С Днём поэзии!

      
 

* * *

Поэзия есть Бог в святых местах земли.
                               В. Жуковский


Поэзия ли Бог, она жива ли Богом,
одно уж точно: Он – поэзиею жив,
всю Землю окропив её горячим слогом,
из песен и стихов покров её сложив. –

От этого весной нам души распирает
всесильная, больная, весёлая тоска.
Не сокрушит души и недоступность рая,
ведь полнота – под сердцем, как истина, близка.

Ждёт в мире забытьё тебя и Муз. – Но эта,
спасительней мольбы, прощения сильней,
поющею листвой восходит над планетой.
Поэзия – в веках, и Бог её – при ней,

и свет ещё при ней, и чистота, и мера,
и свежесть простоты, и жертва, и разбой.
Поэзия ли – Бог, она ль Его химера,
одно уж точно: в ней – всё счастие и боль.

Стихи о поэзии, 2004 г.

МИСТИКА

Мира поэзии синяя с белым мистика
Воротом давит праздничной красной сорочки!
                            Людмила Десятникова


Мистика – красная с белым сорочка,
по вороту и по подолу – крестик,
знаки того,
что земля с небом вместе,
суть их – в одной оболочке.

Поэзия – мистическая страна,
вышитая
рукописными рунами,
вдохновлённая
полнолуниями,
единством с небом
озарена.

Мистика поэзии –
выше, чем поэзия мистики,
в ней больше этажей узорных и ярусов,
плещется на ветру
звонким парусом,
спешащим на поиски
граней Истины.

2011 г.

* * *

...где пишет на песке, как гений,
Волна следы своих волнений...
                    Давид Самойлов


В поэзии следы своих волнений
отображаем сладко, словно обморок,
как память о когда-то милой тени
и о звучаньи голоса глубокого.

Но отчего-то зримей всё и истинней,
когда роняем исподволь, украдкою
лишь знак того, откуда чувство вытекло
и в нас осталось вечною загадкою.

2008 г.

КАПКАНЫ СЛОВ

Капканы расставляем мы повсюду –
на жест, походку, тему, мысль и знак,
на тесную лазейку для верблюда,
на друга и врага, на просто так.

И ждём (раскрыв наитий тёмных пасти,
созвучия наживок предъявив)
анапеста развесистые сласти
и дактиля румянейший налив.

А этот зверь и сам готов попасться,
и сам бежит в охотку на ловца,
который может век прозаседаться
и скиснуть ради красного словца.

Но если не зараза стихоплётства,
так это даже крепче, чем родство, –
души и духа сладкое сиротство,
пронзившее навылет естество,

такая жажда ритма и полёта
и сгустки прошлой боли и трухи!.. –
что ты ещё не понял, для чего то,
а получились – слёзы и стихи.

2004 г.

* * *

Все жизнью жёсткою живём, как жесть, простой,
Без завитков и украшений.
...в забытых призрачных сказавшая стихах
Про «пышный дом царей на скате позлащённом».
                                    Александр Кушнер


Без завитков и украшений,
прямой, как жесть, и неживой
жизнь может быть, то вне сомнений.
Но вне купели родовой,

в которой крестят «позлащённо»,
где гордо «ходит кот учёный»,
поэзии не быть никак!
Лишь безответственный чудак

позволил бы себе причуду
высокопарности простуду
в своей поэзии пресечь
и трезвую расставить речь,

прямую, словно парта в школе,
захомутать, обезглаголить
и «смоделировать процесс»,
где слово есть, а дух – исчез...

2007 г.

* * *

Я собираю шёпот листопада
в лукошко красноватых, спелых строк.
Кому подать – для чувства и для взгляда –
пропитанный гармонией листок,

простой, тетрадный, в клеточку, листочек?
Он всё в своем пространстве совместил:
дыхание земли, души росточек,
и звёздный рой, и пасеку светил,

палитры снов, и сферы жизни вечной,
и бор под тёплым, солнечным ковром
иголок – всё, что надобно для встречи
поэзии с чернилами-пером,

чтоб тихо длился шёпот листопада
и вызрела божественная речь,
готовая – для чувства и для взгляда –
на коврик строк без самомненья лечь.

2003 г.

ДОМ СТИХОВ

Дом стихов не бывает обычным и серым,
совершенно нормальным на цвет и на вид.
Он всегда самой жаркой и яростной веры,
от которой и сердце, как солнце, – в зенит!

Дом стихов – сумасшедший, немножко со сдвигом,
выпирает из блочных, шаблонных домов
так, как чьей-то поэзии славная книга
выпирает из полочки узких умов.

Не осилить её, да и дом не осилить:
среди стен типовых и панельных никак
невозможна взрывная и яркая сила,
невозможна высокая эта тоска!

В этом доме стихов всё крылато не в меру,
соловьи и сверчки не шагают в строю,
в этом доме вам надо быть странным и первым,
чтоб успеть прокричать людям правду свою...

2018 г.

ПОЭЗИЯ

1

От тебя бьёт током и веет метелью,
пахнет холодной пустой постелью,
полымем злой любви.
Бедною – не зови!
Я, словно Ротшильд, тобой богата,
только опасна за это плата:
чужд всем и одинок
звонких созвучий бог,

горек, как хлеб без родного крова,
путник, кому не хватило Зова.
Вечных скитаний брат.
Мечется между врат.
Я до последних морщин и зуба
люба тебе! И ты мне люба
так, что пожар в крови!
Бедною – не зови.

Ты – моя скупость, моё богатство,
чисел вражда и гармоний братство.
Ум – вне систем ума –
ты, да и я сама.
Я за тебя – из огня да в воду,
тёмную. В бездну, без дна и брода.
Ночь – это ты плюс я,
свет мой, поэзия!

2

Поэзия – гибельная тоска,
несчастья счастливый случай,
бессонниц дуло в ночи у виска
раной слепых созвучий,

рваной, разрывной, ведущей во тьму
сгустком души и света,
когда нет покоя ни ей, ни уму,
но все благодарны за это.

3

Ты – это души в порыве к свету,
это – как сердце подставить ветру,
выжечь себя и расширить грани
самых безумных, слепых исканий.

Ты – это бродишь по бездорожью,
пробуешь пропасти неосторожно.
Мир полюбив, отдаёшься – Небу
жадно, смешно и почти нелепо.

Ты – моя синь, мой хребет и стержень.
В море твоём не пребуду прежней:
ни одного годка – без движенья,
солнце моё, моё наважденье!

2002 г.

4

Этот злой – и высокий, прекрасный недуг,
роковое брожение слова.
Это мысли кружащийся замкнутый круг,
это центростремительный омут.

Вызревание гибельной звёздной тоски,
Невозможность сказать её ясно.
Невесомы приметы, надрывны шаги.
Труд нелепый, наивный, опасный.

Лихорадка. Несдержанный яростный чих.
Воспалённая рана прозренья.
Неприученность к жизни «от сих и до сих».
Неприглядный процесс очищенья.

Ненормально-счастливый, восторженный взгляд
и надежда – посмертно, но сбыться.
Нет иного пути, нет отхода назад
На распятой прилюдно странице.

2000 г.

5

Ты во мне завелась сама,
как заводится в шкафчике моль,
как заводится вечером тьма
и увесистых звёзд фасоль.

Ты без спроса в меня вошла,
как заходит в бухту корвет.
Ты мне прислана Кем-то была,
как с ничейным письмом конверт.

И теперь не понять, где ты,
а где я, кто из нас здесь был,
чьи осели в туман черты,
кто кого сочинил...

День поэзии стихи, 2007 г.

* * *

А семечко стиха, как косточка от сливы,
округло и тепло души буравя плен,
пока что тяжело и даже некрасиво,
но нет ему стыда, и нет ему замен.

И вырастет, струясь тепло и шелковисто,
и отойдёт от вас, как будто не родня,
на праздник и на свет серебряного свиста,
уверено: «Никто – божественней меня!»

Из слёз и шелухи, из белой плоти лука,
хрустящая стерня, слепящая свирель,
оно уже – своё и выбрало – разлуку,
и выбрало – листа жемчужную метель,

и внятно, и тепло впечатано в страницы.
Не в чаяньях похвал, не нужно никому,
оно от вас умчит в бумажной колеснице –
а кто его послал, неведомо ему.

2004 г.

* * *

Но чтоб крохотный светик
в потёмках сердец не потух,
нам даёт свой венок –
ничего не поделаешь – Вечность
и всё дальше ведёт –
ничего не поделаешь – Дух.
                   Борис Чичибабин


Мой крохотный светик поэзии, пой, не молчи!
Пусть даст тебе Вечность от Царствия Духа ключи.
Но если не сможешь ты мысли в прикрасы облечь,
пусть будет твоя безыскусна правдивая речь.
Коль станешь пред выбором: лавры иль Истины Дух,
знай: слава – не лучшая в пламенном списке из двух.

2003 г.

* * *

Как лестно: государству не служить
(и – подчеркну – особенно чужому).
В запас ушло тщеславье. Страх изжит,
к ногтю придавлен, выдворен из дому.

А плата, выгода – сойдётся и без них.
Жила ведь как-то? Проживу и дальше.
Чтоб просто находил на душу стих,
дышал и пел, без задней мысли фальши.

Не строить планов. Не считать слушков,
ползущих удивительно нахально.
Бог с ними! Нынче время – для стишков.
Вдруг хоть один случится гениальным.

Не дёргаться. Не брать под козырек,
чтоб исполнять заведомую к...ку.
Вносить в Поэзию посильный свой оброк
и честно портить белую бумагу.

2010 г.

* * *

У каждого судьба своя –
фавор времён иль толща
несбывшегося бытия,
что гложет псиной тощей.

У каждого круги свои
гармонии и ада,
и за зияньем полыньи
случается награда.

Но как объять, предостеречь
иль вымолить – не знаю.
Лишь знаю, что родная речь
недалека от рая.

2004 г.

* * *

Ты не можешь писать по-старому,
если мир так по-детски юн
и бредёт луговыми травами
наш украинский кот Баюн,

и никем ещё быль не писана
этой свежей страны, и воск
её «звёзд» нам по миру вызвонить
не мешает культурный лоск.

Всё, что будет, ещё не понято,
не разжёвано, что и как.
Только, житом и небом пронятый,
смутным временем пахнет стяг.

Только броды пока не пройдены,
не освоена явь и новь,
не допущена к гимнам Родине
двуязычная наша кровь.

И темно: кто нам «свой»? кто «нелюди»?
От кого боронить слова,
чтоб сманить иномовной прелестью
не посмела нас их молва?

И размыт наш простор меж ярами,
новым ветром просвистан свет...
Ты не можешь писать по-старому,
если старого больше нет!

2001 г.

* * *

Зиккураты Вавилонов – снеговых, искристых, белых –
вырастают в подворотнях, в закоулках и дворах.
Снова снежные знамёна словно выписаны мелом,
лишь с поправкой на «сегодня» сотворённое Вчера.

Эти заводи-лиманы белых брызг и белых башен,
белых клавиш и манжет и чёрной твари из глубин –
горькой зависти изъяны; гость вчерашний, страх вчерашний.
И себя познавший тщетно трепыхается один.

Что понять у жизнь коптивших, пробегавших по дорожкам,
пивших, евших и любивших – и оставшихся ни с чем?
Даже если ехать тише, даже если легче тоже,
все равно с тебя не спишут не случившихся поэм.

Выбирай свою стихию, выбери свой знак и слово –
но когда б не чьих-то фобий тяжелейшее пике,
выбрал бы слова такие близкие, как чувство крова,
а не сгустки ржавых копий времени на сквозняке.

Не из детского упорства, не из мелочной обиды.
Голосила б – как твердила свой костяк, свои снега.
Походи по жизни просто, ненавязчиво, безвидно,
как обычное светило, чтоб светилась вся строка.

И тогда познаешь тоже эти фобии и филы,
и себя познаешь, словно не случившийся родник.
Помоги поверить, Боже, что талантливы нехило,
что не выдадим знамёна, не изгладим свой язык!

2006 г.

СВОБОДА

Я пасу одуванчики...
     Рэна Одуванчик


Ты пасёшь одуванчики – я выпасаю жуков
в жгучий чёрный горошек. Медлительных божьих коровок
из травы выбираю, как спелые вишни стихов.
Каждый крошечный жук – утомлённого солнца осколок.

Ты пасёшь одуванчики, пряча их в розе ветров,
доверяя стихиям их нежное белое пламя.
Я коровок пасу в палисаднике вздохов и слов.
Или это они из заката являются сами?

Будто угли в костре – их доспехов малиновый звон.
Золотистый плюмаж облаков – паладинов покоя,
арбалеты травы и забрала опущенных крон...
Мы с тобой – по безумью
                        вдохновенные сёстры, по боли.

И, на приступ идя тех чеканных, ямбических волн
перед башней ветров, где рыдают пространства и своды,
присягали без слов на гвоздиках вечерних знамён
сокровенно хранить эту страшную тайну свободы.

Не понять в суете лихорадочно скачущих дней,
почему мы пасём бесполезное, сорное стадо,
и глотаем закат обречённее, глуше, острей,
принимая и боль, словно лучшую в мире награду.

2004 г.

СТЫД

Ты – маршал стада, стар и сыт,
Я – в центре стада – стыд.
                  Виктор Соснора


Он в стаде сыт, я в стаде – стыд,
мой негативен аппетит,
и я не сыт, пока я – стыд
голодный, жадный, злой.
Я не могу быть сыт, пока
меня терзает языка
сверхаскетичная тоска:
я – ей служа – изгой.

Какой весомый аргумент:
он – маршал, мрамор, монумент,
я – скоморох, босой пророк
и попросту дурак.
Но всё же это дело так
оставить, словно он – мастак,
а я – невежда и сопляк,
увы, нельзя никак.

Я в маршалах бы жить не смог –
я бы протух, прогорк, продрог,
да просто б напрочь изнемог,
когда б не маета.
Меня спасает этот стыд:
я, может быть, им жив и сыт,
я отлучён от всех корыт
по праву нескота.

Да здравствует язык живой!
К нему с повинной головой
иду как времени изгой
на вечный водопой.
Я вечный раб, я вечный плут,
меня сметут и оплюют,
но я продлил свой голос вдаль.
Мне ничего не жаль.

Я отстыжусь за всех за тех,
кого прельщает жар утех,
кому необходим успех,
кому не страшен грех.
Я – очистительный козёл,
я – жертва, я несыт и гол,
но я передаю Глагол,
чтоб он бессмертно цвёл.

2005 г.

У ФОНТАНА

Не продаётся вдохновенье,
Но можно рукопись продать.
                 А. С. Пушкин


Властители холстов и красок,
мольбертов солнечные боги,
вы все здесь, у фонтана, сразу
суетных жаждете итогов,

простых, земных – не Божьих знаков,
которых мне за труд не видеть,
всю душу вылив на бумагу
в припадке творческих открытий.

Почём припадок вдохновенья?
Во что оцените бессонность?
На что сменяю звёзды в пене
и веры горькую огромность?

Куда уйти от безответной,
мучительной любви к иному –
к безмерному простору ветра,
не тварному, а Духа дому?

Куда себя отдать, пристроить,
до атома и до созвучья?
Весь жар бродяжьей чистой крови
отдам за Бога слабый лучик!

Не слушают, что шепчут губы,
нигде не к месту руки эти,
хотя б стихи и стали любы
на безответном нашем свете, –

ведь их не вывесить в гостиной
и не вложить в порханье моды.
Стихи – не броские картины. –
То, что свободно и бесплотно.

А рукопись, увы, сгорает,
и рукопись, увы, теряют.
Стихи давно не продаются,
лишь в чьих-то душах остаются.

2004 г.

В БЕЗДНЫ СМЫСЛА

Бездумность над поэзией нависла.
Да вот, никто не научил пока,
как пресные хлебцы идей и смысла
смешать с паприкой острой языка,

с аджикою из запахов и красок
и со стручками формы... – Если б! Но,
увы, кто завывает: «Мир – прекрасен!»,
не числит пресноту своей виной.

Привет тебе, флёр простодушной грусти,
тончайшее струение воды!
Полит больной печалью каждый кустик:
не образы, а Чистые Пруды.

Но что мне заумь и Парнас метафор...
Хочу паприки подлинных глубин,
открытий сердца, целый звёздный табор
о подвиге, о вере, о любви.

Сейчас мне это – и важней, и лучше:
души глубинный шёпот и шпагат
и острота видений неминучих,
ведущих в бездны смысла наугад.

2006 г.

МУЗЫКА СЛОВ

На музыку свою обречена,
я слушаю, а жизнь проходит мимо,
и, глядя сквозь неё, я вижу камни дна
и радужный песок –
               всё, что невыразимо.

Молчать я не смогу – мне не дано,
но то, что я пишу,
         не подлежит рассудку,
метафор всё кружит веретено
и нежно, и торжественно, и жутко.

О, музыка, звучащая во мне! –
вот все мои стихи,
вот все мои размеры,
и рифмы в их прозрачной глубине
не могут быть без подвига и веры.

А малый подвиг веры в том и есть,
что мир я собираю ежедневный,
и он стремится дождиком осесть
на музыки струящиеся стены.

Он – это просто сон наоборот,
когда фантазией ты пишешь влажной –
и оттого из тучи дождь идёт
грядущий и вообще позавчерашний.

Я музыки накручиваю нить,
я успеваю выбрать всё до капли,
а музыке-то что!
               Ей лишь бы плыть и плыть
и жизнь в себе нести стихом, не так ли?

2007 г.

Стихи о поэзии 

4 Проголосовало

Стихи о поэзии. День поэзии стихи
Избранное: стихи о поэзии, стихи о русском языке
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...
В можете поделиться ссылкой на материалы на сайтах и в социальных сетях!
  • © Светлана Скорик :
  • Стихи о поэзии
  • У стихотворения 695 читателей.
  • Комментариев: 6
  • 2019-03-21

Подборка стихотворений по теме С Днём поэзии! - Стихи о поэзии. Краткое описания стихотворения С Днём поэзии! из рубрики Стихи о поэзии :

Стихи о поэзии. День поэзии стихи. Поэзия ли Бог, она жива ли Богом, одно уж точно: Он – поэзиею жив. Поэзия – мистическая страна. В поэзии следы своих волнений отображаем. Всё, что надобно для встречи поэзии с пером. Поэзии славная книга.
Поэзия (греч. «творчество, сотворение») — особый способ организации речи; привнесение в речь дополнительной меры (измерения), не определённой потребностями обыденного языка; словесное художественное творчество, преимущественно стихотворное (в узком смысле термина).
Википедия

Проголосуйте за стихотворение: С Днём поэзии!

Стихотворения из раздела Стихи о поэзии:
  • Поэзия – ты Церковь
  • Стихи о единой Церкви Поэзии, о её целительных свойствах, об утешении, которое она несёт всем обиженным неумолимыми небесами. И припадаешь ты к религии стиха, К великой магии поэзии и мысли. Михаил
  • Читая Людмилу Десятникову
  • Стихи о поэтах и поэзии, о важности для понимания стихов понимания самой личности поэта. Стихи посвящение Людмиле Десятниковой. Поэзия – это, в первую очередь, сам поэт. Михаил Перченко.
  • Поэзия
  • Стихи о поэзии.
Стихи о поэзии

  • Павел Рыков Автор offline 21-03-2019
С ПРАЗДНИКОМ ВСЕХ БОЛЕЮЩИХ ЭТОЙ ПРЕКРАСНОЙ БОЛЕЗНЬЮ!
А ВАС, СВЕТЛАНА ИВАНОВНА - В ПЕРВУЮ ГОЛОВУ!
  • Валерий Кузнецов Автор offline 22-03-2019
С праздником, который всегда с тобой!
  • Ольга Лебединская Автор offline 22-03-2019
С праздником всех, друзья!
  • Безух Юрий Валентинович Автор offline 22-03-2019
С праздником, коллеги. И пусть не покидает "Стыд" и отвращает от корыт.
  • Оксана Маршал Автор offline 23-03-2019
Все верно о поэзии, о душах, о стремлениях, о вечности!
  • Михаил Перченко Автор offline 29-04-2019
Люблю без спеси и рези я
тебя, дорогая моя ПОЭЗИЯ!
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: