Яблоки бессмертия

Каждому свойственно стремление узнать хотя бы что-нибудь о своих предках, представить их мысли, образ жизни, быт. И тогда происходит необыкновенное чудо. Обрастают плотью и кровью, превращаясь на наших глазах в живых людей, сказочные образы – Баба Яга, Кащей Бессмертный, Кикимора, Домовые и даже Злыдни. Это потом они переместились в волшебную сказку.


ЯБЛОКИ БЕССМЕРТИЯ
(рассказ)

     Каждому отдельному человеку и народу в целом свойственно стремление узнать, откуда всё пошло. Узнать всё или, если это невозможно, хотя бы что-нибудь о своих предках, о тех, кто был до нас, представить их мысли, образ жизни, быт, буквально всё – это всегда заманчиво.
     Обращаясь вспять, мы доходим до легендарных времен первых князей Киевской Руси, пытаемся раздвинуть плотную завесу времени, окутавшую историю. Буквально каждый научный факт на вес золота. Современная наука научилась там, где всё молчит, где, казалось бы, на первый взгляд, нет конкретных фактов, добывать важные и точные сведения.
     И тогда происходит необыкновенное чудо. Обрастают плотью и кровью, превращаясь на наших глазах в живых людей, известные еще с детских времен сказочные образы – Баба Яга, Кащей Бессмертный, Кикимора, Домовые и даже Злыдни. Это потом они переместились в волшебную сказку, сохраненную народом, и в этой сказке дошли до нас.
     В своей реальной жизни они, естественно, никогда не предполагали, что время их отполирует прямо-таки до символов. Возьмите хоты бы Бабу Ягу – чего только не «навешали» на нее! И «костяная нога» у нее, и живет обязательно в лесу в избушке на курьих ножках, и забор вокруг избушки из человечьих костей, и передвигается не ианче как на метле. В общем, типичная фантастика для детей дошкольного возраста. А оказывается, Баба Яга пришла к нам из далекой эпохи энеолита, когда в связи с изменением общественных порядков женщина стала терять главенствующую роль в роде и на первое место постепенно стал выдвигаться мужчина. И вот Баба Яга, эта мудрая и работящая правительница рода, в результате острой и продолжительной борьбы между матриархатом и патриархатом превращается в злобную и недалекую старуху, способную на всякую подлость. Произошла эта трансформация ценностей где-то на рубеже IV-III тыс. до н. э. Просто кажется невероятным, что Баба Яга из такой седой древности. И Кащей Бессмертынй, в свою очередь, тоже не такой уж и страшный: кащеями называли бедняков и пленников. Впоследствии имя стало нарицательным, забылся основной смысл. Кащей Бессмертный превратился в злого чародея, выше всего ставившего свою личную безопасность.
     Попытаемся же реконструировать далекое прошлое. Для этого много не надо – достаточно перейти мост через Старый Днепр и попасть на остров Хортица в Запорожье.
     Отсюда всего пять минут ходу к древнему кургану. Во все стороны от него раскинулся лес. Затаитесь в нем и прислушайтесь – вначале будет тихо, но, не слыша вас, лес опять наполнится шумом, невнятным говором, заживет своей жизнью. Вам надо набраться терпения и ждать, и первой мимо вас прошмыгнет Берегиня, эта скромная жительница водоемов и рек, боязливо оглядываясь по сторонам. Затем – Водяной, что-то недовольно бормоча себе под нос, остановится напротив вас, пытаясь рассмотреть, кто это там притаился за деревом, но, так и не распознав, неспеша удалится в сторону Днепра. А затем появятся те, кого вы больше всего ожидаете, – раздвинув ветки кустарника, на полянку перед курганом выйдут Баба Яга и Кащей Бессмертный. Вы скорее догадаетесь, чем узнаете, что это они. Да и трудно узнать в черноволосой красавице с большими голубыми глазами и в стройном худощавом мужчине средних лет сказочных Бабу Ягу и Кащея Бессмертного. Не задерживаясь, тихо переговариваясь, они медленно проходят мимо вас и исчезают в лесу. Вы напрягаете слух и успеваете услышать, как Баба Яга говорит Кащею:
     – Когда я была совсем молоденькой девушкой…

 

