Райские яблочки

      
 

 

1

Судьба моя! Твой огневой венец

нашёл меня меж рек и перелогов,

когда весомей жизни был свинец

и не было в душе любви и Бога.

Затерянный в смятении людском

меж взрывов, воплей, ужаса и праха –

чем был я?

Никому не нужный ком

беспомощности, голода и страха...

 

2

Листок письма дрожал в руках у Даши:

«За карандаш, родная, извини.

Нам утром в бой за родину, за нашу.

Ты постарайся – избу охрани.

И яблоньку – ту, райскую... Но скоро –

так, где-нибудь неделек через пять –

мы всыплем гадам. И тогда я сходу –

я к вам. У вас, наверно, благодать!

До вас войне, конечно, не добраться...»

 

Шла первая из тех двухсот недель.

Цвёл вертоград.

Гремел прибой акаций.

Во ржи крутилась рыжая метель.

И Дарьин Васька был уверен – впрочем,

как все тогда: ну, месяц, ну, второй –

и, ратный труд победою закончив,

они вернутся жать ячмень и рожь.

Кто знал в те дни, что этой ржи не ведать

ни закромов, ни молотьбы с утра!..

 

Дул ветер с веста.

И вели к победе

дороги отступлений и утрат.

Ещё над краем петь свинцу роями,

ещё пылать сороковым годам –

но это представлялось нереальным...

 

Действительно: такая благодать

была в июле!

Пухом над дворами

летели дни за лодочный причал.

И только стуки яблони по раме

порой меня будили по ночам.

Смородина низала грозди в связки.

На изгороди зрел ядрёный хмель.

И тётя Даша, поджидая Ваську,

сушила хмель на противнях к зиме.

Она всё приговаривала:

– Вот уж

мой будет рад! На брагу – сам не свой.

Уж он такой, уж он не меньше роты

друзей там разных назовёт с собой...

 

В своём линялом ситцевеньком платье –

не до нарядов летом-то в селе! –

она вдруг завораживала статью

плясуньи и певуньи мирных лет.

Ей не сиделось:

то бежит в правленье,

то гОликом до блеска трёт полы,

то на просушку выложит поленья,

пока теплынь и дождик не полил.

 

А вечером под яблоньку присядет –

румянец! будто зарево горит! –

и грузных кос переплетая пряди,

как сказку будет плавно говорить,

какой он, Васька, добрый и могучий.

Как яблоню,

вот эту,

в мире лучшую,

они сажали в самый первый час

их счастья. Не сменив одежды даже!

Еще в фате была головка Даши

у чёрного пиджачного плеча.

Ещё ложились пироги пластом.

Ещё ни разу «горько!» не кричали.

И пиво из объёмистой корчаги

не хлынуло в стаканы и на стол.

 

В тот первый час они, забыв гостей,

ушли вдвоём за жёлтый полог ветра,

чтоб воду из натруженных горстей

пролить весёлой радугой на ветви.

Она, счастливых глаз не поднимая,

шла за водой. Гремела цепь о сруб.

А он –

смешной! –

сиял румяным маем

и вёдра брал улыбчиво из рук.

Качались в вёдрах солнечные слитки.

Зацвёл побег от голого кола.

Плыла земля. И в хлопаньи калитки

вдруг начинали петь колокола...

 

Давно как это было!

Как недавно!

И вот – воюет Васька. А она

всё чаще загораживает ставней

свет из окна – проклятая война.

Проклятая!

Не знала тётя Даша,

да, так сказав, не думала она,

что первою во всей деревне нашей

узнает горе –

первою! –

сполна...

Тому причина – краткая строка

из жёлтой штемпелёванной повестки.

И Даша

как стояла под поветью –

так высыпала угли из совка.

И Даша

как схватила жёлтый клок –

так рухнула, забившись, под поветью...

 

И был пожар.

И падал дым под ветер.

И колокол от дребезга оглох.

Кричали бабы. Грузные бидоны

несли мальчишки, втиснув в животы.

И вёдра распускались, как бутоны,

багровым цветом льющейся воды.

Блестели щёки – в саже, будто в масках.

Забор был смят, раздавлен на куски.

И вёдра облетали, словно маки,

на уголья роняя лепестки.

 

А красный клык – сверкал и резал тучи.

Рычал огонь – кровавый от забав.

И вдруг – как рысь – метнулся с крыши в сучья.

И хрустнул ствол в ощеренных зубах!

И яблоки,

прозрачные – как лампы,

взрывались, звонко лопаясь, едва

пронзали их стремительные лапы.

Сворачивалась в трубочки листва.

Сок закипал в раскрытых настежь порах.

Кора шипела – серая, как порох.

Крутились в кроне красные ежи.

 

И женщина стегала исступлённо

по листьям – чёрным, розовым, зелёным.

И страшно пахло волосом палёным.

И голос был слепым и отрешённым:

– Не дам!..

Не верю!..

Вася!..

Жив он!..

Жив!..

 

Её,

схватив за руки,

оттащили.

Из трёх ведёр обдали:

– Охолонь!..

А старики избу багром лущили.

И – рявкая – отскакивал огонь...

http://stihi.pro/2202-pozhar.html
Свидетельство о публикации № 2202
Рекомендуйте стихотворение друзьям
Избранное: стихи о войне 1941 Валентин Устинов стихи баллады
Автор имеет исключительное право на стихотворение. Перепечатка стихотворения без согласия автора запрещена и преследуется...

Краткое описание и ключевые слова для стихотворения Райские яблочки :

Стихи о пожаре, о похоронке и письме с войны, о райских яблочках и свадьбе. Первая похоронка в селе. И был пожар, и – рявкая – отскакивал огонь.

Проголосуйте за стихотворение: Райские яблочки
(голосов:6) рейтинг: 100 из 100

    Стихотворения по теме:
  • Меланхолическое
  • Стихи о второй половине 20 века, о жизни, что осталась в прошлом. Другая к нам пришла уже эпоха. Мне говорят: не всё в той было плохо.
  • До Берлина не дошёл
  • На речке Проня принял бой отец...
  • Слёзы памяти
  • Стихи о вечной памяти погибшим на Великой Отечественной войне. Шли в правый бой за право жить и... гибли. И боль за павших просится наружу.
  • "Сорок третий, темень блиндажа..."
  • Стихи о молоденькой медсестре на войне ВОВ. Сорок третий, темень блиндажа, спит солдат – хрупкая девчонка. Медсестра среди взрывов раненых вытаскивает с поля.
  • Река времён
  • Стихи о реке времён, о распавшейся Киевской Руси. Несись, река времён. О Киевская Русь! Не узнаём чужих, своих, врагов...
  • Война уснула
  • Стихи о войне глазами умирающего. Я жив ещё, мои глаза открыты. И спит война. Она убила Бога. Анатолий Мельник.
  • Варис-лар
  • Стихи о далёком прошлом, которое не умирает никогда. Стихи о наших предках. Кровью и потом пропитался их зов, не утих.
  • Вольная Горка
  • Стихи о сиротском детстве, о возвращении в родной дом, о голоде и послевоенной деревне, о предательстве. Мне ведь жить! Да как же начинать свой путь с измены! Валентин Устинов.
  • Люблю... Дождись
  • Стихотворение о войне и любви в эти тяжёлые военные годы.  Над землёй войны летела тень, И не жёлтой – чёрной стала осень. Ольга Стрижова.
  • Геката
  • Катерина Роговская. Готическая тематика греческой мифологии.

Стихи о пожаре, о похоронке и письме с войны, о райских яблочках и свадьбе. Первая похоронка в селе. И был пожар, и – рявкая – отскакивал огонь.


  • Валерий Кузнецов Автор offline 21-08-2012
Русская трагедия прекрасным народным языком. Новая классика.
 
  Добавление комментария
 
 
 
 
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

   
     
Райские яблочки