Красивые стихи мужу

      
 
* * *

Оранжево солнышко лилии:
зимою раскрылся бутон.
Нежданных чудес изобилием
взирает природа на то,

как вьются взахлёб мои кучери
из рамки ладоней твоих.
Влагаю я самое лучшее
в бутоном нашёптанный стих:

раскрывшейся сказки свечение...
гармонию солнечных глаз...
и то, как любви облучением
нас лечит незримо сейчас...

и нежной любви облачение,
и шлюпку ладоней твоих...
Сияет любви облучением
бутоном нашёптанный стих.

2000 г.

* * *

Лечу лебёдушками рук
в твои раскрытые объятья.
Сердец взаимный перестук
и море нежности во взгляде.

И зреет радость бытия
свечением лучей под кожей.
Страна волшебная моя
под спудом теплиться не может!

Не может кротко утаить
в себе взрывной хлопок бутона,
лучами будет шевелить
под кожей жарко и бессонно.

Идут стада твои гурьбой
испить из уст моих счастливых,
о, мой лирический герой,
источник радости и силы.

Росткам проклюнувшихся букв
они несут тепло и влагу...
Лечу лебёдушками рук
в объятья огненного знака.

2000 г.

БАЛ

Отплыл жучок в серебряном мундире –
и вечер пал.
И в этом древнем и прекрасном мире
случился бал.

Да-да, вот так: негаданно случился,
как брызги, смех,
и плод луны на небе появился
с большой орех.

Не правда ль, так милее, чем по счёту
и под ранжир?
Свалил с души занудную заботу
задорный мир.

И – в шёлк листвы. И – в мотыльков круженье.
На огонёк.
И рук моих желанное томленье.
И твой восторг.

И вечен миг негаданного бала –
на шлейф веков,
чтоб жизнь светло струилась и дрожала
меж позвонков,

а мы вперёд летели, сжав ладони,
в игру стихий
и осыпались звёздочки бегоний
в мои стихи...

2001 г.

* * *

Любить – видеть человека таким,
каким его задумал Бог и не
осуществили родители.
                         М. Цветаева


Ты сам себя ещё не знаешь,
в своих глубинах не раскрыт.
Так Пушкина прозрел Державин,
ребёнка величав – «Пиит».

Ты сам в себе пока что скован
и заключён в свою тоску.
Ночами мечешься по дому,
как эльф – по рыжему песку.

Но вижу я в тебе иное:
вершину, сказку, дух огня.
Вот – кареглазо-золотое –
ты, солнце, смотришь на меня,

и это – чище, чем блаженство:
со-пониманье, со-душа,
такое древнее соседство,
такие вихри камыша –

твоих ресниц скольженье, шёпот.
Тебя я чую – до того,
до совершенья – тайной грота.
Божественное естество.

Аскет. Младенец. Мастер. Воин.
Всё есть в тебе, и ты во всём,
ещё себя не удостоен,
ещё к себе не вознесён.

2001 г.

СОН О БУДУЩЕМ

Мой золотой, ты так по-детски спишь:
ладонь – к щеке, и тёплая улыбка
в каноэ губ спустилась. Бродит тишь.
Качает ночь задумчивую зыбку,

в которой Лель мой спит и видит сны
об изумрудных далях Джомолунгмы.
Дрожит в реке буддийский лик луны
и тихо бьёт в серебряные бубны.

Ты далеко. Но рядом мы везде,
И я в том сне, как в сини жизни прежней,
шагну ступнёю узкой по воде
к таимой башне, в огненной надежде

тебя догнать. И догоню, поверь.
И закружу, как звонкое торнадо.
Мы – двойники, мой осторожный зверь,
а значит, не уйдёшь в ладони Сада,

в его Листвы задумчивую высь
и струи дум – вне моего упрямства.
Дерзай, мой Лель! Борись, таись, светись,
И я – с тобой, как ветер постоянства.

2001 г.

* * *

Да мне ведь много и не нужно!
Пусть листья мыслей тронут высь,
да чтоб родные наши души
до глубины переплелись,

и, отражение роняя
в твои глаза, чтоб я прочла,
откуда вечность в них такая
и столько карего тепла.

Тогда ни горести, ни тлену
не удержать сплетённых душ!
Так просто и проникновенно
понятие: жена и муж.

2003 г.

* * *

Золотая осени настойка
плещется в бокалах октября,
и забот не чувствуешь нисколько –
ценишь жизнь, за всё благодаря.

Может, опрометчиво? Не знаю.
Ворожу горошинами слов.
Пёстрыми огнями опадает
на меня осенняя любовь.

Но иной мне радости не надо:
только пряжу тёмную волос,
карий жар смеющегося взгляда,
золотые звёздочки стрекоз...

2001 г.

* * *

Спасибо за сказку, мой мальчик родной!
Распахнуты в зарево очи.
Закат нам лучей источает прибой,
и в доме свернулся клубочком покой,
и вечность в окошко бормочет.

Плечами касаясь, мы смотрим в окно:
течёт золотистая пряжа –
вечернего неба стекает руно,
и падают звёзды, как жизни зерно,
в обитель блаженную нашу.

В ладонь собираем горошины звёзд,
друг другу их дарим на счастье.
Растёт притяженья незыблемый мост.
Пусть вечной любви тайный ключик не прост,
но скуке над нами нет власти!

2001 г.

МОРСКОЕ

Милый, я тебя люблю –
оттого-то и не спится.
Щёк суровых кораблю
улыбается ресница,

трётся шлюпкой о борта,
смех бежит струёю светлой.
Ночь окрашена в цвета
обжигающего ветра.

И душа – разор и блажь –
парусом – на всю зарницу
до утра сияет, аж
невозможно не купиться...

2004 г.

* * *

Позову ловить мои ладони
в золотой вечерней тишине.
Океана крепче и бездонней
зов любви, разлившийся во мне.

Не помадой обожгутся щёки –
губ моих горячим шёпотком.
Заплачу признания оброки
лунным и застенчивым стихом.

Не стучи, сердечко, так истошно,
не предай заветной глубины.
Разве ночью встретить невозможно
перепёлок скошенной весны?

Разве годы, сброшенные счастьем,
не окрасят зарево волос?
Это – не слепые звёзды страсти,
а Поэма. Звонко и всерьёз.

2001 г.

В РАЗЛУКЕ

Как плачет азбукой гортань
и горечью разлуки – лоно...
А ночь раскрыла ворота
для ассирийского полона.

Вот ибис чёрного куста,
почти горбатый от тревоги,
на звук пытается взлетать,
отполыхавший и далёкий.

Но подложу ладонь к щеке –
и снова сладость навестила,
и ты во мне – не знаю, кем:
наверное, ночным светилом?..

И вновь несёт ковчежец сна
по заливным лугам желанья,
и я тобой ещё полна
за километры расставанья.

2007 г.

* * *

Растёт лопата в огороде. Влажно
блестит её подмокший черенок.
Мы тратим на иное бесшабашно
погожий редкий радостный денёк.

Куда важней – пройтись ладонь к ладони
осенним парком, разогнав ворон,
тогда печаль и трезвость нас не тронут
до новых, свежих, мартовских времён.

Мы пронесём сквозь белых хлопьев вату
радушное свечение листа –
и явь морозной ветреной отрады
окажется блаженна и чиста.

Несметно злато пёстрых дней осенних.
Растёт лопата хмуро – как укор.
Мы ноября благое воскресенье
потратили на нежность и простор.

2001 г.

* * *

Солнце мне сияет изнутри
глаз твоих волшебных водоёма.
Лебедёнок горький мой, смотри,
как распятьем полыхают клены,

как переполняет сердце вихрь
тайного сближенья и сгоранья,
как тебя венчает каждый стих
царскою короной пониманья.

Много ли осеннего тепла?
Долго ли целуют солнца блики?
Я тебя устами увлекла –
духом поздней, сладкой земляники.

Стойких ягод трепет, зной и жар.
Небыль – или скрипки Паганини?
Клёнов нестихающий пожар.
Лебединый стон небесной сини.

2001 г.

* * *

...Когда твои солёные ресницы,
Дрожа, восходят над моей щекой.
                 Станислав Минаков


Мои ресницы всходят над тобой,
как юный месяц, слабой бледной тенью,
не прерывая снов твоих теченье,
но источая нежность и покой.

Как хорошо не брать, но расточать,
сложить к ногам нечаянно полцарства –
своей души незримые богатства
и тихого служения печать!

Мне только это от тебя и надо:
чтобы мою впитал покорно радость,
наполнился восторгом допьяна...
Так над росточком ворожит Луна.

2001 г.

* * *

Оттого ль, что просто было звонко,
оттого ли, что душа цвела,
сердце кареглазому эльфёнку
сразу и навеки отдала –

на свои немеряные веки,
на века непройденных вершин, –
различив в обычном человеке,
как растёт из праха божий сын:

то, что в нём никто иной не видел.
По сердцу узнав, почти на нюх,
ощутив невидимые нити,
что меж душ прокладывает Дух.

Вскинул он глаза – разор и рана,
как огонь, что мимоходом – сжёг,
сердцевина красного тюльпана:
в безднах чаши тёмный порошок.

Я – упала. Он – и не заметил.
Но с тех пор в себе меня несёт
тайный эльф на этом явном свете.
Половинкой – примет и на тот.

2001 г.

* * *

Спасибо, солнышко родное.
Ты – вдохновенья щедрый бог.
Из тайны лада и покоя
и зародился мой восторг.

Гудит пчела светло и мощно,
качает строчки хоботком,
и в этом бреде полуночном
мне мёд любви твоей знаком.

Так радостно и осторожно
качаешь ты мой тёплый слог,
что захмелеть тобой не сложно,
пустив гармонии росток

в тетрадь – янтарным сочным цветом,
медовым запахом строки.
Так и становятся поэтом.
Так и рождаются стихи.

2001 г.

ТВОЙ СОН

Если ты не спишь,
я к тебе приду
и над скатом крыш
засвечу звезду,

зашепчу всю боль,
намолю успех.
Я – твоя любовь,
и смеяться – грех.

Не спугни мои
водопады снов.
Из меня твори
хороводы слов.

Изливай свою
грусть-тоску в мой мир,
в белых рос уют,
в жёлтых лун камин.

Я пишу – тебе
и пишу – тебя.
Я в твоей судьбе
в лепестках – до пят.

Я – твоя весна,
я – твой дивный сон.
Не моя вина,
что приснился он.

Не моя вина,
что живу в душе.
Просто выпал нам
общий сон. Уже.

2003 г.

* * *

Чёрный кофе и корица,
сливки и гречишный мёд.
До полуночи не спится:
полнолуние поёт.

Крыши залиты горячей
бледно-жёлтой чехардой.
Не умею жить иначе –
вдохновляясь суетой.

Только лунная дорожка,
хор светил над ковылём,
радость – детская немножко –
от того, что мы вдвоём.

Я для вечности – синица,
но открыта я всему,
и судьба ко мне стучится:
«Будь по слову твоему!»

2003 г.

* * *

Светило небо синее.
Тревожилась трава.
И были апельсиновы
пришедшие слова.

Казалось, годы сбросила.
К чему бы? Невдомёк.
Кружился абрикосово
берёзовый листок.

И сердце пело вешнее,
переполнялась грудь,
и было так черешнево,
что не могла заснуть.

А просто – тихо вымолвил:
«Лебёдушка моя...»,
как будто чудо вымолил,
и стала чудом – я.

2005 г.

* * *

Провода мокры и серебристы.
Снова в лужах радуется синь.
Грома отзвучал последний выстрел.
Водостоки спели свой «динь-динь».

Солнце заглянуло в нас. Ответно
мы глядим, восторгом сражены,
будто нами вымечтано вето
на скулёж и жалобы вины.

Правы, не запятнаны, безгрешны,
как омытый каплей муравей,
к жизни до потерянности нежные,
солнечные меж людей...

2003 г.

* * *

Я без тебя давно бы не жила –
и это не слова. В твоём избытке
впитала столько ласки и тепла,
что вне любви и мир подобен пытке.

Весь мир тобой окрашен много лет,
и это ли не подлинное чудо?
Мне вишни тёмноствольный минарет
твоей улыбкой говорит как будто,

и от тебя – погожие деньки,
в твоих щедротах – молнии и стрелы,
и ветры, так протяжны и легки,
совсем как ты, моё врачуют тело.

Я без тебя не выжила б тогда –
теперь же совпадаем каждой точкой:
в таком родстве смертельном никуда
не оторваться нам поодиночке.

Так крылья совпадают с высотой.
Так ливня лик сливается с травою.
На тропке жизни, тесной и крутой,
я даже без тебя – всегда с тобою.

2004 г.

ПРИВЫЧКА

Была – золотая, а стала серебряной.
На чувство привычка, как пластырь, налеплена,
и ты меня видишь как фон и пятно,
и это я всё понимаю давно.

Но так же мила мне твоя опрометчивость
(не сдержите Овна, и пробовать нечего!),
и смех заливной, и решительный шаг.
Небритой щеки не отлипну никак,

и в этом награда моя и спасение:
мне твой поцелуй – словно землетрясение...

2007 г.

ТАК ЛЮБЯТ

Вдохни меня, пургу моих волос,
мой самый нежный. Стойкий, но смятенный.
Любить тебя не стоило мне слёз,
но – выдоха души. Светло и цельно.

Так любят – выжигая из себя
всё мелкое, корыстное, больное.
Прощают так – и слабость возлюбя
за муку постиженья основного.

Сердца сближают – жёстко и внахлёст,
как перепады усмиренья духа.
Двух воль сцепленье – нерушимый мост
на высоте врастания друг в друга.

Нет-нет, о чём вы? Не причём здесь наш
известный опыт страсти и сгоранья,
когда стремишься взять на абордаж
величие взаимопониманья!

О, трижды светлый, взятый у судьбы –
без спроса, только силою хотенья –
венец бесценный! Горькие хлебы
взращённого в молчании терпенья.

Люблю. Прощаю. Принимаю всё –
за то, что лишь твоё оно, мой светлый.
И ты стихом надёжно защищён
от мрачной глубины холодной Леты.

2002 г.

* * *

Мужу

Я, как мог, обессмертил
то, что не удержал.
...Но мы живы, покамест
есть прощенье и шрифт.
              И. Бродский


Если НЕ получилось бессмертия,
если образ твой бледен, размыт,
всё равно ты – на сердце отметина,
всё тобою щемит и болит.

О как сложно уравнивать чувства нам
с высотою конструкций и рифм!
Непричастен порой златоустию
самый искренний, подлинный стих.

Но ты жив в этих строках и образах,
в этом шрифте, мелодике вод,
в этой архитектуре и голосе,
что звучанью себя придаёт.

И покамест попытки я делаю
удержать, отразить твой портрет,
будешь жить как единое целое,
хоть ты есть, хоть тебя уже нет,

хоть меня уже нет, хоть захлопнуты
пред читателем книги мои.
В бесконечной попытке полёта
к совершенству небесной Любви.

2010 г.

Красивые стихи мужу

5 Проголосовало

Красивые стихи мужу

Избранное: стихи о любви стихи о счастье избранное
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...
В можете поделиться ссылкой на материалы на сайтах и в социальных сетях!
  • © Светлана Скорик :
  • Любовная лирика
  • У стихотворения 276 читателей.
  • Комментариев: 7
  • 2019-12-05

Подборка стихотворений по теме Красивые стихи мужу - Любовная лирика. Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Красивые стихи мужу из рубрики Любовная лирика : Красивые стихи мужу, стихи мужу о любви. Мой муж, лирический герой, источник радости и силы. Так проникновенно понятие: жена и муж. Сердце мужу сразу и навеки отдала. Проголосуйте за стихотворение: Красивые стихи мужу

Стихотворения из раздела Любовная лирика:
  • Подарю тебе полмира - (песня)
  • Подарю тебе полмира, А взамен возьму тебя. Две души соединились для любви. - Евгений Орел
  • "...И камешки в сандалиях твоих..."
  • Стихи о любви и нежности. Стихи любимой жене о любви. И нежности пульсирующий шар, моя жена, моё благословенье, его мерцанием одета.
  • Я не могу без любви
  • Стихи о безумном желании любви. Я не могу жить без любви, я не могу жить не любя. Нинель Языкова.
Красивые стихи мужу, стихи мужу о любви. Мой муж, лирический герой, источник радости и силы. Так проникновенно понятие: жена и муж. Сердце мужу сразу и навеки отдала. Любовная лирика

  • Валерий Кузнецов Автор offline 6-12-2019
Лучшая в мире повесть - повесть о любви:

Я без тебя давно бы не жила –
и это не слова. В твоём избытке
впитала столько ласки и тепла,
что вне любви и мир подобен пытке.
  • Михаил Перченко Автор offline 6-12-2019
Любовь - источник любимых образов и строк. Прекрасно, Светлана Ивановна.
  • 6-12-2019
Читал, испытывая потрясение. Как близко и дорого мне всё, написанное Светланой Ивановной Скорик!

Это – не слепые звезды страсти,
А Поэма. Звонко и всерьез.

Альтруизм и служение - это единственный путь спасения Человечества от деградации и вымирания.

Как хорошо не брать, но расточать,
Сложить к ногам нечаянно полцарства –
своей души незримые богатства
и тихого служения печать!

Многие ли сейчас способны на это в жизни, если даже в стихах большинство поэтов уходят от этой темы.

Так любят- выжигая из себя
всё мелкое, корыстное, больное.
Прощают так – и слабость возлюбя
за муку постиженья основного.

Но Светлана Ивановна пишет: "Не умею жить иначе – вдохновляясь суетой." У неё совсем иные ценности: "Ценишь жизнь, за всё благодаря".

Я без тебя давно бы не жила –
и это не слова. В твоём избытке
впитала столько ласки и тепла,
что вне любви и мир подобен пытке.

И это действительно не слова, ибо она видит иначе, чем многие, простые понятия:

Так просто и проникновенно
понятие: жена и муж.
И это – чище, чем блаженство:
со-пониманье, со-душа…

Я просто преклоняюсь перед таким подходом к важнейшим вопросам нашей жизни, которые определяют социологию человеческих отношений, в которой любовь и межнациональные отношения не избавляют нас от войн и вражды между теми, кто считал себя братьями. Светлана Ивановна Скорик демонстрирует Любовь, как главный элемент Человека Будущего. В ранге Председателя Земного шара её слова звучат как Набат, от которого расходятся волны хлебниковского императива - МИР!
Спасибо и низкий поклон.
  • 11-12-2019
Стихи красивые, необычные. Спасибо
  • 12-12-2019
Странно, почему мой комментарий, следующий после Михаила Перченко, опубликован обезличенно без указания автора? Что-то сбоит программа.
  • Светлана Скорик Автор offline 15-12-2019
Цитата: Гость Анатолий Мозжухин
Альтруизм и служение - это единственный путь спасения Человечества от деградации и вымирания.

Очень благодарна Вам, дорогой Анатолий Александрович! Вы, как всегда, увидели и отразили главное, тему со-понимания и служения душ в противовес типичному для страстей расточению, раздариванию своего тела и чувства, распылению чувства и внимания на несколько объектов. Сложно называть последнее "семьёй" и "любовью". Здесь надо какой-то другой термин подобрать. Говорят, в Индии есть несколько отдельных слов для градации того, что мы почему-то называем одним словом "любовь". Молодцы индийцы.
Цитата: Гость Анатолий Мозжухин
Странно, почему мой комментарий, следующий после Михаила Перченко, опубликован обезличенно без указания автора? Что-то сбоит программа.

Если человек заходит без логина и пароля, не как автор, а как просто читатель, ему не видно, высвечивается ли его имя. На самом деле программа воспринимает его как гостя и соответственно подписывает: "Гость такой-то", всем авторам сайта имя-фамилия видны. Видимо, Вы вошли на этот раз не как автор. Проверить просто: при входе автора на главной странице сайта вверху слева появляется Ваше фото и Ваш логин, при входе читателя ничего не появляется.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:


   
     
Красивые стихи мужу