия неожиданно отступила из Ждановки в сторону Дебальцево. Видимо, они побоялись попасть в окружение и решили таким образом выровнять линию фронта», – отметили в штабе «ополчения».
16.40 снова начался обстрел.


**

Сколько дней в этом режиме живёт Дебальцево? Вечность. И ни секундой меньше. Когда всё теряет смысл – не до времени.
Только отбомбят, Саша обязательно обзванивает друзей, рассказывая, что жив, что будет жить всем смертям назло. Ирине он звонит ежедневно. Это закон. Не бросает свою соратницу по... а по чему? По перу? По войне? По страданиям? По перенесённым проблемам? Пусть читатель думает, что хочет, но дружба военная крепка. Намного крепче той, которая замешана на чувствах. Здесь иные чувства. Здесь – выживание.

К вечеру Саша не появился на связи. Тревога охватила Ирину: только не самое страшное. Только не...
И тут пришло сообщение из Интернета от незнакомого человека:

– Морозов жив. Прилетело на подстанцию, и теперь город без света. Выйти в Интернет не может. С 17:00 на трассе идёт бой.
См. продолжение в Искорка надежды: Часть 7
А. Морозов, поэт. Дебальцево 

 

 

Свидетельство о публикации № 7881 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Ирина Горбань :
  • Рассказы
  • Уникальных читателей: 2 192
  • Комментариев: 9
  • 2014-09-26

Проголосуйте. Жизнь – короткими перебежками.
Краткое описание и ключевые слова для Жизнь – короткими перебежками:

(голосов:2) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Перчатка
  • А на рынке только и говорили о минской договорённости. Интерпретировать любой пункт договора каждый волен так, как ему удобно в данной ситуации. А людям удобно, чтобы дети перестали кричать по ночам
  • Декабрьский дождь
  • Приглашение в Канаду. Десятичасовые очереди за пенсией в Макеевке. Гуманитарная помощь из Харькова. Начали выдавать социальные пособия на детей.
  • Думала, хватит об этом...
  • Жизнь продолжается и на войне. Взрывы и нервы. Ситуация на дорогах. Друзья и бывшие друзья. С чего начинается день. Помощь не пропадёт.
  • Войне нужна война
  • Бомба в центре автовокзала. Споры, которые не ведут к перемирию. Война и рынки. Кому попадает помощь. Будет ли школа?
  • Скелет в шкафу
  • Рассказ о семейной тайне и первой любви. "Скелеты в шкафах" - банально, но они есть у каждого! Елена Сумская.

  • Павел Баулин 26-09-2014
Эти хроники бесценны.
С Александром встречались на "Редкой птице", кажется, он получил приз зрительских симпатий. Теперь - за правду и мужество.
  • Нинель Языкова 26-09-2014
А нам по новостям говорят что нац.гвардия не стреляет. Что стреляют только сепаратисты. Какое везде враньё. Мы живём в тотальной лжи. Наши дети живут в тотальной лжи. Какими же они вырастут? Неужели, чтобы очиститься украинскому обществу, ему нужна ложь?
  • Валерий Кузнецов 26-09-2014
"Эти хроники бесценны" своей правдой. После войны обществу придётся разгребать и горы вранья... Многим с совестью будет неудобно...
  • Ирина Горбань 26-09-2014
Спасибо вам всем, мои дорогие читатели. Это еще только краешек правды. О некоторых вещах не могу рассказывать. Это будет больше документальная хроника. Валерий, люди не только горы вранья разгребают, а горы трупов мирных людей. Девушек, парней, мужчин...

Нинель, если включить логику, подумать над простым фактом. Как мы можем сами в себя стрелять, уничтожать хлебопекарни, газоотводы, воду, школы, больницы? Это не поддаётся логике.

Спасибо, Павел, за неравнодушие. Мы действительно знаем много правды. Одно скажу: некоторые сходят с ума. Не выдерживают. И это только Макеевка. А что говорить о Луганске? Иловайске? Ждановке? Дебальцево? Песках?........
  • Татьяна Гордиенко 26-09-2014
Ирина, дай Вам Бог выдержки и сил! И скорейшего избавления от всех ужасов войны. Спасибо за правду.
  • Ирина Горбань 26-09-2014
Спасибо, Татьяна. Спасибо, что читаете и понимаете. Хотя, это трудно понять, что с нами делает правительство. Наверное, мы сильные, если на нашу долю выпали такие испытания. Мира всем нам, дорогие мои.
  • Татьяна Гордиенко 26-09-2014
Правительство просто продало свой народ и допустило неоправданно большие жертвы. Вы сильнее правительства. Добро без всяких сомнений сильнее зла. А значит все образуется. Главное, чтобы скорее. Новый Нюрнберг не за горами. А Бог - Он знает, кого судить.
  • Ирина Горбань 26-09-2014
Конечно Бог знает, Танечка. Дождёмся ли? Доживём ли? А так хочется увидеть возмездие. За Нижней Крынкой у нас нашли захоронение. Среди них была беременная на восьмом месяце со связанными за спиной ручками...
  • Татьяна Гордиенко 26-09-2014
Ирина, уже весь мир занялся расследованием зверств нацгвардии и спецотрядов. Фотовыставка, подтверждающая эти факты, уже демонстрируется в Америке. Две комнаты (экспозиции) за ширмами. Одна по Украине, а другая по-моему по Сирии. Допускают только после 18-ти. Вот такие там ужасные кадры. Вот почему выдворяли журналистов и фотокоров из Украины и более того - убивали. Но шило в мешке не утаишь. Хочется верить, что скоро уже. Тарасовский, прочти Иринин и этот комментарий. Тебе полезно.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Жизнь – короткими перебежками