Авторы фестиваля «Звезда Рождества–2014»

Подборки стихов авторов-участников фестиваля «Звезда Рождества–2014», положительно оцененные жюри. Часть 2.


 Сайт фестиваля «Звезда Рождества»

 

 

Часть 2

 



Здесь:

Оксана Дориченко
Светлана Жукова
Виталий Егоров
Александр Калашник
Сергей Калиниченко
Виктория Козак
Лариса Кокина
Ирина Коляка
Марина Копаной
Ирина Куль
Светлана Миргород
Татьяна Мирошниченко


ОКСАНА ДОРИЧЕНКО

Молитва пророка Ионы

Избавь меня, Господь,
От участи пророка! –
Пусть не избегнуть срока,
И пусть вторична плоть,

Но драгоценных слов
Не вкладывай в уста мне!..
Душа повисла камнем,
Задев за Твой Покров.

Ниневию мне жаль,
Но что ей – покаянье?
И – жаль её, ни жаль, –
Лишь хохот – не рыданье!..

Куда укрыться мне? –
Всевидящее Око,
В грядущем зря, пророка
Отыщет и на дне

Пучины мировой,
В китовом тесном чреве...
Услышь мой тихий вой
О райском горьком Древе,

О человечьих снах
В оставленности смертной...
Возьми меня в бессмертье! –
Червив мой дух и слаб.

Не мне – целить других,
Не мне – спасать от боли.
Почто меня неволишь
Тревожить души их?..
………………………… 
Но – вот я! Лишь Твоя
Есть воля надо мною.
Достойней нет героя? –
Что ж, будет речь моя

Грозить, и звать, и ждать
Живого покаянья,
Злодейского лобзанья
Преодолев печать.

И снизойдешь, мой Бог,
Во ад. Его крушенье –
Науки Воскресенья
Живительный итог.

* * *
Умиротворение любви,
Тихий шёпот мальвы на рассвете...
Как у моря крепнет нежный ветер,
Так в водах Твоих растём и мы:

Из икринок – глупеньких мальков,
Любопытных, ласковых, беспечных –
Стайкой – тычемся, доверчивые, в Вечность,
Бытия не ведая тисков.

Будто правда – только лишь Любовь –
Провиденья прочная опора –
Правит этим миром, будто – воры
Времени – не множим нашу боль...

Только верой, Господи, живём! –
С мудростью – увы, вот незадача...
И обидчикам стократно сдача
Выдаётся щедрым сухпаём.

И, Твоим урокам вопреки,
Корни тянем вниз, не в поднебесье.
Саженцев Твоих пусть – редколесье, –
Множится... Проклятий не реки,

Господи! Ниневию мою
Не стирай с лица земли в День Гнева.
Для спасенья человеков невод
Дай сплести. Ковчег же – на мели

Ноев нынче. А Иона – в чреве
У кита... Твой Сын – на древе,
Смерти жало вырывает у земли...

* * *
В погоне за падучею звездой
Ныряем вниз и, сталкиваясь лбами,
Вдруг – разоряем чьё-нибудь гнездо,
В плавучих льдах вмерзая, ледниками
Непониманья прорастая, как грибницей,
Коверкая судеб своих зарницы...

Лови комету за вертлявый хвост! –
Так выглядит везенье, не иначе!
Поэт – бахвал, пройдоха и прохвост, –
Ожегши душу, безутешно плачет.

Простим ему мальчишество! Вольно
Свой свет звезде мильоны лет транжирить!
Смакуя невесомости вино,
Пиит слова бесстыдно всюду тырит.

Но, преодолевая расстоянье
меж сердцем и Творцом (увы, далече!),
Сквозь селовой поток несвязной речи
Пробьется Слова Горнее Сиянье.

Гроздь Времени

Пусть созревает плод
на материнской пашне.
Старой обиды зряшной
косточка не взойдёт!

Пусть повторять «Люблю»
зрелости не пристало, –
мудрым устам усталым
усталь не утолю...

Жемчугом – в плоть мою
новая жизнь воскресе.
Сколько песок ни месим –
есть только Твердь Небес...

И – в колыбель стихов.
Песней твоей укрою.
Вот моему герою –
самый надежный кров!

Вместе ли будем, врозь, –
Это, поверь, не важно.
На плодородной пашне
Времени зреет гроздь...

Вiчному коханому

А доля зглянеться на благання
І обдарує одним-єдиним.
І ні кошторису, ні вагання.
Із дивним присмаком – кожна днина.
Невже – кохання?..

Заплющиш очі – відчуєш спрагу
Дале-далекої половини.
Жага – така, що померти б ладна
За дотик тіні.

Це – божевілля, Господня кара
чи дар останній? – кохання вічне;
мов злет Ікара, його повстання.

Не відпускай мене вже ніколи,
мій чоловіче!
Здаля лелека, з-за видноколу,
дитину кличе...

Боль

Татьяне Селиванчик


Благословлю и эту боль,
И это жало в плоть.
За что сие мне? – вот, изволь:
Не позабыл Господь!

Чья боль – уже не разобрать.
Но жжёт, и рвёт, и мнёт.
И умников шальная рать
Судить меня идёт.

Не Иов я: в грехе загруз.
Не Павел: слеп, как крот.
Дик обвинений ваших груз,
Нем для молитвы рот.

Мой ропот – воплем до Небес,
Одет – в паршу и прах.
Что, искушает враг мой – бес?
...Отчаянье и страх.

Ты ль испытуешь, Боже? – знак
Дай – претерплю века!..
Стерня горит. Дней собран злак.
Небесная Река

Течёт, прекрасна, далека.
В ней – мёд и молоко...
А манна сладкая – горька,
И Суд Твой – далеко.

А здесь – брань искренних моих,
Их вразумлений спесь.
Урок их непредательств – лих.
...Тоски и воя взвесь

В душе истёрзанной моей,
Бесплодная тоска.
А слов молитвы – нет, как нет.
Лишь боль стучит в висках.

Любовь и дружбу не неволь,
Не жди: переучёт!..
...И только эта злая боль.
И вера, что –
пройдёт.

СВЕТЛАНА ЖУКОВА

Как пёрышко душа!

На ветви инеем спустились облака
и возлежат, как бархат, на деревьях,
искрятся хрупкой свежестью Крещенья.
Всё обрядила в ризы всепрощенья
Всевышнего дарящая рука.

Как всеобъемлюща любовь, как высока...
Душа вбирает благодати семя,
что щедрой Божеской рукою сеяно...
Любовь, тебя вокруг всегда немеряно.
Душа чиста. Как пёрышко, легка!

Рождественское

Сейчас... немного подождав,
к Нему я выйду – Он родился!
представлю радостные лица
и дань событию воздам...
и протяну к Нему с мольбой
ладони... мне насыплет снега –
то манна с праздничного неба –
покров души земли нагой...
осталось только пять минут...
потуги помню я и муки...

А тот, кто взял Его на руки,
подвинув старенький хомут,

увидел Лик и поразился:
неужто... Божий Сын явился?!

Светлое

Вчерашняя туча-кит,
что город вмиг проглотила,
сегодня отправилась мимо,
и небо едва хандрит
повязками-кружевами
оставшейся пены волн,
что бились о мрака мол
с надежды трещащими швами...
А поздний бледный рассвет
от слёз протирает очи,
и ветками приторочен
край неба к влажной зиме,
где так ожидаем луч,
сквозь сюр небесных прогалин...

В них свет, про который лгали,
что он не наступит... не...

Сад ожидания

Незрелое

Не впору...

 
ВИТАЛИЙ ЕГОРОВ


* * *
Я возвращаюсь в прошлое – к себе.
К истокам дней забытых возвращаюсь,
Где мать мою качала колыбель
Глубокими тревожными ночами.

К чему рукой шершавой ни коснусь,
В моей душе тоской охладевает.
Вот здесь, я помню, был сирени куст –
Цвела весной в нём сила колдовская.

А пара аистов, на тополь взгромоздясь,
В заботах дни и годы отмеряла
И бережно поддерживала связь
Со всем, что в спешке молодость теряла.

Теперь меня встречает пустота.
Мох забытья целует нежно ноги.
А в избу дверь уже не заперта:
В ней никого не сыщешь, кроме Бога.

Граф

Вальяжно, нехотя играл,
Прикидываясь спящим,
Дворовый пёс по кличке Граф.
Но граф не настоящий.

Меж плешин – бархатная шерсть
Барашками крутилась.
В породе чувствовалась смесь –
Дворняжья шелудивость.

Но очень добрые глаза
В упор светились сладко.
Он даже лаял не со зла,
А больше для порядка.

Собачьей мудростью – он прав!
Пленяет обаянием.
И гордо носит титул – граф.
Ему бы состояние.

Кража

Слышишь, сердце стучит снегирём у окна.
Я поступком твоим ошарашен!
Как же кратко была ты обету верна!
Но вы оба замешаны в краже.

Разгулялась невмочь нынче зимняя ночь!
Мне пурга чести скомканной – слаже.
Я спрошу у пурги, кто мне сможет помочь
В том, где двое замешаны в краже?

Ты смеёшься. Ты счастлива. Мы не враги.
А мой крик ничего не докажет.
У любви остаются порока долги,
Хоть никто и не пойман на краже.

Я брожу одиноко в канун Рождества,
А снежинки мне весело пляшут.
Вот кто любит меня! Не нужны им слова.
И они не способны на кражу.

Эпоха перемен

Живу в эпоху перемен,
Когда друг к другу люди глухи.
Оторвыш слеп и онемел –
Не сознаёт в душе разрухи,

Когда понятие распад
Звучит свежо и благородно,
И веселится, кто распят,
Превознося своё уродство.

Когда всевидящий закон
Глаза стыдливо закрывает,
Невинных держат под замком,
А сонный смерд не прозревает.

Когда в престол вцепилась ложь,
А правдой жителей пугают.
В пыли речей не разберёшь,
Кто ангел, кто сатир с рогами?

И я стыжусь – не поумнел.
Во власть негодных выбираю.
Увяз в маразме перемен
И мыслю тупо по-бараньи.

А прежде, помню, был добрей,
Играл ночами на шарманке.
И целый год в душе апрель –
Причём грядущее туманно.

Уже местами облысел
И рад потрёпанной одежде.
Кружится жизни карусель
И отдаляет от надежды.

СЕРГЕЙ КАЛИНИЧЕНКО

Крещенский мороз

О жаждущих, страждущих и путешествующих...

Из старой бабушкиной молитвы


«Какая погода сегодня?» – «Мороз,
Умноженный щедро на ветер!»
Нагие деревья ветвями стучат,
И звёзды дрожат в вышине.
Из глаз моих катятся капельки слёз.
Как писано в Новом Завете?
Крещён в этот день в Иордане Господь
В неведомой дальней стране.

Сегодня с молебном на воду пойдут ,
И в прорубь народ окунётся.
Таких смельчаков – не один и не пять,
Их к проруби вера ведёт,
И этой минуты весь год они ждут.
Болеть никому не придётся:
Хоть слаб человек, да всесилен Господь,
От хвори Господь сбережёт.

А как остальные, которых дела
Кружат в этой суетной буре,
Что с севера к нам прорвалась сквозь хребты,
Знобит и никак не манит?
Шофёр в дальнем рейсе, солдат на посту,
Рыбак на застывшем Амуре –
Кто может замёрзнуть сегодня из них?
Пусть тоже Господь их хранит!

Ники*

Километры строк злорадной писанины,
Терабайты злобно-подлого ума...
В закоулочках Всемирной Паутины
Созревает, тщась на свет прорваться, тьма.

Все нарывы, что рванули на Манежной
Да Болотной (тех, кто гибнет, – не вернуть),
Созревали в Паутине, в тине нежной.
Грязь – мягка, но может взять да затянуть!

Интернет, сей инструмент великолепный,
Точно так же, как во оны дни – перо,
Чертит, чертит в чатах след неблаголепный,
В мир гнилое изливается нутро.

Нет имён! Сплошные ники, псевдонимы!
Разрушая мир, который их вскормил,
Анонимы постоянно невредимы –
И чернят всё, не используя чернил.

Травят чистое. Высокое низводят.
Память топчут. Возвышают тлен и гниль.
Всяк – под ником! «Ни нойдут и ни посодют!
Фсё шутя убйю! Фсё ф топку! Ф пепел! Ф пыль!»**

Недовольны тем, что делают другие,
Не желают что-то лично предпринять:
«Щаз! Вы чё!» Клавиатуры дорогие
Вновь цокочут. Всё обнять и обвонять!

Власть, закон, мораль, история, культура –
Всё опутал аноним, хитёр-удал!
Всё цепляет, злая подлая натура!
Всё чернит, хотя чернильниц не видал!

...В тишине архивной тонны дел остались
С тех времён, когда не знали слова «ник».
Те дела, бывало, часто начинались
С анонимок, что напачкал клеветник.

Я видал писульки те: порой – без точек,
Запятых, кавычек, прочих там тире...
Начиналось всё с убогих лживых строчек,
А кончалось дело – пулей на заре.

Анонимы по-паучьему спешили,
Всё вплетали в свою сеть, за нитью нить.
Втихомолку светлый мир они душили –
Всех, кто мог в боях Отчизну защитить.

Говорю вам то, что, в общем, вам известно:
Ничего враги с нуля не создают –
Зарядят свои стволы отравой местной,
Наведут и, выждав час, прицельно бьют.

Встали новые герои, устояли
И дошли в боях до логова врагов,
Только злое паучьё-то не уняли –
Клевета буквально прёт из берегов!

Я признаюсь вам: давно подозреваю –
В чатах пишут внуки тех клеветников,
Кто губил, паучьим словом убивая,
Командармов и обычных мужиков.

Под контроль их? Сеть завоет: «А свобода?!!
Ну-ка, наше право слова вынь-подай!!!»
Да, свобода ведь – для всех. И – для урода.
Есть ли право, нет ли, – правом обладай!

Только... помни: рядом с «можно» встанет «нужно».
Есть Верховный Модератор. (Не в Сети.)
Бог откроет каждый ник. Очнётесь дружно.
Бог всех знает. Паучишка, не шути!

*Ник – псевдоним в Интернете.
** Цитируется дословно.

Тяжёлый рок

Ладно бы – вообще не поняли, да
ведь – поняли, но... по-своему!

Повседневное


О злобе и о глупостях людских
Рыдает рок свинцовыми слезами.
В диванчик вжался, замер и притих
Мальчишка хилый с дикими глазами.

Что перед ним? Каких видений рой?
Как музыку он эту понимает?
Где битвы те, в которых он – герой,
Где стены, каковые он ломает?

Вы говорили: «Мозг – неповторим,
По-своему он понял то и это...»
Вот так и прёт в наш мир, как готы в Рим,
Тот смысл, какого нет в словах поэта!

И страсть, какой не болен музыкант!
И гнев, какой не выразил писатель!
По-своему понять – такой талант
От предков унаследовал мечтатель!

У предков свет Божественной любви
Вдруг разгорался смрадными кострами,
Любовь веками таяла в крови,
Убитая плетьми и топорами.

Потомки?.. Дно пугливенькой души
Вновь отразит лишь то, что отразилось.
В сознаньи мошкарою мельтешит
Та пакость, что рок-группе и не снилась.

Судьба и рок – синонимы для вас,
Но нет судьбы – ни в общем нет, ни в целом!
Есть выбор. Каждый день и каждый час.
Борьба между грехом и добрым делом.

Ничто не происходит без борьбы.
Вот – смысл! О том рок-группа нам играет!
Сказать юнцу: «Нет рока как судьбы»?..
Мне кажется, он сам всё это знает.

Он много знает, мало говоря
И делая лишь то, что сам захочет.
Что выбрал? Мысли – дымная заря,
А чувства серным пламенем клокочут.

Сквозь страх-ледок пробрызнет лава-злость,
Застынет вновь отчаяньем комолым...
Наутро он – хозяин или гость? –
По жизни поплетётся дальше. В школу.

Родным его – ведь ночь! – покоя нет.
«Эй, тихо, ты! Полиция приедет!»
Очнулся. Погасил неяркий свет.
Вновь спит душа, а ум безмолвно бредит.

Рыдает им не понятый хард-рок
О сей душе, где тьма владеет светом...
И ждёт, не ускоряя суд свой, Бог,
Включает над планетою рассветы.

ВИКТОРИЯ КОЗАК

* * *
Душа стремится в облака.
А тело наслаждений просит.
И мир услужливо подносит
Мне опыт жизни, как бокал.

Хмельное выпито до дна.
Осадок горький против воли.
Не проглотить его без боли
Но горечь, видимо, нужна.

Тогда я обращаюсь к Ней,
Чья жизнь была намного горше.
И малых горестей горошек
Уж не коплю для чёрных дней.

Душа стремится в небеса,
А тело плачет на коленях.
Разорван узел сна и лени.
Я всматриваюсь в образа.

Там Матерь с сыном на руках
Иисус протягивает руки...
Чтоб нас спасти, готов на муки
Идти к Голгофе, а пока

С участием в мои глаза
Глядит спокойно и невинно
С иконы маминой старинной.
И горечь растворит слеза.

* * *

Как после ненастья бывают дни
красные, так и после уныния
весело бывает на душе. Мрачные
мысли, как осенние облака,
затемняют свет.

Св. Антоний Оптинский


Среди душевного ненастья,
Когда уныния магнит
Притягивает к нам несчастья
И злобно горести сулит,

Где мысли мрачные витают,
Как грозовые облака,
И в буре скорби предвещают
Крушенье лодки-челнока,

В которой мы плывём по морю
Житейских тягот и забот, –
Ветрами вплёскивает горе.
Не гладко наша жизнь течёт.

Но не смущайтесь тёмных мыслей:
Они лишь оттеняют свет.
Возможно, что в каком-то смысле
Помощников вернее нет.

В природе после дней ненастья
Приходит миг – в нём солнца луч,
Пронзая тьму, нам дарит счастье
И разгоняет мрачность туч.

* * *
Народження – початок чи кінець?
Дитина вперше має закричати.
Вигнанець раю, де Господь – отець
І де Земля – єдина рідна мати.

Жива душа – цей незбагненний світ,
Дарований з появою дитяти.
Від сяйва зірок лагідний привіт –
Відкриті оченятка немовляти.

Кого закликало в своїм плачу?
Малеча тужить чи про щось благає?
«Я буду з вами, і про те кричу!»
Ніхто це достеменно не спізнає.

Тепер земні батьки – його взірець.
Від них навчиться світ свій малювати.
Чи усвідомив місію отець?
Що відчуває у пологах мати?

Чи з’ясували для себе батьки,
Яку отримали довіру долі:
Нове життя з Господньої руки!
І втрьох – шляхами радощі і болю.

Веселим стань початком, перший вдих!
Щоб завжди пам’ятали татко й мати:
Для щастя це маля обрало їх!
Їм є для чого жити й працювати!

* * *

Доченьке Ниночке


Доброе сердце обиды не множит
И не спешит на расправу со злом.
Если обида на друга тревожит,
Значит, обоим вам не повезло.

Доброе сердце не меньше страдает.
Доброе сердце не меньше болит.
Если злой дух в тебе упрекает,
То с оправданием добрый спешит.

Зло ведь, как правило, очень спесиво.
Громко, с апломбом оно говорит.
Ну а «добро» – в старорусском – «красиво».
Но, к сожалению, не фаворит.

Доброму легче прожить в этом мире.
И принимай как подарок большой:
Добрые люди гораздо красивей.
Бог одарил тебя доброй душой.

Сколько б по жизни тебя ни носило,
Где б ни оставили ноги следы,
Будешь всегда ты такой же красивой.
Не растеряй лишь святой доброты.

* * *
От утра пристани отправлюсь в путь
На лодке жизни к вечеру-причалу.
И Бога попрошу: со мною будь.
Позволь сегодня всё начать сначала.

Сдержать язык. Не нанести удар.
Врага узреть в себе, а не снаружи.
Распущенности слякоть и угар
Опустошая, разрушают души.

Я ежедневно подвизаюсь в бой,
Чтобы добыть хоть на малую победу,
Важнейшую победу – над собой.
Не забывать бы никогда об этом!

О Господи! Спаси и сохрани
Живую и трепещущую душу.
Себя вверяю я Твоей любви,
Надеясь, что Законов не нарушу.

Желая жить по промыслу Творца,
Порою лишь ползу по попущенью.
Прошу через священника-отца
Отца Небесного и верую в прощенье.

От страхов и беды любой
Оружие – вода, крест и молитва,
Чтоб обрести гармонию с собой.
Сердца – оплот любви и поле битвы.

ЛАРИСА КОКИНА

Боль

Висит гитара на стене –
Её хозяйка заболела,
И нет ей до гитары дела,
И свет померк в её окне.

Терзает боль живую плоть,
Как когти зверя, рвёт на части,
И нескончаемость напасти
Нет сил уже перебороть.

От сильной боли не крича,
Но губы искусав до крови,
Она могла лишь к Богу снова
Свои молитвы обращать.

Молила, чтобы дал Он сил
Ей боль перенести такую
И, веру укрепив святую,
В неё надежду Он вселил.

Страх перед болью миновал, –
Терпенье было не напрасным,
И с каждым днём, и с каждым часом
Господь ей силы даровал.
…………………………………
Безверья мрак исчез в окне, –
Молитвы к Богу шли недаром.
И вот теперь, сменив гитару,
Висит икона на стене.

* * *
Перед Богом каждый держит свой ответ.
Лишь один Он знает, прав ты или нет.
Лишь один Он судит о твоих делах:
Совесть движет ли тобою, или страх.

Ты не знаешь: плох ли путь твой, иль хорош,
И грешишь ты или праведно живёшь.
Но, когда тебе совсем уже невмочь,
Только Бог сумеет в трудный час помочь.

До тебе, Боже...

До тебе, Боже, я звертаюсь:
Чи ти мені відповіси,
За що ти свій народ караєш
В усі століття і часи?

Караєш за гріхи колишні
І за теперішній наш гріх.
Я знаю, Боже, всі ми грішні,
Але караєш ти не всіх.

А може, тільки так здається –
Багаті часом плачуть теж.
І, доки в грудях серце б’ється,
Нема людському горю меж.

Та чи минуть страшні ці дні?
Дай, Боже, відповідь мені.

Молитва

Я к цели шла всегда прямой дорогой,
Старалась честно и правдиво жить.
Себя во всём оценивая строго,
Стремилась справедливости служить.

И вот с молитвой обращаюсь к Богу:
– Позволь мои дела мне завершить,
О, Боже, дай мне времени немного,
Не обрывай короткой жизни нить!

Хоть в жизни мною сделано немало, –
Один Господь то вправе оценить.
Но всё равно к последнему причалу
Мне хочется дорогу отложить.

ИРИНА КОЛЯКА

Нам ни к чему обиды

Нам ни к чему обиды на дожди.
Нас слишком часто балует погода.
Дожди пройдут, а солнце – жди, не жди –
Благословит в любое время года.

Нам ни к чему обиды на друзей.
И даже если очень виноваты,
Коль дружба есть, пусть памяти музей
Не сохранит плохие экспонаты.

Нам ни к чему обиды на родных.
Кто одинок, тот знает цену счастью
Хоть иногда быть где-то среди них,
Судьбою данных, ставших жизни частью.

Нам ни к чему обиды на себя.
И мы поймём, пожалуй, понемногу,
Что, всех и всё простив и возлюбя,
Чуть ближе станем к Истине и к Богу.

Богородице Дево, радуйся!

Богородице Дево, радуйся!
Возликуй душой, православный род!
Рождество пришло – всяк возрадуйся!
Сына Божьего прославляй приход!

Воссияй, звезда, ярче прежнего.
Возгорись, свеча, дивным пламенем.
Радость светлая и безбрежная
Над землёй лети с пожеланием

Божьей благости, Божьей милости,
Чистых помыслов, безгреховности,
Покаяния, благочинности,
Веры праведной и духовности...

* * *
Что пожелать себе на сон грядущий?
Отгороди от грешной суеты,
Мой день, за горизонтом солнца ждущий,
Избавь от неудач и маеты,

Дай радости, сердечного участья,
Встречай меня задором молодым,
Дай мне всего, что скрыто в слове «счастье»,
И дай того же близким и родным.

Для всех друзей, приятелей, соседей,
Мой новый день, добра не пожалей,
Для всех, с кем я случайную беседу
Веду в обычной суматохе дней...

Прошу, мой день, будь милостив со всеми,
Кто в этот мир пришёл не просто быть,
А каждый миг твой под Господней сенью
Любить и созидать, а значит, жить.

Тебя, Господь, благодарю!

За новый день, за хлеб насущный
Тебя, Господь, благодарю!
За всех, за сущих и не сущных,
За наши жертвы алтарю,

За этот миг, за это солнце,
За ощущенье красоты
И за души моей оконце,
В котором есть со мною Ты.

Молитв божественных не зная,
Я преклоняюсь пред Тобой!
И снова, снова повторяю:
Во имя Троицы Святой!

Иду к Тебе. Иду и каюсь:
Прости мне тяжкие грехи
И эти скромные стихи,
В которых я сейчас нуждаюсь.

Я, чувствами переполняясь,
Пою Тебе свою хвалу!
Прости мне давнюю хулу!
Люблю Тебя! В Любви купаюсь

И умножаю, как могу.
Любовь хочу делить со всеми –
Я перед многими в долгу.
Своей божественною сенью,

Прошу, Господь, благослови
Всех нас, и мёртвых, и живущих,
На умножение Любви
К Тебе! Во имя дней грядущих!

Прости меня, всемилостивый Боже!

Прости меня, всемилостивый Боже!
За все грехи, пожалуйста, прости.
Ты с каждым днём душе моей дороже,
Так помоги же мне её спасти.

Прости, Господь, родных моих и близких,
Друзей моих и недругов прости.
Прости всех тех, чей прах под обелиском,
И всех, кто сбился с верного пути.

Весь мир прости! Не дай ему забвенья.
На всех пролей свой благодатный свет.
А в знак великодушного прощенья
Пусть вечным будет царствие планет.

Моя предрождественская молитва

Спасибо, Господи, Тебе
За то, что я познала счастье,
За яркий свет в моей судьбе,
Что согревает и не гаснет.

Спасибо, Отче, за Любовь,
За то, что Ты со мною рядом,
За то, что я взываю вновь
К Тебе, Творец... За то, что рада

Небесным промыслам Твоим,
Твоим наградам и урокам.
Мой Ангел – звёздный пилигрим –
Душе диктует эти строки.

Спасибо, Боже, за стихи
И за бесценные Заветы.
Прости, Христос, мои грехи
И неисполненность обетов.

Прости за всё, молю, прости...
И крест, полученный с рожденья,
Дай мне по жизни пронести
Достойно, с верой на спасенье.

МАРИНА КОПАНОЙ

Покровскому собору

Есть на Дунае город – древний, славный,
А в городе святые есть места.
Стоит собор, как витязь, величавый,
В нём воплотились мощь и простота.

Собор Покровский – в голубом и белом:
Бездонность неба, лёгкость облаков.
Сияет крест – могучий символ веры,
Не сломленной под натиском веков.

Сказал мудрец: «Зачем нужна дорога,
Что к храму нас с тобой не приведёт?»
Путь к Богу труден, но он у порога 
Детей заблудших терпеливо ждёт.

Зайди же в храм, предстань пред образами,
Зажги свечу и душу освети. 
Крест окропи раскаянья слезами,
Любовь и веру в сердце возроди.

Крепка держава крепостью народа.
Коль дух не сломлен – вечно ей стоять.
Коль делим вместе радость и невзгоды,
В единстве силу будем мы черпать.

Собор Покровский – гордость Измаила.
Народ рекой течёт со всех концов,
Все те, кого Любовь объединила,
Скрепила вера наших праотцов. 

Собор Покровский празднует рожденье –
Звон колокольный, купола горят!
Над ним года мелькают, как мгновенья,
Над ним века, как облака, летят...

Сто восемьдесят – разве это возраст
Для исполина, что несокрушим?
В житейском море он, надежды остров,
Пусть будет Богом и людьми храним.

* * *
Первая весенняя гроза
Молниями небо расчертила,
И дождя прозрачная слеза
Улицы притихшие омыла.

Гром
раскатом
колокольный звон 
Заглушил.
К вечерне звал Всевышний!
Ладан от кадила у икон
Аромат затмил цветущих вишен –

Празднует весь православный люд
Светлое Христово Воскресенье!
Гром с небес – как праздничный салют
В честь души и жизни обновленья!

Молитва

Спасибо, Господи, тебе за этот день,
За солнце в небе, за прозрачность моря.
За то, что различаю свет и тень,
За слёзы радости, за утешенье в горе.

За горизонтом тают облака,
И паруса, и все мои печали.
Коснулся ветер иль Творца рука
Волос моих. И снова зазвучали

В душе моей, забытые уже,
Мелодий нежных тихие напевы.
И Время, преломившись в витраже
Воспоминаний, стало чёрно-белым.

Так просто всё: есть небо и земля,
Есть день и ночь, рассветы и закаты,
Дремучий лес, бескрайние поля.
Есть этот миг. И большего не надо.

Дай, Господи, мне мудрости принять
Всё, данное Тобою, как награду.
Лишь об одном молю: оберегать
Всех тех, кого люблю. 
Мне большего не надо! 

* * *
В час невзгод на судьбу не ропщи,
Лишь идущий осилит дорогу.
Даже если не веришь ты в Бога,
В своём сердце его отыщи.

Никогда ни о чём не жалей.
День ушедший назад не вернётся.
Пусть он эхом в душе остаётся,
Тёплым смехом оживших ветвей.

В миг, когда загрустишь ни о чём
Иль отчаянье сердца коснётся –
Оглянись, и тебе улыбнётся
ТОТ, стоящий за правым плечом. 

Сергиев Посад

Сергиев Посад –
Здесь душе раздолье!
Бережёт сей град
Ангел на ладони.

Мира аромат
Источают камни, –
Здесь они хранят
Вековую память...

Голову кружит...
Преклоню колени.
И душа дрожит
Пред святым нетленным.

И студёный ключ
Голову остудит.
Знай, Господь могуч –
Всё по правде будет...

* * *
Молитвы живут в нашем сердце.
Не ведаем сами о том.
Закрыта души нашей дверца
Неверия ржавым ключом...

ИРИНА КУЛЬ

Праздник Рождества

Дымкой голубой покрыта
Одинокая луна.
Чуть загадочно и грустно
Улыбается она.

Освещает снег пушистый,
Нежным блеском серебрит,
И вокруг неё прекрасный
Ангел медленно парит.

Он поёт о Славе Божией,
О величии Его
И о том, что в целом мире
Светлый праздник – Рождество!

Песне той неслышно вторят
Голубые облака,
Чудно разлилась по небу
Невесомая река!

И плывёт луна, качаясь,
По причудливым волнам,
И звездой горит надежда,
Всем дарованная нам!

Свет её в ночном тумане
Не оставит никого,
Потому что на планете
Наступило Рождество!

Рождество

Светлый праздник Рождества, в храме пахнет елью.
Убаюканы дома белою метелью.
Песнь красивую поёт хор церковный нежно,
И в душе опять живёт добрая надежда!
Разноцветные огни от лампад мерцают,
И как будто в вышине Ангелы летают!
Так на сердце хорошо, так светло, спокойно,
Что самой сейчас взлететь хочется невольно!
Крикнуть: «Радуйтесь, друзья! Родился Спаситель!
Веселись! Ликуй, земля! С нами Покровитель!»
С неба – колокольный звон, белый снег пушистый,
Освещает купола месяц серебристый.
Все сегодня Рождество славят непрестанно!
Пусть теперь в душе живёт радость постоянно!

СВЕТЛАНА МИРГОРОД

Семья

Я рисую дом кирпичный
С красной крышей черепичной.
Вот труба и дым кольцом,
Вот окошко, вот крыльцо.

За углом собачья будка,
Пёс цепной и незабудки,
А вот это папа мой,
Он красивый, молодой.

Выше дома, выше крыши
И трубы, конечно, выше,
Вместе с мамой и со мной
Туч касаясь головой.

А над нами солнце светит,
И свечусь от счастья я,
Ведь главней всего на свете
Наша дружная семья!

Весна в прямом эфире

Весны я песню слышу,
Кругом звучит она, –
То дождиком по крыше,
То птицей у окна.

На каждом повороте
Коты, как Паваротти,
Мяучат песни-канты,
То басом, то дискантом,
То ангельским бельканто.

И я в своей квартире
Окошко распахну.
Весна в прямом эфире,
Я слушаю Весну!

Я сегодня спать не лягу

Я сегодня спать не лягу,
Потому, что не засну.
Вместе с пёсиком дворнягой
Стану я встречать весну.

Чу, летят к нам с юга птицы
И меняют календарь.
Вместе с утренней зарницей
Растворяется февраль.

Шарик навостряет уши,
Словно к коврику прирос.
Будем с пёсиком мы слушать
Шум капели, рокот гроз.

Воздушный змей

Синевы небес касаясь,
Словно вольный альбатрос,
Реет змей, ручной красавец,
Задирает кверху нос.

Извиваясь в небе звонком
И блистая чешуёй,
На бечёвке длинной тонкой
Змей ручной скользит за мной,

Шелестит бумажной чёлкой
Пёстрым хвастая хвостом.
Мне завидуют девчонки,
Затаившись под зонтом.

Я не жадный: вот бечёвка,
Море, синий небосвод.
Змей игривый, словно пчёлка
На ветрах жужжит, поёт.

Протяните-ка ладошку,
Вам всё небо подарю,
И всерьёз, и понарошку
В космос двери отворю.

Приклею алый парус

Листочек из тетрадки
Держу в своей руке,
Мгновенье и... кораблик
Помчится по реке.

Приклею алый парус,
Названье напишу.
До встречи, мама с папой,
Стать моряком спешу!

Идёт за мной сестренка,
За лапу тащит мишку.
Как хочется со мною
В поход идти малышке!

Но я сказал ей строго:
«Сначала подрасти,
И девочкам негоже
Служить на флот идти!

Ты ешь побольше каши,
Потом уж, так и быть,
Возьму тебя, Наташа,
К нам поваром служить,

Варить нам щи и каши,
Да с грушами компот,
Прощай, сестра Наташа,
Заждался брата флот».

Рождество

Ледком потянута земля,
Ещё не все застыли лужи,
И Эльф – волшебник декабря –
Над миром снежным нежно кружит.

Он грациозно лепестки
Роняет снежной хризантемы,
И стало зеркало реки
Не водной гладью, а поэмой.

В лучах рождественской звезды
Жезлом коснулся старой вишни, –
Ей позавидовал Всевышний.
Нет совершенней красоты!

ТАТЬЯНА МИРОШНИЧЕНКО

Пчела и муха
(по мотивам притчи Паисия Святогорца)

Над полянкой, над лужайкой
Пчёлки кружат лёгкой стайкой.
Ах, как пахнут гиацинты!
Тянут пчёл сюда инстинкты.
Ветер с пчёлками играет,
Травку, листья колыхает.
А нектар в цветах звенит,
Молодняк к себе манит.
Вышло так, что в этот край,
Солнечный, медовый рай,
Гуляя попросту без дела,
Случайно муха залетела.
Навстречу ей – неопытная пчёлка.
В цветах ещё не зная толка,
Набравшись кроха духу, 
Вежливо спросила муху:
– Не знаете ли вы, где лилии растут?
– Цветов не видела я тут.
Но слышала в пол уха, –
Ей недовольно прожужжала муха, –
Что за лужайкой есть прекрасные места.
Я думаю, тебе как раз туда.
Там, то ли слева, то ли справа,
Есть восхитительная грязная канава,
Консервных банок пустых много, 
Но мне неведома туда дорога.
Их разговор услышала бывалая пчела:
– Канавы здесь не замечала я.
МНо я могу поведать о цветах:
О здешних крокусах, ирисах, васильках...
……………………………………………
Понятна этой притчи суть:
Хотя проходят люди тот же путь,
Одни похожи на пчелу:
Во всём находят радость, красоту.
Иные – как та муха:
Видна им только грязь, нечистота, разруха.

«Се, стою у двери и стучу...»

(Откр. 3, 20)


Бог стучится к тебе тихонько,
Но, бывает, и громко – порой.
Одного он хочет только –
Напоить тебя Живою водой.

Он стучится к тебе капелью,
Лёгким трепетным ветерком.
Бог приходит к тебе с любовью,
С распустившимся цветком.

Тёплым лучиком нежно целует,
Звёздной россыпью радует глаз.
Переливами радуг балует,
Напоминая о Себе каждый раз.

Говорит Он шорохом леса,
Робким стрёкотом ночного сверчка,
Свежим запахом сенокоса,
Звуком крыльев бабочки-мотылька.

Он чарует золотою листвою,
Обнимает виноградной лозой.
Бог приходит к тебе с добротою,
Поднимая над суетой.

Бог стучится к тебе метелью,
Штормом, бурей, сильным дождём.
Он стучится твоею болью,
Беспокойным тяжёлым сном.

Бог стоит и стучится в двери,
Открой сердце Ему и прими.
От тебя Он ждёт только веры
И ещё безусловной любви.

Слёзы небес

В сильный ливень, грозу, непогоду,
Разыгравшуюся бурю, циклон,
Как предупреждение человеческому роду
Громогласно возмущён небосклон.

Может, небо впадает в крайности?
Оглушённый грохотом стою, онемев.
Нет, это средство от самонадеянности,
Сполна заслужили мы Божий гнев.

Под струящимся ливнем стою –
Серебристым, волшебным потоком.
Омываю я тело и душу свою,
Жадно пью эту воду с Истока.

На ладонях мокрых моих,
В каждой капельке влаги бесценной
Отражается лик небес святых
Красоты необыкновенной.

Может, дождь – эти слёзы небес –
От отчаянья льются на землю?
Веры ждут они, как чудес.
Я им сердцем открытым внемлю.

Может, тучи – небесные очи?
Радость – светлые, чёрные – гнев.
Эти очи наполнены горечи,
Душу падшую спасти не сумев.

Молчаливо стою, затаив дыханье,
Восхищает стихия меня.
Небо вдруг посылает, как в любви признанье,
Радугу во время дождя!

Давайте творить добро

Непопулярно добро в этом мире,
Здесь предпочтительно зло.
Зло финансируется, становится шире,
Время коррупции, бесчестья пришло.

Зарабатывать честно – непопулярно.
Урвать, наварить – вот крутизна!
А делать добро – тривиально,
Доброта сегодня пресна.

Не бывает зло безнаказанно,
И от бумеранга не увильнёшь.
В Книге Жизни всё записано,
Что посеял, то и пожнёшь.

И за добро воздаяние придёт неизбежно,
Как явь придёт после сна.
Воздаяние придёт обязательно,
Как после зимы наступит весна.

Я верю в победу добра.
Пусть смеются: «Ты из прошлого века».
И пусть никто не кричит мне: «Ура»,
Я всё равно буду любить Человека.

Давайте творить добро!
Выпускать из сердец его на свободу.
Дарите людям тепло,
Оно делает в мире погоду.

Добро – это то, что нас защищает,
Это извечная новь.
Добро вдохновляет и воскрешает,
Это то, что рождает любовь.

Суммируй добро моё, твоё и его,
Мы сразу гирляндой засветим.
А если погаснем – станет темно.
За тьму в своё время ответим.

Продолжай делать добро!
И даже если ты один странник в пустыне,
Эхом отзовётся оно,
И не только живущим ныне!

Осанна

В шторме, буре и в сильном ветре,
В пенье птиц и весеннем дожде,
И в цветочной яркой палитре –
Ты узнаешь Его везде.

Его присутствие музыки слаще,
Его величие не знает границ.
Обращаюсь к Нему всё чаще
В круговерти из дел и лиц.

К Его ногам слагаю заботы,
Достижения свои и грехи.
Моей жизни Он пишет ноты,
Превращая их в музыку и стихи.

Из Его сокровищ небесных
Льётся рекой благодать.
Только Ему одному подвластно
Жажду души и сердца унять.

Блаженство и сила в Его руке,
От мыслей не отступают уста.
Замок, построенный на песке, –
Жизнь без Иисуса Христа.

Рука Его Правды полна,
Его Истина – до облаков!
Пусть звучит непрерывно: «Осанна
Богу Создателю, во веки веков!»

Избранное: литературный фестиваль духовная поэзия стихи о Рождестве
Свидетельство о публикации № 6376 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © admin :
  • Конкурс
  • Читателей: 3 175
  • Комментариев: 1
  • 2014-01-03

Проголосуйте. Авторы фестиваля «Звезда Рождества–2014».

Подборки стихов авторов-участников фестиваля «Звезда Рождества–2014», положительно оцененные жюри. Часть 2.


Краткое описание и ключевые слова для: Авторы фестиваля «Звезда Рождества–2014»

(голосов:0) рейтинг: 0 из 100

  • 22-01-2014
(Пока только для Оксаны Дориченко!) Оксана, я бы Ваши стихи в св. сборник НЕ взяла — где рифма? Их читать...неудобно, нелегко, спотыкаясь, Бег с препятствиями. Я для того так, если Вы сможете То каждую строчку, соответственную её паре — напишите звук в звук! Да, это такой труд!!! Но и открытие св. возможностей и способностей, и...декодирования. Вы с кем? Если останетесь на том же уровне, то есть ТЕ, что сумели пойти дальше, работающие, думающие, ищущие. Когда костяк стиха готов, после, перечитывая, находишь и рифму, и более подходящие слова и пр. Отшлифовка! А уже тогда и читать стих легко, радостно и просто. Успехов, творчества, подъёма!

Ирине Куль! Ира, хоть тут Ваших стихов и мало, но они-то как раз и есть настоящие! Спасибо, читалось легко, как по ровненькому... До Вашей фамилии у вышестоящих поэтов в стихах сбои... Где ещё можно прочитать Ваши произведения? Так писать! Творчества!

Любовь Назаренко
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Авторы фестиваля «Звезда Рождества–2014»