Многомерное многообразие. Глава 5

Многомерное многообразие. Глава 5. Взаимная связь всех событий и объектов. Имманентность и трансцендентность. Бесконечное – в малом. Взаимосвязь предметов через многомерные миры. Оккультные знания. В каком-либо сколь угодно малом предмете присутствует полная информация обо всех предметах многомерного бытия, равно как, в силу общего принципа симметрии, сколь угодно большой предмет несёт в себе информацию о любом, в том числе, и бесконечно малом предмете, существующем в многомерном бытии.

Чит.: Предисловие
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4

Анаксагор

(сонет)

Мыслителя Анаксагора
Томила тягостная мысль:
Ну почему же снег не чёрен,
Кто - понимает - отзовись!
Но было тихо - знали - смысл
Не происходит от подбора
Названий. - Он, как будто ворон,
Над ними символом завис.
Покуда через отношенье
К объекту формируем мненье,
То суть - не определена.
И потому мы, называя,
Явлений не определяем:
Названье - бочка, но без дна.

(с) Борычев Алексей


Глава пятая.   Взаимная связь всех событий, явлений, субъектов, объектов. Влияние одного предмета на другие через многомерные миры.
Имманентность и трансцендентность. Толкование эвфемизма дьявола. Обобщение многомерной модели бытия на более абстрактную модель


5.1 Принцип голограммы. Бесконечное – в малом. Малое – в большом.
Взаимосвязь предметов через многомерные миры. Отсутствие имманентности.

В оптике, как в практической, так и в теоретической, существует понятие голограммы. Голограмма это объёмное отображение предмета в плоскостном мире.
То есть в отличие от фотографии, голограмма позволяет запечатлеть предмет на фотопластинке таким образом, что при вращении, или любом другом изменении положения фотопластинки, – объект будет выглядеть так, как будто наделён пространственными объёмными свойствами, в отличие от фотографии, где предмет отображается на фотопластинке как двухмерный объект.

Это происходит при помощи взаимодействия на фотографическую пластинку лучей от двух пучков лазеров, что позволяет, фигурально выражаясь, записать на фотопластинку не только амплитуду (как на обычной плоской фотографии), но и фазу фотографируемого объекта, за счёт когерентности излучения лазера и возможностей оптической интерференции двух когерентных волн от двух лазеров. Подробнее можно узнать об этом, например, в книге В. Б. Немтинова и Г. М. Мосягина «Теория оптико-электронных систем». (Чтобы не терять время и не отвлекать читателя оптикой от рассматриваемой модели бытия и умозаключений, связанных с этой моделью, я не буду рассказывать оптические принципы голографии; их можно, при желании читателя, найти в указанной мною книге, как и во множестве других хороших книг по лазерной оптике и оптической голографии).

Вращая фотографическую пластинку, мы будет замечать не плоское изображение какого-либо предмета на ней, но объёмное, то есть сможем видеть предмет с боку, слева и справа и т.д. Такое отображение предмета носит название голограммы. Возможности получения голографического изображения предмета появились после изобретения лазера.

Однако, кроме описанного выше свойства голограммы, существует, по законам лазерной оптики, ещё одно очень важное для нахождения аналогий с многомерной картиной бытия, свойство. Не стану утомлять читателя описанием оптических предпосылок, ведущих к доказательству этого свойства. Это доказательство можно найти во многих хороших книгах по лазерной оптике, в частности, в той, на которую я ссылался выше, или, например, в книге Борна и Вольфа «Основы оптики». Проиллюстрирую это свойство, подобно тому – как я и делал в аналогичных ситуациях – на конкретном примере. Это будет более наглядно, и будет, соответственно, легче восприниматься.

Если разбить голографическую пластинку на сколь угодно большое или сколь угодно малое количество осколков, то в каждом из них, даже в самом малом, будет заключена полная информация о не разбившейся ещё голограмме предмета, то есть о его объёмном изображении, или, иными словами, о самом предмете. Каждый – неважно, какого размера, – осколок в себе несёт, таким образом, полную информацию о ещё не разбившемся голографическом объёмном изображении всего предмета, элементом которого, после разбиения голограммы, он является!

Более того, с использованием лазерного излучения, можно восстановить по любому осколку объёмную голографическую картину полностью, как будто она и не была разбита. То есть можно восстановить полное объёмное изображение всего лишь по одному кусочку разбившейся голограммы, сколь бы малым или большим этот кусок не был! Это важное свойство голограммы, которое иллюстрирует тот факт, что в сколь угодно малой (или большой) части целого – содержится полная информация обо всём целом. Важен лишь только способ, каким образом по этой информации, содержащейся в части целого предмета, восстановить сам предмет. Это важное свойство голограммы имеет аналогии с некоторыми возможностями, которыми обладает многомерная модель бытия, выстроенная в настоящей монографии. И я в дальнейшем воспользуюсь этими аналогиями.

Обратимся теперь, собственно, к самОй многомерной картине бытия, рассмотренной в настоящей книге. Поскольку, как было отмечено ранее, все объекты, субъекты, явления, процессы, то есть предметы существуют во многих многомерных мирах, а, не теряя полноты общности, и во всех мирах, иными словами, вплоть до близких к бескнонечно-мерныму миру, то, очевидно, что существует, в той или иной степени, связь между всеми предметами, находящимися в многомерном бытии. То есть существует взаимосвязь (сопряжение) всех предметов вообще, какими они бы ни были, и где бы ни находились. На это, собственно, я указывал и ранее. Эта взаимосвязь наличествует между всеми объектами, субъектами, явлениями, событиями и т. д. (которые, в широком смысле, я именовал предметами).

Таким образом, получается, что в каком-либо сколь угодно малом предмете присутствует полная информация обо всех предметах многомерного бытия, равно как, в силу общего принципа симметрии, сколь угодно большой предмет обладает (несёт в себе) информацией о любом, в том числе, и бесконечно малом предмете, существующем в многомерном бытии! Читатель, посмотрев эту мною книгу в настоящем параграфе, может легко убедиться, что принцип информационной ёмкости, суть которого я сейчас излагаю, подобен принципу, что наличествует в явлении оптической голографии и был мною описан выше.

Это указывает на общность фундаментальных принципов, лежащих в основах совершенно разных по природе, казалось бы, явлений. Но для нас важно понять, что существует возможность восстановить, в силу наличия полной информации в любом (неважно, малом или большом) предмете, по этому одному предмету всё многомерное бытие, со всеми предметами, объектами… etc, которые как бы в нём содержатся, а также, соответственно, каждый предмет в отдельности, сколь бы большим или малым он бы ни был!

Таким образом, на основании рассмотренного принципа голограммности бытия и отображения всей информации обо всех абсолютно объектах – можно сделать следующий важный вывод:

Каждый предмет (в том смысле предмет, в котором я его определил), в рамках концепции многомерной модели бытия, несёт в себе полную информацию как о целом многомерном бытии, так и о любом сколь угодно большом или сколь угодно малом предмете, принадлежащим бытию, равно как и о любой совокупности предметов, принадлежащих многомерному бытию, независимо от того, как их фрагменты распределены по многомерным мирам.

Таким образом, получается, что любой предмет в полной мере трансцендентен, но не имманентен! Вообще, настоящая монография – это как бы непрерывное развенчание имманентности всего! Имманентность присуща, и то не в полной степени, только областям точных наук и отдельно взятому многомерному миру (в себе).

Но последнее обстоятельство практически невозможно, ибо таких задач и концепций, где рассматривался бы конкретный многомерный мир «в себе», в отрыве от других частей бытия и – тем более – небытия не существует.

…Разумеется, верным является и обратное утверждение: в силу принципа симметрии: во всем многомерном многообразии бытия содержится полная информация о любых предметах многомерного бытия, сколь угодно большими или сколь угодно малыми они бы ни были, и где бы и каким образом они или/и их фрагменты ни были бы распределены по многомерным мирам.

Таким образом, если вкратце, можно сказать, что всё содержится во всём, причём в полной мере! Голографический принцип оптики, в силу общности закономерностей бытия, был перенесён (транспонирован) на более широкий круг явлений и задач, которые рассматриваются в многомерной модели бытия, предложенной в настоящей книге.

Вообще, можно говорить о том, что наиболее общие принципы, неважно – в какой области знаний они были получены, легко могут быть без потери полноты общности перенесены на другие, даже более общие области знаний, если, разумеется, не доказана принципиальная невозможность такого транспонирования. Здесь прослеживается в какой-то мере аналогия с презумпцией невиновности. Я придерживаюсь именно этой позиции при построении выводов и любых умозаключений в настоящей книге, ибо строить каждый раз доказательную базу при обобщениях весьма затруднительно, особенно, если учесть тот факт, что проверить эти умозаключения и выводы опытным путём пока не представляется возможным.

Но только опыт – в естественных науках – верховный «судия» и объективный критерий справедливости тех или иных логических умозаключений и /или выводов. Рассмотренная в настоящем параграфе 5.1 взаимосвязь всех явлений и событий (предметов…), на самом деле, имеет огромную практическую значимость, особенно, в рамках концепции именно многомерного бытия, ибо только в построенной в настоящей монографии многомерной концепции бытия – наиболее явственно прослеживается связь равно как между отдельными совершенно произвольными и, казалось бы, вовсе независящими друг от друга предметами, так и между отдельными их фрагментами, из которых они состоят, и которые, соответственно, разнесены по различным многомерным мирам. Конкретные примеры могут быть рассмотрены в следующем параграфе пятой главы.


5.2 Причинная связность разнородных многомерных предметов. Оккультные знания.

Во избежание путаницы, напомню ещё раз о том, что под многомерным предметом (или даже просто под понятием «предмет»), если специально не оговорено в настоящем повествовании, понимаются не только, собственно, многомерные предметы и/или их фрагменты, но и любые, в общем случае, объекты, субъекты, многомерные явления, события и т.п.

Здесь также важно понять, что в многомерной парадигме бытия, построенной в настоящей монографии, всё имеет гораздо бОльшую степень общности, нежели это может показаться на первый взгляд или даже при более детальном рассмотрении. Поскольку все предметы разнесены фрагментарно по многим многомерным мирам, то, соответственно, практически везде существуют области их взаимных пересечений в этих мирах. Это означает, что предметы тем или иным образом влияют друг на друга, отчасти, даже могут являются частями друг друга (!), равно как и их фрагменты; и фрагменты влияют, соответственно, тоже на сами цельные предметы. Впрочем, возможно, разумеется, и наоборот: цельный предмет, то есть тот, что наиболее предметен в каком либо многомерном мире, с вполне определённым количеством измерений, может оказывать влияние на произвольный фрагмент совершенно другого предмета, находящегося в совершенно другом мире, или даже на некую совокупность предметов и/или фрагментов!

Если речь не идёт о мирах, близких к бесконечно мерным (и, естественно, о самом бесконечно мерном мире), то в области низших многомерных миров существуют неявные связи между совершенно разными предметами, их фрагментами, причём, как было указано выше, эти предметы и /или их фрагменты могут находиться в совершенно разных мирах. И никаких соответствий между ними в других, особенно, в самых низших (например, четырёхмерном) мирах мы не заметим, равно как и не заметим какой-либо связи между ними. Это происходит в силу того, что сами земные субъекты представляют собой предметы с малым количеством измерений, и их сознания не в состоянии воспринять, фигурально выражаясь, многомерные причинно-следственные цепи.

…Например, какой-нибудь фонарь… или песчинка на дне или на берегу океана, с точки зрения наблюдателя, находящегося в земном мире, никак не связаны друг с другом, равно как и с самим трёхмерным земным субъектом, который подумал о них, или наблюдает за ними. Если, разумеется, не апеллировать в этом вопросе к связи через материальность мысли самого субъекта! Хотя, быть может, эта связь и является одной из множества причинно-следственных цепочек, о которых велась речь ранее. Но, конечно, всерьёз обсуждать конкретно это невозможно – пока отсутствует доказательная база.

В земном мире сама возможность существования каких-либо причинно-следственных связей между совершенно разными предметами земного мира, которые могут быть разнесены не только пространственно, но и во времени – почти всегда кажется абсурдной. Земной субъект, находясь в земном мире, не видит, не знает, не в силах познать колоссального количества взаимных влияний одних предметов и/или их фрагментов через многомерные миры. И такие влияния, конечно, отсутствуют, но… только в рамках земного мира (четырёхмерного пространства-времени). Отмечу, что здесь опять проявляется как бы почти абсолютная трансцендентность любых составляющих бытия, и отсутствие имманентности чего-либо вообще!..

Таким образом, получается, что взаимные сопряжения той или иной природы, влияния, которые можно условно, с известной степенью точности, назвать причинно-следственными связями в многомерной концепции бытия – можно установить только через наблюдение САН многомерной картины расположения многомерных предметов и/или их фрагментов, сечения которых мы наблюдаем в виде земных предметов.

То есть, к примеру, людей, машин, животных, фонарей, песчинок, деревьев… иными словами, всего-всего, казалось бы, самого разнородного и не имеющего никакого отношения друг к другу. Особенно эта нелепость в виде обнаружения какого-либо влияния их друг на друга чётко явствует, если предметы разделены не просто далёкими пространственными расстояниями, но и временными интервалами. Ну, например, чудовищным кажется какая-либо связь между погибшим сто или тысячи лет назад земным существом и деревом, когда-то растущим возле дороги в совершенно иной точке земного шара; или связь между тем же погибшим существом и авторучкой, лежащей на столе, или находящейся в руках какого-либо субъекта, который ею выводит буквы на бумаге. Или самим эти земным субъектом. Да что угодно…

Чтобы не слишком будоражить воображение читателя и не создавать ощущения полного бреда, не буду больше приводить примеры из рассматриваемой области. Тем более что связь предметов в земном мире наиболее явственно прослеживается лишь в случае примитивнейших предметов земного мира, когда их связность постигается рассудком (земной логикой).

Например, меткий выстрел из ружья по птице на охоте (причина) приводит к вполне понятному для земного субъекта следствию: смерти этой птицы. Разумеется, все научные изыскания, вся квантовая физика, имеющая вероятностный характер, также, несмотря на сложность процессов, описываемых ею, всё же строит чрезвычайно примитивные, точнее, весьма очевидные причинно-следственные связи между моделями (вероятностными или детерминированными). И, вообще, любая область точных знаний, описанная языком земной логики, сложна лишь на первый взгляд. На самом же деле, всё чрезвычайно просто, ибо построено на привычной для земных субъектов логике. Вот здесь имманентность земного мира (да и, собственно, всего земного) – наивысшая! Сложной же была бы сама попытка отыскания и/или построения причинно-следственных связей между совершенно разными предметами (фрагментами), которые находятся в разномерных мирах, пусть даже с небольшим отличием в количестве измерений, пусть даже в мирах с не слишком большим количеством измерений вообще! Здесь уже обретается трансцендентность. Понятно, что всегда можно говорить лишь о степени (или той или иной мере) трансцендентности и имманентности.

Именно в этом случае представляется реальная возможность найти связь между угасанием фонаря, освещающим, например, улицы Нью-Йорка, и пением, которое начинает зяблик где-нибудь в глубине Сибири, за век или два, или три… до того, как этот фонарь начал вообще существовать на Земле!

Но именно на установлении причинно-следственных связей между совершенно, казалось бы, несвязанными земными событиями, говоря привычным языком, подобно тем, которые я описал выше – и строится система оккультных, эзотерических или, если угодно, магических знаний и, соответственно, предсказаний. Разумеется, найти столь сложные для сознания и подсознания земного субъекта связи, построить некую науку, представляется совершенно невозможным, по крайней мере, на данном этапе существования человечества.

Но оккультные знания, пусть даже в очень редких случаях, среди сонма шарлатанских подходов и обманов, всё же имеют место быть. Всё же предсказывают некоторые «бабушки» или маги события будущего, дают способы прогнозировать, хотя и в малой степени, частично – это Грядущее. И даже дают некоторые советы – как избежать тех или иных невзгод, грозящих нам в будущем! Эти предсказания порой чрезвычайно скудны и часто неправильны. Но, тем не менее…

Я уже не говорю про астрологию, каббалу и сложные системы оккультных, трансцендентных знаний (напомню, что термины трансцендентальный и трансцендентный отличны друг от друга, не следует их путать), которые построены не по принципу точных наук, что в значительной степени имманентны, не по принципам обычной земной логики, а, казалось бы, даже вопреки этим принципам!

Возникает закономерный вопрос, откуда у некоторых земных субъектов вообще появились эти трансцендентные знания?

Можно, конечно, долго рассуждать на эту тему. Писать огромные книги, говорить о некой наследственности, по которой всё передаётся, об «избранности» этих, владеющих трансцендентными знаниями, субъектов. Но это будет лишь история… Увы.. На самом деле, в рамках терминологии, обозначенной в настоящей монографии, есть только три слова, которые, будучи истолкованы семантически общо, позволяют дать ответ на этот вопрос: откуда берутся оккультные знания? – В самой их основе лежат наития, прозрения и знаки. Что такое наития и прозрения, полагаю, понятно. Вкратце я о них уже упоминал. Знаки же представляют собой некие приметы, по которым косвенно с помощью каких-то глубин подсознания можно считать сакральную информацию, прежде всего, о грядущем. Собственно, термины: прозрения, наития, знаки, приметы имеют много синонимов, близких семантически, так что вдаваться в разбор этих терминов не буду. Здесь всё просто, и каждый сам в состоянии понять, что есть что…

Глубина и степень точности, пользы этих прозрений – зависят от величины многомерности предметов (или фрагментов), от степени многомерности тех миров, где находятся предметы (фрагменты), проекции которых на земной мир и расцениваются земными субъектами как наития, прозрения, знаки... Для определённости, назову их одним словом – наития. Если эти наития имеют не единичный, но множественный характер, и могут быть восприняты не одним, а некоторым количеством земных субъектов, то, соответственно, формируются целые области оккультных знаний, в общем случае, конечно, в значительной степени, догматичные, в которых отсутствует опять же привычная «трёхмерная» логика. Тогда-то и получается, что вроде бы по совершенно случайному раскладу карт Таро, или каким-то обрядам, сотрясанию бубнов и т.п., казалось бы, совершенно не связанным, например, с приближающимся неурожаем, трагедией и прочее… шаман или колдун, тем не менее, предсказывают эти явления. И предсказанияё сбываются.

Описанное выше и являет собой ярчайшие примеры того – как через многомерные миры – низшим трёхмерным субъектам даётся трансцендентное (оккультное, эзотерическое, магическое…) знание.

И даже целые системы знаний! Они сохраняются в веках, почти не изменяясь. Это естественно. Ведь они по самой своей сути догматичны и консервативны. Однако, если внимательно «всмотреться» в них, в эти системы знаний, то можно понять, что для трёхмерного субъекта в них отсутствует не просто обычная логика, но какая-либо логика вообще! В этих системах трансцендентных знаний видна лишь модель чёрного ящика, к которой я неоднократно обращался ранее. Действительно, в них наличествует явственно лишь входной сигнал, например, --- расклад карт, и толкование этого расклада, которое происходит по необъяснимым логически, то есть догматическим правилам (эти догматические правила и представляют собой чёрный ящик).

Толкование же, то есть прогноз относительно грядущего, который для каждого земного субъекта, очевидно, совершенно различный, ибо карты имеют совершенно разный расклад для каждого субъекта в отдельности – являет собой выходной сигнал в модели чёрного ящика. Или, если угодно, систему выходных сигналов.

Таким образом, входящий поток информации (входящий набор сигналов) – это расклад карт. Сам чёрный ящик – это правила толкования этого расклада. А сам результат - толкование, совершенно конкретное для каждого, вполне определённого, расклада (входного сигнала, или совокупности входных сигналов) – это выходной сигнал (сигналы).

Разумеется, пример с картами я использовал для простоты. Существует большое количество подобных оккультных подходов к предсказанию (прогнозированию) будущего. Однако читателю, вероятно, уже понятно, что в основе всех этих систем оккультных знаний лежит один и тот же феноменологический подход, с использованием модели чёрного ящика. Поэтому разбирать остальные системы оккультных (трансцендентных, или, если угодно, эзотерических) знаний, конечно, я не буду.

Гораздо интереснее мне представляется развитие повествования далее по двум направлениям.

Именно, первое: какими качествами должен обладать трёхмерный субъект, чтобы ему было дана возможность предсказывать будущее, кое в чём частично его изменять, строить системы феноменологических трансцендентных знаний? Насколько точны, верны и далеки эти предсказания?

И второе, самое, пожалуй, интересное. – Существует ли возможность, используя обычную логику субъекта трёхмерного мира, может, несколько модифицировав её, преобразовав, построить, смоделировать, хотя бы частично, эти многомерные причинно-следственные связи между предметами многомерных, а, в общем случае, и разномерных, миров?

Напомню, что проекции этих разномерных предметов и/или их фрагментов на земной мир – могут быть явлены земному миру как набор совершенно разных по природе, по пространству и времени (в земном понимании пространства и времени) наитий, прозрений, знаков, связность между которыми на каком-либо логическом уровне возможно установить только через сами многомерные миры.

Ответа на второй вопрос в полной мере получить, конечно, не удастся. Но попытка осуществить это – уже удача. Кроме того, даже не в полной, а в очень малой мере – ответ на этот вопрос чудовищно много значил бы! Впрочем, здесь пока всё достаточно мутно…

Что же касается ответа на первый вопрос, то он на несколько порядков более прост и очевиден. Отчасти, я на него отвечал в настоящей монографии ранее. Ответ был примерно следующим. Некоторая, весьма небольшая часть людей, практикуют, так называемые, расширения сознания, медитацию и прочие техники. Мышление (сознательный уровень) мешает тому, чтобы на более тонких подсознательных уровнях воспринимать проекции предметов из высших миров. Напомню, что я принципиально отделяю обращение к Богу и к близким к нему, почти бесконечно мерным, мирам, веру в Бога, и откровения, даруемые им – от систем эзотерических или оккультных знаний. Это мною производится сознательно, поскольку оккультные знания, системы этих магических, по существу, знаний – даются в виде множества наитий – адептам, расширяющим возможности подсознательных уровней восприятия… даются из низших миров (!), по сравнению с мирами, близкими к Богу, но превышающими мерность земного мира. А я уже упоминал о том, что это не абсолют точности и правильности знаний, поскольку низшие миры, откуда, фигурально выражаясь, «поступают» знания, имеют меньшую общность, менее обогащены информацией, менее симметризированы.

Вообще, явствует правило, которое вытекает из всего вышенаписанного по этой проблеме в настоящей книге.

(*) Оно состоит в том, что чем больше количество таких систем трансцендентных знаний, чем более они структурированы и иерархизированы – тем, соответственно, ниже их правильность в смысле абсолюта и, соответственно, ценность. Они – таким образом – более искажены, по сравнению со знаниями, дарованными Богом, если выразиться образно. И это мне, на самом деле, представляется совершенно очевидным!

Действительно, абсолют знания как некая константа правильности (эталон правильности) не может искажаться системой, в которую он вписан. Абсолют знаний, он потому и абсолют, что полностью самодостаточен, и не вписывается ни в какую систему. Действительно, в какую ещё такую систему могут быть вписаны знания, даруемые верховным иерархом бытия! Да каждое его «высказывание», по определению, абсолютно точно и, тем самым, аксиоматично, трансцендентально! Оно независимо от чего бы то ни было!

Но совершенно по иному обстоят дела с системами знаний… со всякими «сигналами на входе и выходе»… с «моделями чёрных ящиков»... Здесь, несмотря на то, что знания получены от субъектов миров с более высоким количеством измерений, нежели четырёхмерное пространство-время, в котором существуют земные субъекты – такие знания далеко не абсолютны. Это происходит потому, что, как было уже отмечено выше, они вписаны в некие системы, да ещё и – как указывалось выше – получены от менее «информативных» субъектов.

А системы, особенно если их несколько, не дают точных откровений (см. выше то, что выделено жирным кеглем (*)). Поэтому, они точны лишь в какой-то мере. Но постоянное обращение к этим знаниям накапливает неточности, ошибки, и, в результате, приводит к неверному решению, краху!. Причём, естественно, тем быстрее и вернее приводит к этому краху, чем дольше субъект прибегает к знаниям этих «низших миров».

Здесь уместна, полагаю, аналогия с соотношением Гейзенберга, известным из квантовой механики, которое демонстрирует невозможность одновременного точного измерения импульса любой микрочастицы и её положения в пространстве (координаты). Неопределённость в определении положения координаты микрочастицы, согласно этому соотношению, будет тем больше, чем меньше неопределённость в измерении импульса. Это происходит из-за того, что процесс одновременного измерения положения микрочастицы в пространстве и импульса становится возможным только в том случае, если кроме частицы при измерениях будут использоваться приборы: грубо говоря, хотя бы линейка, то есть образуется уже система из двух предметов – собственно, микрочастица и линейка! Действительно, как показывает опыт и теория квантовой механики, при попытке определить положение частицы в пространстве как можно более точно мы вносим искажение самим измерительным прибором, потому что добавляем импульс частице за счёт воздействия измерительного прибора при измерении положения. Таким образом, при бОльшем стремлении измерить точное положение микрочастицы – мы вносим бОльшую неопределённость в её импульс за счет воздействия прибора. И, наоборот, если мы не касаемся частицы «линейкой» (измерительным прибором, и, тем самым, вносим минимальное искажение в импульс), то точность в измерении координаты частицы будет мала (неопределённость в её местоположении увеличится). Но зато уменьшится неопределённость (искажение) в её импульсе, ибо в случае не прикосновения «линейки» к частице – этой линейкой истинного импульса частицы мы не меняем. Здесь уместна не вполне справедливая (ибо законы микромира и макромира существенно отличаются), но очень удачная, похожая аналогия с процессом измерения линейкой диаметра мягкого пластилинового шарика, который, предположим, лежит на столе. Прикасаясь линейкой к пластилиновому мягкому шарику в стремлении как можно точно измерить его диаметр, мы линейкой «мнём» шарик, то есть, изменяем этот самый диаметр. Прибор, в данном случае – линейка, вносит искажения в процесс измерения диаметра шарика, поскольку под воздействием линейки – диаметр шарика будет изменяться. И это изменение, очевидно, будет тем бОльшим, чем с большим усердием мы будем прикасаться к шарику линейкой, стремясь «как можно точнее» измерить его диаметр. Мы мнём шарик, стремясь точнее измерить диаметр, но прикосновением вносим искажение в импульс! Таким образом, соотношение Гейзенберга, равно как и более простой пример с пластилиновым шариком – показывает, что при введении дополнительных предметов для чего-либо (в данном случае, для измерения диаметра шарика), образуется уже система, и эта система вносит искажение, что и требовалось доказать.

Кстати – замечу попутно – что если постулировать материальность мысли, то, если ещё при этом следовать только что разобранным примерам, по аналогии с ними, мысль о будущем (мысль – как бы аналог прибора) искажает это будущее.

Таким образом получается, чем больше субъект думает о том, что, по его мнению, может произойти, тем в бОльшей мере произойдёт совсем не то, о чём он думает, только потому, что он подумал об этом и тем самым внёс искажение. Не стану развивать здесь эту мысль далее, поскольку это тема другая, и отвлечёт меня (нас) от основной темы, которую я рассматриваю в настоящем параграфе.

Следовательно, на основе этих мысленных примеров, мы пришли к тому же выводу. Именно, чем меньше систем и их частей, тем знание ближе к абсолюту. Поэтому только Бог (бесконечно мерный мир) может даровать абсолютное знание. Оккультисты, маги, эзотерики (последние особенно) нагромождением систем и получением наитий в виде проекции предметов из низших миров – могут лишь на некоторое время, с той или иной точностью, спрогнозировать (предсказать) грядущие события. И – чем чаще субъект обращается к этим системам – тем, повторюсь, больше накапливаются ошибки, неточности.

Сами же субъекты, которые являются адептами таковых направлений, получают трансцендентные знания благодаря определённым техникам. Они развивают эти техники. Техники направлены на расширение возможностей подсознания, с целью восприятия наитий.

С точки зрения многомерной парадигмы бытия, это может, например, означать, что фрагменты их сущностей начинают обретать бОльшую степень предметности именно в тех мирах, где уже имеют наибольшую предметность те многомерные предметы, сечения которых в земном мире и являют наития, которые воспринимают адепты. Естественно, что, помимо сказанного, адепты сознательно анализируют дошедшие до них источники знаний, написанные другими адептами, которые начали формировать ту или иную систему трансцендентных знаний ранее. Впрочем, здесь возможны варианты, и, в рамках многомерной парадигмы, – это может означать гораздо большее!


5.3 Толкование эвфемизма дьявола в рамках многомерной модели бытия. Обобщение одной модели бытия на бесконечное количество подобных моделей

Здесь, пожалуй, было бы уместным как раз вспомнить о противопоставлении Богу дьявола, то есть попытаться найти какие-то аналогии (или аналогию) между моей – некоторым образом полученной – многомерной парадигмой бытия и различными оккультными учениями, или эзотерическими знаниями, где присутствует понятие дьявола. Ситуация с сопряжённой парой «Бог – дьявол», на самом деле, полностью зависит от степени глубины подхода рассматриваемой интерпретационной проблемы. Ибо если понятие Бога абсолютно и неизменно, согласно любым концепциям и вероучениям, в том числе, и согласно моей парадигме, описываемой в настоящей книге, то понятие дьявола существует в различных мифологиях, оккультных учениях, обретая ту или иную степень значимости: от сложных эзотерических схем и моделей – до «сказок Пушкина». (Я не беру во внимание, конечно, древних греческих или, например, богов из славянской мифологии и т.п. Поскольку апеллирую к понятию Бога как Абсолюта!)

Именно поэтому зачастую сопоставление (противопоставление) Бога и дьявола не вполне однозначно и даже уместно. Однако, начиная с некоторого уровня обобщений, такое сопоставление, которое ставит собой задачу определить само понятие дьявола и место, занимаемое им в предложенной мною многомерной парадигме бытия, то есть детерминировать это понятие, с некоторой степенью точности, примерно возможно. Обращаю внимание читателя на то, что в настоящей монографии намеренно отсутствуют количественные оценки, поэтому точное место определить, конечно, не представляется возможным.

Чтобы не размениваться по мелочам и – тем самым – не превращать книгу в громадный неудобоваримый фолиант, в решении настоящей задачи ограничусь двумя крайними случаями.

Первый крайний случай

Дьявол, исходя из самых простейших трансцендентных систем знаний, и с учётом представлении о многомерных мирах, а также о внешней (небытие) и внутренней (бытие) связности предметов, соответственно, вне и внутри описанной мною многомерной парадигмы – очевидно, являет собой некую совокупность предметов и/или их фрагментов, проекции действий которых на земной мир дают определённому количеству земных субъектов знаки, наития и прозрения, о которых неоднократно шла речь выше.

Обособление понятия дьявола от других каких-либо предметов и/или фрагментов многомерных миров, наделённых такими же свойствами, которые представлены в определении, сформулированным мною выше, состоит в том, что эвфемизм, означающий «дьявол», это многомерный предмет (и/или совокупность его фрагментов), который в значительной степени самодостаточен и самостоятелен, в отличие от других предметов и/или их фрагментов. Таким образом, он – не просто какой-то многомерный предмет и/или совокупность фрагментов этого предмета. Эта, впрочем, вполне условная, «самодостаточность», по сути, представляет собой, прежде всего, максимально возможную степень имманентности. То есть дьявол в наименьшей степени ощущает на себе проекции высших миров (с количеством измерений больше того мира (или миров), где наиболее предметен он сам) и предметов, фрагментов, в них находящихся. Он как бы в наиболее значительной мере «замкнут внутри себя», в смысле отсутствия на него внешних влияний и оценок. Конечно, степень имманентности дьявола несравнимо меньше степени имманентности Бога, если исходить из разобранных в предыдущей главе представлений о независимости бытия от небытия в случае оценок, производимых из самого бытия, а не САН! Имманентность Бога – абсолютна! По определению. Таким образом, я попытался раскрыть понятие дьявола наиболее полно, используя инструментарий настоящей монографии и построенной многомерной парадигмы бытия.

Помимо представления о самом дьяволе, существует также, очевидно, некая совокупность предметов и/или их фрагментов, располагающаяся в мирах с количеством измерений меньшим, чем у тех миров, где наиболее предметен дьявол, но бОльшим, чем количество измерений земного мира. Их имманентность, соответственно, значительно меньшая, чем у дьявола. Поэтому и здесь речь идёт не о простых независимых предметах (и/или их фрагментах).

А именно, речь идёт о предметах (и/или их фрагментах), которые, находясь как бы «под дьяволом», зависят от него и, таким образом, представляют собой как бы низшие сущности. Зависимость проявляется в том, что действия низших сущностей полностью, или в значительной мере, определяются действиями преимущественно одного только дьявола, который, фигурально выражаясь, находится в мирах, обладающих бОльшим количеством измерений, нежели миры, в которых присутствуют низшие сущности. Действия низших сущностей, таким образом, – это проекции действий дьявола на миры, где располагаются эти низшие сущности. Тогда становится – полагаю – окончательно понятным и вполне определимым понятие дьявола и его низших сущностей в рамках этой постулированной мною, концепции:

Дьявол, таким образом, исходя из концепции простейших представлений, основанных на построенной многомерной парадигме бытия, являет собой эвфемизм предмета с фрагментами и действиями, который находится в мирах с незначительно бОльшим количеством измерений, чем предметный земной мир, но обладающий (дьявол) такой мерой самодостаточности и самостоятельности, что обеспечивает систему и «работу» предметов и их фрагментов, находящихся в совокупности многомерных миров, с количеством измерений ниже тех миров, где наиболее предметен сам дьявол, но превышающем количество измерений земного мира.

Эти предметы и их фрагменты от него почти полностью зависят и располагаются – как было уже мною подмечено – в совокупности многомерных миров с количеством измерений ниже тех, в которых находится сам этот самодостаточный и самостоятельный предмет («дьявол»), но выше земного мира. Эти предметы и их фрагменты являют собой как бы низшие сущности, «подчиняющиеся» преимущественно самодостаточному и самостоятельному дьяволу. Эти сущности фигурируют как бы в мирах между дьявольскими мирами и земным миром.

Напомню, что ни о какой точности в плане того, где конкретно расположен этот «дьявол», в каком конкретно мире, с каким конкретно количеством измерений – речь не идёт. Во-первых, потому что – как я уже упоминал – количественные оценки мною сознательно не введены по причинам, обозначенным выше. А во-вторых, потому, что положение его, как и сущностей, принадлежащих ему в области низших миров – зависят от конкретной модели или, если угодно, концепции эзотерических знаний. Кроме того, нельзя точно указать «местонахождение» дьявола, равно как и низших сущностей, потому что их фрагменты, как и фрагменты любого многомерного предмета «разнесены», с той или иной степенью предметности, по разным многомерным мирам. Положение любого многомерного объекта с позиции САН как бы размыто, «диффузно»

Ранг низших сущностей, ниже дьявола, в рассматриваемой простейшей концепции, которые ему как бы подчиняются, в силу постулируемой мною его самодостаточности и самостоятельности, равно как и ранг самого дьявола – определяются также сложностью и многоуровневостью эзотерической концепции.

По определению, положение предмета (в данном случае ассоциированного с дьяволом) в мире с бОльшим количеством измерений – определяют более высокий ранг. А положение его (или, соответственно, низших сущностей) в мире или мирах с меньшим количеством измерений – определяют менее высокий ранг.

Второй крайний случай (наибольшая общность трактовки понятия «дьявол»)

Опустив промежуточные варианты, перейдём от простейшего случая к самому, пожалуй, наиболее сложному. Речь пойдёт о дьяволе в самом общем смысле этого понятия, какое только может быть. В бытии существуют везде сопряженные пары, обладающие противоположными свойствами, составляющие при переходе к мирам с более высоким количеством измерений, единый, уже не двойственный, не парный объект. Это могут быть пары: предмет – тень, монета: «решка и орёл», день – ночь и т.д. В квантовой механике, и, отчасти, в других областях знаний, двойственность, в сочетании с противоположностью качеств этих сопряжённых пар – носит название дуализма, или дуальности. Дуализм предметов исчезает, по мере увеличения количества измерений тех миров, с позиции которых рассматривается предмет. Это можно наблюдать на конкретном примере…

Я всегда стараюсь использовать наглядные примеры для иллюстрации той или иной закономерности, хотя степень их общности в соответствиях иллюстрируемой той или иной закономерности порою невелика. Но, тем не менее, поскольку книга несёт в значительной степени разъясняющий, популяризаторский характер, я ограничусь примерами, а не строгими доказательствами, потому что примеры всё же ярче и нагляднее зачастую любого доказательства. А, кроме того, в области отсутствия количественных оценок, математических формул, вычислений – использование именно примеров, полагаю, наиболее оправданно! Поэтому здесь – как нельзя более уместным – полагаю, необходимо перед рассмотрением темы дьявола, в наиболее общем понимании этой эзотерической категории, привести следующий пример.

Рассмотрим обычную монету. Если рассматривать её как двухмерный объект, то монета состоит из трёх частей: одной стороны, второй стороны и боковой поверхности. Таким образом, монета в двухмерном пространстве – это три объекта: одна сторона монеты, вторая её сторона и тонкий прямоугольник. Если принять во внимание то обстоятельство, что прямоугольник тонок, и, в силу этого, пренебречь им, без потери полноты общности, то в упрощённой двухмерной модели монеты будут присутствовать только две стороны. Обратите внимание на то, что каждая из сторон как бы наделена относительно земного субъекта противоположными свойствами. Действительно, если, например, субъект подбрасывает монету, и выпадает одна сторона, то субъектом принимается одно вполне определённое решение. Если же выпадает другая сторона – то решение, соответственно, принимается противоположное! Речь идёт об игре в «орла и решку». О гадании!.. О решении споров методом рандома… случайностей!..

При ответе на вопрос, что такое монета (если пренебречь её толщиной, то есть узкой прямоугольной полоской), то двухмерное пространство даёт ответ: монета – это два плоских круга (стороны), каждая из которых отвечает за принятие противоположных решений,

то есть как бы каждая наделена совершенно разными противоположными свойствами. Однако, если перейти в пространство трёх измерений (в земной, предметный мир), то монета уже будет представлять собой цельный трёхмерный объект (даже, если пренебречь, в силу тонкости, образующей цилиндра, иными словами, боковой прямоугольной полоской), который вмещает в себя, или состоит из, по крайней мере, двух противоположных параллельных поверхностей (кругов), но при этом являет собой одно целое! А не две непохожих, не образующих единое целое стороны, как было в двухмерном пространстве.

…Кстати, вполне возможным представляется и тот факт, что объект и его тень в пространствах с бОльшим количеством измерений, нежели земной мир, буду явлены единым предметом, одной частью которого будет являться световая сторона, а другой частью – теневая.

Может возникнуть вопрос, для чего я разобрал данный пример? Ответ состоит в том, что, конечно, не только ради того, чтобы показать, что двойственность обретает цельность при переходе в пространства с бОльшим количеством измерений. Я хотел провести аналогию с самым общим пониманием Бога и дьявола. Дело в том, что, в общем случае, многомерный мир (миры), ассоциированный с дьяволом, то есть тот мир, где находится дьявол, и/или сам этот мир, соответственно, вариабельны. И может показаться, что этот мир находится вообще где угодно между многомерными мирами, соответственно, с количеством измерений, близким к бесконечному (насколько близкими?..) и земным миром.

Следовательно, из-за полной вариабельности нахождения предмета, ассоциированного с дьяволом, его можно поместить куда угодно, если говорить о самом общем случае, за исключением небытия, потому что небытие может существовать – как было показано ранее – только в полном отсутствии своего существования, как бы парадоксально это ни звучало! Также нельзя поместить дьявола в многомерные миры, количество измерений которых близко к бесконечно мерному миру (к Богу). Бог, по сути, сам и является бесконечно мерным миром, поскольку в этом мире всё настолько упрощено, что кроме Бога – там никого и не может быть, на что я указывал ранее. Но, в отличие от Бога, который находится на самой вершине бытия, то есть в мире с бесконечным количеством измерений, для понятия «дьявол» не существует области наибольшей детерминированности, или наибольшей степени предметности. Разумеется, поместить его в бесконечно мерный мир также никоим образом нельзя, даже фрагментарно!

И эта неопределённость его существования возможна только, если произвести попытку детерминировать понятие «дьявол», как было указано ранее, в самом широком смысле, то есть с наибольшей степенью общности. Приведённый выше пример с монетой – одна из иллюстраций того, как можно интерпретировать сопряжённую противоположную пару понятий «Бог-дьявол».

Действительно, если допустить, хотя бы чисто гипотетически, существование более общего многомерного бытия, в которое рассмотренное мною в данной монографии многомерное многообразие было бы включено как составная часть (кстати, в принципе, ничто не мешает так предположить), и это более общее бытие объединяло бы множество многомерных систем бытия (а их количество может быть и бесконечным), то можно было бы ожидать, что в некотором из многомерных миров, но уже принадлежащем более общему многомерному бытию, – пара «Бог-дьявол» могла бы быть единым целым (Свет – тень). Ситуация здесь как раз подобна той, которая была описана мною в примере с монетой. Так, монета обретала цельность в трехмерном пространстве. Хотя в двухмерном пространстве она неизбежно распадалась, по крайней мере, на две составляющие.

Она распадалась, таким образом, на два плоских круга. Каждый из них представлял собой одну из сторон монеты. Причём, выпадение какого-либо вполне определённого круга в игре «орёл-решка» знаменовало принятие вполне определённого решения. В то время как выпадение другой стороны (другого круга) указывало на необходимость принятия противоположное решения. Именно противоположного, а не просто иного! Но аналогия с сопряжением «Бог-дьявол» здесь, в данном примере, заключена не в полной мере именно в принятии решений или в двойственности! Аналогия состоит в том, что если рассматривать знаково, – то одна сторона, фигурально выражаясь, была положительной, и ассоциировалась с добром (качество, которым в наивысшей степени наделён Бог – Свет). Другая же сторона, соответственно, ассоциировалась со злом (качество, которым в наивысшей степени наделён дьявол – тень).

Из этого явствует не только двойственность, что является необходимым, но ещё не достаточным условием дуализма как такового. Из этого следует то, что, подобно противоположностям «добро» и «зло» (олицетворениями которых в самом высоком смысле являются, соответственно, Бог и дьявол), каждой стороне монеты тоже соответствовала бы противоположность. Эта противоположность заключалась в противоположности выбора решений! Таким образом, пара «орёл-решка» также дуальна, как и пара «Бог-дьявол»! В этом-то максимально и проявляется аналогия. При максимальном повышении общности, то есть в более общем многомерном бытии, включающем и разобранное мною в настоящей книге многомерное многообразие и другие многомерные системы бытия, дуализм пары «Бог-дьявол» исчезал бы!!! То есть Бог и дьявол становились бы ЕДИНЫМ предметом, имеющим два противоположных качества: СВЕТ – БОГ, ТЕНЬ – ДЬЯВОЛ! И – никакого дуализма!

Однако написанное мною носит столь запредельно обобщающий и абстрактный характер, что на данном этапе это обобщение (когда постулируется существование множества многомерных систем бытия, каждое из которых как бы вкладывается в другое, более общее, как одна матрёшка в другую) – не имеет совершенно не только никакого практического интереса, но, пожалуй, и теоретического. Абстрактные обобщения такого уровня требуют более детальной смысловой проработки. Сейчас, на страницах данной книги, такая проработка осуществлена не будет, по вполне понятным причинам.

Поэтому, необходимо пока интерпретировать понятие «дьявол» именно так, как было разобрано подробно при рассмотрении первого крайнего простейшего случая, когда речь шла о мирах с малым количеством измерений, исходя из простейшей модели, где он (дьявол) ассоциировался как независимый самодостаточный и самостоятельный предмет с фрагментами, главенствующий над низшими сущностями.

Напомню, что в первой простейшей интерпретации постулировалось, что дьявол существует в мирах, выше тех, где находятся низшие сущности, которыми он, образно говоря, управляет, но не около миров, близких к бесконечномерным мирам, в которых находятся высшие сущности и, соответственно, Бог – как вершина многомерного многообразия. Напомню, что Бог существует как целостный неделимый мир с бесконечным числом измерений.

На этом с интерпретациями понятия дьявол (в данной книге оно представляет собой некий эвфемизм, ибо в многомерной модели бытия я не вводил для него самостоятельного определения) мне бы хотелось закончить, ибо ускользающее от привычной логики понятие очень трудно не только анализировать, но и просто описать! Прошу прощения у читателя за, возможно, большую тяжеловесность описания всего того, что связано с понятием дьявола. Но хотя бы небольшую часть (а я касался лишь небольшой части) надо было разобрать, иначе описание аналогий моей модели многомерного многообразия, представленной в данной монографии, было бы весьма неполным. На этом позвольте завершить 5.3.


5.4 Наиболее абстрактная парадигма многомерного бытия

Выскажу теперь некоторые соображения по возможности и необходимости построения наиболее общей структуры многомерного бытия (или, лучше сказать, в силу отсутствия множественного числа у слова «бытие» - многомерных систем бытия).

Изначально мною была построена возможная модель лишь как бы одной системы бытия, включающая в себя, если говорить вкратце, бесконечное множество многомерных миров, отличающихся количеством измерений (см. первые главы настоящей книги). Иерархизация миров проводилась по принципу от низших (одномерного, двухмерного…) до бесконечно мерного (Бог) – как бы снизу вверх – по вертикали. Причём, низшие миры имели самую низкую степень предметности, включая все предметы, находящиеся в них. А высшие миры – самую высокую степень предметности. Однако, если посмотреть на эту модель с позиции ещё большей степени общности, то можно понять, что таких многомерных систем бытия может существовать бесконечное количество (ибо этому предположению ничто не препятствует), и все эти системы подчинены похожей модели иерархии.

Иными словами, все эти многомерные системы бытия составляют ещё одно как бы более высокоуровневое бытие, которое также может являться частью ещё более высокоуровневого бытия… и так – снова – до бесконечности, как по принципу цепной реакции. Я уже упоминал о том, что представить подобное более-менее наглядно крайне сложно, и возможно только чисто умозрительное представление. Какие-либо логические построения, и даже само описание такой слишком обобщённой модели, крайне затруднительны, если не сказать, что невозможны.

Во всяком случае, для логического осмысления этой «модели моделей…» – и так до бесконечности – потребуется, вероятно, не одна монография, но весьма значительное количество монографий. И проблема здесь состоит ещё и в том, что потребуется более сложная логика, абсолютно непривычная для земных субъектов. Однако упомянуть о такой – более сложной модели бытия, я счёл необходимым, ибо, в том числе и этому, посвящена настоящая монография.

В завершение разговора об обобщённой модели (парадигме) многомерного бытия, включающей в себя, в общем случае, сколь угодно большое количество предложенных мною и разобранных в первых трёх главах данной монографии как бы частных систем многомерного бытия, хотелось бы, как всегда, привести мысленный рисунок, иллюстрирующий в какой-то мере эту обобщённую модель.

Представим себе булку с изюмом. Сама булка являет собой образ обобщённой модели многомерного бытия, а множество изюминок в ней – это образы частных систем многомерного бытия, каждая из которых включена в обобщённую парадигму. Между изюминками (системами бытия) имеются в той или иной мере взаимосвязи. Их образ отражен в булке в виде самого хлеба, из которого состоит булка, и который занимает всё пространство булки между отдельными изюминками. Разумеется, можно было бы постулировать существования небытия отсутствием всего (пустотою), которое могло бы быть, если бы я предложил рассмотреть не пример с булкой, а какой-либо иной пример. Однако я специально отказался от других примеров, где наличествует отсутствие всего между отдельными частными многомерными системами бытия, поскольку предположил наличие некой связности между этими отдельными частными моделями многомерного бытия.

Таким образом, можно постулировать отсутствие небытия, если одни системы бытия бесконечно входят в другие, более общие, системы бытия.

Однако сам по себе пример с одной только булкой ещё не вполне отражает истинную обобщённую картину бытия, с самой наивысшей степенью абстрагирования. Такую «сверхобобщённую модель» можно представить себе лишь в том случае, если предположить, что эта булка с изюминками находится в некой бесконечно большой коробке. А коробка, в свою очередь, вмещает в себя энное количество булок с изюминками. Причём количество булок в коробке может достигать бесконечного числа! То есть коробка должна иметь, по сути, бесконечный объём. Но и это далеко не всё! Наивысшая степень обобщения многомерной абстрактной парадигмы бытия достигается, если коробок с булками тоже бесконечное количество, и они помещены, например, в мешок, имеющий бесконечный объём, ибо только бесконечный объём способен вместить в себя бесконечное число коробок с булками, начинёнными бесконечным количеством изюминок. Мешков с коробками также должно быть бесконечное количество, и все они должны быть помещены в помещение, имеющее также, соответственно, бесконечный объём. Далее, Вы уже поняли, помещений с мешками – бесконечное количество, и они также находятся в каком-то бесконечном объёме…

Если допустить, что такое количество вложений – одного в другое – также бесконечно, то в этом случае мы и получим пример, или, если угодно,

образ той самой абстрактной, самой обобщённой модели многомерного бытия, где Бог существует уже в самом общем, бесконечном, самом высшем объёме, куда включены всё остальные объёмы, причём, он находится не просто в самом высшем объёме, куда, фигурально выражаясь, помещено всё (!), но и в мире этого высшего объёма, имеющем бесконечное количество измерений.

Вот – какая невероять открывается за тайной наиболее общей абстрактной парадигмы многомерного бытия!

Если Вы спросите: а как же тогда интерпретировать бесконечное число «Богов», находящихся в частных и вложенных системах многомерного многообразия, то я отвечу, что вся эта сложная конструкция не потеряет полноты общности, если её свести к изначально рассмотренной в данной книге одной многомерной парадигме бытия, поскольку количество многомерных миров в ней – всё равно – бесконечно. А бесконечность бесконечностей – по сути, та же одна бесконечность.

И достаточно, таким образом, понятия одного Бога, введённого изначально в многомерную парадигму бытия, рассмотренную в первых двух – трёх главах настоящей книги.

То есть все эти бесконечные включения – одних систем бытия в другие – по сути, не вносят никакой новизны и – тем более – не имеют практической значимости. Хотя само построение такой абстрактной обобщённой парадигмы многомерного бытия, с бесконечными включениями в неё других многомерных систем, которые – в свою очередь – включены ещё в одни системы… и так далее… – только лишь развивает воображение и естественно существует вполне реально. И – возможно – как раз и соответствует действительности в самом общем смысле. На практике такой модели может вовсе не потребоваться. Эти рассуждения, в значительной мере, схоластичны, хотя и справедливы, если стремиться к обобщениям.

Вообще, если речь идёт об индуктивном методе познания (а только он, как показывает опыт, является основой настоящей науки и объективного познания), то более справедливым всегда будет то рассуждение, парадигма или модель, которые имеют бОльшую общность, по сравнению с другими, (частностями). (Поэтому рассмотрение наиболее общей, абстрактной парадигмы бытия вполне оправданно!)

Это обстоятельство явствует уже хотя бы из того, что все эти частные случаи (модели) никуда не исчезнут, их справедливость не нарушится, но они будут включены в более общую парадигму как составные части. Собственно, то что я сейчас показал геометрически – суть ни что иное как иллюстрация давно известного в физики и доказанного на практике – так называемого – принципа соответствия Бора (из теоретической физики). Он-то как раз и заключается в том, что любая общая теория будет верна для более широкого круга явлений, по сравнению с частной теорией, если любая частная теория входит без противоречий в более общую, причём, таким образом, что любая частная теория, входящая в более общую как составная часть, будет давать правильные результаты при сужении границ применимости, то есть для менее широкого круга явлений.

Например, теория тяготения Ньютона справедлива для суженных границ применимости, то есть, грубо говоря, при малых силовых полях и скоростях, хотя входит в более общую теорию относительности Эйнштейна как частный случай – для малых скоростей и малых силовых полей.

Сама же теория Эйнштейна работает при расширении границ применимости, то есть при высоких скоростях и больших напряжённостях силовых полей. Пример булки с изюминками и дальнейшими «вложениями» (см. выше) иллюстрирует этот боровский принцип соответствия геометрически, причём не просто геометрически, а стереометрически! Поэтому существование абстрактной обобщённой теории (модели) многомерного бытия вполне справедливо, хотя и схоластично, и не имеет практической, да, в общем-то, как и было указано выше, теоретической значимости.

Сама же не абстрактная модель многомерного многообразия – как было уже отчасти показано в первых двух главах – имеет практическую значимость, и может её значительно расширить в перспективе недалёкого – надеюсь – будущего, когда будет возможно, например, изобрести приборы, визуализирующие время и другие направления по ортогональным осям многомерных миров. Если, конечно, человеческая цивилизация окончательно не сойдёт с ума, но сумеет не только выжить, но и «хорошенько прочистить себе мозги»…

(Продолжение: Глава 6)

(c) Алексей Леонтьевич Борычев
Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Свидетельство о публикации № 19610 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...

  • © Алексей Борычев :
  • Проза
  • Читателей: 263
  • Комментариев: 0
  • 2021-12-20

Стихи.Про
Многомерное многообразие. Глава 5. Взаимная связь всех событий и объектов. Имманентность и трансцендентность. Бесконечное – в малом. Взаимосвязь предметов через многомерные миры. Оккультные знания. В каком-либо сколь угодно малом предмете присутствует полная информация обо всех предметах многомерного бытия, равно как, в силу общего принципа симметрии, сколь угодно большой предмет несёт в себе информацию о любом, в том числе, и бесконечно малом предмете, существующем в многомерном бытии.
Краткое описание и ключевые слова для: Многомерное многообразие. Глава 5

Проголосуйте за: Многомерное многообразие. Глава 5


    Произведения по теме:
  • Многомерное многообразие. Глава 6
  • Многомерное многообразие. Глава 6. Системы познания. Структура многомерной парадигмы. Существующее направление развития цивилизации. Возможности многомерной парадигмы бытия. Бытие многомерно и
  • Многомерное многообразие. Глава 4
  • Многомерное многообразие. Глава 4. Субъекты и объекты многомерных миров. Наитие. Определение и свойства небытия. Каким образом будут выглядеть субъекты и объекты вне обычного пространства-времени?
  • Многомерное многообразие. Глава 2
  • Многомерное многообразие. Глава 2. Философская проза. Вопросы бытия. События, явления и законы при описании их в координатах многомерных пространств и упрощение их при описании их в четырёхмерном

 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: