Декабрьский дождь

Приглашение в Канаду. Десятичасовые очереди за пенсией в Макеевке. Гуманитарная помощь из Харькова. Начали выдавать социальные пособия на детей.

Часть 19
Читайте: ч.1 (...), ч.18


Она никогда не была в Канаде. Впрочем, в Питере ей тоже не свалилось побывать. Читая историю и географию, трудно представить картину. Вот бы подышать воздухом питерским... 
Хотя... воздух там сырой. Об этом часто рассказывают интернет-друзья. Наталия Фёдоровна, её Наташенька, практически ежедневно общается по скайпу с Ириной. И ехать никуда не надо. Вот он – Питер. Диалект настоящей уроженки настоящего города завораживает. Милая Наташенька, вы не представляете того восторга, в который впадает, как в транс, Ирина уже при виде маячка скайпа. Дружба на расстоянии часто творит чудеса. А вы сотворили настоящее чудо в её жизни: совсем скоро раскроется ваш секрет. Это так томительно: держать в тайне вот такой чудесный секрет. Но! Всему своё время. Съездить бы в Питер да полюбоваться рекой, мостами, памятниками... но пока не получается. Думается, и не получится. Хотя – чем чёрт не шутит?
Мечты... мечты...

Нет, в Питер она не поедет. Решено. Её астма не даст насладиться тонким ароматом истории. Остаётся Канада. Воздух, наверное, там прекрасный, народ – ещё лучше. Есть у неё там друг. Возможно, соратник, а, может, сочувствующий. Но – друг. Ирина сразу определила состояние души человека, переживающего за неё.
– Прилетай ко мне в гости. До Торонто долететь – одно удовольствие. Девять часов полёта – и ты у меня.
Легко сказать. Ирина мысленно улыбается Борису. Она и близко не стояла у трапа самолёта, а здесь – такое испытание. Нет. Конечно, она не полетит в Канаду. Но так хочется. Ведь она никогда не была в Торонто. Надо обязательно посмотреть в интернете картинки с описанием знаменательных мест знаменательного города. Зимой туда лететь страшно – вдруг заметут метели. К метелям Ирине не привыкать, но если заметёт пурга в небе – страшно. Хотя какая пурга может быть в небе? Нет, если лететь в Канаду, так только летом. Решено. Или – или.

А если в Самару? «Ах, Самара-городок». Старинные деревянные постройки завораживают взор любого туриста, впервые попавшего в этот город. А река! Какая здесь река! И друзья – добрейшей души человеки. Как глубоко они принимают Иринины проблемы, как близко к сердцу берут её боль, горечь, страхи. Лариса, милая, дорогая Лариса... Спасибо тебе за огромное сердце. Я обещала после войны к тебе приехать. Ещё продолжаю обещать. Но что будет после победы – не знаю. Как Бог управит.

**

Ирина сидела у компьютера и мечтала. Мечтала о живом, розовом, мягком. Впервые вечером не было залпов. Это так непривычно, что не знаешь, чем заняться. По привычке Ирина прислушивается к каждому звуку за окном: вот проехал автомобиль, вот хлопнула дверь легковушки, там кто-то шлёпнул пустой бутылкой о мусорный бак. Звуки бывают разными – об этом все знают. Но все до единого звуки раздражают. Не нервы, а психику. Так сложно отличать мирные звуки от немирных. По карнизу стучат крупные капли дождя. Первый снег сошёл от плюсовой температуры до асфальта. Лужи... лужи. Декабрьские лужи Ирину не удивляют. Скорее она удивилась бы снежному покрову ближе к Новогодним праздникам. Так уж выпало на долю Макеевки – встречать праздник дождём. И ничего страшного – привыкли.

Сегодня весь день под проливным дождём стояли старики в очереди за гуманитарной тысячей гривен. Зонтов не было. Старики – выносливые. Привыкли к испытаниям. А дождь... разве это испытание? Испытание – если выстоишь десятичасовую очередь на улице – и не найдут тебя в списках. Вот так срабатывает компьютер, говорят. Нет в списках, хоть плачь. И приходят старики каждый день к двери банка в надежде, что компьютер поймёт, как трудно выживать в полной нищете. Иногда компьютер понимает и выдаёт пару-тройку фамилий. Бабушки плачут. Как маленькие дети, плачут от радости: компьютер их узнал.

– Доченька, мне выдали тысячу гривен, – тут же отрапортовала мама Ирине.
– Как здорово! Это впервые с лета. Ты купи себе чего-нибудь вкусненького. Ладно? Ты так долго экономила на всём, что можешь себе позволить мандарин и сыра.
– Я сейчас куплю свечи.
– Церковные?
– Церковные.

Ирина не стала спрашивать мать, для чего. Она и сама частенько по вечерам зажигает свечу и просит мира. Или не просит. Просто горит свеча на столе, а женщина молча смотрит на огонь.

Мама совсем сдала. Нервы и её не пощадили. Но она держится во что бы то ни стало, чтобы дочь не догадалась, как ей трудно. Как же не идёт ей палочка! Ирина никогда не думала, что мама будет ходить с палочкой. Ноги совсем измучили старенькую женщину. Она, как Русалочка по лезвиям, ступает по холодной земле. Больно. Всегда больно. Ирина посмотрела поверх материной головы. Там, через дорогу, толпа стариков молча стояла под проливным дождём. Деньги дают. Много денег. Целую тысячу гривен.

На рынке появились старики. Радостные и напряжённые улыбки не сходили с их лиц.
– Деточка, мне полкило «Топлёного молока», – попросила бабуля печенья у продавца.
– А мне «Бабушкину радость», – прошамкала беззубым ртом старушка, показывая на дешёвые мягкие конфеты-помадки.

Торговля пошла. Рады продавцы. Рады покупатели. Жизнь налаживается, что ли.

**

– Здравствуйте, Ирина. Меня зовут Ольга. Сегодня пришла в Макеевку гуманитарная помощь. На ваше имя есть таблетки. Я ждала вашего звонка.
– Здравствуйте, Оля. Я постеснялась звонить. Может, кому-то нужнее.
– Вы пошутили? Это ведь гормональные. Это лично для вас передали из Харькова. Завтра я жду вас.
– Спасибо огромнейшее, милая Оля. Я что-то должна?
– О чём вы говорите? Просто перезвоните Юле и поблагодарите. Это и будет плата за лекарства.
– Конечно, перезвоню.

Ирине вдруг стало стыдно: ладно бы после операции или была бы не ходячая, но люди сами предложили помощь. Она никого об этом не просила. Откуда они знают, что трудно? Ах, да, война. Это она всему миру рассказала о своих «злыднях». Ирина выпила очередную порцию таблеток. Без них – нельзя. Без них всё быстро закончится.

– Мамочка, а мне только что пришла СМС! – вошла в комнату к матери дочь.
– Не поняла. Какая СМС?
– Только послушай, – взволнованно сказала дочь. – Мне перевели детские деньги!
– Невероятно.
– А я верила. Чутьё, что ли, сработало? Вот верила, что Ариша просто так не останется незамеченной.
– Неужели с июля месяца мы всё же что-то увидим?
– Увидим, мамочка. Теперь и «памперсы» будут, и одежда к весне. Не стыдно будет вынести ребёночка на улицу.
– Не верится. Наша семья никогда ничего не получила за весь период проблемного времени, а сегодня – целый букет неожиданных новостей.
– Это потому, что мы терпеливые. Это потому, что никогда не вошли ни в какой кабинет и не стукнули кулаком по столу. Просто пришло наше время.
– Да... теперь надо ехать в оккупированный город с ребёночком за деньгами. Снова мои переживания съедят меня до молекулы.
– Мамочка, всё будет нормально. Кому мы с Аришей нужны?
– Дорога всегда сложна. Особенно, если ты в ответе за жизнь ребёнка.
– Мам, не накручивай себя и меня. Только бы деньги не сняли на войну за то время, пока я буду ехать в банк.
– Хорошо, дорогая. Давай доживём.
– Мы уже дожили, – улыбнулась Оля.

12.12.14

Продолжение

Свидетельство о публикации № 8385 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Ирина Горбань :
  • Рассказы
  • Читателей: 2 189
  • Комментариев: 1
  • 2014-12-14

Проголосуйте. Декабрьский дождь. Приглашение в Канаду. Десятичасовые очереди за пенсией в Макеевке. Гуманитарная помощь из Харькова. Начали выдавать социальные пособия на детей.
Краткое описание и ключевые слова для Декабрьский дождь:

(голосов:3) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Друзей не выбирают
  • На каком языке писал Тарас Шевченко. Копия с настоящего оригинала книги Шевченко. Эта встреча происходила за год до войны, до событий, изуродовавших представления о языке и Родине.
  • Думала, хватит об этом...
  • Жизнь продолжается и на войне. Взрывы и нервы. Ситуация на дорогах. Друзья и бывшие друзья. С чего начинается день. Помощь не пропадёт.
  • Двойное убийство
  • Вера и надежда под обстрелом. Почему жители не уезжают из мест военных действий. Горловская мадонна.
  • Слёзы отца, или Звонок из бункера
  • Обстрел Макеевки. Выход из окружения. Бегство от войны. Только бы не бункер! Он за Родину выжил.
  • Батька Махно и сапожник
  • Рассказ о Несторе Махно, написанный по воспоминаниям моей бабушки. Рассказ быль. Геннадий Любашевский.

  • Валерий Кузнецов Автор на сайте 21-03-2015
Страшная обыденность выживания... Очень непросто переводить крик художественной прозой. Пять звёзд!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Декабрьский дождь