Касса Взаимопомощи в 1968 году

      
 

Пражская Весна
(поэма)

Что ни говори, денежки водятся в доме.
Это факт: денежки есть.
Конечно же, есть, есть, есть:
Зарплата отца,
Мамина зарплата…
Есть четыре яйца
В холодильнике. И кроме,
Есть чуточек мясца.
Но, если по совести – маловато.
Так что, не голодаем: есть, что есть
Потому что, деньги в доме есть, есть, есть.
Есть и папе на портвешок,
И на сигареты, и на овощи.
Словом, всё хорошо.
Разве что вот должок
В Кассу Взаимопомощи.

Ах, эти долги, долги, долги!
Жизнь не впроголодь, а, как бы, внатяг.
А что поделать, когда враги
Вокруг да около СССР, плывут-летят,
По-пластунски пластаются, норовят…
Исхитряются, усердствуют, блекотят
На разные голоса сквозь «глушилки»,
Шепчут, пришепётывают, картавят, гнусят.
И, между прочим, иногда совсем не напрасно.
А тут, если сдать накопившиеся бутылки –
Из-под постного масла,
Получается рупь пятьдесят!!!

А что касается кассы взаимопомощи,
То не станем же мы заострять,
Что в Роддоме, где мама работает, есть тетрадь,
Где своими глазами можно прочесть,
Что есть, конечно же, есть
Некая касса взаимных кредитов. И не о том ещё
Можно узнать…
Но не станем же мы за врагом повторять,
Что жить
Трудно в советской стране
Тем, кто не
Прикреплён,
Не сопричастен,
Если он
Не состоит, если не соучастник,
Если за Партию, при случае, всё не отдаст,
Не видать ему яств!
Не видать, не видать, не видать
Ни сырокопчёной колбаски, ни другого какого
Пёстренького съестного
По льготной цене!
Да и зачем вам, доктор, колбаска, если стране
Так тяжело на международной арене!

Вот и в Чехословакии, видите ли,
Некоторые возжелали чего-то такого:
Какой-то, сказать по-славянски, хрени:
Социализма с человечьим лицом.
Кто расскажет толково
Что это? Каким надо быть стервецом,
Чтобы в эти дебри, где враки да бредни,
Братьев-славян завести. Не туда вас, друзья, завели!

Нам есть, что сказать нашим братьям-славянам,
Рабочим, крестьянам, но не Дубчеку и не Пеликану.
Нам есть, что сказать, есть, конечно же, есть, есть, есть!
Мы можем сказать им: «Одумайтесь, братья!
Вот - наши объятья!
И наших объятий, как танков, не счесть»

А мама… Что мама? У неё порученье:
В Обращенье,
Что под копирку размножил Райком,
Вписать, что весь, как один, оренбургский Роддом,
Все: врачи, акушерки, санитарки и пьющий завхоз
Истомились, измучились, исстрадались, изнемогли.
Что им жалко до слёз,
Что им не понять, как смогли,
Как посмели товарищи верить,
Что социализм с человечьим лицом – это не бред…
Нет!!!!!
Не в те вы, товарищи, двери
Ломитесь. Вот у нас на обед
Есть первое и второе, и третье,
А в пионерлагере дети
Ещё и яблоко в полдник сумели умять.
Вот, где истина! Это надо вам крепко понять.

А что касается взаимопомощи - не оставим в беде.
Пусть знают: никто и нигде!
Нигде и никто! И никогда!
Пусть знают, мы все, как один, всегда и везде.
Скажем: «НЕТ»! Выкрикнем: «ДА»!
И вы почувствуете, какой монолит
Сварганен из стали, из бетона отлит.
И вы содрогнётесь: неисчислимая рать
Стеною изготовилась встать
И говорить, и выкрикивать, и орать:
«НЕТ»-«ДА»-«НЕТ»-«ДА»-«НЕТ»-«ДА»!

А в стиральной машине клокочет вода,
А в сотейнике капуста дотушивается в тиши…

Подписать ли, покорствуя как всегда?
Пусть знают и Пеликан, и Дубчек, и Шик,
Что в Роддоме даже не родившиеся малыши
Рады заблудшим славянам помочь,
Чтобы никакого социализма с человечьим лицом
Не было ни сейчас, ни потом.

Но подписывать такое невмочь
Потому что советская ночь
Пожирала родных. Но об этом не принято вспоминать,
Хотя позабыть невозможно
Всех уведённых и не вернувшихся.
Всех с отбитыми почками,
Всех, с выбитыми зубами.
Всех, истомлённых ужасом
И напрасными ожиданиями.
Всех любимых и неповторимых.
Всех, разлетевшихся словно щепки,
Потому что рубили лес,
Потому что его рубили,
Потому что необходимы были дрова
Для печки,
На которой варилось варево
Мировой революции.


Мама откладывает листик с шаблоном,
Изготовленным многомудрым Райкомом:
Писать невозможно, но невозможно и не писать…
Что делать? Как поступать?

Капуста стоит на огне.
Августовский вечер в раскрытом окне.
Темнеет.
Дни стали короче, а ночи длинней и длинней…

- Утро вечера мудреней, -
Решает она. И выглядывает в окно.
А на дворе – ночь. В России совсем темно.

А утром по радио Юрий Левитан
Победоносным голосом, гулким как барабан,
Сообщит, что в порядке взаимопомощи,
По просьбе группы товарищей, наши танки
По Вацлавской площади
Прошли, увенчанные гирляндами цветов
От благодарных пражан.
И только две или три поганки
И один-разъединственный мухомор,
Багровый, словно пожар,
Были смяты бронемашиной, уже глушившей мотор.

И, кстати сказать, долги свои в Кассу
Взаимопомощи мама смогла погасить.
А потом снова занять, чтобы отцу купить
Ботинки производства чешской компании «Цебо».
А что касается мяса
И хлеба,
То деньги в доме есть,
Конечно же, есть, есть, есть…

2 Проголосовало
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...
В можете поделиться ссылкой на материалы на сайтах и в социальных сетях!

Стихи.Про
Подборка стихотворений по теме Касса Взаимопомощи в 1968 году - Исторические стихи. Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Касса Взаимопомощи в 1968 году из рубрики Исторические стихи : Пражская Весна. Поэма Проголосуйте за стихотворение: Касса Взаимопомощи в 1968 году

Стихотворения из раздела Исторические стихи:
  • Неподкупный судья
  • Стихотворение о времени, которое является неподкупным судьёй. История прядет свои туманы, а кто есть кто, лишь время даст ответ. Валентина Хлопкова.
  • Январь 1945-го
  • Стихи о чувстве родины и её уроках, которые «растворились в крови». И сводки «Последнего часа» Как голос Отчизны: – Живи!
  • «Есть день у славян, почитаем...»
  • Стихи про день Победы, про праздник в мае, про исторические славянские боевые традиции. Есть день у славян, почитаем, как икона на древней стене. Егор Егоров.
Исторические стихи

  • Станислав Фишель Автор offline 5-04-2021
Павел Георгиевич, в который раз я восхищён Вашей работой! Ничего подобного не читал! БРАВО!
  • Сергей Петров Автор offline 5-04-2021
Десять баллов, уважаемый Павел Георгиевич.
По стилю это напомнило что-то вроде «Двенадцати» Блока. По форме – как бы защита идеи, на деле – её убийственная сатира.
Великий Почин идеологического безбожия продолжал свои традиции все 70 лет. И после войны тоже.
Отец только Высшим чудом остался в живых, так его помяла репрессивная система. Как-то приятель в застольной беседе сказал ему: «Шо ж тут поробыш, Пэтю, лес рубят – щепки летят». На что отец ему ответил: «То тебе, Саша, повезло, что ты в щепки не попал…»
Те, кто попал в щепки, прекрасно знают цену идеологического безумия – непримиримого врага простых Божественных истин.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: