Уйти, чтобы жить

Рассказ о раскулачивании. Виталий Шевченко.


Деда Свирида опознали односельчане, приехавшие на станцию к поезду встречать ходоков: посылали на Днепрострой разведать, как там дела, можно ли туда податься подальше от ихнего подворного «плана».

Лежал под откосом, разутый, в растёрзанной рубашке: даже крест сняли, мерзавцы…
– Ребята, – сказал один из ходоков, когда они случайно наткнулись на него, – да это же дед Свирид!
Он ещё дышал, и когда его привезли домой, дед успел прохрипеть разбитыми губами своей старухе, выбежавшей к нему из хаты:
– Не показывайте меня Ванюшке!

В кулаке у него накрепко было что-то зажато, и, когда сумели разжать пальцы, там оказался помятый разорванный рубль – все, что осталось от сорока рублей…
– Казала тобі… не бери гроші… так багато… – всхлипывала рядом старуха.
Через час дед затих.
А его внук в это время ходил вместе с членами комячейки и её секретарём, худым и длинным Хрисанидисом с тяжёлым наганом на поясе, по дворам села.
Они заходили во двор и, когда перед ним появлялись хозяева, Хрисанидис тыкал грязным пальцем в листок из школьной тетрадки, где вкривь и вкось были написаны фамилии односельчан и хрипло оповещал:
– Завтра отправляемо вас у Сибирь…
Женщины начинали всхлипывать, а мужчины враз мрачнели и ненавидяще смотрели на пришедших, пока те торопливо не выбирались со двора.
Один только Хрисанидис важно вышагивал в стоптанных сапогах и довольно покашливал:
– Вот так… всю контру к ногтю…
Так они подошли к дому дядьки Захарки, самого младшего сына деда Свирида. Иван попытался остаться у калитки, но Хрисанидис его подтолкнул в спину:
– Давай… давай…
Пришлось стоять рядом с секретарем комячейки и прятать глаза от дядьки Захарки, который стоял перед ними и насмешливо смотрел на пришедших, слушая хриплый приговор Хрисанидиса:
– Не тебе, Христофор, учить меня жить!
Потом оборотился к племяннику:
– Так шо, я тебя эксплуатировал?
Иван согнулся как от удара и побежал к воротам.
А навстречу им уже спешила Бульбучиха, соседка дядьки Захарки, известная на все село пьянычка:
– Правильно… надо очищать село от вредного алимента… – И с этими словами, схватив зазевавшегося гуся, припустила с ним со двора.
На улице Хрисанидис недовольно выговаривал юной смене:
– Ты… того… должен быть классово несгибаем…
Тётка Настя, жена дядьки Захарки, всегда жалела его, сироту, угощала, когда Иван приходил к ним, садила на лавку, придвигала к нему миску с варениками, смотрела, как ест, вытирала слезы платком, а теперь их всех с дедом и бабой разом записали в куркули, мол, эксплуатировали сироту…
Он шёл, не слыша Хрисанидиса, опустив голову и смотрел на свои босые ноги, позеленевшие от травы…
У сельсовета, над которым развевался красный флаг, Хрисанидис распустил свою гвардию, предупредив:
– Завтра в восемь утра собираемся здесь… Смотрите, без опозданий!
Досок для гроба не нашлось, да и платить за работу всё равно было нечем: дед Свирид, когда уезжал, забрал все деньги с собой, поэтому сняли двери с сарая и на них положили деда. Обмыли лицо, обвязали голову, переодели в чистую рубаху и, когда Иван прибежал домой, вид у деда был спокойный и одухотворённый.
Вся жизнь пролетела у него в неусыпных трудах и заботах, а вот теперь прилег на минутку отдохнуть перед дальней дорогой.
В руках у деда трепыхался маленький язычок свечки, бросая уродливые тени на стены горницы, где он лежал. Ивану рядом было и страшно, и нестерпимо больно, его опечаленная душа замирала и плакала: теперь уже никогда не скажет деду, как его любит, не успел.
В комнату заглянул дядька Захарка, он только что вернулся с кладбища, где вместе с соседом копал могилу:
– Собирайтесь, сейчас будем хоронить.
Тихо заплакали бабушка, тётка Настя, маленькая дочка тетки Насти и дядьки Захарки Аннуся.
Дядька Захарка подошел к отцу и долго смотрел на него.
Шли молча, стараясь в темноте не уронить деда, даже собаки соседские не лаяли, как будто понимая, что происходит.
Когда над свеженасыпанным холмом установили крест и сосед ушёл в темноту, дядька Захарка сказал, обращаясь к своим, сиротливой кучкой жавшимся рядом с могилой:
– Домой не возвращаемся, уходим…
Оставили за собой молчаливое село. Где-то далеко-далеко, в районе сельсовета, залаяла раз, другой собака – и вновь тишина, только тихие шаги босыми ногами по дорожной пыли…
В полукилометре от села, у высокого кургана, остановились, стали ждать соседа с подводой: довезёт до станции.
Синие звёзды растерянно смотрели на них с далёкого неба. А они терпеливо ждали, прощаясь с селом.
Вот наконец вдалеке скрипнула колесами подвода, ехала к ним.

Свидетельство о публикации № 953 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © shevchenko :
  • Рассказы
  • Читателей: 2 823
  • Комментариев: 1
  • 2011-04-10

Рассказ о раскулачивании. Виталий Шевченко.


Краткое описание и ключевые слова для: Уйти, чтобы жить

Проголосуйте за: Уйти, чтобы жить

(голосов:1) рейтинг: 100 из 100

    Произведения по теме:
  • Под голубыми небесами
  • Одни сюрпризы...
  • Беседа за стаканом вина
  • А сердце и сегодня болит...
  • Шерстяной платок
  • Не смог выстрелить...
  • Обледенелые ветки
  • Тихий стук в нашу душу
  • Дорога на Запад
  • Дорога на Запад. Как забирали на фронт юнцов с освобождённой Украины. У нас на фронте ему место найдётся. А то привыкли тут у вас на Украине сидеть под юбками у баб. Гибель новобранцев.
  • Любовь к немецкому
  • Дело об измене, шитое белыми нитками. Как военврач пострадала за любовь к стихам Гёте. Виталий Шевченко.
  • Не приведи Господь!
  • Рассказ о боевых действиях в городе, битве за каждый дом, расстрел женщин и детей. Этот рассказ нашёл в своих старых рукописях. К сожалению, оказался пророческим. Виталий Шевченко.
  • Киллер
  • Рассказ о киллере 20-х годов, о расправе со своими и методах подставы. Возможность остановиться и задуматься, туда ли ведут такие методы. Виталий Шевченко.
  • ГАИ на горной дороге
  • Короткий интересный рассказ. Случай из жизни. Хитрый гаишник, который ни разу не попался на взятке. Александр Шипицын.

  • Светлана Скорик Автор offline 17-10-2016
Сильный рассказ - и написан мастерски, и тему поднимает трагическую, которая не оставляет равнодушным. Все тогда пытались спастись в больших городах и на стройках, у нас на Днепрогэсе в том числе. Страшное время и страшные люди. Конечно, они в определённой степени тоже могли быть жертвой обстоятельств (не раскулачишь ты, раскулачат тебя), а может, в погоне за быстрым достижением светлых идеалов не обращали особого внимания на людей ("человеческий фактор", как тогда говорили). Но и тогда, и сейчас каждый из нас, в каждой ситуации - сам строитель своей судьбы. А вот такие вещи, как раскулачивание соседей и разрушение церквей, ох, как потом на судьбе сказывались!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Уйти, чтобы жить