* * *

     Когда Баба Яга была молоденькой девушкой, она услыхала от самой старой женщины рода историю, поразившую ее. Звали эту древнюю, как сама земля, сгорбленную годами старуху Мать Рода. Но никакие годы не могли потушить ее живые глубокие глаза, молодо блестевшие на изборожденном морщинами лице.
     – Слушайте, – говорила она в один длинный зимний вечер, когда все уже возвратились с Поля, Леса и Реки с добычей, что дал им сегодня Белобог, и, тесно прижавшись друг к другу, сидели вокруг Огня, отгоняя Зюзю, который, сердясь на них, бросал, стараясь достать их, пригоршни снега. – Слушайте, это было давно, когда по Небу ходил один только Белобог. Сколько воды утекло с тех пор, никто не знает, но наконец надоело ему бродить одному по Небу, и сотворил он тогда Землю и Свет, расселил людей, наполнил Реку рыбой, Лес – зверями, а Поле – злаками. А чтобы люди не забывали его, создал остров Ирий, куда после Смерти переселяются все. Кто сумеет найти этот остров, такому счастливцу откроется на нем Прадуб с яблоками бессмертия. Сорвет он яблоко, и станут бессмертными он сам и его любимая. Но никто еще не возвращался назад из тех, кто уходил искать дорогу к Прадубу! – прошептала Мать Рода и замолчала.
     В наступившей тишине было слышно лишь взволнованное дыхание слушателей, да изредка потрескивали сучья в огне, а из-за двери землянки доносилось сердитое завывание Зюзи.
     – Знают дорогу туда только птицы, они каждый год улетают зимовать на остров Ирий, – добавила Мать Рода.
     Хорошо помнит Баба Яга, что стало ей тогда не по себе, как будто эта загадочная история чем-то коснулась ее самой, а чем – было непонятно, и оттого замирала душа, и смотрела она во все глаза на Мать Рода в наивном ожидании, что сейчас всё и объяснится.
Но Мать Рода молчала, устремив свой взгляд в догорающий Огонь. Посмотрела туда и Яга и увидела, как на прогоравших дровах вытанцовывает Чур, стараясь дотянуться до ног слушателей. Это у него не получалось, и Чур становился всё меньше и меньше, пока совсем не исчез.
     Эта история вскоре забылась. Вспомнилась она через много лет, когда Яга была уже правительницей Рода, и хотя по молодости лет ее еще не называли Бабой Ягой, но относились к ней с почтением и любовью.
     Всё началось с того, что Мать Рода стала выделять Ягу среди всех сородичей, передавая ей свой огромный жизненный опыт. Она водила Ягу с собой на Реку и в Лес, и в Поле, постепенно открывая ей тайны, окружавшие человека. Яга впитывала в себя знания, дажене замечая этого, естественно и легко. Постепенно она выдвигалась на первые роли среди сородичей. Не всем это, конечно, нравилось. Особенно недовольной была Мара. Ей очень хотелось, чтобы кто-то из ее многочисленных дочерей занял верховное место в роду. Но дочери у нее были бестолковы и глупы. Одна дочка, Навия, только кричала, захлебываясь слюной, и, не выслушав до конца, делала всё шиворот-навыворот. А другую, Очницу, однажды оставили смотреть за детьми, и она куда-то завеялась, хотя потом и клялась, что глаз с них не спускала. Но никто не поверил: двое самых маленьких свалились в огонь и выжгли себе глаза. Домовой долго после этого не спускал глаз с Очницы, не доверял ей и просил Ягу не оставлять ее одну дома: «Не слежу за нею, опять беды какой наделает».
     Мать Рода открыла Яге великую тайну, а ей в свою очередь рассказала ее Хива.
     – Смотри, доченька, и примечай, от этого жизнь ваша зависеть будет, – говорила ей Мать Рода весной, когда они вдвоем выбрались на окраину поселения.
     Мать Рода взрыхлила острой палкой небольшой квадрат земли и разбросала по нему горсть зерен.
     – Придем сюда вместе с Цецей.
     Яга запомнила тогда только черную землю, а когда пришла Цеця и позвала их на поле, то Яга только диву далась: вместо черной земли мягко стелилась под ветром молодая зеленая травка. Мать Рода наклонилась и что-то шептала, ласково глядя на посев.
     – Вот, доченька, придем теперь, когда позовет нас сюда Овсень, – увидишь, что здесь будет! – Ее мудрые глаза молодо смеялись при этом.
     И действительно, когда к концу лета пришли они сюда с Овсенем, увидела Яга высокую желтую траву по пояс ей, с тяжелыми колосьями, что гнулись к земле. Мать Рода сорвала один, вышелушила и протянула Яге целую ладонь бронзовых зерен.
     На следующую весну, уже без Матери Рода, заставила Яга сородичей взрыхлить большой участок земли и бросила в него оставшиеся от нее зерна. Сородичи не совсем понимали, что делают, Яга это видела по их недоуменным взглядам, но не отступилась.
     Зато осенью торжествовали все, и особенно Жировик: урожай был отменный, заполнили все закрома. Жировик ходил довольный, потирая руки, мол, зима теперь нам не страшна. После этого авторитет Яги еще более укрепился. Одна Мара со своими бестолковыми дочерьми была недовольна. Но всем не угодишь.
     Однажды прибилась к ним небольшая группа людей. Истощенные, стояли они перед Ягой. Ее позвали сородичи, мол, иди реши, что с ними делать. Яга заметила среди них тощего, с рыжей бородой и черными бровями, молодого мужчину выше среднего роста.    Он посмотрел на нее грустными глазами и сказал:
     – Возьми к себе. Не пожалеешь. Работать умеем.
     – Как звать-то? – спросила Яга.
     – Кащеем, – выдохнул он.
     Принимая молчание Яги за сомнение, эти люди наперебой начали говорить, что посевы их град побил, в Реке рыба пропала, зверь ушел куда-то, не иначе как разгевался Белобог или, может быть, Чернобог шалит. Вначале ушли Домовые, затем Жировик, и наступил голод, начали умирать люди, поэтому решили уходить куда глаза глядят, иначе погибли бы все. Выговорившись, они замолчали, ожидая от Яги жизни или смерти.
     – Работники с вас... – начала Яга и увидела, как напрягся Кащей. – Вон, себя прокормить не можете.
     И замолчала. Гнетущая тишина была ей ответом. И она не выдержала.
     – Ладно, накормите их, – обратилась она к сородичам и отвернулась, чтобы не видеть, как набросились пришельцы на еду.
     Вскоре Яга убедилась, что не ошиблась. Новые сородичи оказались трудолюбивыми, послушными людьми, особенно среди них выделялся Кащей. Больше всего ему удавалась рыбная ловля. Он быстро узнал все места на реке – где, когда и какая рыба ловится. Знал лучше, чем сама Яга, но никогда не подчеркивал это. Почему-то Яге это нравилось. Правда, возле Кащея все время крутилась Мавка. То сети помогала ему ставить, то просто так с Реки часто раздавался ее смех, и смех ее, надо прямо сказать, был неприятен Яге. Она завидовала Мавке, что та может просто так подойти к Кащею и заговорить.
     Как-то повстречалась с ним Яга на берегу, когда он возвращался с уловом домой. Вытащив из сети самую крупную рыбу, он протянул ее Яге, сказав:
     – Это тебе, возьми, – и улыбнулся, глядя ей в глаза.
     Вся вспыхнув, Яга стояла, держа рыбу в руках и глядя, как медленно поднимается вверх по тропинке Кащей, и неведомое ранее чувство охватило ее. Потом она из костей этой рыбы сделала себе ожерелье и надела на шею в тайной надежде, что Кащей заметит ее обновку. А когда весной пришел Ярило, то отвел их в Ушвивую балку и оставил там наедине. Но счастье Яги оказалось недолгим.
Однажды, когда уже начали желтеть листья на деревьях, сидела Яга в Ушвивой балке вместе с другими сородичами и рассказывала историю, услышанную от Матери Рода. Как только она сказала, что птицы знают дорогу в Ирий, над ними пролетела стая лебедей. Все закричали:
     – В Ирий! Они летят в Ирий!
     Яга посмотрела на Кащея и увидела, как он, запрокинув голову, смотрел на птиц и не отвел взгляда, пока они не исчезли. А на другой день Кащей сказал ей, что вместе с двумя сородичами уходит искать дорогу в Ирий. Птицы укажут им путь. Они сорвут там бессмертных яблок и вернутся назад.
     Как будто свет померк в глазах Яги от этих слов Кащея.
     – Не уходи, – попросила она. – Ты не вернешься оттуда. Назад дороги нет. Я без тебя не смогу жить.
     Она смотрела на Кащея полными слез глазами, но Кащей только улыбался и говорил, чтобы она не расстраивалась, – он вернется.
     И ушли. Ничто не остановило их. Провожали их все сородичи. Яга стояла и смотрела, пока они не исчезли за поворотом Реки, а потом ушла в Лес, чтобы никто не видел ее,  и дала волю слезам, прощаясь с Кащеем и кляня себя за то, что в такой неурочный час рассказала ему эту историю.
     Но жизнь после ухода Кащея не остановилась. По-прежнему вставало утром Солнце и, пройдя свой путь по Небу, пряталось на ночлег в конце дня. А тут и Дана появилась у Яги, и всю свою любовь она отдала ей, так вовремя появившейся доченьке.
     – Ах ты, моя рыбонька, – шептала она своей дочурке в длинный зимний вечер, когда добро горел Огонь в очаге и Чур, на удивление, не буйствовал и не плясал, а ровно переступал с ноги на ногу, глядя на Ягу влюблено. И так, в заботах и делах, прошло несколько лет.
     Часто приходила в Ушвивую балку Яга. Здесь она виделась с Кащеем в последний раз перед его уходом. На краю балки рос Терн, он всегда начинал что-то говорить, как только Яга появлялась здесь. «Не Кащей ли это, возвращенный Белобогом назад в наши края?» – думала Яга. Мать Рода когда-то рассказывала, что в Терн превращается тот юноша, которого разлучили с любимой. Но Яга хорошо помнила, что Терн уже был, когда отсюда уходил Кащей. И все равно тянулась сюда, к этому месту. Ей было легче под сенью Терна, ее успокаивал тихий шелест его ветвей.
     А потом наступил тот день, когда с Реки прибежали дети и закричали:
     – Кащей вернулся с Ирия! Кащей вернулся с Ирия!
     Яга не помнила, как оказалась на берегу. Она стояла на круче и смотрела, как ей навстречу спешил, проваливаясь в песок, Кащей, темный от загара, немножко изменившийся, прижимая к груди что-то отсюда невидимое для Яги. Он улыбался ей, открывая в белозубой улыбке рот и крича:
     – Я принес тебе яблоки!
     Подбежав, Кащей протянул ей какие-то невиданные дотоле яблоки – зеленоватого цвета, неправильной формы, похожие на дикие. Эти плоды сделают ее бессмертной, но это будет потом. А сейчас она стояла, прижав к груди эти куски меди и роняя их на землю, не сдерживая слез радости, не обращая внимания на удивленные взгляды сородичей, и смотрела, как Кащей у ее ног поднимает из травы выпавшие из ее рук и разлетевшиеся в разные стороны волшебные яблоки бессмертия, стояла, переполненная чувствами Радости, Любви и Прощения...

 

* * *

     Чувствами Радости, Любви и Прощения одаривает нас История, когда мы прикасаемся к ней бережно и осторожно, чтобы расшифровать ее тайные письмена.
     Вот и удалось прикоснуться к одной из вечных загадок Истории, которые в беспорядке разбросаны на всем пути человечества. И, как всякая неразгаданная тайна, тайна Бабы Яги и Кащея Бессмертного продолжает манить к себе до сих пор, вызывая у нас ответные чувства любви, признательности и светлой грусти...

Не забывайте делиться материалами в социальных сетях!
Избранное: история Запорожского края сказки для детей
Свидетельство о публикации № 167 Автор имеет исключительное право на произведение. Перепечатка без согласия автора запрещена и преследуется...


Каждому свойственно стремление узнать хотя бы что-нибудь о своих предках, представить их мысли, образ жизни, быт. И тогда происходит необыкновенное чудо. Обрастают плотью и кровью, превращаясь на наших глазах в живых людей, сказочные образы – Баба Яга, Кащей Бессмертный, Кикимора, Домовые и даже Злыдни. Это потом они переместились в волшебную сказку.


Краткое описание и ключевые слова для: Яблоки бессмертия

Проголосуйте за: Яблоки бессмертия

(голосов:2) рейтинг: 40 из 100

    Произведения по теме:
  • А все-таки - где же истина?
  • История - наука! И требует к себе бережного отношения!
  • Антон Савельевич Лагодзинский
  • Про них треба знати! Віталій Шевченко.
  • "Имя и число снегом занесло..."
  • Тихий вздох прошедшей жизни...Виталий Шевченко
  • Сквозь пелену времени
  • Выдающийся историк и первая женщина-профессор Александра Ефименко и её гибель в 1918 г. Виталий Шевченко.
  • Смута
  • Поиски своих корней, попытка воссоздать историю рода после гражданской войны в России. Об известной семье священнослужителей.
  • "С почтением целую Вашу руку и подписываюсь: Адольф Гитлер"
  • С каким образованием и с каким трудовым стажем вступали в жизнь будущие вожди ХХ века. Виталий Шевченко.
  • Новый взгляд на историю
  • В последнее время новый взгляд на историю последовательно, всё шире и шире, распространяется среди видных учёных, историков, философов и общественных деятелей, постепенно начиная проникать и в
  • Человек в истории
  • Статья о ежегодном конкурсе для старшеклассников «Человек в истории, Россия, ХХ век», по лучшим работам которого составляется сборник. Подростки опрашивают ещё живых свидетелей трагических событий. В
  • О наших истоках
  •  Краеведение и родословные, документы, имеющих отношение к истории Украины. Во многих семьях стали рисовать генеалогическое древо, прослеживать истоки своего рода, воссоздавать прошлое городов и

  • Раиса Пепескул Автор offline 5-01-2011
Таким родным детством и поэзией добра дохнуло – спасибо!
  • Михаил Перченко Автор offline 21-11-2011
Какое счастье тем, кто знает дорогу в прошлое своего народа И знает и видит, что настоящее - это плод прошлого и что история - это и есть истории из жизни родного народа. Виталий Шевченко - счастливый человек.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Яблоки бессмертия