50 х 50

Пятьдесят на пятьдесят. Схлестнулись Киев и Донецк. Чья правда? Кому придётся каяться? Интернет-общение.


Часть 13. Начало в:


Почему она не легла спать на пять минут раньше? И зачем она решила ответить интернет-друзьям на все вопросы, не откладывая до утра? Вот уж эта черта характера...
Хотя... не могла она лечь раньше: Александр, друг из Новосёловки, случайно вышел на мобильную связь и тревожным голосом сообщил: «У нас началась серьёзная бомбёжка. Света нет, связь тоже, думаю, прервётся». Ирина не успела предупредить друга, чтобы постарался сберечь себя и супругу, – связь прервалась на полуслове Александра. Как ни старалась она перенабрать номер – связи не было. Тревога распространилась по всей квартире. Каждый уголок словно говорил, что рядом беда. А когда беда касается друзей, знакомых, близких, воспринимаешь всем сердцем весь ужас войны.
Ирина восприняла серьёзно. А кто бы отмахнулся?

**

Спать Ирина всё же легла, и только было задремала, как услышала грохот за окном. Она подскочила с кровати и рванула к балкону. Мимо окна проносились на огромной скорости невообразимо огромных размеров танки. Это даже не танки были. Ирина впервые видела такие «дуры».
– Пять, шесть... – она ушла в спальню. Страх охватил все мышцы. Губы предательски задрожали. А как там Александр? Здесь мимо дома проехала техника, – и сердце разорвалось, а там сейчас рвутся настоящие снаряды.

Долго она ещё не могла уснуть. Перед глазами впечатлительной Ирины стояла жуткая картина разрушений и крик... душераздирающий женский крик...

**

А утром она получила письмо, которое просто заткнуло рот и мысли зловонным кляпом. Чашка обжигающего сладкого кофе не помогла.
Некая женщина с неизвестным именем на английском, скорее всего, киевлянка, обиделась на Ирину как патриотка своей страны. Это сильно. Обидеть патриотизм – непростительная ошибка. Ирина мысленно перед ней извинилась, считая и себя патриоткой своих убеждений. А тут схлестнулись два убеждения. Когда на неё нападали мужчины – было неловко, но вывернуть тему можно было аргументами. Им не хотелось вступать в полемику с женщиной, и они спокойно ретировались, оставаясь каждый при своём мнении.

Сегодня было сложнее. Схлестнулись Киев и Донбасс. Высокопарно, но иначе это не назовёшь.
Каждый день у Ирины добавляется по одному недругу, но в то же время по три-четыре друга. Значит, ещё не всё потеряно. Но почему так мерзко на душе? Не потому ли, что привычнее, когда «по шёрстке»? Такая вся белая и пушистая. Это – штампы, но Ирина согласна с ними.

Как не хотелось думать о плохом, и как не хотелось воспроизводить в мыслях текст оппонента, но вот эта часть текста касалась не лично её, а всех, кто живёт по обе стороны военной правды:

«Так вот, Ирина, я долго Вам не решалась написать. Всё читала Вас, и где-то надеялась, что Ваша повесть (или роман) – это дело стоящее, и те места, где Вы называете украинскую армию и её бойцов – только для показа перед Вашими боевиками, лишь бы не трогали и оставили живыми. Но чем дальше, тем стало понятно, что Вы всё-таки переходите границы, забываясь, что жить-то Вам всё равно придётся в Украине. Али думаете, что Донбасс по лжепредсказаниям отойдёт России? Ошибаетесь! Ещё будут запеклые бои, которые Вас и Вашу семью в первую очередь коснутся, потому что Вы руководствуетесь слухами и рассказами местных боевиков, не видя воочию их зверства, которые они приписывают украинской армии. Вам бы, как многим писателям, в данном случае держаться, как говорится, золотой середины, чтобы ни Бог Вас не проучил, ни отыгрался на членах Вашей семьи за напраслину. Понятное дело, Вы там видите то, чего мы не видим, но Вы также не способны видеть то, что на самом деле происходит. Наши же боевики обстреливают и даже откровенно снимают свои обстрелы жилых мест, а потом бегут, говоря, и это же слышно на видео (!) от ответки. Ну конечно, Вам же всем там удобнее обвинять в ответках украинскую армию, даже каплей мозга не задумываясь, а почему летит ответка? А перестрелка, дорогие! Как во время ВОВ было, как во всех мировых войнах – перестрелка! И тут, уважаемая Ирина, надо бы обвинять и тех, и других, но никак не одну сторону!!! Почему Ваши боевики, среди которых много, как Вы писали, знакомых (и ведь хорошие же мужики были до войны!) не откажутся воевать, глядя на результаты своей войны, на тысячи смертей? Неужели они думают, как Вы – во всём виноваты украинцы, биндеровцы и т.п.? А сами? Не виноваты? Такие себе чистые и пушистые, аж в рай все заедете на золотой колеснице в белых одеждах?
Хотя бы воздерживались в своих умозаключениях! Хотя 50 на 50% верили и просеивали! А то там сорока сказала – поверили, тут ворон накаркал –тоже... А правда может быть также 50 х 50, с обеих сторон, потому что война идет с обеих сторон!»

Здесь – без слов.
Как не хотелось думать о плохом.

– Не буду думать о плохом, – сказала Ирина компьютеру и включила сайт, а там чёрным по белому красовалась обида киевлянки о том, что гуманитарная помощь регулярно доставляется в зону АТО, а люди продолжают обижаться на неправильное распределение. Ирина пробежала глазами по всем высказываниям и поняла, что из Киева гуманитарная помощь шла в «освобождённые» города.
– Вот вам и «Петров день», господа, – сказала Ирина.
Напрасно незнакомка тратила драгоценное время, доказывая, что вместо пуль к нам летят продукты. Напрасно. У каждой своя правда. Два одинаковых магнитных полюса никогда не соединятся. Они с равнозначной силой отталкиваются в разные стороны. А ведь никто и не пытается изменить полюса.
Много ещё обиды было высказано в адрес Ирины. Можно было бы воспроизвести всё, если бы в это утро этим всё и закончилось. По поводу 50 х 50 были ещё попытки перевернуть её мировоззрение от нескольких людей, далёких не только от войны, но и от страны. А патриотизм в чистом виде, сидя у компьютера, не воспринимается Ириной ни в каких ипостасях.

**

Каких 50 х 50? Разве можно уравнять две противоборствующие силы? Не стоит и пытаться. Пустое занятие.

За окном прогремело два взрыва.
– От нас, – сказала Ирина внучке.
– Гу, – ответила она и улыбнулась.
– Ариша, а слышала ли та тётя вот такую «утреннюю зорьку» у себя дома? Сомневаюсь. Счёт пока идет на нули. Вернее, 100 х 0. Вот такие незамысловатые цифры.

И снова перед глазами текст:
«Лично я Вам и Вашим родным желаю не попасть под обстрелы, выжить, узнать в полном объёме правду, и покаяться! А ещё желаю, чтобы Вам не снились те убитые, которые погибли из-за таких, как вы – сепаратистов!
Не отвечайте! Я Вам написала, а смотреть ответ даже не буду! Знайте моё мнение! А Ваше я знаю наперёд, нет смысла и читать!»

В чём-то эта женщина права. В своих пятидесяти, наверное.
Как здорово, что она не была в нашей войне, а только со стороны наблюдает. И это её право делать выводы. Каждый вправе жить в своём мире, если этот мир сохранён. У тех, кому ещё предстоит сохранить мир, будет много проблем, но от них никто не открещивается.

Ирине очень сильно захотелось, чтобы её математика одержала победу. Впрочем, всё ещё впереди.

И тут позвонил Александр.
– Привет, Ирина, мы все живы! Бомбёжка была серьёзной, но мой дом не зацепило. Мы ещё встретимся после войны. Обещаю шампанское за победу.
– Привет, дружище! Живём! Я запомню обещанный бокал шампанского. И ты помни своё обещание. Есть повод жить долго.


См. продолжение


Свидетельство о публикации № 8153 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Ирина Горбань :
  • Рассказы
  • Читателей: 2 159
  • Комментариев: 1
  • 2014-10-30

Проголосуйте. 50 х 50.

Пятьдесят на пятьдесят. Схлестнулись Киев и Донецк. Чья правда? Кому придётся каяться? Интернет-общение.


Краткое описание и ключевые слова для: 50 х 50

(голосов:2) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Перчатка
  • А на рынке только и говорили о минской договорённости. Интерпретировать любой пункт договора каждый волен так, как ему удобно в данной ситуации. А людям удобно, чтобы дети перестали кричать по ночам
  • Друзей не выбирают
  • На каком языке писал Тарас Шевченко. Копия с настоящего оригинала книги Шевченко. Эта встреча происходила за год до войны, до событий, изуродовавших представления о языке и Родине.
  • Невыплаканная боль
  • Погорелица из Ясиноватой. Скитальцы по чужим квартирам. Ехать под бомбёжки из солидарности или плакать на чужбине? Родина – не пустое слово.
  • В рамках свободы
  • Возвращение под бомбы во время перемирия. Уехать или остаться: что хуже? Очевидцы в Дебальцево. Привычка к чужой бедности. Милиция и горожане.
  • Двойное убийство
  • Вера и надежда под обстрелом. Почему жители не уезжают из мест военных действий. Горловская мадонна.

  • Валерий Кузнецов Автор offline 4-12-2015
Будем живы, Ирина! За победу правды!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.