Две затяжки

Рассказ о снайпере и новобранцах. Из жизни ополчения. Кто его так ловко? – Снайпер. – На то он и снайпер, чтобы никогда не оставлять шанса на выживание.

– Держись, Серёга... держись. Осталось совсем немного – вот это поле перейти, а там и больница рядом, – рычал от боли Димон. – Сука, снайпер, достал. Тебя-то за что? Ни дня не воевал, покурить вышел во двор. Снял, сука! – продолжал орать Димон от злости, ненависти, тяжести и боли.

Парнягу надо донести до больницы во что бы то ни стало. Кровавое пятно на полотенце постепенно увеличивалось в размерах. Только бы выжил. Двадцать лет парню. Пацан ещё: ни одного патрона не израсходовал. Шебутной был, как ребёнок. С первой встречи всем понравился. Сгущёнку банками выпивал без кипятка. Ребёнок, да и только.

**

Сергей любил рассказывать, как от матери на войну сбежал. А она сердцем чуяла – ни на шаг от себя не отпускала, заваливала его домашними хлопотами. Да разве мужика коврижками удержишь, если автомат по ночам снится, если гибнут невинные старики, женщины, дети? Друзья говорили:
«Дурак, куда ты лезешь? Без тебя хватает солдат настоящих, а тебя ещё обучать надо».
«Не надо меня обучать. Злость – вот главный учитель и главное правило на войне».
«Мам, я пойду кота поищу. Сбежал, паразит, куда-то. Замёрзнет». Мать ничего не поняла. Только сын не вернулся ни с котом, ни без него... 

**

Не дал снайпер пацану разозлиться как следует – со второй затяжки снял. У снайперов негласное правило есть: увидел огонёк сигареты – прицелился. Повторился огонёк – стреляй. Не промажешь. Любители покурить со второй затяжки падают подкошенные на землю.

**

Андрей и Димка осторожно уложили Сергея на носилки, предварительно перетянув его живот длинным полотенцем. Чтобы попасть в ближайшую больницу, надо было пройти через непаханное поле. Стерня стояла по пояс. Ребята шли напролом. Кое-где из земли торчали сухие подсолнухи, где-то – остатки кукурузы. Обходить весь сухостой не было ни секунды времени. Рванув с земли носилки, пацаны побежали к больнице.

– Серёга, терпи, – прошептал Андрей. Он нёс носилки сзади, и ему хорошо было видно, как побелело, а затем начало желтеть лицо парня, как чёрная струйка крови стекла изо рта на подбородок, а затем скользнула к шее.
Димка этого видеть не мог. Он смотрел всю дорогу под ноги, прислушиваясь к боли, которая не давала нормально передвигать ногами.

– Андрюх, я ща упаду.
– Сдурел! Тащи! – взревел Андрей.
– Спина... проклятая спина... 

Каждый шаг давался Димону всё труднее: отнимались ноги, боль доставала до мозга. Ещё немного – и он с носилками рухнет на землю.
– Дим, может, я его на себе потащу? – отозвался Андрей. – Ты совсем валишься.
– А кишки куда денешь?
– Мы ж его собрали всего и затянули полотенцем, – ответил Андрей, поглядывая на окровавленное полотенце.
– Тащи давай, деятель, – огрызнулся Димон. – Мало осталось – полдороги уже пронесли. Хорошо, что поле не пахано. Представь: тащили бы по отвалам!
– Серёга, ты дыши. Слышишь? Не вздумай, твою мать, загнуться. Не имеешь права.

Димон всё-таки рухнул у порога больницы. Спина не выдержала. Кому сказать – свалился не от пули, а по собственной глупости. Неудачно схватил носилки – и в этот момент в позвоночнике что-то щёлкнуло. В спешке, в горячке не обратил внимания, а потом было поздно. Всё было поздно, кроме одного – сохранить жизнь товарищу.
Серёга тяжело дышал. Никакого стона, никаких воплей. Просто дышал.

– Сука снайпер. Пацана на мушку взять. Отстрелить бы ему...
– Ставь носилки, Дим.

Ребята осторожно поставили носилки на порог больницы, и в этот момент к ним подбежали санитары в белых халатах и унесли парня в операционную, которая всегда была готова принять любых пациентов в любое время суток. Оставшиеся два хирурга и анестезиолог давно забыли о сне и покое. После победы отдохнут.

– Что отстрелить? – спросила одна из медсестричек, подошедших к ребятам.
Димон так и не договорил. Он рухнул на пол тюфяком. Силы покинули в ту же минуту, как только он освободился от носилок. Сестрички дружно подняли его и потащили в коридор больницы.
"И откуда у них силы тянуть стокилограммовую тушу? – снова подумал Димон и сполз на пол.
– Эй, солдат, не дури, – прикрикнула на него медсестричка. – Думаешь , я с тобой справлюсь? Доктор!
– Ну, и что тут у нас происходит? – вышел из палаты доктор. – Смертельный случай?

Он спокойно снял с парня куртку, поднимая по очереди то левую, то правую руки, при этом внимательно вглядываясь в зрачки пациента.
– Давай-ка мы поваляемся на полу, – не дожидаясь ответа, доктор аккуратно уложил Диму на пол лицом вниз.
Процедура длилась не более минуты.
– М-м-м... – взвыл Димон от резкой боли и повернулся на бок.
– Вот и славно, – сказал доктор. – Развалился тут, понимаешь, пройти негде. Сестрички, что тут у вас происходит?

Доктор заторопился в палату, оставив Димона в недоумении.
– Ну у вас и доктор, девочки! Что это было?
Он по спинальникам у нас настоящий спец! У нас настоящие специалисты. Всех на ноги поставят.

– Молодые люди, это вы принесли раненного?
– Мы, – в два голоса ответили солдаты, переглянувшись. – С ним всё в порядке? Успели?
– Не выдержал... Большая потеря крови и рана, не совместимая с жизнью.
– Суки! – стукнул кулаком о стену Андрей. – Убили...
– Вы здесь не при чём. Вы сделали всё, что могли в данной ситуации. Кто его так ловко?
– Снайпер.
– На то он и снайпер, чтобы никогда не оставлять шанса на выживание.

**

К месту дислокации ребята шли молча. Война живёт по своим законам, и ей плевать на то, что не все знают главный пункт выживания – осторожность.
– Осторожно! – вскрикнул Андрей, рванув Димона за руку в сторону. – Мина.
– Бля! – сплюнул в бешенстве друг. – Забыл. Тащили дружбана через минное поле. Как мы не вляпались?
– Потому что спасали пацана. Ладно, остынь. Это тяжёлые противотанковые мины. Нам бы ничего не было, если бы случайно наткнулись на неё.
– Не спасли... Ты это... под ноги внимательнее смотри. В этом деле главное – осторожность.

– Эй, ты кто? – Димон удивлённо повернулся к Андрею, кивнув головой в сторону незнакомца.
– Новенький. Серёгой зовут.
– Ну-ну, Серёга. Покурить вышел? А ну марш в укрытие! – рявкнул Димон на пацана. – Серёга он. Кому сказал, марш!
– Дим, ты чего? – опешил Андрей.
– Таскай тут каждого курильщика по медпунктам с больной спиной.
– Серёга, ты Дмитрия слушай. Он – зверь. Сказал – сделал, – грозно посмотрел на новенького Андрей.
– Да я не курю. Бросил ещё в детстве.
– Ложись! – заорал Димон.
Новенький свалился тюфяком под ноги.
– То-то, – улыбнулся Димон. – В нашем деле главное...
– Слух, – выпалил новенький. – Орать-то зачем?
– Ос-то-рож-ность! Понятно? Пуля, она ведь действительно без мозгов. Живи, пацан. И не кури. Лады?
– Лады, – отряхнулся от сухой травы Серёга. – Ну и бригада мне досталась.
– Ты что-то сказал?
– Я рад, что попал в этот отряд, – вытянулся по струнке новенький и заржал, понимая, что действительно попал. – Курить дадите?
– Вон там, видишь, крыша дома, покрытая красной черепицей?
– Вижу.
– Снайпер там. Не курит, гад.
– Я его сниму.
– Не смеши, – улыбнулся Димон.
– Я тоже снайпер. Я не курю.
Ребята переглянулись. Андрей подтолкнул парня в спину:
– Айда в укрытие. Сгущёнки хочешь?
– Ещё бы!
– Вот и договорились.

21.02 – 13.03.15

Избранное: современный рассказ
Свидетельство о публикации № 8855 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Ирина Горбань :
  • Рассказы
  • Читателей: 2 262
  • Комментариев: 7
  • 2015-03-15

Проголосуйте. Две затяжки. Рассказ о снайпере и новобранцах. Из жизни ополчения. Кто его так ловко? – Снайпер. – На то он и снайпер, чтобы никогда не оставлять шанса на выживание.
Краткое описание и ключевые слова для Две затяжки:

(голосов:6) рейтинг: 100 из 100
    Произведения по теме:
  • Не подаяние...
  • Без пропуска в зону АТО: разделение семей. Голодают старики в приюте. Попрошайки и честные нищие.
  • Перчатка
  • А на рынке только и говорили о минской договорённости. Интерпретировать любой пункт договора каждый волен так, как ему удобно в данной ситуации. А людям удобно, чтобы дети перестали кричать по ночам
  • Первый бой
  • Рассказ про первый бой ополченца. Антон не решился идти в больницу. Он не готов после первого боя отлёживаться на диване. Он всё равно вернётся назад.
  • Слёзы отца, или Звонок из бункера
  • Обстрел Макеевки. Выход из окружения. Бегство от войны. Только бы не бункер! Он за Родину выжил.
  • Не приведи Господь!
  • Рассказ о боевых действиях в городе, битве за каждый дом, расстрел женщин и детей. Этот рассказ нашёл в своих старых рукописях. К сожалению, оказался пророческим. Виталий Шевченко.

  • Светлана Скорик Автор offline 15-03-2015
Потрясли, Ирина. Мастерский уровень. Настоящий писатель! Так ярко описать военные будни, мелкие эпизоды, из которых и складывается ежедневная картина войны, да ещё суметь закольцевать это на двух новичках и снайпере... Профессиональная наблюдательность – внимание к детали. И очень живой, органичный разговорный язык улицы. А значит, и войны.
И потрясают люди, их выдержка, чувство локтя, боевого товарищества.
Мальчишек жалко. Что может "злость", желание мужских поступков – без обучения, без опыта?.. А каково матерям – пережить своих сыновей?..
Спасибо за рассказ: почувствовала, что есть прочная эстафета от советской военной прозы к литературе сегодняшнего дня. А значит, у неё есть будущее. Это – главное.
  • Валерий Кузнецов Автор offline 15-03-2015
Рассказ жив деталями и настроением... Пять звёзд!
  • Ирина Горбань Автор offline 15-03-2015
Спасибо, Светлана, за внимательное прочтение. Спасибо за наблюдательность. Я долго не решалась выставлять этот рассказ, а два дня тому встретила знакомого ополченца. Подошла к нему с вопросами. Приятно было то, что он подтвердил некоторые мои опасения. Оказалось, у меня всё по-настоящему, если можно так сказать... Главное, что он сказал - не называть сёла и посёлки. Это может произойти в любом месте. Поэтому я не написала, в каком поселке это происходило. Но действительно происходило... А как один парень с раздроблёнными ступнями уводил легковой автомобиль с мальчишками в безопасное место... а в это время его тёща с его ребенком скрывалась по соседям от диверсантов... много всего было... Но я продолжаю всем желать мира.

Спасибо, Валерий. Когда мужчина говорит женщине, написавшей о военных событиях, такие слова - это дорогого стоит.
  • Егор Егоров Автор offline 16-03-2015
Спасибо Вам, Ирина, за правду. Пишите, не оставляйте без внимания даже маленькие эпизоды. Правду нельзя держать "в столе", тем более талантливо изложенную. Вам - дано, отдайте и Вы.
С уважением, Игорь.
  • Ирина Горбань Автор offline 17-03-2015
Спасибо, Игорь. Я не задираю носик от похвал. Мне дорого любое внимание. Но я действительно не могу молчать, видя, что происходит с нами, людьми. Ведь кроят закройщики без лекал и правил. И белыми нитками шьют нашу жизнь... Спасибо, что читаете. Мира всем нам!
  • Виталий Шевченко Автор offline 5-04-2015
Шановно пані Ірино! Випадково прочитав Ваше оповідання. Незважаючи на те, що багато гарних слів Вам написали, але я висловлю свою думку від прочитаного. Я звернув увагу на те, що незрозуміло, куди поранили героя оповідання. Снайпери завжди стріляють у голову (пам`ятаєте відоме: "Кулю в лоб!"), або в горло чи верхню частину тулуба. В живіт, - сумнівно. В деталях - правда! Якщо його поранили від міни чи снаряду, тоді все накладається вірно. Буває одне слово знищує усю вибудувану картину. Я думаю, що якщо зняти речення, де вони перв`язують героя ременем, то все теж буде гарно. Але вирішувати Вам. Спасибі за прочитане оповідання!
  • Леонид Жмурко Автор offline 6-11-2016
Цитата: shevchenko
Шановно пані Ірино! Випадково прочитав Ваше оповідання. Незважаючи на те, що багато гарних слів Вам написали, але я висловлю свою думку від прочитаного. Я звернув увагу на те, що незрозуміло, куди поранили героя оповідання. Снайпери завжди стріляють у голову (пам`ятаєте відоме: "Кулю в лоб!"), або в горло чи верхню частину тулуба. В живіт, - сумнівно. В деталях - правда! Якщо його поранили від міни чи снаряду, тоді все накладається вірно. Буває одне слово знищує усю вибудувану картину. Я думаю, що якщо зняти речення, де вони перв`язують героя ременем, то все теж буде гарно. Але вирішувати Вам. Спасибі за прочитане оповідання!

Виталий, у снайперов есть такая уловка - стреляют в живот, а потом - по тем, кто бросается спасать раненого (как на Майдане было).
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Две затяжки