Город

      
 
1
Город – мавр и нарушитель
аккуратной клумбы рая,
чёрный подлинник не-житий,
рёва, выхлопов и лая,

дребезжание и топот,
окна, фонари, осколки,
мир как будто до потопа,
разлагающий и колкий.

Всё опошлено и вбито,
всё обгажено и смято,
и поломаны все плиты,
и отмечены все даты.

Суррогат прокисшей правды
вылакают в переулке,
и любому звону рады,
и любые слухи гулки.

Дорасти до всепрощенья
здесь почти неисполнимо.
Страсти. Баночки с вареньем.
Мышкин, толпами гонимый...

Каждый серый угол – гордый,
вздувшийся от самомненья.
Здесь выходит в люди Горький
подворотнями презренья.

2
Погружаться в плиты, платы,
пледы, «Лады» и победы,
дружно хаять депутатов
и слетаться на банкеты.

Доверять пустому слову,
не держать своих решений,
безобразить стены крова
и служить живой мишенью.

Знать, как поступать не надо,
тут же так и поступая,
отрастив язык на брата,
клеветою побивая.

И считать себя героем
или – даже лучше! – жертвой.
Город, ты собой доволен?
Рожи, банды, рикошеты...

3
Мы видны с изнанки Саваофу
так же, как и мир земной вообще,
как стручок разломленный гороха, –
человечья дробь, тщета вещей.

Улицы. Кварталы. Лица. Спины.
Шляпы и мельканье рук и ног.
Словно из фасолинок картина,
фоном – трубы, свалки, кашель, смог.

Города разрез, его чахотка.
Задыхаясь, погибаем в нём,
каждый из подсудной плоти соткан
и пропитан сажей и огнём.

Разломили, бросили, сожрали,
поглотили, смяли – стали прах.
Вечные творцы своей печали
на земных прокуренных ветрах.

4
Евроокна. Евронравы.
Узколобые оравы.
Питекантропы парижей
оглушительней и ближе.

Ходят чёрные очёчки.
Ходят топики-носочки.
Чёрной мессою бульваров
ходят кожаные пары.

«Доверяю издалёка»
этим гаврикам и стокам,
этим стёбам и штиблетам
и оконным шпингалетам.

Это то, что жжёт и мучит:
произвол, бесцельный случай,
на затравку анекдоты,
покорение природы.

Взять за правило и меру
всё, что вне вины и веры.
Взять за истые святыни
проявления гордыни.

Дай же лапу, тополёчек,
на жужжанье звонких ночек,
на напевную волну,
на строфу, да не одну...

5
Увы, но не верю в пространства,
покрытые серым бетоном.
Его удручающа паства,
его удушающи тонны.

Я верю тому, что не склонно
к брожению и мешанине:
зелёному шёпоту клёна
и белой врачующей глине,

палаткам вишневого царства,
манаткам полынных задворок.
Такая домашняя каста.
Такая сермяжная свора.

Просты и сады, и потёмки,
и тёплые грядки окраин.
И всё, что незначимо, – тонко.
И всё, что земное, – играет

привольно – не однообразно
в угаре и грохоте оргий, –
не злобно, не праздно, не фразно.
Не тряпки, окурки и корки.

6

Ещё обладатель брады густой,
Ваше сиятельство, граф Толстой,
любитель касаться ногой травы,
я Вас покидаю. И Вы правы.
И. Бродский

Любитель касаться травы густой,
его сиятельство, граф Толстой,
конечно, прав, и причём на сто
процентов. (Листьев, стволов, кустов –

любитель тоже.) А если вы
сочтёте, что и они правы, –
те, кто не любят ногой – в траву,
то им, наверно, и жизнь – табу.

Есть в этом доля небытия –
весь мир ячейкой считать для «Я»,
шкафом и сейфом. Бетон, стекло,
металл и пластик – о да, не зло,

пока в пространстве окружены
травой с листвою, обнесены
газоном маков, небес стеной.
Вот эта правда – всегда со мной.

Её отречься – пустить на слом
большой планеты всеобщий дом.

7
Изъяты из пашен.
Посажены в клети.
Задымлены наши
сутулые дети.

Не пахнут гвоздика,
чабер и укроп.
Довольно и мига,
закашляться чтоб.

И дышат бензиновой
гарью проспекты,
и песенки шины
кварталам пропеты,

и нет никого –
от мальца до развалины, –
её торжество
кому смолкнуть давало бы.

Не лучше ль – сменять
суету на гармонию?
К окошку опять
потянулась бегония.

А дятлы примерили
веточку впрок.
Такой неумеренный,
шалый восторг,

как будто не город –
пастушья идиллия.
Раскроются скоро
пречистые лилии.

Не фары и скрежет.
Не рыло подъезда.
Без зелени свежей
жить неинтересно.

Скамейка да груша
и пеночки блажь...
Захочешь послушать –
и город отдашь.

8
Города мои, города.
Бумера туда и сюда,
гаражи, дворцы-терема –
из нехилой сказки дома.

Города, родные мои,
голубятни, трассы, ГАИ,
скверы, скверны дышащих труб.
И скопленья слёзных нелюб.

Городской угар и уют.
Здесь двух битых даром дают.
Здесь подъездов, дыр и трущоб
каракурты, «мстилися щоб»*.

Городов кафешный пломбир.
В масс-медийной склоке весь мир.
Бестолково, скученно, зло.
В городах мне жить повезло.

С той поры ссужаю им толк –
мой зажжённый мыслью листок.
Ничего, что люден простор.
Сад метафор листья простёр.

*мстилися щоб (укр.) –
чтобы мстили.

2006, 2010 гг.

Рекомендуйте стихотворение друзьям
http://stihi.pro/8673-gorod.html
Свидетельство о публикации № 8673
Избранное: городская поэзия
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...
  • © Светлана Скорик :
  • Городская поэзия
  • У стихотворения 1 922 читателей.
  • Комментариев: 4
  • 2015-02-03

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Город :

Стихи поэма о городе. Взгляд на город изнутри: города разрез. Города мои, города, городов кафешный пломбир. Города, родные мои, угар и уют. В городах мне жить повезло.

Проголосуйте за стихотворение: Город
(голосов:4) рейтинг: 100 из 100
    Стихотворения по теме:
  • "Сумерки оттачивали жало..."
  • Стихи о январской ночи и Божий любви. Поступью отринутого Бога наступал январь на серый город. Ночи благодатной приближенье. Мы в любви возвышенной купели видели звезды отображенье.
  • Мокрый снег
  • Стихи про мокрый снег в городе, лужи и сырость. Город засыпает снегом. Мокрый снег летит неслышно. Стихи о первом снеге
  • «А жизнь текла малиновым вареньем...»
  • Стихи о настроении сомнения, недоверия, вражды в современном городе. Я нёс авоську, полную сомненья, и каждый видел недруга во мне. Плелись ступеньки в город под землёю. Александр Конопля.
  • Мой город
  • Стихи о шахтёрском городе. В рабочих посёлках кровавые лужи и розовый снег в новогоднюю стужу: здесь добывают с железом руду. Слава труду! Николай Панасенко.
  • Сонное утро
  • Стихи про осеннее будничное утро. Зарисовка. Город упрятал в бетонные стены Улицы, улочки, шум площадей. Леонид Овчинников.
  • Валерий Кузнецов Автор offline 3-02-2015
Достал поэта город - выражение и средоточие грязной, растленной цивилизации как отрицания культуры! Великолепное презрение! Пять звёзд!
  • Светлана Жукова Автор offline 3-02-2015
Город у каждого свой, преломлённый через сознание, поэтому цветовая гамма очень отличается, Светлана Ивановна!
Ваш город шумит и задыхается, натужно кашляет и машет ветвями топлька, и поёт пеночкой, и всё же простор, и всё же дорог!)
Спасибо за любовь, которая прощает всё!)
  • Светлана Скорик Автор offline 3-02-2015
Не любила бы - не написала бы циклы стихов о запорожских улицах и о Хортице. Выставлено из этого мало, но написано много.
Здесь - скорее не именно наш город, а город вообще как модель, как способ отношения цивилизации и государства к природе и человеку. Первую просто убивают, у второго растлевают душу и отравляют лёгкие.
  • Владимир Корнилов Автор offline 4-02-2015
Я Вас очень понимаю, Светлана, в этом цикле стихотворений и отдаю Вам за них свои пять звёзд.
Владимир Корнилов
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.