Слово

      
 

Поэма «СЛОВО»
(Из книги «Пречистый октябрь»)


Нет страшнее участи,
чем писать под диктовку Бога.
                     
Илья Рубин

1

Слово! К тебе иду по созвучьям,
каждым стихом сожжена и мучима.
Всё – о Тебе, и когда об ином.
Лишь о Тебе мой за томом том.
Лишь о Твоих городах и людях.
Лишь о Твоих сентябрях и судьбах.
В чащу Твою – мой метельный волос.
В чашу Твою – мой запал и голос,
в лоно общей Души.
Голоса – не лиши!

Слово, в Тебе и добро, и крепость.
Слово – прозренье мое и слепость.
Всё потопает во тьме сырой,
если ты, совесть моя, не со мной.
Словом расту и качусь по склону.
Словом свою распускаю крону.
В Слове – значенье моё и смысл.
В Слове – звучанье, и темп, и высь,
высь от души – до Духа.
Только б не стало глухо!

Только б не стыть безголосой глыбой!
Слово, за всё от души спасибо.
Слово, я всё приняла – и снова
в мир выпускаю под видом слова.
Мысль – но под видом строки и ритма.
Звук – за которым всю сущность видно:
сущность вещей и дел,
сущность и душ, и тел.
Дух ли? – но Духа слог.
Звук ли? – и Звук есть Бог.

Слово, Господь мой Сильный,
верую – в звук обильный!
Жертва, распятье рук –
гласных протяжный звук.
Храм, Иордань, Голгофа –
ритмики катастрофа.
Дерево для Креста –
совести нагота.
Всё – о Тебе. Тобою
и говорю, и вою,

шествую по созвучиям.
И не желала б – лучшего!

2

Вбиранье в сердце смысла, слова, знака,
незримого для глаз. То не бумага
со мною говорит, рукою водит
на языке, цветущем о свободе,
звенящем о свободе, льющем ливни
свободы и любви. Светло и сильно.
(Не путать со свободною любовью,
которою нас тяжесть тела ловит –
та прочность, плотность, грузность, недвижимость,
под коей дух не знает: мёртв ли? жив ли?).

Свободно литься, виться, скрыться, сбыться –
не бабьим телом – воздухом: жар-птицей!
Её стихия – воздух и огонь,
а тело – как скафандр, латы, бронь
(в них долго не проходишь). Взмах рукою –
и звуки наполняются любовью,
растут и просят выпустить из клюва
в восторженную ночь. А чтоб не сдуло,
сначала – на бумагу, в гущу слов.
Невиданный любовный мой улов!

Не неводом, не наговором неким.
Слова забрало поднимают (веки),
льют в очи свет и тщатся из темницы
(груди моей) взахлёб освободиться.
О, сколько жарких златотканых перьев!
Но не поднять глаза на них не смею:
чарует ночь сияньем страшным их –
и вновь без сна... И вновь бормочет стих...

То не бумага. Нет, то не бумага,
но шпаги духа звонкая отвага,
целующая звуком, словно жалом.
Светло, свободно, искрометно, шало.
И, между тем, для знающих язык –
так глубоко, что явно: не из книг,
но из Того, Что составляет книги, –
из Слова-Бога, Слова-Света. Блики
Его разнообразны и свободны.
Так многозначны! – Звуки? – Шифры! коды!
Какой «Толковник» растолмачит полно
всю звукопись Божественного лона?..

Мы – пробуем. Без сана и без права.
Из клюва ночи – звуков пёстрых лава:
лови, вбирай, подхватывай в строку!
...Вот что на бабьем выдалось веку,
вот вам свободная любовь по-птичьи:
Поэзия во всем её величьи.

3

Перья-перья... Согласных стая –
многоцветная рать святая.
Гласных шествие в светлом нимбе
согласованно, в строгом ритме.
Только буковки, только звуки,
но божественны и упруги:
родники, рушники и реки,
снегири, светопады, снеги.
Стрелы солнечного дождя
к нам из жерла ночей летят.

Что там? Ангелы? Серафимы? –
Богом-Словом до слёз любима
речи русской родная пажить
(тож славянская, да не ваша,
галичане и коломыйцы).
Спицы пламенной колесницы.
Крыльев огненных колоски.
Как спасение от тоски –
вера-снадобье, звуки-зелье,
речи русской родные трели.

Выше, жарче, мощней, стихия
врачевания словом! Крылья –
Силы, Власти, Начала. Слова
соловьи, скоморохи, совы.
Рас-сыпаются. Рас-ходилась
речи русской родная сила.
Хороводная.
Плясовая.
Сумасбродная.
Огневая.
Созидающая до звёзд
Божьих смыслов широкий мост.

Бесконечные рати таин
в этих буковках. Лучезарен
и пречист от пера до строчки
речи русской родимый кочет,
птица жаркая,
птица-утро.
Птице жалко ли
выдать чудо?
Всем, кто в чудо небес не верил, –
златотканые Божьи перья!
Всем, кто звук ни во что не ставил, –
звукопадов святые стаи!

Подставляйте глаза и уши:
слово – чётче, ясней, упруже.
Подставляйте уши и очи:
слово – глубже, ёмче и звонче.
Постигайте стихию жара –
златотканого неба кару.
Постигайте стихию пенья
как великий урок терпенья,
как высокий урок вниманья.
Звуки-птицы и звуки-зданья,
звуки-травы, каменья, шпили,
речи русской родные крылья.

И восходят полки тех смыслов
выше радуги-коромысла,
выше звёзд и Вселенной крова –
к пра-звучанию Бога-Слова,
что журчит и стенает нами,
нашим поиском, страхом, снами,
нашей памятью, болью, зреньем,
малых деточек сотвореньем,
светом, радостью и стихом.
Словно крылья любви – легко.

4

Когда Оно проходит по тебе
(по голосу, по смыслу, по судьбе,
по Евиному страстному началу)
так, чтоб подбросило и закачало,
широкими и жёсткими шагами,
тяжёлое и мощное, как камень,
певучее, как солнечные стрелы,
дыханием твоё сжигает тело,
разуплотняя и развоплощая,
рокочущая сила роковая, –
твой Евин сад плодами обрастает,
а ты, в дыханье превращаясь, таешь
от этой боли – огненного змея.
...Посмею ли сказать Тебе: «Не верю»?!

5

Легко – поётся,
светло – даётся:
до боли в сердце.
В иное Дверца,
но – открываю...

6

Под тяжестью Твоей не покачнуться бы!
Внимая плачу, смеху и мольбе,
остаться – лишь тростиночкой певучею,
но – полною звучанья о Тебе.

Шепча в ничто своё лихое знание,
Величественной Силы торжество,
не быть Его огромностью раздавленной
и не прельститься славою Его.

Осознавать, где Бог, а где творение,
не надмеваться ролью со-творца
и чувствовать земное тяготение
чуть менее, чем древний зов Отца.

На души откликаться со-звучанием,
на Слово – всей вместимостью, пока
поддерживаешь властно это здание
клонящегося к небу тростника...

7

Из комнаты уйти, из отчества,
из линий рук и головы,
из веры, из графы «и прочие»,
из материнства и любви.

Из голоса, из новой родины,
из мимики и языка,
из сада, из дорог, что пройдены
иль намечались мне пока.

Из откровенного признания,
из тайны сладкого тепла,
из октября очарования,
которым только и жила

весь год спустя. Из клятв и праздников,
работы, дома, быта, гор,
из реализма и романтики,
из времени – наперекор

всему и всем, презрев их правила
о долге, возрасте, пути,
уйти бессрочно. Как ужалило
вдруг состояние уйти.

Нахлынул «воздух» безвоздушности,
разреженный, высокий, без
земли, людей, кому-то нужности.
Как будто умер – и воскрес

иным. Семьи вне и призвания,
не помня, кто, зачем и с кем.
Вот так же «умирала» ранее,
когда писала – не совсем,

конечно. Только повторение
сей пытки затянулось так,
что состояние безвременья
скорее боль, а не пустяк:

столь трудно воскресать из Божьего,
и возвращаться в мир земной,
и облекаться плотной кожею,
и задыхаться тишиной,

покинув краски, звуки, молнии
далёких сфер, иных начал...
Вы знаете? Вы тоже вспомнили
обетованный наш причал?

О, этот ужас лба, конечностей,
всего, что давит и гнетёт,
вас уводя из мира млечности
в мир телефонов и забот...

Невыносимо: вдохновение,
пожар разреженных слоёв,
и бесконечное горение
в потоке образов и слов,

и Божье – страшное, огромное,
распахнутое и без дна –
охватит высотой агонии –
а я, песчиночка одна,

вместить пытаясь невместимое,
крушусь, теряю свой покров...
Суровая, неумолимая,
о, Слова тайная любовь!

2002 г. Стихи о словах

РЕЧЬ

Что мне она? Пучок восклицаний и
междометий! А я для неё живу...
                    Осип Мандельштам



Пучок восклицаний и междометий,
я лишь для тебя, тобой.
Я крошево слова виткам созвездий
оставлю в земле сырой.

Журчу, и жужжу, и слепляю звуки
на круге гончарном дня.
О, если бы не было этой муки,
то не было б и меня!

Как амфора, речь вознесёт из глины
сырое отверстье рта –
и всё будет в этом звучащем крине,
отмоленном дочиста.

2007 г. Слово стих

* * *

Тетради мятный горний воздух,
светящийся пречистый снег.
Из ничего ты слово создал.
Крылатое. Одно на всех.

Тетради тернии и раны.
Жестокий и упорный труд.
Ты звуки извлекаешь равно
небесных и подземных руд.

Но вдохновение ли Сила,
что нас по лезвию ведёт,
иль одержания сивилла,
неявный для рассудка гнёт?

В какие сферы заглянули?
Что притянули за собой?
Какой разворошили улей
души пичугой горевой?

Всё это остро, жутко, мятно,
до ослепления темно,
и слышать нам дано – невнятно... –
Вот потому-то и дано.

2004 г. Стихи про слово

А ДАВАЙ ПО СЛОВУ

Пой-хрипи над нашей судьбой прогорклой!
                           Станислав Минаков



Пой-хрипи над нашей судьбой прогорклой,
голосистый петел страны пророчьей!
Пой-хрипи о славе и хлебной корке,
о любви и прелести одиночеств.

Пой-хрипи, собрат по душе и доле,
вечный данник Музы с её Пегасом.
Под окном. На сцене. И в чистом поле.
С разудалым свистом и жарким плясом.

Созови на праздник всех нас, уродов,
кто ни дня не мыслит без новой строчки.
Созови, чтоб словом творились своды,
если ныне Слово творить не хочет.

Всех помеченных лирикой как проклятьем.
Всех отверженных модой, толпой и платой.
Позови на праздник, и станем – братья
или сестры – воем одним богаты.

Так хрипи же, петел, своей Расее,
не земной – речистой, бездонной в Слове,
потому что тем, кому свет ты сеешь,
не придёт на ум голосить по мове,

но зато мы в духе всегда едины,
где б ни жили плотью, уже уставшей,
потому что слеплены все из глины –
и большой поэт, и аматор даже.

И не нам рядиться в павлиньи перья,
все поскольку вышли из закоулков.
А давай по Слову мы слово сверим,
чтоб оно звучало, как сердце, гулко?..

2010 г. Слова стихи

* * *

...кто способен от счастья дрожать...
                           Юнна Мориц



Я способна дрожать от счастья –
мезозойской эпохи ящер!
Все сменили лицо и масти
и готовы меняться дальше,

горше: к сухости неподдельной,
к атрофированности исканий. –
Я ж над словом тружусь отдельным,
питекантроп Тмутаракани!

И ещё доверяю звуку,
и в него я вмещаю много
из того, что насыпано югу
«полномочий лишённым» Богом.

2008 г. Стих про слова

* * *

Чтобы слово стало плотью,
соки жизни пьёт из чаши –
чаши сердца моего.

Чтобы сильным стать и ярким,
воплощённым в зримый образ,
мало пить в волнистой кроне
мыслей жар и волшебство! –

Нет, приникни к чаше сердца,
где горит незримый пламень
очищения от зла,
чтобы выгорели в слове
все намеки на бесцельность,
пустоту и тяжесть жизни:
всё, что гадит на душе.

Слову быть пустым негоже,
ведь оно – причина мира,
а не лопнувший пузырь,
издающий в блеске красок
звук единственный, простой:
«Ой...»

В этом – всё его значенье?
Так зачем смущал умы?
Что вещал толпе народной,
ожидающей в Прекрасном
очищение души?

Чтобы слово стало плотью,
пусть войдёт в тебя и станет
хрупким телом человечьим,
что жестоко помнит боль.

Пусть почувствует всю горечь
слабых, бестолковых мыслей
и бессилие души,
неспособной взять в узду их
и понудить на поступок,
на движение и рост.

Ох, зайдётся ретивое
в этом слове-теле-храме!
Ох, взыграет кровь и пыл!

Для чего ж тогда рождаться,
если позже – тлеть при жизни
от привычной едкой лжи,
разлагаться от обиды
и роскошной русской лени,
облачённой в звук «Авось...»!

Чтобы слово стало плотью,
выпьет пусть тебя по капле,
но до донца и всерьёз –
лишь бы ты не оказался
слишком тощим содержимым,
недостойным прозвучать.

2002 г.

* * *

У слова нет ни звонкости, ни силы,
когда оно уравнено и плоско,
когда водичкой тёпленькой размыло
всю кашицу прилизанных набросков.

По мне – так лучше вечное бунтарство
несредних мыслей, жизни жар и ропот,
чем неподвижных истин постоянство,
приличий удушающая копоть.

Из поисков рождается иное –
невиданное, сказочное чудо.
Не зашепчу я постное, больное
бессилье слова. Не хочу – не буду.

2001 г.

* * *

Стихи бродили бессловесно,
ещё без мысли. Немотой
в них насыщался ритм отвесный –
пророк гармонии святой.
Всё падало и шевелилось,
взлетало, чмокало, ползло.
Как насекомое, явилось
тех ритмов нежное сверло.

И выпростались из пелёнок
личинок – мысли. И в слова
вселились магией калёной
так, чтоб летела голова

от этой страстной, первобытной
волны и силы через край.
А дальше – небо только видно:
листай и слово подбирай.

2006 г.

ВОТ ОПЯТЬ...

Вот опять начинаются молча слова
изнутри, как из Господа – птицы.
От огня и волнения знаю едва,
как на грешную землю спуститься.

Снова сыплются строчки со свечки-души,
отсекая и сон, и заботы.
И не я – это Что-то стихи совершит,
как свободный прыжок с небосвода.

2003 г.

НАПОЛНЕННАЯ СЛОВОМ

1

Кому-то это просто слово,
а мне – сияние, и дрожь,
и поступь воли. Судьбы, совы,
сны и предчувствия – не ложь.

Сомненьям просто нет и места,
когда растёт во мне оно...
О, слово, я твоя невеста –
иль ты мне морок и вино?

Тобой расту – и умаляюсь,
когда всей силы не поднять.
Но расцветает буквиц завязь
опять, и снова, и опять...

Чем кончится единство наше?
Надолго ль сохранюсь в тебе?
О, эти совы, чащи, чаши,
купина, купель, колыбель...

2

Когда ни снов и ни предчувствий,
но жизнь, наполненная им,
ты словом видишь каждый кустик
и словом рвёшь огонь калин,

им бережёшь, растишь, и гладишь,
и вышиваешь по судьбе,
и словом служишь высшей правде,
и носишь плод в самой себе,

не разделяя: «то» – и «это».
Хозяйка, мама и жена –
но каждою травинкой лета
обожжена, обнажена,

и всё тебе – метафор сладость,
и в каждом путнике – сюжет,
и в жизни толка нет и лада,
когда в душе созвучий нет.

2003 г.

* * *

...со стихами, милый друг, как с любовью:
пока она тебя не бросит...
Ты же у лиры крепостной.
М. Цветаева – Б. Пастернаку. Из переписки



Мы – крепостные Бога-Слова:
того, что сказано вчерне,
тяжёлого, как камни крова...
победного и на коне...

Мы подчиняемся – и тут же
весь ужас, мука, радость, свет
идут от ветра и от лужи,
закат их дарит и рассвет,

все входят и творят, как дома,
твоей рукой, твоей душой.
И непонятное – знакомо.
И всё созревшее – свежо.

Инстинкты камня и palazzo:
от чьей-то огненной руки,
ей подчиняясь, сотворяться
так, словно звёзды и ростки.

2003 г.

* * *

Росинка, вишенка, осанка.
Осинка, просека, оса. –
А жизнь не кажется жестянкой
на страшных Времени весах...

Ещё вчера – меды и осы,
пунцовых вишенок бока,
но нерешённые вопросы
не станут ждать твоё «Пока...» –

возьмут в петлю, сожмут сурово,
так что ни «Господи, прости!»,
и остаётся только слово
на недолистанном пути,

и только ветер, тихий ветер,
и буквы-косточки-плоды.
Наиважнейшие на свете.
Птенцы растущей высоты.

И жизнь не кажется жестянкой –
ты просто сделал то, что смог...
Осинка, вишенка, осанка –
из чашки Времени глоток.

2003 г.

* * *

Лёгкое, терпкое, чудное слово,
я ли принять тебя в лоно готова?
Я ли готова тобой разродиться –
бисером букв да по белой странице?
Я ли была тебе род и начало,
я ль твою боль меж губами качала?
Я ли вела золотыми шажками
и колдовала с тобой над листками?
Губы – как зыбка. Язык – тебе ложе.
Мать и дитя, мы с тобою похожи.
Жемчугом сыплешься с уст моих влажно
на вдохновенный кораблик бумажный –
и обретаешь благую свободу.
С зыбкого берега – в тёмную воду.
Пусть тебя бури проносят сквозь Лету –
в свитку из света ты мною одето.
Непотопляем комочек лучей
в дикой лавине бессвязных речей.

1998 г.

Слово стих. Стихи о словах

Стихи о словах

5 Проголосовало
Избранное: философская поэзия, стихи о поэзии, стихи о русском языке, современная поэма, стихи
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...
В можете поделиться ссылкой на материалы на сайтах и в социальных сетях!
  • © Светлана Скорик :
  • Стихи о поэзии
  • У стихотворения 5 898 читателей.
  • Комментариев: 6
  • 2014-03-11

Подборка стихотворений по теме Слово - Стихи о поэзии. Краткое описания стихотворения Слово из рубрики Стихи о поэзии : Стихи о словах. Слово стих. Стихи про слово. Слова стихи. Стих про слова. А давай по Слову мы слово сверим? О, Слова тайная любовь! Я над словом тружусь отдельным. Поэма о родной русской речи и Боге-Слове. Слово, я всё приняла – и снова в мир выпускаю под видом слова. Богом-Словом до слёз любима речи русской родная пажить. Проголосуйте за стихотворение: Слово

Стихотворения из раздела Стихи о поэзии:
  • Сонцедайне слово
  • Вірш про процес творення віршів. Як віддано люблю слово, як молю про діалог поміж нами. рилинь, о слово! Валентина Хлопкова.
  • «Слово разъять – в нем самом обрести врага...»
  • Стихи о таинствах слова в поэзии. В таинстве «слово» мне чудится корень -лов- с истовой ловлей людей в невода общенья.
  • Партизаны Слова
  • Стихи о слове, о современном поэте, библиотекарях и читателях. Выбьется в люди, выльется песней буквенный мёд. Александр Курапцев.
Стихи о поэзии

  • Валерий Кузнецов Автор offline 11-03-2014
Эти стихи требуют внимательного прочтения - они вмещают в себя университетский курс лекций о русском языке!
  • Павел Баулин Автор offline 11-03-2014
Эмоциональный и мудрый (уникальное сочетание!) запев первой главы:

В Слове – значенье мое и смысл.
В Слове – звучанье, и темп, и высь,
высь от души – до Духа.

И эта "высь Духа" выдержана до конца.
Цитата: Валерий Кузнецов
Эти стихи... вмещают в себя университетский курс лекций о русском языке!

О Слове на русском языке, а может, о Русском Слове.
  • Виктория Сололив Автор offline 11-03-2014
Вот и не могу найти достойных слов, чтобы выразить свои чувства, а они - в хитросплетении восторга, блаженства, преклонения, просветления - переполняют меня. Спасибо огромное, Светлана Ивановна. Признаюсь, что ленюсь читать длинные стихи - поэмы (кроме романа "Евгений Онегин"), а Ваши - на одном дыхании, захотелось выучить наизусть, - как обогатится моя голова ассоциациями! Для себя делаю выводы: поменьше сиюминутного, каким бы важным оно не казалось. а вечное - всегда актуально и свежо, как утро каждого нового дня. Да - это великая магия Поэзии, ещё раз спасибо за то, что я "тоже вспомнила обетованный наш причал." Как врач, желаю здоровья, и вашему лбу, и конечностям, и Вашему сердечку, а куда без них, они ведь - пока ещё - вместилище наших душ.
  • Михаил Перченко Автор offline 12-03-2014
Стихи очень мощные, ярко демонстрирующие, что такое вдохновение, почти экстаз, что такое современная техника стихосложения со всеми его достижениями. А написано 10 лет тому. Как же тесно безмерной душе в немощи тела. Как она рвётся из его оков. Стихи гениальные. Пару замечаний: плохи слова "под видом", "Бог лишь звук", отрицание плоти - и вдруг Божественное лоно. А ведь писать - это не совсем умирать. Счастье живых, которое я Вам желаю, в том, чтобы не ослаблять земное притяжение, уйти от состояния безвременности. Больше жизни!
  • Светлана Скорик Автор offline 23-12-2014
Думала над Вашими словами, Михаил Абрамович, но... пока исправить желания не появилось.
И потому, что не "Бог лишь звук", как Вы переиначили мои слова, а "И Звук есть Бог", - это совершенно разные вещи.
И потому, что заменить "вид" (в словосочетании "под видом") на "одежды", "покровы", "обёртки" - конечно, можно, это вроде как синонимы. Но звучат хуже.
Ну а "лоно" - и не я одна так вынуждена выражаться, и нет ещё в языке более точного понятия для обозначения того, из чего исходит, создаётся всё на свете.
А за пожелания "Больше жизни!" спасибо - согласна, сейчас как никогда надо быть стойкой.
  • Михаил Перченко Автор offline 26-04-2020
Эта поэма - событие в поэзии. И только тенденции минимализма и огромной информационной нагрузки технологической IT революции не позволяют до самой глубины насладиться этой поэмой, этим "!Словом о Слове". Это величественный Гимн Слову, Поэтическому Слову! И гениальному Мастеру Слова, которым без сомнения Вы, Светлана Ивановна Скорик , являетесь Миру Поэзии. Одной этой поэмы достаточно, чтобы обессмертить Ваше Имя в Поэзии. Не обращайте внимания на мои пустяковые уточнения. Всё в мире неоднозначно и условно и только восторг непостижимо прекрасен.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: